Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Декабрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1899 – Учреждено Общество любителей русской словесности в память А.С. Пушкина (ранее называлось Общество любителей российской словесности, закрыто в 1853)

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Дом ученых, нужный всем

Здание Дома ученых на улице Бутлерова является одним из интереснейших памятников архитектуры, истории и культуры Казани.

Двухэтажное каменное здание, стоящее на улице Бутлерова (№30), первоначально строилось для Александрийского детского приюта.  Ново-Горшечная улица, на которой был выстроен приют, располагалась в центральной части города.

Первоначально улица была заселена представителями мещанского и купеческого сословия, а также интеллигенцией. Их дома располагались вдоль улицы, в той ее части, которая была ближе к центру города. В последнюю четверть XIX - начале XX века, на этой улице размещались такие общественные здания, как: городское училище (1913), Казанское отделение Дворянского и Крестьянского поземельного банка (1915), университетские клиники, епархиальное женское училище (1892-1899).

Первые два года епархиальное женское училище размещалось в здании Александрийского приюта, возможно, это было связано с тем, что попечительницей училища и приюта была О.С.Александрова-Гейнс. Среди домовладельцев и жильцов того времени большую часть составляли профессора и преподаватели Казанского университета, представители казанской интеллигенции. Владельцами домов на ул. Ново-Горшечной были известный в Казани хирург Ф.О.Елачич, математик Ф.М.Суворов, профессор Казанской духовной академии (КДА), богослов М.М.Зефиров, популярный в городе терапевт Н.А. Виноградов и др.

После смерти Н.А.Виноградовым и его супругой были оставлены крупные денежные средства и каменный дом в пользу местного общества вспомоществования «недостаточным» студентам. В доме разместилась дешевая студенческая столовая и общежитие для неимущих студентов медицинского факультета.

В этот период на этой улице жили (снимали квартиры) профессоры по кафедре русской словесности университета Е.Ф.Будде, русской истории Н.Н. Фирсов, нравственного богословия КДА А.И. Гренков и др. Таким образом, не случайно именно здесь был основан 6 февраля 1845 года Александровский приют, второй в Казани. Купец Крупеников, по инициативе которого был создан приют, пожертвовал на здание 5 тысяч рублей.

Приют располагался на Ново-Горшечной улице (ныне Бутлерова, 30), в двухэтажном, деревянном на каменном фундаменте собственном здании, с флигелем, службами и садом.

По данным Н.Я.Агафонова, раньше на этом месте был дом М.Н.Львова, первого директора второй мужской гимназии в Казани. Здание это обветшало, и попечительница приюта Ольга Сергеевна Александрова-Гейнс (жена бывшего казанского губернатора, генерала Александра Константиновича Гейнса) решила построить вместо деревянного каменное здание. По поручению г-на «Главноуправляющего Собственного его Императорского Величества Канцелярии по учреждениям Императрицы Марии», строительным комитетом был составлен план. План был одобрен Его Высокопревосходительством, г-ном статс-секретарем И.Н.Дурновым и стал руководством для строительных работ.

По данным краеведа А.А.Григорьева, автором проекта был губернский архитектор Лев Казимирович Хрщонович. По желанию О.С.Александровой-Гейнс в марте 1889 года началось строительство. На месте прежнего деревянного в 1890 году появилось красивое двухэтажное кирпичное здание, с домовой церковью, с деревянным флигелем для лазарета, каменной кухней и прачечной, деревянным сараем, погребами, и садом. Вновь выстроенное здание было П-образное в плане, со стороны двора к нему примыкал небольшой одноэтажный пристрой, в котором располагались кухня и прачечная.

Стены дома были выложены из красного кирпича на известковом растворе. Композиция уличного фасада была симметрична, в 13 оконных осей. Центральную часть фасада акцентировал прямоугольный портал входа с полуциркульной аркой и резным архивольтом. Промежуточный карниз с фризом из ребристой кладки разделял все фасады. Углы здания и простенки окон были обработаны рустованными широкими лопатками, в которые были вписаны лучковые окна с замковым камнем.

На боковых фасадах, где размещено по семь окон на этаже, ниши были шире, чем на уличном фасаде. Нижняя часть окон первого этажа была объединена карнизом. Подоконные плоскости второго этажа обработаны прямоугольным рельефом. Профилированный венчающий карниз декорирован по всему периметру здания резными консолями. Дворовые фасады были декорированы в кирпичном стиле аналогично главному фасаду.

Основой планировочного решения являлась группировка помещений, различных по размерам, вдоль оси коридоров. На первом этаже восточного крыла располагалась столовая с подсобными помещениями. К ней примыкали кухня и прачечная. В западной части первого этажа располагались помещения мастерских, которые сообщались со спальнями, расположенными на втором этаже. Северо-восточную угловую часть второго этажа занимал актовый зал. Помещения между актовым залом и спальнями использовались как учебные классы.

В той же восточной части, только с южной стороны здания, располагалась домовая церковь. Вестибюль и коридоры были перекрыты сводами. В дворовую часть вели арочные ворота, расположенные по обе стороны главного корпуса. Внутреннее убранство дома было довольно скромным: тонкие опоясывающие пояски верхней части стен и скромная растительная лепнина потолков.

До наших дней от первоначального убранства хорошо сохранились двухстворчатые деревянные двери внутренних помещений. Домовая церковь была устроена на верхнем этаже здания во имя святого мученика Александра и освящена 1 октября 1890 года. О.С.Александрова-Гейнс устроила этот храм в память недавно скончавшегося брата своего – Александра. Иконостас в один ярус.

В церкви находились иконы Воскресенья Христова, святого мученика Александра, Богоматери, святой великой княгини Ольги. На стенах: у правого клироса – икона святого преподобного Сергия, а у левого клироса – икона святой пророчицы Анны. Они были поставлены в память родителей Ольги Александровны: Сергея Евсевьевича и Анны Михайловны. На ее средства церковь была снабжена утварью и ризницей.

Освящение церкви совершал Высоко Преосвященнейший Павел, Архиепископ казанский, в сослужении двоих архимандритов: ректора духовной семинарии Никанора и Ивановского монастыря Экзакустодиана, двоих протоиреев и священников. Служить при вновь устроенной церкви был определен бывший священник кафедрального собора Николай Павлович Боков.

Вот как описывает процедуру освещения храма Е.Малов:

«Церковь во время освящения и во время литургии была полна народом. По левой стороне стояли девочки Приюта со своею начальницей и классными дамами, а в прочих местах были: Его Превосходительство, Начальник губернии Петр Алексеевич Полтарацкий, градской голова Сергей Викторович Дьяченко, попечитель учебного округа Н.Г.Потапов, г.г. директоры местных гимназий, начальницы женских учебных заведений и др., некоторые члены окружного суда и гласные Думы, гг. архитекторы и др. лица. По окончании духовного торжества – освящения церкви и литургии, в залах приюта был устроен обед. За одним из тостов Г.Начальник губернии П.А.Полтарацкий, очень выразительно высказал историческую судьбу наших благотворительных детских приютов, в том числе и казанских, и в тоже время указал, какое благодеяние оказывает в этом отношении попечительница Приюта Ольга Сергеевна Александрова-Гейнс.

В это же время все присутствующие узнали из речи Г. Начальника губернии, что Ольга Сергеевна внесла в неприкосновенный капитал 5000 рублей на поддержание ново устроенной церкви и при ней причта».

На строительство здания было израсходовано 42 482 руб. 91 копеек, а на устройство храма со всей церковной утварью – 10 000 руб. Общие затраты составили около 60 000 руб.

Новое здание могло вместить 100 человек, кроме постоянно живущих девочек, были приходящие воспитанницы. В разные годы в приюте содержалось от 48 до 126 человек – дочери священников, мещан, цеховых, крестьян и низших военных чинов. Девочки обучались чтению, грамматике, закону Божьему, арифметике, рисованию, историю, пению, рукоделью,  кроме того, их приучали к стирке и глажению белья, мытью полов, уборке комнат, приготовлению еды. После достижения 14-16 лет девочек выпускали из приюта. Чаще всего они работали в магазинах и в качестве прислуги.

В конце XIX – начале XX века основными благотворителями этого приюта были известные купцы, промышленники и интеллигенция, в том числе О.С.Александрова-Гейнс, Л.А.Алафузова (помощница попечительницы приюта с 1878), Н.А.Осокин, Ф.Х.Грахе, Е.В. Унженин, П.Т. Жуковский, Тихомиров, Шамов, Квасников. Приют находился в этом здании вплоть до 1917 года, затем в нем располагались различные учебные заведения. Летом 1935 года по просьбе Г.Х.Камая здание было передано Дому ученых.

В ноябре того же года произошло объединение Дома ученых с Домом инженеров в одно учреждение  – Дом работников науки и техники «Дорнит». В этот период здесь проходили различные вечера и конкурсы художественной самодеятельности, участниками были преподаватели и студенты различных казанских вузов, например,  в концертах выступали А.Е.Арбузов (скрипка), В.Н.Сементовский (рояль), В.А.Евлампиев (скрипка). Работали в «Дорните»  драмколлектив, симфонический оркестр под руководством А.А.Литвинова. До открытия в городе оперного театра именно в этом здании шли репетиции его первых  спектаклей: «Качкын», «Башмагым», «Шурале».

Война 1941-1945 годов прервала работу Дома ученых: здание использовалось Политуправлением Приволжского военного округа. В октябре 1944 года решением горисполкома оно было возвращено Обкому профсоюза научных работников. Однако дом находился в очень плохом состоянии, и еще 4 года  шел ремонт.

В апреле 1947 года для ускорения открытия Дома ученых было создано оргбюро под председательством профессора В.Г.Одинокова, в которое вошли профессора Б.И.Горизонтов, И.В.Смирнов, доцент Т.Трофимов. На одном из его заседаний был рассмотрен проект внутреннего архитектурного оформления Дома ученых. В заседании принимали участие известные люди: архитектур В.В.Егерев, знаток казанской старины  П.М.Дульский. Под их руководством были выполнены все эскизные проекты. Архитектором проекта реконструкции был Анатолий Михайлович Густов.

После капитальной реконструкции уличный фасад не изменился. Площадь за счет помещения домовой церкви увеличили в два раза – там разместили зрительный зал. Интерьеры полностью изменили. Стены зала были ритмично оформлены спаренными пилястрами, упирающимися в широкую фризовую часть, отделенную от основной ступенчатым пояском.

Стены нового объема выложили из белого силикатного кирпича. Архитектурно-декоративное оформление фасадов новой части перекликалось с фасадами основного объема. Здание перестраивалось японскими военнопленными. Помимо большого актового зала, появились  зрительный зал поменьше, конференц-зал, бильярдный зал, буфет, ресторан. Зал ресторана был разделен тремя прямоугольными колоннами, несущими продольную балку. Вокруг них своеобразно компоновались небольшие группы посадочных мест. Колонны были декорированы широкими пилястрами, центральная часть которых была обильно украшена растительно-цветочной лепниной: розами, многолепестковыми цветами, бананами, грушами, кукурузой и т.д. Зал ресторана освещался восьмью светильниками, расположенными симметрично по обе стороны балки. С левой стороны от входа в зал размещался буфет. В целом интерьеры здания, в том числе и большого зала, были оформлены в духе советского неоклассицизма. Значительные изменения произошли в интерьерах коридоров и прихожей. Междуоконные плоскости стены коридоров украсили лепниной в виде вазонов с цветами, а фризовую часть – полосой растительного характера. Прихожую расчленили, аналогично зрительному залу, ритмичным рядом пилястр. Были замены двери, ведущие из прихожей в гардероб и коридор, и воздухо-водные решетки в коридорах.

Одновременно с внутренней отделкой проводились работы по реконструкции системы канализации и водопроводной сети,  печное отопление заменили на центральное. И вот 25 сентября 1948 года Дом ученых снова распахнул свои двери. Было избрано правление под председательством профессора ветеринарного института Н.А.Васнецова. Членами правления стали известные ученые: Б.А.Арбузов, С.А.Альтшулер, Г.К.Дьяконов, В.М.Милославский, И.И.Русецкий, Л,И.Шулутко – всего 250 человек. Работа велась по следующим направлениям: научно-техническая пропаганда, укрепление связей науки и производства, организация теоретической помощи рационализаторству и изобретательству, подготовка молодых научных кадров.

Дом ученых тесно сотрудничал с республиканским обществом «Знание», которое с 1968 года располагалось в этом здании. Основой лекторского состава были ученые и преподаватели казанских вузов - В.Е.Алемасов, А.В.Талантов, А.И.Коновалов, И.П.Ермолаев, Р.И.Нафигов, П.В.Уманский, В.С.Королев, О.В.Несмелов, И.К.Концевой, В.В.Лобов. Традиционно тесные творческие связи всегда поддерживались между Домом ученых и Республиканским отделением ВХО им. Д.И. Менделеева. С начала 50-х годов начался подъем самодеятельного художественного творчества. Продолжил свою активную творческую и концертную жизнь народный симфонический оркестр под руководством А.Пирогова и С.Варшавского, возродился джазовый ансамбль, вновь зазвучал прекрасный хоровой коллектив, работали кружки оперного ансамбля, сольного пения, игры на аккордеоне, народный хореографический коллектив.

Долгие годы самым популярным в городе был коллектив бальных танцев под бессменным руководством В.С.Рычкова. Работали различные клубные объединения, старейшим из которых был и по сей день является клуб ветеранов науки, которым при его создании в 1968 году руководил профессор КГМИ В.Н.Шубин, позже – З.Л.Покровская и В.М.Шатунова, ныне – Л.К.Бурая. Совместно с музеем А.М.Горького был создан клуб любителей книги. Работали клубы поэзии и музыки «Олимп» и «Гамаюн». Артисты Качаловского театра Ю.Федотов и В.Кешнер пробовали себя как режиссеры в народном театре «Современник» и Театре малых форм. Дом ученых часто подвергался различным перестройкам. В январе 1965 года он был переименован в Дом ученых и студентов, в этом качестве существовал до 1977 года.

По многочисленным просьбам ученых преподавателей вузов обком профсоюзов вернул Дому ученых его прежний статус. Значительные ремонтные работы были проведены в 80-е годы XX века. Именно в этот период прямоугольный входной портал и вестибюльная часть здания, лестничная клетка восточной части здания были отделаны розовой и серой мраморной плиткой.

Стены коридоров оформили зеркалами и декорировали лепниной. Новое оформление получила плоскость стены междуэтажной площадки. Первоначально основным акцентом стены было большое арочное окно, после реконструкции на его месте в глубокой нише находилась скульптура Сталина, оформленная по периметру в виде портала. В 60-е годы междуэтажная стена была оформлена большим полотном с изображением Ленина. И только в 80-е годы XX века стена получила нынешнее зеркальное оформление.

В декабре 1992 года правление Дома ученых обратилось к президенту вновь созданной Академии наук Татарстана, академику М.Х.Хасанову с просьбой принять Дом ученых в структуру Академии. Эта просьба была поддержана, и с февраля 1993 года Дом ученых находится в ведении Академии наук.

Однако ничего в жизни Дома ученых это не изменило.

 

Читайте в «Казанских историях»:

Приютил бы кто бывший Александровский приют…

«Казанские истории», №3-4, 2005 год

  Издательский дом Маковского