Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
18.11.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-2° / +1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
  • 1955 – Совет министров ТАССР вынес постановление о придании государственного статуса любительскому телецентру. В январе 1956 оборудование Казанского телевизионного центра было смонтировано в помещении радиоклуба ДОСААФ

    Подробнее...

Суконка – исчезнувшая история

В Казани за период подготовки к празднованию тысячелетия города было уничтожено около трёх тысяч жилых домов. Основной удар приняла на себя Суконная слобода – огромный район в центре Казани.

Целые улицы XIX века безжалостно пустили под бульдозер. Улица Свердлова, центральная улица Суконки, была уничтожена на 90 процентов. Ныне это улица Петербургская, на которой лишь несколько домов напоминают о былой истории.

В XV-XVI веках эта улица носила название «Ногайская дорога». А еще раньше звалась Ногайским юлом. Вдоль него стояло грузино-армянское поселение, возникшее в булгарский период.

В первой половине XVI века на более сухом и возвышенном месте, в районе пересечения нынешних улиц Айдинова, Спартаковской и Островского, поселились армянские купцы. Со временем здесь появились армянская церковь и кладбище (на подъеме улицы Ульяновых).

Во времена Казанского ханства на северо-восточных берегах Ближнего Кабана простирались болотистые низменности и топи, поросшие густой уремой (зарослями тальника, камыша и осоки). К середине XVI века урему вырубили, а плодородные луговые земли стали использовать под огороды.

Во второй половине XVI века, когда широко развернулось каменное строительство и возникла большая потребность в кирпиче, на этом месте начали строить небольшие предприятия по формовке и обжигу кирпича. С появлением кирпичных заводов территория, прилегающая к началу нынешней улицы Свердлова, получила название Кирпичной слободы, а заводская часть улицы – Кирпичной.

Слобода со временем разрослась и охватила район нынешних улиц Петербургской, Тихомирнова, Спартаковской, Айдинова, Луковского, Суконной и Эсперанто.  

ПО УКАЗУ ПЕТРА I

Преобразования Петра Великого не обошли Казань стороной. Наряду с появлением «цифирных» и «навигацких» школ, адмиралтейства и прочих нововведений усиленными темпами здесь стало развиваться промышленное производство. В 1714 году, согласно его указу о создании шерстяных мануфактур в России, на спуске так называемой Третьей Горы, недалеко от здания Дома офицеров (ранее – кинотеатр «Победа») возникла суконная мануфактура.

Управляющим фабрикой назначили полковника Грузинского. Рабочие стали селиться около фабрики. Таким образом за Кирпичной слободой возникла Суконная слобода, в народе – Суконка.

Вскоре появились домики и под горой на лугу, ближе к озеру Кабан. Там возникло несколько улиц, которые сохранились до сих пор. Старейшая из них – Шарная гора – гордится тем, что никогда не горела, несмотря на частые пожары, опустошавшие Казань.

С самого начала это место считалось весьма неблагополучным и далеко не безопасным.

«В то время в Казани убийства были настолько часты, а грабежи так обычны и наглы, что после заката солнца обыватели боялись выходить из домов, – писал историк Казани конца прошлого века М.Пинегин. – Любители чужой собственности скрывались в пригородных слободах, где образовались тайные притоны бродяг и беглых».

Одной из таких слобод и была Суконка. Именно у суконщиков чаще всего находили приют беглые и бродяги. Есть сведения, что некоторое время именно здесь скрывался Емельян Пугачев. Суконка и частично Татарская слобода стали единственными местами в Казани, которые не были разрушены пугачевцами в 1774 году. Емельян Пугачев многое что спалил в нашем городе, «обидевшись» на то, что с ходу не удалось взять кремль.

К концу XIX века Суконная слобода была обширным районом города, насчитывающим более 12 тысяч жителей, не уступающим по размерам какому-либо заштатному уездному городу. В этом районе было несколько крупных церквей. При суконной фабрике в 1719  по указу Петра I был основан пумповый завод (кожевенное предприятие), который выпускал пумповые кожи для корабельных помп (насосов). Первое десятилетие работы казенных заводов не увенчалось особыми успехами. Шерсть обходилась казне слишком дорого, а сукна выходили плохими. Приехав в 1722 году в Казань, император лично убедился в этом. Совсем иначе обстояли дела на частной суконной фабрике Ивана Михляева, расположенной в каменном здании под кремлем (ныне ул. Батурина, дом 7, городской онкологический диспансер).

Убедившись в преимуществах частной инициативы, император отдал казенные суконные заводы Ивану Михляеву – сначала во владение, а затем, когда дела у пошли в гору, в личную собственность (указ от 15 июня 1724 года). В знаменитом письме Петра I Ивану Михляеву в частности говорится:

«Господин Михляев! Мы, ведая доброе ваше состояние, отдаем казанский шерстяной завод с готовым домом и со всеми станами и прочими инструментами: только вы приложите свое старание об оном, размножить для своего интереса».

Михляев соединил свой завод с пожалованным и расширил здание суконной фабрики на Шарной горе новыми пристройками. В прежнем здании под кремлем разместилась городская пересыльная тюрьма.

После смерти И. Михляева в 1728 году суконная фабрика перешла по наследству к его родственнику, купцу Афанасию Дряблову. По документам 1729 года во владении вдовы Михляева Авдотьи Ивановны и Афанасия Дряблова значится селение мастеровых и работных людей площадью 1053 на 533 сажени на берегах Кабана. И тогда же императрица Анна Иоанновна объявила за фабрикой привилегию «поставлять на армию и гарнизон сукно, остальное продавать в империи свободно и невозбранно, так как с других таких же мануфактур продаваема».

Вскоре все основное производство с Шарной горы перенесли во вновь построенное с помощью казны одноэтажное здание, сначала деревянное, а потом и каменное, которое до 2005 года располагалось по адресу: улица Свердлова, 52. В конце 30-х годов XVIII века здесь выпускали добротные сукна трех цветов: красного, зеленого и синего для драгунских и солдатских мундиров.

Фабричные корпуса часто горели, но отстраивались вновь. К 1812 году в Суконке действовали уже 104 стана, на которых работали 1292 работника из приписных и покупных крестьян и 349 – из числа помещичьих крепостных. Годовое производство превышало 100 тысяч аршин сукна.  

БУНТЫ СУКОНЩИКОВ

Казанская суконная мануфактура просуществовала с 1714 по 1881 год. И все эти годы не прекращалась борьба суконщиков за свои права. Как писал известный краевед Н. Загоскин:

«Для работы на суконных фабриках были приписаны крестьяне – большей частью из лиц, осужденных за разные проступки, которые и образовали первоначальный контингент населения Суконной слободы, всегда отличаясь замечательным свободолюбием, на почве которого неоднократно возникали разного рода движения и столкновения».

Недовольные тяжелыми условиями труда и нищенской оплатой, суконщики неоднократно подавали жалобы на высочайшее имя. А в 1741 году выступили открыто: на три месяца прекратили работу и организовали массовые демонстрации, в которых участвовало более тысячи человек. К выступлению их подтолкнул императорский указ от 1736 года, по которому всем работающим не только на казенных, но и на частных предприятиях запрещалось уходить с фабрики. Таким образом, вольные работники фактически превращались в крепостных.

Казанские суконщики заявили, что не желают становиться рабами. Но кнут и палка заставили их смириться – хотя бы на время. Указом от 1 декабря 1755 года императрица Елизавета Петровна закрепила этот статус, приписав к Казанской суконной мануфактуре 1369 душ некогда вольных суконщиков.

Настроения казанских суконщиков были хорошо известны «мужицкому царю» Емельяну Пугачеву. Вовсе не случайно он решил штурмовать Казань со стороны Суконной слободы. И хотя владелец фабрики Дряблов всячески ублажал своих работников, выдавая им ежедневно вино и калачи, они дружно встали на сторону Пугачева. Восставшие рабочие убили пятерых и ранили 21 мастерового. Один из суконщиков – Андрей Яковлев – стал у Пугачева полковником, другой – писарем. Всего же после осады Казани с пугачевцами исчезли 27 рабочих-суконщиков. Видимо, ушли с бунтовщиками.

После подавления крестьянского бунта Суконная слобода стала своего рода лобным местом. Даже лет десять спустя здесь еще можно было видеть виселицы, на которых казнили бунтовщиков. До нас дошли многочисленные жалобы и прошения казанских суконщиков, написанные много позднее – в 1820-1840-х годах. В 1837 году одних «строптивцев» прогнали сквозь строй, других отдали в солдаты, третьих сослали в Сибирь на вечное поселение. А тех, кто отказался дать подписку в том, что не будет выступать против хозяина, высекли во дворе фабрики. Некоторые из суконщиков, получив до тысячи ударов, скончались на месте.

И только в 1849 году суконщики, наконец, получили волю. Их уравняли в правах с городскими обывателями.  

ДРЯБЛОВЫ – ОСОКИНЫ

Последним из Дрябловых «Суконкой» владел внук Афанасия Ивановича, «голштинский коммерции советник» Иван Дряблов (1728-1774). В 1767-1769 годах он был избран первым городским головой Казани, но каких-либо видимых следов его деятельность на этом поприще не оставила. И. Дряблов женился на сестре балахнинского купца и владельца медеплавильных заводов на Урале Петра Осокина. Жили супруги Дрябловы в собственном доме напротив суконной фабрики (ул. Свердлова, 55).

Во время посещения Казани императрицей Екатериной II Иван Дряблов как член семьи, пострадавшей от пугачевского бунта, получил чин подполковника и потомственное дворянское звание. Иван Дряблов умер в возрасте 46 лет в один год со своей супругой Феодосией Гавриловной.

Дом Осокиных был построен по проекту казанского архитектора В. Кафтырева

После их кончины фабрику унаследовал племянник Феодосии Дрябловой Иван Осокин. Продукция суконной фабрики продавалась на ярмарках в Нижнем Новгороде, Мензелинске, Бугульме и других городах. Сырье же для фабрики поставляли из Троицка, Оренбурга, Арского и Чистопольского уездов.

Последний владелец фабрики П.Осокин несколько раз попадал под следствие. Но до суда дело так и не доходило. После закрытия фабрики в 1881 году он задолжал крупную сумму Самарскому земельному банку и после смерти в 1898 году был объявлен несостоятельным должником. Оставшиеся после него фабричные корпуса с двенадцатью десятинами земли были оценены  в 225 тысяч рублей.

Так закончилась предпринимательская деятельность Михляевых-Дрябловых-Осокиных, оставившая заметный след в истории Казани.  

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОЧЕВИДЦА

Сейчас, когда Суконная слобода практически исчезла с карты города, особенно интересно прочесть свидетельство очевидца о том, как все это выглядело полтора-два века назад. В книге В.Невельского «Казанские захолустья и трущобы» (1867) сохранились красочные описания Суконной слободы.

«Перед нами развернулась Суконная слобода со своими заборчатыми переулками... Снова захолустья со своими мизерными домиками, дровяными дворами и пустошью. Перед нами опять выдающиеся личности, просящиеся на бумагу: что ни шаг, то субъект, что ни перекресток, то поражающая глаз обстановка. Улицы здесь не кипят народом, здесь пустошь в полном смысле слова. Домики здесь большей части старинной постройки, с какими-то допотопными балконами, террасами. Улицы неправильные, немощеные, заваленные мусором. Здесь даже забор как-то особенно отличается от заборов прочих улиц города...

 На вывесках изображен лимоны, виноград и даже ананасы – в самой лавке, кроме рафинада и сушеной воблы, ничего не найдет покупатель из так называемых сластей. Там увидишь такие пряники, о которые если и не сломаешь зубов, то наверное испортишь на долгое время свой аппетит. Здесь у жителей главным влечением служат сплетни и карты или щелканье семян подсолнечника... Здесь по первому колоколу, возвещающему начало заутрени, обедни или вечерни, cтарухи длинной вереницей тянутся со всех сторон к Сошествинской церкви…».

Духосошественская церковь. В здании работает кукольный театр

 СУКОНКА ПОМНИЛА ПУШКИНА И ШАЛЯПИНА

Со временем в Суконной слободе начинают появляться купеческие и даже дворянские усадьбы, строятся гостиницы и постоялые дворы с трактирами. Здесь в разное время жили многие другие известные люди. В Суконной слободе жил известный казанский деятель культуры, литератор, общественный деятель и библиофил Н. Агафонов. В доме Филимонова (ул.Свердлова, 70/18) родился известный татарский революционер М. Вахитов.

Но наибольшую известность, связанную с этими местами, получил Яков Шамов. В 1910 году на горе в Осокинской роще на средства этого купца-старообрядца архитектор К. Олешкевич выстроил трехэтажное здание общественной больницы в стиле "модерн".

Шамовская больница

В 1881 году Шамова избрали старейшиной Казанского биржевого комитета. Как крупнейший жертвователь на общественные дела, он затеял строительство больницы. Правда, злые языки упорно утверждали, что раскошелиться на строительство богоугодного заведения Шамова вынудили городские власти, когда выяснилось, что в его поставках для русской армии на Дальний Восток во время войны с Японией оказалась партия залежалой муки. Это привело к заболеваниям среди наших солдат, и в начатом по этому случаю расследовании Шамова признали виновным. Купец якобы откупился от тюремного заключения тем, что выделил деньги на возведение больницы.

Здание больницы верой и правдой служило казанцам многие годы. Ее звали Шамовской даже тогда, когда лечебному учреждению присвоили имя одного из докторов, работавших в нем. С 1921 года Шамовская больница стала клинической базой кафедр Казанского медицинского института. С 1966 года здесь располагались городская клиническая больница №1 и клиника им. А. Терегулова. В больнице работали известные ученые-врачи М. Чебоксаров, Н. Горяев, Н. Соколов, И. Билич.

Здание Шамовской больницы продано в частные руки, в настоящий момент пустует. Что теперь в нем будет, мы не знаем.

6 сентября 1833 года в Суконной слободе побывал А.С. Пушкин, приезжавший в Казань собирать материалы по истории Пугачевского восстания. Поэт посетил так называемый Горлов кабак (от слова «драть горло», орать пьяные песни), расположенный в районе Дома офицеров Казанского гарнизона.

Существует мнение, что кабак располагался в сохранившемся рядом здании. Пушкин осмотрел Шарную гору (ныне ул. Калинина), откуда Пугачев начал наступление на Казань, беседовал со старым суконщиком В.П. Бабиным. Рассказы Бабина использованы им в седьмой главе «Истории Пугачевского бунта». Уезжая из города, поэт еще раз проезжал через Суконную слободу, в конце которой (нынешняя ул. Эсперанто) находилась Оренбургская застава. Он въезжал он в город через Московскую заставу в другом конце города.

С Казанской Суконкой тесно связана и биография великого русского певца Федора Шаляпина. Здесь прошли его детские и отроческие годы. В Духосошествинской церкви юный Федя пел в церковном хоре. В доме номер 58 по улице Георгиевской находилось 6-е городское начальное училище, которое он с отличием закончил.

Здание не сохранилось, сейчас тут ресторан «Туган авылым».

Во время своего приезда в Казань в 1912 году Федор Иванович вновь посетил Суконную слободу. Побывал в родном училище, встретился со своим учителем Н.В. Башмаковым. В фондах музея А.М. Горького хранятся многочисленные фотоснимки, сделанные во время посещения Шаляпиным Суконной слободы.

Есть среди снимков и фото небольшого дома, где в двух тесных комнатках полуподвального этажа ютилась семья Шаляпиных. Именно здесь будущий великий певец услышал церковное пение и понял, что над ними, в мансардной комнате живет регент. Он давал Феде первые уроки пения и обучал нотной грамоте. Сюда же будущий певец возвращался «невменяемым» после посещения спектаклей Панаевского и Казенного театров.

Немало времени будущий певец проводил на тогда еще чистом, прекрасном озере Кабан – рыбачил, варил с ребятами уху, ночевал в шалашах. Много лет спустя, в эмиграции, Шаляпин вспоминал об этом:

«Бывал я и на прекрасном Средиземном море, и в Адриатическом, а все-таки и до сего дня с любовью помню тихое темное озеро. Посреди ночи я шел на берег... о чем-то думал, глядя в даль озера. Тишина и спокойствие его приводили мысли мои в порядок, отвлекали меня от скверны, в которой медленно и лениво тянулась жизнь Суконной слободы». Из других выдающихся личностей, жизнь которых связана с Суконкой, следует назвать видных революционеров, членов Казанского комитета РСДРП Виктора Тихомирнова и Вячеслава Скрябина (Молотова). Оба они были учениками Казанского реального училища и жили на улице Георгиевской. 

Дом Тихомирновых 

В этом доме родился Мулланур Вахитов

 

На доме номер 11 по улице Свердлова долго висела мемориальная доска, извещавшая, что во дворе этого дома в двухэтажном флигеле с 1902 по 1909 год жил видный революционер-большевик В.М. Молотов (Скрябин). Доску убрали в хрущевские времена. Дом не сохранился.  

СОРОЧИЙ БАЗАР

Суконная слобода издавна была центром оживленной торговли. Здесь, под Третьей горой (ныне ул. Калинина), находился один из самых больших и оживленных рынков города – Суконный базар. Его начало относят к 1714 году, то есть к появлению Суконной мануфактуры. Здесь торговали сеном, дровами, продуктами сельского хозяйства. По периметру базара лепились бесчисленные лавки торговцев, отчего и сам базар у местных жителей вначале назывался «Лавочки». Позднее его стали называть Суконным, а чаще – Сорочьим базаром.

Откуда такое название? Предполагают, что это название базар получил потому, что над торгом стоял шум, напоминающий сорочий гомон. Или, может быть, потому, что у жителей Суконной слободы существовал древний обычай: приход весны встречали праздничным шествием, во время которого по улицам носили украшенный лентами шест с насаженным наверху чучелом птицы, обычно сороки. Поскольку основные торжества проходили на базарной площади, то, вероятно, за ним и закрепилось это название.

Позднее базар несколько переносили, но повсюду за ним сохранялось то же название – Сорочка. Из всех казанских базаров именно Суконнослободский считался наиболее неблагополучным и заброшенным. Грязь и вонь здесь были постоянны. Знаменитые кулачные и петушиные бои, пьянки, драки, убийства были для Суконной слободы обычным делом. В конце позапрошлого века в этом месте стали появляться многочисленные кабаки, притоны, игральные и публичные дома, что и без того усугубляло криминальную обстановку в этом районе города. Городские власти старались сюда не заглядывать.

Невдалеке от Сорочки находилась улица Дегтярная, которая была своеобразной площадью Пигаль. Здесь располагалось большинство из официально разрешенных публичных домов. Они выделялись красными фонарями особой шестиугольной формы и красными занавесками на окнах. Сегодня от «улицы красных фонарей» не сохранилось и следа – все дома снесены до основания.  

СЛАДКАЯ ФАБРИКА

От суконного производства остался только один дом. Наверняка потому, что автором проекта является один из главных казанских архитекторов - Василий Кафтырев. Фабричные корпуса либо снесены, либо неузнаваемо перестроены.

 На этом месте был первый корпус Суконной мануфактуры

Здесь был четвертый корпус

Помимо суконного, в этом районе города еще в дореволюционное время существовали и другие производства: солодовенный и газовый заводы. На последнем производился газ для освещения улиц. До сих пор одна из улиц в этом районе называется Газовой.

В 1924 году в Суконной слободе открылась кондитерская фабрика «Заря», которая была в числе десяти крупнейших российских кондитерских фабрик. Сладкая продукция этого предприятия расходилась практически по всей России. Ныне этого предприятия в Казани нет.

В последние годы Суконная слобода стала основной базой строительства Казанского метрополитена, первая очередь которого  вступила в строй к тысячелетию города – в 2005 году. Одна из станций находится на улице Петербургской. Авторами архитектурного проекта станции является группа под руководством А.М.Мустафина из института «Казгражданпроект» (Казань). Технический рабочий проект выполнен институтом «Казгражданпроект» совместно с институтом «Ленгипрометротранс» (С-Петербург). Сооружена станция строителями организации «АГМ-Акол»(Турция) и МУП «Казметрострой» открытым способом.

По конструкции она – колонная трехпролетная, с одной островной платформой, из монолитного железобетона; имеет два подземных вестибюля, соединенных с платформой безэскалаторными лестницами. Из северного вестибюля имеется один вход-выход на ул.Петербургская в направлении к центру, из южного вестибюля через подуличный подземный переход – три входа-выхода на перекресток улиц Петербургская и Эсперанто.

Так как станция находится на месте древнего ремесленного городка, то она стилизована в традициях торговой слободы позапрошлого века: ремесленные мастерские с кирпичной облицовкой стен, коваными светильниками и ажурными оградами, как бы расположены на уходящем в даль торговом тракте.

К открытию были выполнены в полном объеме все работы: смонтированы системы жизнеобеспечения пассажиров, установлены турникеты, системы видеонаблюдения, завершено также благоустройство прилегающей к станции территории.

Хорошо, что жители трущоб перебираются в благоустроенные дома со всеми удобствами. Но нас не может не волновать то, что появляется взамен. Нам обещали, что этот район во многом сохранит свой прежний облик. Одно из обещаний выполнено – здесь строятся в основном малоэтажные дома. Но они даже отдаленно не напоминают снесенные дома. А сносили не только деревянные постройки, но и кирпичные двухэтажные здания.

В центре этого района должен был появиться архитектурный заповедник «Суконная слобода», где планировалось сохранить сложившуюся здесь архитектурную среду. Не появился. О том, что некогда здесь была Суконная слобода со своей архитектурой, своей историей, мало что сегодня  напоминает, может, только станция метро «Суконная слобода» и небольшой торговый центр с таким же названием.  

ЧТО ОСТАЛОСЬ

Сегодня от былой Суконки осталось немногое. Исчезло большинство домов улицы Свердлова. Не пощадили даже главное каменное здание суконной мануфактуры, построенное в 1752 году.

Это сильно вытянутое прямоугольное в плане здание было в Казани практически единственным памятником промышленной архитектуры середины XVIII века. Вначале здание было одноэтажным, но в 1968 году надстроили второй этаж, заложили часть оконных проемов, внесли существенные изменения в интерьер.

Интерьер здесь был своеобразный: мрачные, массивные своды, начинающиеся чуть ли не от самого пола и целый лес железных тяжей, идущих в двух направлениях. Подобная конструкция сводчатого бесстолпного десятиметрового покрытия была уникальна, и теперь в Казани ее больше нет.

Вплоть до середины XX века на здании сохранялась чугунная доска, на которой можно было разобрать следующее: «1752 году 1 сентября построил оную суконную фабрику содержатель господин Дряблов з детми своими…». Где ныне эта доска, не известно.

В этом районе было несколько крупных церковных приходов. Самой большой церковью была Духосошественская церковь (ул. Луковского, 21). Она была построена в 1731 году на средства купчихи Е.И. Михляевой и имела два престола: Сошествия Святого Духа и священномученика Харлампия. Ныне в этом здании кукольный театр.

Сохранились и две уникальные старообрядческие церкви, принадлежавшие общине Белокриницкой епархии. Первая – Покровская (ул. Старая, 17) построена в 1909 году на средства А.И.Володина и Е.И.Новиковой. И вторая – церковь Казанской Божией Матери (ул.Островского, 81). Построена в 1906 году на средства Гребенщикова.

Церковь староверов

 В ноябре 1989 года эта небольшая церковь была возвращена верующим. На торжества по этому случаю прибыл глава Русской православной старообрядческой церкви митрополит Олимпий. Помогали освящать церковь дьякон из США Павел, священники из Ржева, Нижнего Новгорода, Ижевска.

Казанцы впервые за многие десятилетия увидели крестный ход старообрядцев с хоругвями, иконами и колокольным перезвоном.

К сожалению, не сохранилась самая старая церковь Суконной слободы – Георгиевская, возведенная в 1717 году. Это была большая и своеобразная церковь с престолами Святого Георгия Победоносца, Святого Зосимы и Савватия и Дмитрия Салунского. Перед церковью имелась обширная Георгиевская площадь. 

Георгиевская церковь не сохранилась

Впоследствии здесь был разбит сквер и установлен бюст Карла Маркса. В настоящий момент бюст исчез, как и дома вокруг.

Альбина Фаттахова

Производственная практика в редакции "Казанских историй" 2008 года

Источники информации:

«Казань и ее слободы». Р. Бикбулатов.

«История Казани, кн. 1, глава 4.

С. Алишев. «История Татарстана».

Б. Султанбеков. История развития планировки и застройки Казанской Суконной слободы.

С. Саначин http://www.tatenergo.ru/kazan1000/m

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов