Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Май 2020 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1925 – Родился Абрар Гибадуллович Каримуллин, доктор филологических наук, академик АН РТ, заслуженный деятель науки РТ, лауреат Государственной премии РТ имени Г.Тукая, автор книги Татары: этнос и этноним»

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Памятник Баумана. Был такой в Казани...

Редакция газеты «Республика Татарстан» регулярно проводит краеведческие конкурсы. Однажды она опубликовала памятник человека со знаменем и спросила своих читателей, кто это. По письмам читателей была рассказана история памятника, которую мы перескажем, дополнив своими подробностями.

Памятник Николаю Бауману, ныне не существующий

Предыстория памятника Николая Баумана такова. В середине 1930 года было принято решение о переименовании большинства улиц Казани с целью увековечения истории Октябрьской революции и ее деятелей. В частности, уже в декабре того же года улице Большая Проломная было присвоено имя Баумана, а на прилегающей Рыбнорядской площади начали подготовку к установке памятника профессиональному революционеру. В 1930 году как раз исполнилось 25 лет со дня гибели Н.Э.Баумана от рук черносотенца.

Кстати, именно эта деталь легла в основу надписи на памятнике, что должно было послужить подсказкой для читателей. На постаменте кириллицей и более крупно – латиницей выгравировано: «Бауман», а ниже – «1905-1930».

Немного о личности Николая Эрнестовича. Казанец Р.Сафин сетовал, что нынешняя молодежь зачастую даже не представляет, кто это такой. Вот что читатель сообщил о нем: «Бауман был активным деятелем революционного движения. В 1889-1895 годах он совместно с А.Стопани руководил одним из нелегальных казанских рабочих марксистских кружков. Затем Бауман переехал в Петербург, где стал активным членом «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», его партийный псевдоним в то время – «Грач».

Бауман прошел через заключение в Петропавловском равелине, был выслан полицейской охранкой из страны. В дальнейшем участвовал в издании и распространении большевистской газеты «Искра». В первые дни русской революции 1905 года вернулся в Россию».

Читатель Б.Милицин дополняет: «Бауман родился в 1873 году в Казани на Малой Проломной улице (ныне – ул.Профсоюзная), учился во 2-й городской гимназии (ныне Центр детского творчества и досуга на Левобулачной улице). Окончил Казанский ветеринарный институт – сегодня это ветеринарная академия, которая носит имя одного из своих выпускников.

Вот что мы прочитали в книге «История Казанского ветеринарного института»:

«Э. Бауман выступил как один преемников революционной деятельности В.И. Ленина и Н.Е. Федосеева в Казани. Еще находясь в гимназии, Н. Бауман мечтал посвятить себя служению народу. Его друг и товарищ по институту Владимир Сущинский потом вспоминал: «Мы хотели служить народу, мы мечтали о жизни для него и смерти за него, стремились к борьбе за правду, за права угнетенных, за господство в жизни труда».

Николай Бауман выбрал путь в революцию во многом потому, что оказался в это время студентом. Казанское студенчество активно выступало за свои права, за права всего трудового народа. Многие студенты, как и Бауман, были членами революционных кружков, занимались организаторской работой по поручению Казанского комитета РСДРП. Большое влияние на Баумана и друзей оказали рассказы рабочих столярной мастерской, которую содержал отец Н. Баумана. Из таких источников они получали, по воспоминаниям В. Сущинского, первые сведения о классовой борьбе.

Н. Бауман познакомился с произведениями революционеров-демократов – Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, Д.И. Писарева, прочитал  «Хитрую механику» С. Степняка-Кравчинского. Он считал, что профессия ветеринарного врача – «работа, близкая народу и ему нужная». Уже на первом курсе института студент Бауман заводит знакомство с рабочими Крестовниковского и Алафузовского заводов, распространяет среди рабочих нелегальную литературу. Его убежденность, организаторский талант и общительность привлекали рабочих, он пользовался их любовью и; уважением.

Н. Бауман настойчиво искал решение волновавших его вопросов, связанных с практическими задачами революционной борьбы. «Мы с тов. Бауманом, – вспоминал А.М. Стопани, – два желторотых студента (он – ветеринарного института, я – университета) переживали мучительно отсутствие ответа на стоящие перед нами «проклятые вопросы»: помнится, прежде всего, что считать первоосновой – политику, в частности, террор, или путь экономической борьбы.. И затем, как относиться к капитализму и общине».

Решающим событием в жизни Н. Баумана и В. Сущинского, подлинным откровением для них явилось знакомство с марксистской литературой. С увлечением читали они труды К. Маркса, Ф. Энгельса, Г. Плеханова. Наряду с этим изучали историю, политическую экономию.

Вспоминания об этом времени, В. Сущинский писал:

«Революционные идеи Маркса взрывались в нашем сознании как бомбы. Они, с одной стороны, поражали Баумана и захватывали, а с другой – как бы формировали, отливали в строгую и законченную форму его собственные революционные настроения и стремления».

С этого момента Бауман и Сущинский становятся убежденными марксистами. Пропаганду марксизма среди рабочих они рассматривают уже как дело своей жизни.

«Иногда рабочих, – вспоминал Сущинский, – собиралось немало, и Николай Бауман с ревностью и горячностью прозелита «обращал» их в марксизм. Он умел говорить с рабочими, умел связывать теорию с практикой».

В 1892/93 году оба революционера вынуждены были из-за полицейской слежки ограничить свои связи с рабочими казанских предприятий, перенести свою деятельность в студенческую среду. Они принимали участие в студенческих сходках, проводимых под видом вечеринок и именин.

В октябре 1892 года казанский губернатор извещал попечителя:

«В ночь на 24 текущего октября в незанятой квартире дома провизора Бергмана студентами университета, ветеринарного института, с участием учениц Казанской фельдшерской школы и повивального института, всего в количестве 100 человек, была устроена вечеринка...»

В списке лиц, участвовавших на вечеринке, указаны фамилии студентов ветеринарного института, в их числе Н. Бабушкина, В. Лотова, А. Шабурова и Н. Баумана. Деятельность Н. Баумана и В. Сущинского сплачивала студентов-ветеринаров, крепила их связи с лучшей частью университетской молодежи.

В 1892 году на панихиде по умершему писателю-демократу Н. В. Шелгунову приняли участие 60 студентов университета и ветеринарного института. В январе 1894 года Н. Бауман организовал антиправительственные выступления на похоронах студента ветеринарного института М. Аполлонова, умершего от туберкулеза. Студенты-ветеринары вместе с университетскими товарищами приняли участие в сходках, которые состоялись в 1894 году в ряде мест: в Академической слободе, на квартире курсистки Борецкой, в Собачьем переулке, на Б. Лядской и Рыбнорядской улицах, где иногда присутствовало до 100 человек.

В 1892 году Н. Бауман был одним из организаторов маевки рабочих Адмиралтейской слободы. Все это настораживало полицию. В 1894 году жандармское управление запросило из института фотокарточки студентов Н. Баумана, В. Сущинскаго, Н. Емельянова, Н. Попова, А. Вогау, А. Гаас, А. Добромыслова, А. Дорофеева, Е. Перепелкина и других. Вслед за фотокарточками в полицию были переданы и списки студентов, которые «по своему поведению, образу мыслей, способности и склонности к демонстрациям могут принять участие в таковых».

В то время Н. Бауман устанавливал знакомство со многими студентами фельдшерской школы при институте и оказывали влияние на формирование их взглядов. Вскоре департамент полиции получил сведения «о наличии здесь некоего кружка, занимающегося антиправительственной деятельностью», членами которого были названы Н. Бауман, В. Сущинский, фельдшер Э. Опориус и другие.

Зимой 1894-1895 гг. Н. Бауман и В. Сущинский организовали выпуск прокламаций – писем к рабочим и крестьянам. В них раскрывалась правда о тяжелом положении рабочего класса и крестьянства, разоблачалось самодержавие. К их составлению привлекались студенты, рабочие, а также приезжие в Казань крестьяне. Студент-ветеринар Федоров переписывал прокламации от руки, а студент-естественник Орлов размножал на гектографе.

Полиции удалось проследить за деятельностью кружка Н. Баумана. Были произведены обыски у студентов М. Лозовских, А. Дорофеева, М. Бекетаева, М. Саздыкова, Н. Попова. Все они были осуждены по ст. 318 «Уложения о наказаниях» за принадлежность к тайному обществу, «имеющему целью... возбуждение неповиновения установленной власти», А. Дорофеев и М. Лозовских были сосланы в Сибирь. Н. Бауману и В. Сущинскому удалось окончить институт в 1895 году, и они были направлены на работу в Саратовскую губернию. Вскоре оба уехали в Петербург.

Здесь Н. Бауман вступил в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», организованный В. Лениным, вел деятельную жизнь агитатора и пропагандиста марксизма среди петербургских рабочих. В дальнейшем он стал агентом газеты «Искра», одним из виднейших деятелей большевистской партии. Осенью бурного 1905 года Бауман возглавил демонстрацию в Москве, требованием участников которой было освобождение политзаключенных.

Наш земляк шел во главе колонны, в руках у него было красное знамя (этот момент и запечатлен авторами памятника). Неожиданно к Бауману подскочил какой-то человек и со всей силой ударил в висок обрезком железа... Николая Баумана хоронила вся Москва».

7 ноября 1905 года в газете «Пролетарий» – органе большевиков – появилась статья-некролог, написанная В.И. Лениным. Она начиналась словами:

Телеграф принес сегодня, 3 ноября, н. ст. известие, что в Москве убит царским войском член Российской социал-демократической рабочей партии, ветеринарный врач Н.Э. Бауман. У гроба его произошла демонстрация…»

И дальше:

«Вечная память революционеру, павшему в первые дни победоносной революции! Пусть послужат почести, оказанные восставшим народом его праху, залогом полной победы восстания и полного уничтожения проклятого царизма».

По призыву Казанского комитета РСДРП в университете прошли митинги, в которых участвовали и студенты-ветеринары. Как известно, уже в декабре ситуация в стране изменилась, власть установила в стране жесткий порядок. Читатели верно назвали авторов памятника: архитектор А.Г. Бикчентаев, скульптор И.А. Менделевич. Их творение было установлено на только что переименованной из Рыбнорядской в Кооперативную площади в 1934 году. Перед этим отсюда убрали рыбный и мясной рынки, навели порядок, разбили сквер.

Рыбой теперь надлежало торговать в помещениях одного из прилегающих домов, в котором долгое время располагался знаменитый казанский магазин «Рыба – Балык» (был снесен, на это месте теперь новое здание). А здание напротив, принадлежавшее до этого частным торговцам, передали новоорганизованному объединению кооператоров «Татсоюз» (Татпотребкооперация). Это здание тоже снесено, на этом месте – громада торгового комплекса «Кольцо».

Символично, что лицом памятник смотрел на улицу Баумана. На обратной стороне оставались городская гостиница – так называемые Музуровские номера (в настоящий момент снесено) и здание, на месте которого сегодня гостиница «Татарстан».

Вокруг сквера проложили трамвайные пути. Здесь, как сообщила в редакцию читательница Ф.Кадырова, была конечная остановка трамвая третьего маршрута и его вагоны разворачивались. Потому-то в народе Кооперативную площадь чаще называли просто «Кольцом».

Памятник Бауману простоял на первоначальном месте в центре города недолго. Из-за активного транспортного движения он вместе со сквером в 1937 году был перенесен на Арское Поле, к старому зданию ветинститута.

В 2008 году вандалы надругались над памятником, и о его судьбе ничего не известно.

Кстати, вот что написали в связи с разрушением памятника казанцы Григорьевы:

«С памятником Бауману связана одна из многочисленных городских загадок. В справочниках, энциклопедиях и путеводителях указано, что памятник был изготовлен из бронзы. Видимо, именно поэтому он и пострадал в пору воровства цветных металлов. Но когда они снесли памятнику голову, то с удивлением обнаружили, что памятник сделан из обычного бетона. Предположений здесь может быть два: закралась опечатка в книги или, что вернее всего, памятник был подменен. Если верно последнее предположение, то любопытно было бы выяснить, когда же произошла подмена: во время переноса в тридцатые годы прошлого века или позднее, во время Великой Отечественной войны? Тогда памятник оказался возле территории оборонного завода, а ведь его потребность в бронзе была велика... Впрочем, может быть и так: памятник пострадал во время скорого строительства капитализма, когда цветной металл расхищался не только с государственных заводов, но и средь бела дня с улиц, дач, даже погостов...»

Таким образом, заключили участники конкурса, памятник Бауману не простоял в Казани и шести с половиной десятков лет. Но в память о тех временах, когда он украшал Кооперативную площадь, в народе осталось живучее наименование «Кольцо».

Между прочим, само трамвайное кольцо в том же 1937 году ликвидировали, и трамвайные пути прошли через площадь по прямой линии (правда, разворот еще долго существовал вокруг квартала по периметру нынешних улиц Пушкина – Островского – Университетской – Правобулачной).

Ну а площадь потом переименовывали дважды, сначала в честь крупного советского общественного деятеля Валериана Куйбышева, потом, в 1997 году, в честь классика татарской поэзии Габдуллы Тукая.

  Издательский дом Маковского