Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Июль 2019 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1954 – Умер Гаяз Гилязетдинович Исхаки, деятель татарского национального движения, писатель, публицист, издатель и политик.

    Подробнее...

Ильдар Ханов - зодчий нашего завтра

Около полутора лет назад мой близкий друг, журналистка Ирина Маврина радостно сказала, что договорилась с Ильдаром Хановым о том, что тот даст нам с ней интервью. Фамилия человека, ради которого я должен, бросив в горячий весенний период свой любимый сад, мчаться в Старое Аракчино, мне практически ничего не сказала, были лишь ассоциации, что где-то я ее уже слышал.

Слова же о том, что этот человек строит уникальный храм и к нему, как к целителю, с утра до ночи ломятся целые толпы народа, не произвели на меня должного впечатления, и я искал повод вежливо отказаться от весьма несвоевременной поездки. Его мне дала соседка по саду, весьма настойчиво приглашая на тот же, что и намечаемая поездка, день в гости. Когда я ей сказал, что у меня теперь появился реальный повод не тащиться в Аракчино к «какому-то Ханову», она была буквально изумлена тем, что я готов упустить столь редкую в наши дни возможность пообщаться с абсолютно уникальным человеком.

Женщина рассказала, что людей, подобных Ханову, она в своей жизни больше не встречала, что он не только классный целитель и строитель, а в первую очередь – великий философ, пытающийся разрешить глобальные мировые проблемы.

Больше всего же она удивила меня советом перед поездкой в Аракчино непременно выбросить из головы все дурные и корыстные помыслы, ибо Ханов, по ее словам, всех видит буквально насквозь, очистить душу, а еще лучше – помолиться.

 Итак, я был вполне готов к встрече с далеко незаурядной личностью, но то, что я увидел в Аракчино, превзошло все самые смелые ожидания. Первым, непередаваемо сильным впечатлением был сам Вселенский храм. Трудно сказать, чем он более всего изумил: красотой и величием своих зданий и куполов, их бесподобной гармоничностью или же своей неповторимостью, абсолютной непохожестью на то, что мне доводилось видеть когда-либо ранее.

Но гораздо сильнее меня поразил сам строитель этого храма, Ильдар Мансавеевич Ханов. С трудом протиснувшись через несколько десятков человек, с нетерпением ожидавших разрешения войти в комнату для лечения, мы молча уселись в ряду больных, ожидавших приема непосредственно в кабинете, заняли наблюдательную позицию, с которой было видно практически все, что делал народный целитель, и около двух часов, как завороженные, любовались его работой.

Не могло не броситься в глаза то, с какой искренней теплотой он встречал и провожал каждого пришедшего к нему больного. У непосвященного могло сложиться впечатление, что здесь собрались только ближайшие друзья и родственники целителя. Восхитили же меня прежде всего не те слова, которые при этом говорил Ханов, а тот по-отечески добрый, но одновременно проникающий во всю твою внутреннюю, как физическую, так и духовную суть, взгляд, каким он смотрел на пришедших больных.

Соседка оказалась права: людей Ильдар видел насквозь. У меня же почти сразу не осталось сомнений и в гораздо большем: этот человек не только все видит и чувствует, но и понимает. Надо ли кого убеждать в том, что понять человека, его суть гораздо важнее, чем разглядеть в нем какие-то конкретные недостатки?

Первоначально удивило меня и то, что люди шли сюда не только с физическими недугами. Просили помочь выйти из духовного упадка, вернуть интерес к жизни, решить семейные проблемы. Но очень скоро я понял, что не напрасно то место, куда я пришел, называется храмом. А в храм человек идет, в первую очередь, с болью душевной.

Было и одно, на мой взгляд, определяющее отличие Вселенского храма от других своих собратьев: здесь облегчали участь всем, независимо от вероисповедания или национальности.

Приведу лишь один пример. Поневоле мне пришлось услышать весьма любопытный разговор целителя с семейной парой. Очень респектабельные молодые люди через полгода после свадьбы, «сохранив любовь», практически полностью потеряли друг к другу былое физическое влечение. Около года их союз был на грани развала. Обращения за помощью к психологам не принесли никаких результатов.

Ситуация, думаю, не самая стандартная. На мое удивление, столь же нестандартны были и пути ее решения, которые предложил ребятам Ханов. Какие – уточнять не буду, ибо молодые люди говорили с Ильдаром как на исповеди, открыли немало личных секретов. А подобные тайны, как известно, разглашению не подлежат.

Вспомнил же я этот случай только потому, что где-то через месяц мне вместе с аракчинским целителем довелось с радостью за ребят выслушать их благодарственные слова за спасенные чувства и семью.

Впоследствии лично я сталкивался не менее чем с сотней людей, приходивших к Ильдару с благодарностями за спасенное здоровье или даже жизнь. Не менее половины из них были бывшие наркоманы. Многие приезжали вместе со своими образовавшимися после излечения семьями, чтобы показать целителю, что его труды не пропали даром и они живут полноценной жизнью. Надо было видеть счастливые глаза встречавшего их Ильдара!

Впрочем, их визиты и носили больше эмоциональный, чем информационный характер, ибо Ханов весьма хорошо знает, как обстоят дела практически у всех обращавшихся к нему за спасением наркоманов. А их через Вселенский храм прошли тысячи. Этой категории больных целитель ведет самый строгий учет: записывает в толстый журнал полные координаты не только самих наркоманов, но и всех ближайших родственников. И периодически, поздно вечером, после того как закончит прием больных, Ханов начинает длинные серии телефонных разговоров с бывшими пациентами.

Статистика говорит о том, что полностью излечивается около 40% приходящих к Ильдару наркоманов. Кому-то эта цифра может показаться фантастической, даже нереальной. Но только не тем, кто на себе оценил его целительский дар.

Его высочайший критерием является и общеизвестный факт, что еще много лет назад именно Ильдару, тогда совсем юному студенту Суриковского института, доверяли свое здоровье Брежнев, Андропов и другие социалистические лидеры. Более того, Ханову перед многочисленными индийскими йогами-целителями отдавали предпочтение Джавахарлал Неру, Индира Ганди, Святослав Рерих.

Кстати, в восторге от умения молодого целителя был и главный чиновник тогдашнего Минздрава академик Чазов, которого Ильдар не раз выручал, спасая его многозвездных пациентов.

Теперь о самом главном, наиболее грандиозном впечатлении, полученном мною в Аракчино. Это, безусловно, великий просветительский дух и полностью соответствующие ему образ жизни и дела Ильдара Ханова. Его главным жизненным лейтмотивом является любовь к людям, а все помыслы направлены на служение им. Причем ежедневно, без всяких выходных, исцеляя по 12-18 часов в сутки непосредственно пришедших к нему больных, Ильдар одновременно пытается не только мыслями, но и делами помогать и всему остальному человечеству.

Причем не только современному.

Помыслы Ханова направлены прежде всего в грядущее. Именно во имя спасения будущего человечества и возводится им Вселенский храм. Сама идея пришла к Ильдару еще в молодые годы, когда он был студентом московского Суриковского художественного института.

Суть ее сводилась к тому, что для того, чтобы воспитать поколение, способное разрешить вселенские проблемы прекращения войн, духовного и материального процветания человечества, ему недостаточно дать хорошее образование, возможность постичь основы культуры или религии, наиболее близкой его национальности, вероисповеданию или месту проживания.

Для решения столь глобальных созидательных задач люди должны впитать в себя лучшую позитивную энергию, накопленную человечеством на протяжении всей его истории. В качестве ее аккумулятора в одном месте и должен был служить Вселенский храм мировых культур и религий. Здесь, постигая основы наук, совершенствуясь духовно и физически, человек одновременно бы получал и позитивный духовный и физический заряд от собранных воедино наиболее конструктивных энергетических начал. Таковыми, к примеру, являются многие купола, христианские иконы, ряд мусульманских и еврейских символов, египетские пирамиды, статуи Будды и многие, многие другие реликвии, созданные на протяжении веков мировыми культурами и религиями.

Строительство такого храма Ханов и ведет уже на протяжении 7 лет. Однако время внесло в планы аракчинского мыслителя и некоторые коррективы. Никогда проблема наркотиков не стояла так остро, как сейчас. В России она уже является практически национальной трагедией. Нет смысла думать о будущих поколениях, если не спасти сегодняшнюю молодежь от наркотиков. А потому Вселенский храм, очень хочется верить, что временно, больше функционирует как центр реабилитации наркоманов.

Немало сегодня больных мест и помимо наркотиков. Так, Ильдар очень обеспокоен отсутствием сегодня у многих россиян, особенно у молодежи, элементарного патриотизма. Мыслитель убежден, что патриотизм необходим сегодня не только для защиты России. Вывести страну из экономической и идеологической ямы, вернуть ей былые могущество и славу способны лишь истинные патриоты своей Родины.

Не подлежит для Ханова какому-либо сомнению и обратная связь духовности и патриотизма: воспитание в человеке патриотических чувств неизбежно ведет к росту его внутренней духовности. А потому Ильдар усиленно вынашивает идею формирования на базе Вселенского храма духовно-патриотического центра, где параллельно с духовным и физическим развитием молодежи как действующие военные, так и ветераны занимались бы ее патриотическим воспитанием. Много у мыслителя и других мыслей и планов. Над их осуществлением Ханов трудится практически не покладая рук.

Время его расписано буквально по секундам. Спать порою удается не более часа.

Исключительно интересна и многогранна не только сама личность Ильдара, но и его биография. С какими политическими и человеческими глыбами только не сводила жизнь Ханова! Кроме вышеназванных имен были, например, знакомства и дружба с Владимиром Высоцким, Сергеем Королевым, Порфирием Ивановым...

Но, повторяю, главное в Ханове – это его вселенские идеи. Именно им была посвящена основная часть из двух десятков весьма объемных материалов, опубликованных в «Звезде Поволжья», одной из самых политически влиятельных газет региона.

Георгий СЕЛЕКТОР

«Казанские истории», №2, 2001 год

 

  Издательский дом Маковского