Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Май 2019 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 2000 – Изготовленная в Канаде землеройная машина «Сююмбике» прорыла первые метры тоннеля казанского метрополитена.

    Подробнее...

Кекины: ростовские купцы в Казани

Кто в Казани не знает красивое здание на углу улиц Горького и Галактионова? Это один из старых казанских особняков, который до сих пор зовут по имени его владельцев - Дом Кекина.

Сейчас, когда старинный особняк начал обновляться, уместно вспомнить историю семье Кекиных и их роль в развитии нашего края.

От владельца полулавки до городского головы

Дом, стоящий на стрелке улиц Горького и Галактионова – один из самых приметных в Казани. Таким его сделали и причудливая архитектура, и имя владельца. А владельцем этого дома был Леонтий Владимирович Кекин.

Можно ручаться, что эту фамилию знает каждый взрослый казанец. Но можно ручаться и за то, что кроме фамилии он ничего о Кекине рассказать не сможет. Настала пора узнать хоть что-то о замечательном купеческом роде Кекиных.

По своей древности этот купеческий род вполне может поспорить со многими дворянскими. Впервые Кекины упоминаются в дозорных и переписных книгах Ростова Великого в 1615 году – тогда Аникей Кекин владел полулавкой в сапожном ряду и платил за нее «по двадцати алтын на год». А уже дети Аникея – Киприян и Клим Кекины – выписываются из посадских людей в «сокольи помытчики», то есть становятся царскими охотниками, на обязанности которых было «ловить и помыкать ястребов и соколов».

Торговая натура Кекиных не давала им целиком сосредоточиться на царской службе. Они занялись торговлей с кочевавшими по уральской линии киргиз-кайсаками – так тогда называли казахов. Начал это «азиатское торговое дело» Дмитрий Гаврилович Кекин, и надо признать, что его бизнес был успешен: своим детям он оставил 90 тысяч рублей и новый, построенный в 1680 - 1690 годах, дом.

Сын Дмитрия Григорий считался уже первым ростовским богачом. Однако внезапно над Кекиными нависла серьезная угроза: 9 марта 1800 года вышло высочайшее повеление «находящихся в разных губерниях сокольих помытчиков обратить в дворцовые крестьяне, обложа податьми наравне с прочими казенными поселянами».

Обеспокоенные ростовские помытчики «совещались по домам», но протестовать не решились. Алексей же Григорьевич Кекин, сын Дмитрия Григорьевича, собрав все необходимые документы, поехал в Петербург, где с помощью покровителей сумел добиться для ростовских помытчиков разрешения записываться в купечество или мещанство (специальный указ Правительствующего Сената от 16 мая 1800 года). Сам он записался в купечество 1-й гильдии, состоял членом Азиатского отделения Коммерц-Коллегии. Скончался 7 июля 1802 года, оставив в наследство сыновьям Николаю и Федору (от первого брака) и Михаилу и Николаю (от второго) более 300000 рублей.

Еще раз отметим, что именно «азиатская торговля» принесла Кекиным богатство и влияние. Федора Алексеевича Кекина можно считать первым казанским Кекиным, хотя свои дела он вел одновременно в Питере, Нижнем и в Иванове. Последние годы жил в Ростове.

После его смерти 22 октября 1833 года дело перешло к детям – Ивану и Леонтию. Иван Федорович с 1839 по 1841 год был ростовским городским головой, содействовал строительству каменного гостиного двора на месте сгоревших в 1836 году деревянных лавок, за что горожане преподнесли ему благодарственный адрес.

Алексей Кекин – самый известный в роду

Леонтий Федорович, ведя дела в Казани, купил бумагопрядильную фабрику в Чистополе, ранее принадлежавшую барону Врангелю, и заметно увеличил ее обороты. В 1830 году он женился на дочери купца Ивана Васильевича Юрина – Любови Ивановне. Она рано скончалась, оставив пятерых малолетних детей, в том числе Алексея.

Леонтий Федорович больше не женился. Хозяйкой в доме стала незамужняя его сестра Мария Федоровна. Леонтий Федорович умер 9 февраля 1868 года. Похоронен в Варницкой церкви (близ Ростова).

И здесь пора сказать о самом известном из семейства Кекиных - Алексее Леонтьевиче, сыне первого «казанского» Кекина. Алексей Леонтьевич Кекин родился 7 августа 1838 года. Матери он лишился в 10 лет. Отец, поглощенный делами, воспитанием детей не занимался. Алексей с горечью вспоминал в своей «Записи...»:

«В 1849 году окончилось мое обучение, которое продолжалось... 1 год у учителя чистописания, арифметики и грамматики и 1/2 года у учителя рисования и чистописания, – всего полтора года от самого начала...»

Когда старший брат Федор был послан отцом в Казань, 11-летнему Алексею «сдали все письмо по дому и переписку по делам». Сознавая недостаточность своего образования, Алексей стремится его восполнить: много читает, самостоятельно изучает иностранные языки. Отец поручает ему все более ответственные коммерческие операции.

Постепенно Алексей становится главным его помощником. С 1863 года после некоторого перерыва возобновляется хлебная торговля Кекиных в Петербурге. Там 22 мая 1863 года Алексей Леонтьевич женится на Анне Ильиничне Дрябиной. 4 марта 1864 года у них родился сын Максимилиан, а 18 сентября 1865 года – сын Федор, умерший в младенчестве. В 1866 году Алексей Леонтьевич покупает дом на Невском проспекте и переезжает на постоянное жительство в столицу.

В 1868 году умирает отец. Вскоре происходит раздел между братьями Кекиными – Федором, Алексеем и Владимиром. «По сему разделу досталось по около 550 тысяч на каждого». Алексей Леонтьевич заводит самостоятельное дело, расширяет коммерческие связи в Англии. За короткий срок он значительно увеличивает свой капитал и с 1873 года начинает приобретать недвижимость: Осташковское имение, Гаваньскую дачу, дом на Невском проспекте, лесные дачи в Новгородской губернии.

Тогда же начинается и его общественно-благотворительная деятельность. С 1869 года Алексей Леонтьевич – действительный старшина Демидовского дома призрения в Петербурге. «За благотворительное усердие» его награждают орденом св. Станислава III степени. В 1875 году по высочайшему соизволению он назначается почетным попечителем Санкт-Петербургского учительского института, в каковом звании состоит до самой своей кончины, заслужив на этом поприще орден св. Владимира IV степени и чин статского советника.

12 февраля 1885 года скоропостижно скончался единственный сын А.Л.Кекина – Максимилиан.

«Не могу оправиться, – пишет Алексей Леонтьевич в своем дневнике. – 12-го утром в 8 час. Максимилиан ушел в университет, куда он поступил 1 сентября 1884 года по физико-математическому факультету; в 9 часов он шел по Забалканскому пр., на мосту задел за фонарь и упал; встать не мог, его подняли и увезли в приемный покой, где он и скончался, не приходя в чувство, вследствие бывшей его болезни - ожирения сердца... Что сказать о Максимилиане? Прости, Бог, его душу... Прости его, Христе Спасе, и помилуй... Умер, немного не дожив до совершеннолетия. Но такова воля Бога и тщета человеческих ожиданий и устройств...»

Через месяц А.Л.Кекин решил судьбу своего состояния. В «Записи...» (2 марта 1885 года) читаем: «Со смертью Максимилиана все имущество переходит в ростовское городское общество на устройство гимназии и университета».

В том же году он составил завещание, по которому «в собственность городскому обществу города Ростова» передавал «все благоприобретенное недвижимое и движимое имущество свое (земли, дома, поместья, леса и аренды), в том числе торговлю, производимую под фирмою «Кекин и Ко», и денежный капитал, словом, – все без изъятия имущество свое, в чем бы таковое ни заключалось и где бы в момент смерти <...> ни находилось».

Далее перечислялось имущество: четыре дома и четыре дачи в Петербурге, имения в Новгородской, Тверской и Ярославской губерниях; библиотека; 1928 паев Товарищества Ростовской льняной мануфактуры; долговые обязательства разных лиц в форме векселей, расписок и тому подобное.

А.Л.Кекин поручал городскому обществу Ростова выдать определенные суммы его родственникам, сделать взносы в различные благотворительные учреждения и в церкви на поминовение завещателя, усопших жены и сыновей его и предков, положить в государственный банк 5 тысяч рублей на 100 лет, по истечении которых использовать деньги с процентами «на разные государственные надобности по филантропической и учебной части и прочему, полезному для города Ростова»; построить в Ростове водопровод «с устройством... фонтана посреди города».

Особо здесь следует выделить распоряжение о том, чтобы «из доходов от всего завещанного Ростовскому городскому обществу имущества и капитала, за вычетом из оных денежных сумм, потребных для приведения в исполнение вышеизложенных завещательных распоряжений, были учреждены, обязательно в городе Ростове, гимназия и, при первой возможности, университет».

После нотариального оформления завещания А.Л.Кекин уезжает в Иерусалим поклониться Гробу Господню, после чего издает подробное описание своего путешествия («Из С.-Петербурга в Рим, Бари, Неаполь, Александрию, Каир, Иерусалим, Константинополь и Батум». 1888).

В 1888 году он строит в Ростове большую льнопрядильную фабрику - едва ли не с единственной целью дать заработок местному населению, так как доходов фабрика не приносила; в 1888 - 1889 годах на свои средства (18000 рублей) реставрирует церковь Иоанна Богослова; в 1890 году возводит церковь при Гаваньской богадельне в Петербурге; незадолго до смерти сооружает храм во имя святых преподобного Паисия и мученика Уара на родовом кладбище в Варницкой слободе над могилами своих предков.

Под сводами этого храма Алексей Леонтьевич Кекин, умерший 15 сентября 1897 года в далекой Ленкорани, и был похоронен.

Владимир Кекин – музыка и номера «Волга»

Владимир Леонтьевич Кекин, тот самый Кекин, что владел уже двумя домами в Казани, а через шесть лет станет владельцем и третьего, самого известного своего дома, стал душеприказчиком покойного дяди-миллионера. Ему пришлось отдать много времени судам – не все наследники покойного были согласны с последней его волей.

Владимир Леонтьевич Кекин был, что называется, купцом новой формации. Неослабное внимание к коммерческим вопросам – источнику своего благополучия – у него сочеталось с общественными интересами. Менялся образ жизни, привычки, круг общения семьи.

Достаточно сказать, что его сын - Леонтий Владимирович - принимал самое живое участие в жизни местного отделения Русского музыкального общества, а его жена Любовь Владимировна стала прототипом героини романа, печатавшегося в одной из газет той поры.

Бывшие номера "Волга". Снимок 2011 года

Первым по времени возведения из трех домов Кекина в Казани был симпатичный особняк на Большой Лядской улице (сейчас это дом 15 по улице Горького). Дом был построен в 1850-е годы по проекту петербургского архитектора Ксаверия Скаржинского, того самого, по чьему проекту было построено первое здание Варшавского вокзала в столице. Сам архитектор в Казани не был, хотя кекинский особняк – не единственное здание, построенное в городе по его проекту.

Составление проекта второго своего дома по той же Лядской улице Леонтий Владимирович поручает преподавателю рисования Реального училища Х.Г.Пашковскому. Надо сказать, что как раз в это время была закончена постройка собственного здания Реального училища на углу Варламской и Булака (сейчас это главное здание педуниверситета).

В 1876 году дом был готов. В то время дом Кекина на Малой Лядской – так назывался отрезок нынешней улицы Горького от улицы Пушкина до улицы Жуковского – был самым большим частным жилым строением в городе. Для тех лет это был вполне комфортабельный дом: в нем был предусмотрен даже механический подъемник – первое устройство такого рода в Казани, вторым станет через семь лет подъемник в Александровском пассаже.

В новом здании сразу же открылась гостиница или, как ее чаще называли, номера «Волга». На протяжении всего своего существования эти номера пользовались хорошей репутацией, и чаще всего помещения там сдавались помесячно высокопоставленным особам. Например, именно в этих номерах жил служивший одно время начальником штаба Казанского военного округа генерал Юденич – в будущем одна из ведущих фигур Гражданской войны.

До 1912 года в этом здании размещался клуб Общества служащих в правительственных и общественных учреждениях. Как раз на сцене этого клуба и был дан первый спектакль татарской профессиональной театральной труппы «Сайяр».В послереволюционное время здание стало служить медицине, и по сию пору здесь находится одно из самых известных медицинских учреждений Казани – Институт травматологии и ортопедии.

Тот самый дом

До 1902 года на углу Большой и Малой Лядских улиц находился дом водочного заводчика Санина, перешедший затем в собственность Воскресенской церкви. В 1902 году приобретенный Леонтием Владимировичем Кекиным, сыном Владимира Леонтьевича, участок преобразился – старый двухэтажный дом был разобран, участок спланирован.

Проект нового здания был заказан Генриху Бернардовичу Рушу, архитектору, известному как распорядителю работ высочайшего класса – именно ему платил по 100 рублей в день купец Александров на строительстве своего пассажа. Чудеса распорядительности Руш проявил и здесь: большое, сложное в постройке из-за тесноты участка, здание было возведено за один строительный сезон.

Это было первое в Казани здание, при строительстве которого работы велись и ночью – впервые на стройплощадке был использован электрический свет. Уже в августе 1903 года в газетах стали появляться объявления первых заведений, разместившихся в новом здании. А затем сюда переехало правление Казанского округа путей сообщения, женская гимназия, а на первом этаже развернул винную и гастрономическую торговлю старообрядец Агафон Васильевич Афанасьев, казанский Елисеев.

Излишне говорить о том, что свой дом Кекин строил из своего же кирпича – лучшего кирпича в Казанском крае. Он был признан таковым при испытаниях кирпича разных поставщиков, проводившихся перед началом строительства здания Казанской художественной школы (ныне одно из зданий б.КАИ на улице К.Маркса).

Владеть домом на стрелке Кекину было суждено всего лишь неполных пятнадцать лет. Пришли новые времена. Последнее упоминание о Кекине нашлось в архиве Казанского коммунхоза за 1918 год: пожелтевшие листки сообщали о реквизиции у Кекина угля для отопления, экипажей и шести комплектов упряжи для лошадей. Что уж там говорить о доме…

Но Кекиных Казань помнит и будет помнить. Память же о коммунхозовских деятелях стерта давно и надежно.

Генрих КЛЕПАЦКИЙ

«Казанские истории», №15-16, 2003 год

  Издательский дом Маковского