Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
25.07.2017

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Погода в Казани
+15° / +22°
Ночь / День
.
<< < Июль 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1948 – Открыто первое в ТАССР промышленное нефтяное месторождение, названное Ромашкинским. Это случилось у деревни Тимяшево Ново-Письмянского района.

    Подробнее...

Казанско-Богородицкий женский монастырь: вехи истории

Известный казанский краевед, лауреат Макарьевской премии (2011)    Анатолий Михайлович Елдашев уже давно изучает историю казанских монастырей. В 2001 году увидела свет его книга «Монастыри Казанского края: очерки истории», изданная при содействии Института истории имени Марджани и Института государственной службы при Президенте РТ, в 2013-м - книга «Православная культура в Казанском крае»

Предлагаем вашему вниманию фрагменты из глав, посвященных Казанскому Богородицкому женскому монастырю. Речь пойдет об истории обретения чудотворного образа, о возведении в Казани монастыря в ее честь и о том, что с ним стало в советское время.

История церковной жизни вообще, а монастырская, в частности, являются неотъемлемой составной частью истории развития любого государства и общества, имеющих конфессиональные сферы бытия. Россия – именно такое государство с глубокими традициями в религиозной сфере. Изучения интереснейших процессов в истории русской православной церкви имеют серьезное значение для исследования культурной, социально-экономической и политической жизни страны в целом. Снятие в новейшее время идеологических запретов в России открывает широкий простор для научных исследований в данном направлении.

Русская православная обитель... Много самых разных чувств возникает у человека, прочитавшего эти три слова. Без православных монастырей нельзя представить себе Россию – нашу Святую Матушку-Русь.

На протяжении всей истории страны в русских монастырях всегда сбиралось все самое лучшее: люди – прославившиеся на весь православный мир подвижники благочестия; бесценные сокровища русской культуры – храмы, книги, настенная живопись, иконы, священнические облачения, церковная утварь; благочестивые обычаи и правила – безвозмездная помощь нуждающимся, духовное окормление и старческое руководство верующих. Русская православная обитель – это и чудотворные иконы, цельбоносные мощи святых угодников Божиих, благодатная помощь и исцеления от которых не поддаются исчислению. Православный монастырь – это прообраз, отблеск Царствия Божия на земле, место, где таинственно соединяется Церковь воинствующая, земная и Церковь небесная, торжествующая.

Русский народ всегда любил монастыри, находя в них место для отдохновения от мирских забот, источник душевного мира и спокойствия, укрепления духа и очищения души. Одной из таких святых обителей и является Казанско-Богородицкий первоклассный женский монастырь.

I. История возникновения монастыря

Возникновение монастыря связано с обретением одной из главных святынь Русской Православной церкви, самой почитаемой в прошлом и сейчас Казанской чудотворной иконы Божией Матери. В 1579 году Казань пострадала от пожара, который, начавшись близ церкви св. Николая, испепелил часть посада, прилегавшего к кремлю, причинив кремлевским постройкам значительный ущерб, а потом перекинулся и за крепостные стены.

Пожар начался от того места, где некогда стоял холодный храм Казанского монастыря, а до этого – дом стрельца Даниила Онучина, сгоревший вместе с другими. Когда стрелец вознамерился начать постройку нового дома на своем пепелище, десятилетней Матроне стала являться икона Божией Матери.

В первый раз при явлении своем отроковице во сне Богоматерь изрекла ей, что икона сокрыта в земле на том месте, где стоял дом их, и повелела сообщить об этом архиепископу и воеводам. Девочка только спустя некоторое время поведала об этом матери. Мать же, женщина простая и загруженная работой, не поняла смысл рассказанного и не обратила должного внимания.

Тогда икона явилась во сне девочке во второй раз. Матрона вновь поведала матери свой чудесный сон и с того времени не переставала повторять о видении, которое занимало всю ее душу. Но по-прежнему мать оставила без внимания слова дочери. Наконец икона явилась Матроне в третий раз.

Это произошло следующим образом: однажды девочка во время сна сверхъестественной силой была перенесена из своего дома на середину двора, где увидела икону пресвятой Богородицы, от лица которой исходили огненные лучи, столь грозные, что Матрона боялась сгореть от них. От иконы слышался страшный голос: «Если ты не поведаешь глаголов моих, я явлюсь в другом месте, а ты погибнешь».

От этого страшного видения девочка пала на землю и долго лежала, как мертвая. Придя в чувство, она громко стала звать мать свою, рассказала ей услышанное от иконы Богоматери и просила немедленно идти к воеводам и архиепископу.

Только после этого мать вняла мольбам дочери и вместе с ней отправилась к казанским градоначальникам – князю Андрею Ивановичу Нотреву и дьякам Михаилу Битяговскому и Василию Шулепину. Девочка подробно поведала им троекратное явление ей иконы Богоматери, пересказала все, что говорила ей Владычица во время своих явлений, и указала место, где хранится икона.

Но воеводы не только не поверили сказанному, но, кажется, и посмеялись над ней с матерью, которые со слезами вышли от них и отправились к Казанскому архиепископу Иеремию, бывшему архимандриту Казанского Спасо-Преображенского монастыря. Но архиепископ также не поверил рассказчице.

Матрона, ставшая в Богородицком монастыре Маврой

Вернувшись домой в 12-м часу пополудни (а это было 8 июля), мать сама взяла заступ (мотыгу) и начала копать землю в том месте, какое указала ей дочь. Копала она долго, но все безрезультатно. Вскоре к ней присоединились другие люди, но успеха никто не имел. Тогда уж сама Матрона взяла заступ и начала копать в том месте, где в их доме стояла печь. И вот на глубине более двух аршин показалась икона пресвятой Богородицы с предвечным Младенцем на руках, завернутая в рукав ветхой одежды, из сукна вишневого цвета, светлая, без малейшей порчи дерева и красок, как будто только недавно писанная.[1]

Как считает авторитетный дореволюционный исследователь истории чудотворной иконы, профессор Казанской духовной академии Г.З.Елисеев, ее сокрыл в земле еще во время владычества татар в Казани либо русский пленник, живший здесь, либо мусульманин, принявший православие.[2]

Обретенная икона, как оказалось впоследствии, была списком с чудотворной иконы Богоматери. Весть о чудесном обретении иконы немедленно разнеслась по всему городу, и жители Казани поспешили на пепелище Онучина. Получили сие известие воеводы и архиепископ, которые также прибыли сюда и со слезами просили пред святой иконою Богоматери прощения за свое неверие.

Среди собравшихся присутствовал и Гермоген, священник Николо-Гостинодворской церкви, а впоследствии Казанский митрополит и Патриарх всея Руси. Он испросил у преосвященного Иеремии дозволение принять из земли на свои руки обретенную икону и понес ее в сопровождении духовенства и народа, по повелению архиепископа, в ближайшую к дому Онучина церковь св. Николая.

По совершении в этом храме молебствия икона с торжеством была препровождена в Благовещенский собор и по пути шествия явила первое чудо, исцелив слепца Иосифа, который уже три года ничего не видел. Другой слепец – Никита получил тоже благодеяние от Владычицы, обрел зрение по принесении иконы в собор. Так начались чудотворения от Казанской иконы Божией Матери.

На другой день в соборном храме совершена была литургия. Архиепископ и градоначальники, сняв список с новоявленного образа и описав обретение его и чудеса от него, отправили все это в Москву, к царю Иоанну Васильевичу Грозному. Царь на месте обретения иконы повелел соорудить деревянный храм во имя новоявленного образа, устроить женский монастырь для сорока инокинь и здесь поставить икону.

Матрона, обретшая святыню, постригшись в монашество под именем Мавры, была первой инокиней, а потом и настоятельницей этого монастыря.

Особенное уважение к чудотворному образу Богоматери имел царь Феодор Иоаннович. В 1595 году была построена каменная церковь, увеличен штат монашествующих. Тогда же Феодор Иоаннович повелевает обложить чудотворный образ Богоматери золотом и драгоценными камнями из царских сокровищ.

Императрица Екатерина II в 1767 году, присутствуя на литургии в Казанском девичьем монастыре, украсила венец чудотворной иконы дорогими бриллиантами.

В конце XVI века икона была известна в России, но в основном она была местночтимая, и в Казани празднование совершалось в день ее обретения 8 июля.

Особую славу она приобрела в Смутное время, когда казанский отряд, отправившийся в 1611 году в ополчение, взял с собой список с иконы, который находился в войске Минина и Пожарского. 22 октября 1612 года Москва была освобождена от польских интервентов. В первый воскресный день православные москвичи ходили с иконами на лобное место на Красной площади и благодарили Бога и Пречистую Его Матерь за избавление от супостата.

Михаил Феодорович Романов в память об этом событии установил празднование в Москве Казанской иконы Божией Матери два раза в год: в день обретения святой иконы (8 июля) и в день освобождения Москвы от польских интервентов (22 октября), с учреждением двух крестных ходов из Успенского собора во Введенскую церковь, что на Сретенской улице, где князем Дмитрием Пожарским был помещен список с чудотворного образа.

15 октября 1636 года была освящена новопостроенная церковь в честь Казанской иконы на Красной площади в Москве (ныне восстановленный Казанский собор), а 3 октября 1647 года был освящен придел во имя св. Гурия и Варсонофия, казанских чудотворцев. С этого времени оба крестные хода стали совершать в этот собор, куда и была перенесена икона, принадлежащая ополчению князя Пожарского.

Но до 1649 года праздник в честь чудотворной Казанской иконы, кроме Казани, совершаем был только в Москве. В 1649 году царь Алексей Михайлович, обрадованный рождением сына Димитрия 21 октября 1648 года во время всенощной службы на праздник Казанской иконы Божией Матери, в благодарении Богу и пресвятой Богородицы установил день 22 октября праздновать по всей России. С этого времени чудотворная Казанская икона Божией Матери стала одной из самых почитаемых в России, тысячи приходских и монастырских церквей освящались в ее честь.

В течение почти 350 лет своего существования в Казанский Богородицкий монастырь непрерывным потоком шли люди, чтобы поклониться Пречистому образу Богородицы. В него непременно направлялись все царствующие особы при посещении Казани. Есть сведения, что до 70% доходов городу приносили крестные ходы и паломничество в монастырь. Многолюдны были крестные ходы в Казани, проводимые в основном летом. Последний раз крестный ход в память Казанской иконы Божией Матери устраивался 8 июля (21 июля по н.ст.) 1903 года, через год она будет похищена.

Маршрут шествия пролегал из храма Казанско-Богородицкого женского монастыря через Соборный храм Благовещения, что в Казанском Кремле, далее шел через Ивановский монастырь и Никольскую церковь к Петропавловскому собору. Среди участников шествия было немало татар – не только кряшен, но и мусульман. Представления многих из них были довольно прогрессивными и позволяли участвовать в христианских ритуалах. Ведь убеждение в том, что Бог един, имела не только интеллигенция. Справедливости ради отметим, что татары не были активными участниками шествия – они замыкали его или были среди зрителей.[3]

В истории России с Казанской иконой Божией Матери связано множество знаменательных и трогательных событий. Достаточно вспомнить, что список с иконы находился в шатре Петра I во время Полтавской битвы, или то, как Михаил Илларионович Кутузов собственноручно вынес ее из Казанского собора на Красной площади, завернув в шинель, когда в конце августа 1812 года русские войска оставляли Москву. Казанский собор на Невском проспекте Санкт-Петербурга стал главным памятником победы в этой войне.

Судьба иконы, к сожалению, трагична. В ночь на 29 июня 1904 года икона Казанской Божьей Матери и стоящая рядом особо почитаемая икона Христа Спасителя были похищены из-за драгоценных окладов. Похитители вскоре были арестованы, но сами иконы, по показаниям преступников, были ими сожжены. Однако гибель чудотворной иконы не остановила потока паломников к месту ее обретения. На месте похищенной святыни в соборе была установлена подаренная константинопольским патриархом Иоакимом III икона Божией Матери Паммакристы («Всеблаженнейшей»).

 II. Постройки монастыря

Казанско-Богородицкий монастырь, сначала занимавший небольшую площадь, постепенно разросся и к началу XIX века занял обширный неправильный многоугольник, ограниченный нынешними улицами Большой Красной (Большой Казанской), Красина (Поперечно-Казанской), Нагорной и ныне не существующим Пятницким переулком, отделявшим монастырь от территории приходской Пятницкой церкви. Древнейшие здания монастыря не сохранились, ныне существующие храмы и постройки относятся в основном к XIX веку.

К сожалению, утрачен главный собор монастыря, являвшийся архитектурной доминантой и выдающимся памятником русского классицизма, где и находилась чудотворная икона.

Собор был построен вместо старого храма 1594-1596 годах по проекту известного зодчего И.Е.Старова[4] под наблюдением казанского архитектора Ф.Е.Емельянова.[5] На закладке собора 30 мая 1798 года присутствовал император Павел I с великими князьями Александром (будущим императором Александром I) и Константином. В 1808 году храм был расписан и освящен. До 2005 года на месте собора находился корпус табачной фабрики.

Так выглядел киот с Казанской иконой Божией Матери

Утрачена и шестиярусная монастырская колокольня высотой 55 метров (для сравнения, колокольня Петропавловского собора имеет в высоту 49 м), построенная, скорее всего, в первой половине XVII века. Сейчас на ее месте площадка перед проходной табачной фабрики.

Постройки советского времени, в том числе  общежития КГТУ (КАИ) на углу Большой Красной и Красина и трех пятиэтажек в западной части монастыря, разрушили цельность архитектурного ансамбля, но ряд построек все же сохранился.

Церковь Николы (Николая) Тульского расположена в той части монастыря, которая выходит на улицу Нагорную. Приходская Николо-Тульская церковь существовала уже в год обретения чудотворной иконы Казанской Божией Матери (построена, вероятно, купцами из Тулы, которых было немало среди первых русских поселенцев в Казани). Именно в этой церкви икона находилась в первые месяцы после обретения.

Вместо нее в 1686 году были построены каменные летняя Николо-Тульская и зимняя Троицкая церкви, сгоревшие в 1742 году. Выстроенная вместо них новая каменная церковь в 1803 году из приходской была обращена в монастырскую, но вскоре была снесена.

По проекту, составленному в 1806 году архитектором Я.М.Шелковниковым[6] в 1810-1816 годах построен новый Николо-Тульский храм. По архитектуре он был двухпрестольным, но еще два престола находились на хорах. Церковь Николы Тульского служила зимним собором монастыря, в ней зимой и находилась чудотворная Казанская икона Божией Матери. Храм сохранился в сильно перестроенном виде, сейчас в нем размещены цеха табачной фабрики.

Насельники святой обители у Николо-Низского храма. 1910 год. Архив Г. Фролова

Софийская церковь, расположенная на южной стороне, выходящей к улице Большая Красная, служила надвратной церковью до того, как была построена новая ограда и церковь оказалась в глубине территории монастыря. Автором проекта был, вероятно, тот же Я.М. Шелковников. Начатый в 1807 году храм, еще не будучи достроен, в сентябре 1815 году сильно пострадал в пожаре. Его строительство завершилось лишь в 1825-м (на средства дворян Мусиных-Пушкиных) и храм был освящен.

Существует, однако, мнение что ныне существующая Софийская церковь в первой четверти XIX века лишь восстанавливалась, а построена она намного раньше, вероятно еще в конце XVII – начале XVIII века, о чем свидетельствуют ее архитектурные формы и декор, явно архаичные для начала XIX столетия. В 1994 году Софийская церковь возвращена верующим и действует как приходская.

«Южный» корпус с надвратной Крестовоздвиженской церковью построен в 1882-1887 годах. Двухэтажное здание с купольным этажом, выстроенное в стиле классицизма, почти полностью по облику совпадает с Никольским собором. В купольном этаже находилась церковь, на первом и втором этажах – общая монастырская трапезная, живописная мастерская, больница, ризница, комнаты сирот, воспитывавшихся в монастыре, в подвале – пекарня и квасная. Долгое время здесь располагался факультет русской филологии Казанского педагогического университета и студенческое общежитие.

Центральный вход в монастырь до революции

Так выглядело то же самое место в начале XXI века

В «настоятельском» и «никольском» корпусах, полукругом охватывающих собор, жила основная часть монахинь и послушниц. Покои настоятельницы находились в одноименном корпусе, расположенном ближе к Пятницкой церкви.

Проект корпусов составил Яков Михайлович Шелковников. Корпуса строились довольно долго, «настоятельский» – с 1810 по 1832 год, «никольский» – с 1832 по 1843 год.

Наблюдавший за постройками губернский архитектор Ф.И.Петонди[7] внес в проекты существенные изменения. Двухэтажный корпус, выходящий фасадом на улицу Большую Красную по правую руку от ворот, построенный в 1803-1807 годах, вероятно, также по проекту Я.М.Шелковникова, был перестроен в 1855 году. В здании в разные годы находились гостиница, больница и другие службы монастыря. Корпус сохранился и передан в 2003 году церкви.

Небольшой одноэтажный корпус рядом с Софийской церковью был построен в 1816 году. В нем до постройки южного корпуса была трапезная, позже – кельи. В 2002 году он тоже был передан церкви.

Корпус церковно-приходской школы и золотошвейной мастерской был построен в 1895-1896 годах по проекту Ф.Н.Малиновского[8]. Он находится во дворе, по правую руку от южного корпуса. В школе учились, в основном, сироты из монастырского приюта.

Каменной стеной монастырь был окружен в 1803 году. В 1820-е годы по проекту архитектора П.Г.Пятницкого[9] стены были перестроены. Ныне стоящие главные ворота монастыря были сооружены по проекту, утвержденному Александром I в 1810 году (вероятно, архитектора Я.М.Шелковникова, по другим данным, построены П.Г.Пятницким).

Стены не сохранились. Сохранилась только одна из башен. Точнее, ее остатки.

В начале XX века обитель считалась одной из самых благоустроенных и богатых в Казанской епархии. К 1917 году монастырь имел налаженное свечное производство, живописную и золотошвейную мастерские, пасеку, плодоносящий сад, дойное стадо. Но с приходом к власти большевиков на Православную церковь воздвиглись неисчислимые гонения. Храмы разрушались, священнослужители высылались или расстреливались, святыни уничтожались. Все тяготы этих ужасных гонений претерпел на себе и Казанский Богородицкий монастырь.

Декрет СНК от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» стал программным документом религиозной политики нового государства, который декларировал невмешательство государства в дела Церкви. Декрет ставил РПЦ в жёсткие рамки запретов и ограничений: она теряла право юридического лица, лишалась всего имущества, движимого и недвижимого, и права владеть им. Отныне церкви и монастыри могли лишь пользоваться «бесплатно» своим имуществом с разрешения местной или центральной власти. При этом полученное «в бесплатное пользование» имущество подлежало налогообложению как объект «частного предпринимательства».

Во исполнение этого декрета у Церкви сразу же были отобраны шесть тысяч храмов и монастырей как «особо ценные памятники» истории или архитектуры, подлежащие переходу под охрану государства. Были закрыты и банковские счета религиозных организаций. Закрытие монастырей приняло массовый характер в 1919–1921 годах в ходе национализации их имущества.

Последняя настоятельница Богородицкой обители монахиня Рахиль была свидетельницей разрушения и поругания её обители. Многие здания были заняты военными частями и учреждениями. В здании школы разместили 1-ю советскую  школу, в странноприимном корпусе – городской пункт для беженцев. Все здания были национализированы. В 1920 году принадлежавшие Богородицкому монастырю 270 десятин пахотной земли были конфискованы, а все монастырские строения пер и собственность государства.

С 1921 года при монастырской Казанско-Богородицкой церкви стала функционировать религиозная община. Для того чтобы получить свои здания в аренду, она перерегистрировалась в 1925 году в коллективное товарищество. После этого по акту, составленному Отделом по делам музеев и охране памятников искусства, старины и природы Академического центра, которому принадлежали теперь практически все сооружения монастыря, они были переданы в безвозмездное и бессрочное пользование общине. В 1926 году произошла очередная перерегистрация общины, и здания были отданы ей в аренду сроком на три года. Существуют подробные описи переданного имущества.

В 1929 году положение ухудшилось в связи с тем, что в жилых корпусах монастыря разместилось общежитие студентов педагогического техникума. За время пребывания в стенах обители студенты привели его в безобразное состояние: были сломаны двери и окна, порублены на дрова ступени лестниц и перила, разбиты надгробные памятники во дворе. Кроме занимаемых помещений дирекция учебного заведения требовала ещё и здание тёплой церкви под столовую, но оно не было ей передано.

Летний храм в это время был использован под склад для хлеба, причём зерно ссыпали прямо под иконостас, а в ноябре 1929 года летний собор был изъят из пользования общины. 22 февраля 1930 года с колокольни были сняты колокола. Община сама отказалась от здания колокольни, та как  платить налоги за фактически неиспользуемое здание она не могла себе позволить. 1 марта 1929 года был составлен акт о сдаче закрытой Крестовоздвиженской церкви, помещение которой было принято на учёт горкомхозом.

Если до 1930 года монастырским священнослужителям ещё разрешалось проводить крестный ход на Казанку, то с 10 января 1930 года его проведение было запрещено. В феврале 1931 года православная община была переведена в Петропавловский собор. На 1932 год в этой общине состояло 120 человек.

Со второй половины 1920-х годов происходит перелом в государственно-религиозных отношениях. Сосредоточение «церковной политики» в руках НКВД и ОГПУ вело к переориентации регулирования деятельности религиозных организаций на административно-командные меры. Произошло скатывание в решении социально-экономических и культурных задач в сторону «чрезвычайщины», а проведение форсированными темпами коллективизации усугубило и отношения с церковью. В выступлениях руководителей государства и действиях партийных и государственных органов стал преобладать «воинствующий» подход к религии.

Конечно, были попытки остановить тотальное наступление на религию, но в условиях отсутствия демократии призывы к законности не имели успеха и на 1930-е годы приходится пик ликвидации культовых зданий.

Рассмотрение вопросов о закрытии храмов с конца 1920-х годов перешло в ведение комиссий по вопросам культов при президиумах исполкомов различных уровней (подобная культкомиссия при Президиуме ТатЦИКа была образована в 1931 году). Регламентирующими документами в этом направлении были постановление ВЦИК «О религиозных объединениях» от 8  апреля 1929 года и Инструкция Постоянной комиссии по вопросам при Президиуме ВЦИК от 16 января 1931 года.

В соответствии со статьёй 65 Инструкции 1931 года ликвидация молитвенного здания значительно упрощалась. Достаточно было признать церковь или мечеть ветхой (при условии невыполнения ремонта общиной) или ходатайство со стороны большинства населения для использована под общественные нужды.

Второй пункт был наиболее прост в реализации. Закрытие утверждалось на общем собрании граждан, протокол которого направлялся в райисполком и на окончательное утверждение в ЦИК.

Неизвестно время принятия решения о разборке храмов. Существует подписанная фотография, на которой видно как разбирают купол церкви Николы Тульского, предположительно – это апрель-май 1932 года. Главный собор монастыря был взорван ночью 26 мая 1932 года.

В 1931 году вышло решение СНК ТАССР о строительстве в Казани киностудии. Встал вопрос о передаче в ведение Татарского отделения «Востоккино» одного из городских помещений, с тем, чтобы оборудовать в нем кинофабрику. Этим помещением и стали церкви бывшего Богородицкого монастыря. Было создано управление строительством кинофабрики «Востокфильм».

К концу 1933 года на площадке кинофабрики была закончена кладка главного павильона и здание подведено под кровлю. К нему было пристроено главное ателье. Двухэтажное жилое здание планировалось пореоборудовать под кинолаборатории. Однако в 1934 году объединение «Востоккино» закрывается, прекращаются строительные работы.

В 1942 году в Казань были эвакуированы две табачные фабрики: московская «Дукат» и из г. Выборга. Они были объединены в одну фабрику и размещены в полуразрушенных зданиях монастыря. В кратчайшие сроки было смонтировано оборудование и начато производство табачных изделий для фронта. В 1958 году начались работы по реконструкции фабрики, которые были завершены в конце 1965 года. Стоимость работ составила 515 тысяч рублей.

Сохранились фотографии, зафиксировавшие состояние фабрики до реконструкции. На них хорошо виден новый корпус, в котором располагался главный павильон кинофабрики, храм Николы Тульского с надстроенным третьим этажом.

Здание администрации табачной фабрики

До наших дней дошли лишь немногие здания этого некогда прекрасного архитектурного  комплекса. Наиболее древним из сохранившихся строений является Софийская надвратная церковь (конец XVII – начало XVIII века). Вконец обветшали ни разу не видевшие ремонта Братский и сельский корпуса (1810-1835). То же самое произошло и с прекрасным памятником классической архитектуры – теплым храмом Николы Тульского (1806-1816), своеобразными башнями ограды.

Больше других повезло Крестовоздвиженской церкви (1877), где с 2005 года  находится Ватиканский список Казанской иконы Божией Матери. Это единственное здание монастыря, на которое можно смотреть без боли.

Сравнивая фотографии прошлых лет и современное состояние территории бывшего Казанского Богородицкого монастыря, мы можем видеть, как много потеряла Казань с ликвидацией этого прекрасного градостроительного ансамбля, игравшего важную роль в формировании силуэта и образа древнего города.

В последние годы на территории бывшего монастыря начаты восстановительные работы. Хотя не во всех зданиях.

Уже возвращена к жизни надвратная церковь святой Софии, освящённая вновь в 1994 году. Внутреннее убранство храма пока что очень скромное – иконостас современной работы и несколько икон, пожертвованных другими церквями. Прежние прекрасные фрески на стенах полностью уничтожены – их придётся воссоздавать заново. Но прихожане Софийской церкви и члены существующей при ней православной молодёжной общины надеются на то, что всё-таки удастся найти остатки пещерного храма и восстановить некогда величественный Казанский собор.

Службу в этом храме ведёт молодой священник отец Сергий (Дятлов).

Вот как выглядят некоторые постройки монастыря в 2015 году.

В 2005 году были проведены восстановительные работы в Крестовоздвиженском корпусе. Богослужения тут совершают ежедневно в 8.00 и в 17.00. Открыт храм и в остальное время, чтобы верующие, а также туристы имели возможность беспрепятственно общаться с Усердной  Заступницей христиан пред Её чудотворным образом.

В конце декабря 2007 года святая обитель получила статус мужского монастыря. В настоящее время возрождающуюся обитель возглавляет иеромонах Питирим (Рыбанин).

Теперь на том месте, где когда-то русский народ обрёл одну из главных святынь, снова произносятся слова молитвы.



[1] Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона Божьей Матери. Православный собеседник. Изд. Казанской духовной академии. Часть III. 1858, с. 393. Отметим, что эта статья была напечатана в Православном собеседнике без подписи. Профессор Казанской Духовной Академии И.М.Покровский убедительно доказал, что автором ее является профессор КазДА Григорий Захарович Елисеев (1821-1891). См.: Покровский И.М. Печальная годовщина со дня похищения явленной чудотворной казанской иконы Божьей Матери в Казани. К., 1905, с. 5.

[2] Елисеев Г.З. Казанская чудотворная икона Божьей Матери. Православный собеседник. Изд. Казанской Духовной академии. Часть III. 1858, с. 395-396.

[3] Лебедев А. Преклонение перед иконой-покровительницей не знало религиозных границ // Республика Татарстан. 23 октября 2003.

[4] Старов Иван Егорович (1744-1808), архитектор, теоретик русского классицизма, профессор (1785). В 1772-1774 главный архитектор «Комиссии о каменном строении Санкт-Петербурга и Москвы». В 1774-конец 1780-х гг. работал в Санкт-Петербурге, с начала 1790-х гг. - на Украине. См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 536.

[5] Емельянов Филипп Емельянович (1761/62-?), архитектор, представитель русского классицизма. Ученик В.И. Кафтырева. В 1796-1804 казанский губернский архитектор. Автор проектов Гостиного двора (1800), дома губернатора, приспособленного им же под Первую Казанскую мужскую гимназию (1798). См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 185-186.

[6] Шелковников Яков Михайлович (1774-1809), архитектор, представитель русского классицизма. В 1797-1804 помощник архитектора А.Д.Зайцева в Санкт-Петербурге. С 1804 казанский губернский архитектор. По проектам Шелковникова построены: городская больница (1806), тюремный замок (1807) и др. См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 664.

[7] Петонди Фома Иванович (1794-1874), архитектор, представитель русского классицизма. В 1817-1834 Орловский губернский архитектор, в 1834-1844 казанский губернский архитектор. С 1845 работал в Петербурге, в 1855 вернулся в Казань. Автор проектов многих зданий в Казани, в т.ч.: домов Н.Н.Колокольникова (1836), Дротоевского (1837), Казанской городской думы (1836), Родионовского института благородных девиц (1844, в соавторстве), «Казанского подворья» (1843-1844) и др. См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 435.

[8] Малиновский Федор Николаевич (1864-?), архитектор. В 1894-1912 казанский епархиальный архитектор. По проектам Малиновского построены: Собор Божьей Матери «Всех скорбящих радости» Иоанно-Предтеченского монастыря в г.Свияжске (1898-1906), Троицкий собор Богородицкой пустыни (1904-1907), Троицкая церковь в г.Лаишево (1911) и др. Работал в русле эклектизма. См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 338.

[9] Пятницкий Петр Григорьевич (1788-1855), архитектор, представитель русского классицизма и ампира. В 1820-1825 архитектор Казанского университета. В 1826-1834 и 1841-1846 – казанский городской архитектор. В 1822 разработал первоначальный генеральный план университетского городка. По проектам Пятницкого построены: главный корпус Казанского университета (1822-1825), Котелова дом (1833), корпус в Военном госпитале (1840) и др. См.: Татарский энциклопедический словарь. К., 1999, с. 458.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов