Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.04.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+9° / +18°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1898 –   В казанском парке Черное озеро появилось электрическое освещение.

    Подробнее...

«In memoriam» – мортиролог Казанского университета

В 2007 году в издательстве Казанского федерального университета вышло необычное издание. Автор-составитель, старший преподаватель кафедры новой и новейшей истории Валентин Семенович Королев назвал небольшую брошюру (57 страниц) точно по содержанию – «Университетский мортиролог. 1804-2007».

В перечень погребенных на Арском кладбище он включил знаменитых преподавателей и выпускников университета 1804-2007 годов (более четырехсот профессоров университета), а также еще несколько имен казанцев, которые так или иначе были связаны с Императорским Казанским университетом или Казанским государственным университетом. У каждого усопшего – две даты: рождения и смерти.

То, что именно он стал составителем такого издания, понятно, поскольку с 1965 года его жизнь проходит в этом вуза. В том году Валентин Королев получил диплом об окончании отделения истории историко-филологического факультета КГУ и был принят ассистентом на общеуниверситетскую кафедру истории КПСС. В 1971-1974 годах прошел обучение в аспирантуре при кафедре истории КПСС гуманитарных факультетов Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и в 1975 году защитил в МГУ диссертацию «Политическая работа Французской коммунистической партии в массах в первое десятилетие Пятой республики» на соискание ученой степени кандидата исторических наук.

После образования в 1980 году самостоятельного исторического факультета КГУ Валентин Семенович был сразу приглашен на должность старшего преподавателя кафедры всеобщей истории (с 1991 г. – кафедра новой и новейшей истории) и стал членом Ученого совета истфака (1983-1986).

Валентин Королев опубликовал более 30 научных работ по проблемам Великой Французской революции, истории Французской коммунистической партии и Казанского университета. Под его руководством защитили диссертации 3 кандидата исторических наук. В период подготовки и празднования 200-летия КГУ Королев стал заместителем главного редактора и соавтором фундаментальной «Истории Казанского университета» (Казань, 2004), а также составителем и научным редактором уникального изданий «Ректоры Казанского университета, 1804-2004 гг.: Очерки жизни и деятельности» (Казань, 2004).

С 1979 года бессменно он возглавляет Совет Музея истории Казанского университета, а с 1989 года – правление Фонда культуры вуза. Большое внимание Валентин Семенович уделяет просветительской работе с молодежью и приобщению ее к традициям Казанского университета. В 2004 году он выступил одним из инициаторов проведения ежегодного конкурса среди студентов КГУ «Знаешь ли ты историю аlma mater?», а в 2007 году стал научным руководителем инициативной группы «In memoriam» («В память»), организованной Обществом содействия развитию исторического факультета КГУ с целью поиска, изучения и сохранения некрополей преподавателей истфака. Результатом работы этой группы и стал «Мортиролог».

Брошюру начинает список усопших с небольшой характеристикой. Фамилии даются по алфавиту, и список начинают офтальмологи – отец и сын Адамюки: Емелиан Валентинович и Валентин Емелианович.

Далее даются адреса, про которым можно найти захоронение, если оно, конечно, есть. Ведь с 2008 года прошло 8 лет.

В брошюре много медиков. Это и понятно – потому что в Императорском Казанском университете с момента его открытия и до создания Казанского медицинского института существовал медицинский факультет (или раздел).

«Возможно, что далеко не вся молодежь знает, что скрывается за этим названием. И написана книга не по заказу, не за деньги, а по велению сердца! В течение пяти лет (с 2004 по 2008 гг.) Валентин Семенович в одиночку бродил чуть ли не ежедневно по Арскому и другим кладбищам, разыскивая места захоронений упомянутых людей и фиксируя все в маленьком блокнотике. В.Королев не просил кого-либо помочь ему, не афишировал свой гражданский труд, стесняясь даже говорить об этом.

Много ли таких бескорыстных сотрудников осталось в нашем университете? Абсолютное большинство людей борются за оклады, гранты, «стимулирующие» надбавки…»

Так представил издание в газете вуза «Казанский университет» Николай Ильинский,заслуженный профессор КГУ.

В брошюре мы нашли замечательные слова великого русского философа Николая Александровича Бердяева: «Народ – это не только ныне живущие, но и умершие люди».

Надеемся, Валентин Семенович не будет возражать, если мы опубликуем предисловие к «Мортирологу», поскольку в нем коллега выразил многие мысли, которые возникали у нас в ходе реализации проекта «Казанские некрополи».

 «Много говорят о народе. Ему молятся, им клянутся. У народа много защитников и доброжелателей, радетелей и страдателей. Глубочайшая мысль заложена была в дефиниции выдающегося российского философа Николая Александровича Бердяева, который говорил: «Народ – это не только ныне живущие, но и ушедшие люди». Так он понимал единство рода человеческого.

Но если эта мысль верна для такого максимально общего понятия, то в значительно большей степени и с большей достоверностью она относится к менее широким людским сообществам. Здесь конкретно речь идет о Казанском университете, представляющем собой ярко выраженную корпоративную общность и отсчитывающем теперь уже третье столетие.

Смена поколений в этой корпорации носит особый характер, ибо главная черта ее развития – преемственность. Все нынешнее университетское сообщество стоит на плечах своих предшественников. Наука, Знание объективно не могут развиваться иначе.

Университетская корпорация всегда глубоко сознавало это обстоятельство. Не случайно знаменитая клятва Гиппократа начинается с заповеди: «Почитай учителей как родителей своих». Именно потому уважительное, даже трепетное отношение к учителям составляет специфическую черту университетской интеллигентности. Поколения ученых меняются, и такое отношение становится прочной памятью, исторической по своему характеру. Конечно, эта память живет прежде всего в трудах ученого сословия, в толстых книгах и в многочисленных научных статьях. Но существуют еще места исторической памяти, места, связанные с жизнью и деятельностью ученых. Тогда на домах, аудиториях, лабораториях появляются мемориальные доски – прямое выражение этой памяти, которые как бы говорят: «Мы помним».

Самым выдающимся деятелям науки воздвигнуты памятники на улицах нашего города. Это памятники К.Ф. Фуксу, Н.И. Лобачевскому, А.М. Бутлерову, А.Е. Арбузову, А.В. Вишневскому, В.М. Бехтереву, Е.К. Завойскому, М.Т. Нужину.

Склеп с захоронением выдающегося химика Александра Михайловича Зайцева  находится на первой аллее

Особые места памяти – это кладбища, где упокоились многие поколения университетских ученых. Готовясь к 200-летию Казанского университета, юбилейный оргкомитет побуждал факультеты и кафедры заняться своеобразной инвентаризацией, а где надо и поправкой могил наших покойных профессоров. Частично эта работа была проведена, но в ее процессе было выявлено, что многие могилы утрачены или находятся в плачевном состоянии.

Именно в это время я занялся поиском на самом старом из сохранившихся казанских кладбищ – Арском,или Куртинском. Тема эта не считалась особо актуальной, тем не менее, некоторая историография ее существует.

В 1907 г. известный историк и краевед Н.Я. Агафонов опубликовал «Казанский некрополь», в котором назвал более трех тысяч имен казанцев, упокоившихся на казанских кладбищах, включая монастырские. Впоследствии все, кто обращался к этой теме, непременно использовали Агафоновский список.

Следует отметить, что в Казани всегда было много обстоятельных краеведов. Не перевелись они и в настоящее время. Однако их усилия и подобного рода поиски, к сожалению, разрознены и не находят достаточного выхода в публикациях. В рамках разработки каталога-справочника «Республика Татарстан: памятники истории и культуры» (1993) Арское кладбище обследовал историк, доцент Липаков Е.В. А в 2005 г. вместе с Е.В. Афониной издал «Историю казанских кладбищ».

Отличается новизной и специфичен ракурс исследований у историка А.М. Елдашева, который в своих работах фиксирует место упокоения священнослужителей и монашествовавших, включая ученых Казанской Духовной Академии.

Краеведы считают, что первые захоронения появились на Куртинах в 60-х –70-х годах XVIII века. Город рос и в начале XIX в. В нем возник Университет.

В Агафоновском реестре среди самых ранних упокоившихся зафиксированы имена самых первых деятелей Университета. Это те, кто еще до его основания работали в 1-й Казанской гимназии, а затем стали первыми профессорами и адъютантами университета: профессор прикладной математики и физики Иван Ипатович Запольский (умер в 1810 г.), первый профессор филологии КУ и одновременно инспектор гимназии Александр Степанович Лубкин (умер в 1815 г.), любимец первых студентов КУ профессор русской словесности и поэт Николай Мисаилович Ибрагимов (умер в 1818 г.).

Увы, время не пощадило их могилы, они утеряны. Так же исчезли десятки и сотни захоронений последующих поколений представителей университетской корпорации. И часто не время стирало память, а злонамеренная воля людей. И теперь еще можно наблюдать следы дикого вандализма, проявленного в 30-е годы под предлогом борьбы с религией.

Старейшие сохранившиеся захоронения на Арском кладбище датируются 50-ми годами XIX в. В частности, это могилы двух замечательных сотрудников – Н.И. Лобачевского и М.П. Коринфского, заботами которых построен удивительно гармоничный университетский городок.

Захоронение Николая Лобачевского, его дочери и брата находится на первой, или церковной аллее

Как известно, Лобачевский скончался в 1856 г. Трудно сказать, как выглядела его могила первоначально. То, что мы видим сейчас – это усеченная пирамида, отлитая в металле и поставленная на высокий постамент, по всей вероятности появилась в 90-е годы XIX в. в связи со столетием гениального математика.

Что касается могилы Коринфского, умершего в 1851 г., то она была устроена точно по завещанному рисунку архитектора и представляла собой распятие и венок, изящно выполненные в металле и опирающиеся на тяжелый монолит. Вероятно, еще в 30-е годы воинствующие безбожники разрушили навершие памятника, а к 2004 г. на несколько метров был перемещен и массивный камень.

Понимающие люди были встревожены тем, что терялась могила выдающегося зодчего. Ю. Фролов неоднократно бил тревогу по этому поводу в казанских газетах. В 2004 г. университетское начальство вмешалось в это дело, и место памяти было восстановлено. Хотя и не в первоначальном виде.

Захоронение архитектора Михаила Петровича Коринфского (Варенцова), по проекту которого были построены анатомический театр и обсерватория  Казанского университета. Умер в 1851 году. Похоронен на Арском кладбище вместе с женой под надгробием, которое, по семейному преданию, сам и спроектировал.

 От XIX в. захоронений сохранилось немного, но имена в науке громкие. На Арском кладбище есть могилы крупнейшего исламоведа Г.С. Сабдукова (умер в 1880 г.), основателя окружной психбольницы А.У. Фрезе (умер в 1884 г.), талантливого врача патологоанатома А.В. Петрова (умер в 1885 г.), признанного знатока древних текстов члена-корреспондента Императорской АН И.Я. Порфирьева (умер в 1890 г.), основателя Казанской терапевтической школы и Казанского общества врачей Н.А. Виноградова (умер в 1886 г.), его ученика и последователя М.А. Хомякова (умер в 1894 г.).

Наука в XX веке дифференцируется, все больше в Казани возникает новых вузов, исследовательских институтов, растет университет, ширятся ряды ученого сословия. Новые поколения ученых хранят традиции профессорской корпорации и достигают больших успехов в производстве нового знанию. На Арском кладбище нашли свой последний приют двадцать три действительных академиков и членов-корреспондентов Российской Академии Наук. С советских времен существует высокое звание ученых – заслуженный деятель науки России. Среди упокоившихся на Арском кладбище более пятидесяти человек удостоены этого почетного звания.

Я не мог пропустить их имен. Хотя многие из них никогда не состояли в штате университета. Больше того, некоторые не были даже казанцами. Вот, на первой аллее недалеко от Лобачевского находится могила академика Д.Ф. Егорова (1869-1931). Как минимум, к этому имени восходит начало замечательной Московской математической школы советского времени, школы, которая своими успехами обеспечила СССР и обладания ядерным щитом, и выдающиеся прорывы в космос.

Советская власть круто обошлась с основателем этой школы, изгнав его из Московского университета, осудив и сослав в Казань, где он сразу и умер в 1931 г. Могила его – это знак трагической судьбы талантливейшей личности. Но это также обозначение существенного факта истории науки.

В 1942 г. здесь упокоились эвакуированные из Москвы действительные члены АН СССР – языковед с мировой известностью М.М. Покровский и крупнейший историк-медиевист Д.М. Петрушевский. Их могилы находятся близ католического костела. Недалеко от них похоронен скончавшийся в 1943 г. крупнейший историк и антрополог Питерской школы Г.А. Бонч-Осмоловский, известный тем, что впервые на территории СССР обнаружил в Крыму останки неандертальца.

Не по собственному желанию, а по чужой злой воле прибыл в Казань прфессор-теплотехник Киевского политеха Г.С. Жирицкий. Вместе с такими же подконвойными С.П. Королевым, В.П. Глушко, Д.Д. Севруком они начали разработку жидкостно-реактивных и газотурбинных двигателей. Последствия этого вынужденного войной начала в изменении понятий скорости и пространства теперь хорошо известны.

Коллеги вскоре вернулись в Москву, а Георгий Сергеевич навсегда остался казанцем, сроднившись со славным КАИ, верно служив ему два десятка лет. Он нашел покой на Главной аллее Арского кладбища. Тоже судьба, тоже факт истории.

Что касается казанских ученых, то большинство из них так или иначе связаны с университетом. Например, химики и физики учились в КУ, а потом работали в отделившихся от него вузах. И как отделить людей от знаменитых научных школ, если их корни до 30-х гг. XX в. лежат именно в университете?

Часто это целые династии: Адамюки, Порфирьевы, Петровские, Арбузовы, Широковы, Забусовы, Ратнеры, Медведевы.

Точность требовала составлять реестр с учетом послужного списка. Но это была бы бюрократическая точность. Поэтому список набирается тремя разными шрифтами:

1. работавшие в штате университета;

2. выделяются медики неизвестного выпуска;

3. работавшие в других учебных и научных заведениях.

Понятно, что такое деление весьма условно, зато оно полнее представляет историю науки в Казани.

Сложнее дело обстояло с конфессиональным вопросом. Ученые работают вместе, а упокоение происходит по конфессиональному принципу. В XX столетии резко возрастает в науке количество татар.

Очень многие становились авторитетнейшими в своих областях учеными. Университет гордится именами Г.Г. Тумашева, К.З. Галимова, И.З. Нуруллина, А.Х. Халикова, Д.Г. Тумашевой, Х.У. Усманова, Э.М. Ахунзянова и многих других почивших деятелей университета.

Трудность моего поиска состояла в надмогильной графике. Переговоры с руководством факультета татарской филологии и истории встретили понимание, и можно надеяться, что этот очень существенный пробел будет закрыт.

Впрочем, я не грешу самонадеянностью и не считаю, что скромная работа, мной проделанная, не имеет других пробелов. Напротив, их может быть много и самых неожиданных. И если я решился показать работу публике, то лишь для того, чтобы возбудить интерес к проблеме и в надежде, что кто-то еще продолжит такой поиск.

Хочу уподобиться древнему монаху-хронисту, который закончил свой опус такой тирадой:

«Оже ея где буду писал, или переписал, или недописал, чтите исправляя Бога для, а не кляните».

В. Королев».

 

Валентин Семенович рассчитывал на то, что его труд будет продолжен. Мы не знаем, оправдались ли его надежды. Но знакомство с «Мортирологом» позволяет видеть, что не все захоронения были учтены.

Возможно, список намеренно включает только профессоров. Например, мы не нашли там имени Адольфа Ивановича Пора, между тем на его могиле (она находится на второй аллее вправо от главной – вправо металлический склеп) написано «Лектор Казанского университета». Он преподавал там в 1891 по 1911 год французский язык, а также с 1888 года  работал в третьей гимназии. До этого работал в Астрахани, Симбирске, где, кстати,   одним из его учеников был Володя Ульянов.

Адольф Иванович скончался в Казани в 1911 году, похоронен на православном участке Арского кладбища

 Фото Олега Маковского и Любови Агеевой

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов