Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Июнь 2020 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1913 – В проведении первого всероссийского праздника трезвости приняли участие более 230 обществ и братств трезвости. В Казани по предложению Казанской духовной Консистории был устроен крестный ход, в котором участвовало более 200 человек.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

История спектакля «День Икс» в театре имени В.И. Качалова

Большой драматический театр имени В. И. Качалова ознаменовал 49-летие Великой Победы спектаклем «День Икс» по пьесе татарского драматурга Диаса Валеева «Поэт и война».

Спектакль вызвал, мягко скажем, неоднозначную реакцию.Редакция «Вечерней Казани» решила узнать мнение у тех, кто создавал этот спектакль - писателя Д. Валеева, артистов театра, занятых в постановке:  Ю. Федотова, Е. Кузина, Ф. Пантюшина и В. Кудрявцева.

Предлагаем вашему вниманию диалог с ними журналиста Л. Агеевой, опубликованный 28 февраля 1985 года в газете «Вечерняя Казань»,  а также   хронику  истории этого спектакля, изложенную писателем в романе «Чужой или В очереди на Голгофу» и документальном исследовании его ученика - писателя Александра Воронина «Драма Диасизма».

Вечен человек или не вечен?

Пьеса «Поэт и война» известного татарского драматурга,  заслуженного деятеля искусств РСФСР Д. Валеева, по которой поставлен спектакль, посвящена Мусе Джалилю и рассказывает о нескольких днях его подпольной деятельности. Тема эта, с одной стороны, вряд ли кого в нашей республике оставит равнодушным, а с другой стороны, настораживает: что нового можно сказать о поэте-герое, если нам, кажется, известен каждый его жизненный шаг?

М. Магдеев в предисловии к сборнику драматурга «Сад», вышедшему в 1984 году в Таткнигоиздате, пишет, что испытал такие же сомнения и убедился – Джалиля Валеев показал по-своему: «…В нашей литературе много написано о борьбе поэта против нацизма, о его казни, меньше – о единстве его поэзии с личной судьбой. Валеев подошел к подвигу Джалиля именно с этой стороны. Джалиля дал татарский народ, поэтом сделала его советская страна, героем он стал общечеловеческим».

Главный режиссер КБДТ, заслуженный деятель искусств РСФСР Н. Басин, постановщик спектакля «День Икс», акцентировал внимание именно на философском осмыслении подвига Джалиля и его товарищей. Лучше всего расскажут о новом спектакле его создатели, и мы пригласили для разговора драматурга, а также четвертых исполнителей: заслуженных артистов РСФСР Ю. Федотова (Джалиль) и Е. Кузина (Гайнан Курмаш), заслуженного артиста ТАССР Ф. Пантюшина (Розенберг) и артиста В. Кудрявцева (Ямалутдинов).

Д. ВАЛЕЕВ:

Во всех своих произведениях я развиваю одну тему: как поведет себя человек в критической ситуации, можно сломать его или нельзя? События, показанные в пьесе, как бы моделируют современную действительность. Сегодня, когда международная обстановка взвинчена до невероятности, вопрос, уничтожим человек или неуничтожим, звучит сверхсовременно. Ситуация, в которую попадает Джалиль, более чем критическая. Пьеса рассказывает о первой десятидневке августа 1943 года, когда немецкая контрразведка, зная о готовящемся антифашистском восстании, всячески пытается его предотвратить, а подпольщики, зная, что за ними следят, продолжают свое дело. Шла трудная борьба: кто кого переиграет? Пьеса ставила перед театром сложные задачи. Дело в том, что в ней одновременно присутствуют две линии: реальная, основанная на исторических фактах, и другая – символическая. И надо было соединить их, не нарушая органику действия. По-всякому складываются взаимоотношения драматургов с режиссерами. Бывает, театр пьесу обедняет. Натан Израилевич Басин, наоборот, ее обогатил. Режиссура блестящая. Спектакль получился многослойный, динамичный. В любой момент спектакля невозможно предугадать, как будут развиваться события дальше.

Е. КУЗИН:

Сделаю одно отступление, однако, по существу разговора. Во многих театрах страны идет спектакль «А зори здесь тихие…» Бориса Васильева. О чем он? О том, как горстка советских девушек смогла дать отпор профессионально обученным убийцам. Казалось бы, все верно: личная смелость героизм наших людей много стоили на войне. Но Васильев, на мой взгляд, писал о другом. Его пьеса имеет резкую антивоенную направленность. Надо всеми силами бороться за мир, чтобы сохранить жизнь таким вот юным девушкам, сохранить любовь, чистоту… Мы, к сожалению, иногда открываем в военной теме лишь поверхностный слой. А надо бы копать глубже. С пьесой Васильева я впервые встретился, когда мы делали сцену из нее для телевидения. И уже тогда понял, какая сила заложена в ней. Она разоблачает фашизм, ярко показывая его опасность не только для отдельных людей, но и для всего человечества. Фашизм – это не карточный домик, его так просто не развалишь. В своем спектакле мы хотели показать не просто конфликт двух противоборствующих сил. Прежде всего это борьба нравственного и безнравственного начал. Борьба не только между советскими людьми и фашистами. Борьба и в самом человеке. Не зря в центре спектакля не только образ Джалиля, но и образ предателя Ямалутдинова.

Д. ВАЛЕЕВ:

Велик соблазн преуменьшить силу врага, показать его слабым. Но это было бы исторически неверно. Я благодарен театру, что мой замысел верно понят. В лице Хелле и Розенберга Джалиль имел умного и коварного врага. Хелле хорошо знает человеческие слабости и умеет играть на них. Это артист в своем деле. Именно таким он предстает в исполнении Геннадия Прыткова. Розенберга играют два актера: у Феликса Пантюшина он внешне мягок и интеллигентен, Вадим Кешнер делает его более жестким. Но оба актера не лишают его внутренней силы.

Е. КУЗИН:

Я пытаюсь мыслить, как мой герой – профессиональный военный Курмаш. Он знал все коварство врага, а потому был более бдительным. Он предупреждал Джалиля об опасности.

Ю. ФЕДОТОВ:

Я тоже представляю себя на месте Джалиля. Разве можно тут быть всевидящим?

Е. КУЗИН:

Джалиль и его товарищи действовали в чрезвычайно сложных обстоятельствах, но и тогда не жили по пословице «Лес рубят – щепки летят». Победа им нужна была, но не любой ценой. Если они чем-то рисковали смело, то только своей жизнью. Баттал сам пошел в гитлеровский застенок, когда это потребовалось. Вспоминается разговор Джалиля с Курмашем о Ямалутдинове. Речь идет о том, что надо убрать Ямалутдинова. Муса говорит Курмашу: «Если бы я был уверен, Гайнан, что это так нужно для нашего дела. Но, может быть, это необходимо для нашего спокойствия? Извини, я солдат, я поэт, но не палач».

Ю. ФЕДОТОВ:

Уже выработан определенный стереотип восприятия Джалиля. Он – герой, человек смелый и решительный. Но чего стоит ему эта решительность и геройство?! Ведь от его слова или поступка зависела не только его собственная жизнь, но и жизнь сотен людей. И так легко можно было ошибиться…

Ф. ПАНТЮШИН:

Мне интересны рассуждения о природе героического у Василия Быкова. Как говорится, на миру и смерть красна. А если смерть такая, как у джалильцев? Им говорили: «На родине вас будут считать предателями». Об этом же они думали в свой предсмертный час. Но даже это не сломило их. Потому что они знали, ради чего шли на смерть. Муса говорит перед казнью: «Сейчас, на краю жизни, я склонен смотреть на себя как на лист, отрывающийся от ветки. А дерево? А дерево, наверное, будет продолжать расти…» Можно уничтожить человека физически. Но не так-то просто уничтожить его морально, обезволить, раздавить, как это сделали с Ямалутдиновым. А ведь именно к этому стремится фашизм.

В. КУДРЯВЦЕВ:

Подлеца и предателя мне пришлось играть впервые. Мне хотелось показать сам процесс рождения предательства. Зритель видит Ямалутдинова в тот момент, когда он уже внутренне сломлен, готов к предательству. И что самое страшное: он оправдывает свое предательство. Такой предаст и отца, и мать – не пожалеет. Лишь бы остаться в живых самому. Именно на этом желании – выжить любой ценой – его и поймал Хелле. Не хотелось как-то выделять своего героя. Даже внешне. Это обычный человек, где-то неглупый. Но жизнь зажала его в такие тиски, когда надо было делать какой-то определенный выбор: с кем идти? Не думаю, что Джалиль стал героем на войне. Он был способен на героизм и в мирной жизни. Так же, как Ямалутдинов стал трусом задолго до того, как попал в кабинет Хелле. Я хотел показать своей ролью, что человек способный на малый компромисс с совестью, способен и на большое предательство.

Ю. ФЕДОТОВ: Как это ни странно, работая в спектакле «День икс», я думаю не о войне, а о сегодняшнем дне. И не только потому, что драматург постоянно связывает прошлое с настоящим. Помните, Джалиль спрашивает Поэта, нашего современника: «Скажи в мире, в котором живешь ты, уже нет зла, крови?» – «Есть. Есть много крови, есть зло», – отвечает Поэт. Я вижу в этих словах не только предупреждение о том, что нам снова грозят войной. Я думаю о том, почему так живуче зло в душе человека. Скажите, что пьеса Валеева не о том. Но если человек с малых лет приучается к мысли, что все в этой жизни только для него, не получится ли из него в критический момент Ямалутдинова?

В. КУДРЯВЦЕВ:

Мне тоже хочется, чтобы зритель, смотря наш спектакль, не думал, что такая проверка на человечность возможна только на войне. Разве в мирной жизни мы не оказываемся постоянно перед нравственным выбором: что делать? И не каждому удается выстоять перед обстоятельствами.

***

Вечен человек или не вечен? Поэт-современник ищет ответ на этот вопрос в конкретных судьбах – Джалиля и его товарищей, но размышляет при этом обо всем человечестве. И ответ не так очевиден, как кажется на первый взгляд. Этим и интересна пьеса Диаса Валеева. Этим и подкупает спектакль качаловцев.

Любовь Агеева

«Вечерняя Казань», 28 февраля 1985 года

Диас ВАЛЕЕВ: фрагменты романа «Чужой или В очереди на Голгофу»

21 ноября 1984 года

3 января – Д.Валеев и Н.Басин узнают, что спектакль «День Икс» не включается в афишу не только января (по решению очередного заседания комиссии в январе должны были опять идти дополнительные репетиции), но и февраля. Спектакль в подвешенном состоянии – не запрещен официально, но и не принят.

Писатель и режиссер идут к министру культуры ТАССР И.Алееву. Из слов министра трудно понять, какова судьба спектакля. Выйдя из здания министерства культуры (это в казанском Кремле, где в ту пору находятся все министерства), писатель и режиссер направляются в резиденцию Президиума Верховного Совета и Совета министров ТАССР – к первому заместителю Председателя Совета министров республики М.Хасанову. Хасанов звонит по телефону Алееву: «Вы что это там играете со спектаклем?» Попрощавшись, Валеев и Басин снова направляются к Алееву. Теперь позиция министра культуры более ясна и четче выражена, и он звонит директору качаловского театра Егорову: «Включайте спектакль в афишу февраля». Спектакль на какое-то время спасен. Но судьба министра повисает на волоске: он исполняет волю первого заместителя Председателя Совета Министров, но не исполняет указания секретаря областного комитета партии. Не проходит и недели, как становится известно, что Алеев отрешен от должности.

Не первый раз в связи с Валеевым увольняют людей с работы. Или они уходят сами. Иной раз опасно Валеева поддержать, другой раз – опасно ему противостоять.

История трехлетней изнурительной затяжной войны Диаса Валеева с казанской мафией от искусства, имевшей «крышу» в идеологическом секретариате обкома партии, а потому всесильной, писателем подробно описана в документальном романе «Чужой, или В очереди на Голгофу» (первоначальное название «Изгой, или Очередь на Голгофу»), впервые изданном в 1996 году в казанском издательстве «Тан-Заря». История эта чрезвычайно событийна, насыщенна. О многих эпизодах поведал сам писатель и поэтому в биохронике этих лет мы отразим только основные события да еще те сюжеты, которые не вошли в структуру романа.

Главный сюжет жизни писателя в эти годы – работа над рукописью романа-эссе «Третий человек, или Небожитель», первой части будущего двухтомника «Уверенность в Невидимом».

Озарения, наитье, дар черпать знания, образы и чувствования из резервуара смыслов, как пишут сейчас в режиме online (о Сверхбоге, о трех типах человека – микро-, макро– и мегачеловеке, о пульсациях и периодической смене знака в историческом развитии человечества) проявляются мгновенно, здесь нельзя даже говорить о времени, его течении, но чтобы передать эти полученные как бы сверху новые знания людям, нужна была большая работа. Знания нужно превратить в тексты, понятные людям. И передача эта осуществляется в промежутках между баталиями.

24 февраля – главного режиссера казанского БДТ имени В.И.Качалова, постановщика «Дня Икс» Н.Басина и писателя Д.Валеева приглашают в обком партии. Заведующая отделом культуры Д.Зарипова предъявляет 10 пунктов новых требований по переделке спектакля. Требования отпечатаны на пишущей машинке, текст их полуграмотен, однако, «обсуждению эти требования не подлежат». «День Икс» до этого момента восемь раз не был принят, но дважды все-таки был разрешен к показу. Теперь спектакль останавливают в девятый раз. Ясно, что власти хотят покончить с «Днем Икс». Больше того, им кажется, что они уже с ним разобрались окончательно. Бывший министр культуры ТАССР И.Алеев примерно в те же февральские дни 1985 года возвращается из санатория и на вопрос к бывшим своим коллегам, как обстоят дела с «Днем Икс», получает ответ: «С “Днем Икс” покончено». Об этом он, спустя 21 год, рассказывает Д.Валееву. Но до конца еще, однако, далеко. Д.Валеев и Н.Басин оказывают своим недругам ожесточенное сопротивление. С боями они отстаивают право, не стесняясь в выражениях, на показ буквально каждого очередного спектакля.

Накануне московская комиссия во главе с режиссером Б.Малкиным отбирает театральные работы для участия во Всесоюзном фестивале спектаклей. И, конечно, останавливает внимание на спектакле ТГАТа имени Г.Камала. «День Икс» комиссией даже не рассматривается. За это председатель комиссии режиссер Б.Малкин получает «взятку» – в виде приглашения с оплатой высоким гонораром на постановки в театрах Казани – в Татарском академическом имени Г.Камала и казанском БДТ имени В.Качалова. Последнее приглашение даже не согласовывается с Н.Басиным, еще являющимся официально главным режиссером театра.

Вечером этого дня Диас Валеев в Министерстве культуры ТАССР беседует с заместителем министра Н.Джураевой. Ему нужно залитовать, то есть пропустить через цензуру, третью часть трилогии – драму «Ищу человека».

– Мне глубоко безразлично, что вы закончили свою трилогию, – говорит заместитель министра культуры ТАССР Н.Джураева.

Возвратившись домой, Валеев узнает, что режиссер Н.Басин увезен «скорой помощью» в больницу в прединфарктном состоянии.

В чем причины такого отношения? По мнению Диаса Валеева, их две. В ТГАТе имени Г.Камала идет пьеса председателя Союза писателей ТАССР Т.Миннуллина в постановке народного артиста СССР, главного режиссера театра М.Салимжанова – «У совести вариантов нет». В казанском БДТ имени В.Качалова рождается по пьесе Д.Валеева спектакль Н.Басина «День Икс». И тот, и другой спектакли – о Джалиле. Могут начаться сравнения: чья пьеса лучше, чей спектакль мощнее? Кто-то захочет сравнивать талант драматургов, талант режиссеров. Такова первая причина, по которой спектакль качаловцев подлежит уничтожению. По мнению Д.Валеева, драматурга Миннуллина, режиссера Салимжанова и секретаря обкома КПСС Беляева связывает что-то вроде коммерческого союза. Вторая причина носит глобальный характер: спектакль «День Икс» – из ряда высокой советской классики, спектакль патриотический, способный поднять душу зрителей к высочайшей духовной планке. Такие спектакли в это время уже не нужны власти. Меняется кадровый состав партийных органов в сфере идеологии, на ключевые должности призываются люди, способные вносить в сознание людей иной, чем прежде, акцент. Писатель полагает, что начинают действовать уже какие-то тайные инструкции, конечная цель которых доведение сознания масс до состояния разброда и разложения. Патриотизм теперь у властей явно не в моде. Переворот в стране грянет в августе 1991 года, но предварительная подготовка к нему обретает первые, едва различимые очертания уже теперь. При прежнем секретаре обкома КПСС по идеологии М.Валееве и прежнем заведующем отделом культуры М.Мусине история, подобная трагифарсу с «Днем Икс», была бы невозможной. Не случайно эти люди убраны теперь со своих постов.

Однако, есть, на мой взгляд, еще и третья причина, возможно из коренных. Абсолютно независимая, хотя и спокойная, отнюдь не агрессивная и не вызывающая манера поведения Валеева пробуждает во многих людях чувство неприятия. Еще бы: в мире, в котором поголовно пьют все, он не выпивает в течение всей жизни ни с кем ни одного стакана водки. Не входит ни в какие группировки. Никогда не участвует в коллективной охоте на кого бы то ни было. Ясно, что такой человек – из «марсиан», пришельцев из неведомого мира. Даже жена в шутку называет его так. Генетический чужак, особенно талантливый – это невыносимо.

24-27 марта – трехдневный выезд членов «Литературной мастерской» во главе с ее руководителем Диасом Валеевым в гости к молодым поэтам и прозаикам литературного объединения «Орфей» в Набережных Челнах (В ответ на их визит, состоявшийся 13 января). Молодые писатели и Д.Валеев посещают главный конвейер автосборочного завода КАМАЗа, сердце Нижнекамской ГЭС, ее турбинный цех. В библиотеке КАМАЗа участвуют вместе с орфеевцами в литературно-музыкальном вечере.

5 апреля – одиннадцатый по счету официальный прием чиновниками Министерства культуры ТАССР, республиканского отделения ВТО и отдела культуры Татарского обкома КПСС спектакля «День Икс» в БДТ имени В.И.Качалова. Рекорд СССР. Случалось, что некоторые спектакли Ю.Любимова в его «Театре на Таганке» московская комиссия принимала по семь-восемь раз, но одиннадцать раз – цифра, непревзойденная в стране никем. Такое возможно только в Казани. И только по отношению к Валееву.

Члены комиссии в состоянии крайней усталости. Ни одного замечания, ни одного возражения. Нет даже необходимости обсуждения спектакля. Все в порядке: спектакль можно показывать зрителям. Правда, один из членов комиссии по секрету сообщает писателю, что принято решение сразу после 9 мая, после Дня Победы, «списать» спектакль. Но Валеев и Басин готовы к борьбе. Для них «День Икс» уже давно дело принципа. Последний редут. Отброшены в сторону опасения за карьеру, за жизнь.

25 апреля – в журнале «Смена» полуторамиллионным тиражом выходит очерк Диаса Валеева о возчике райпищеторга, меценате Асхате Галимзянове. Возчика прессует милиция, санэпиднадзор, пожарники, администрации района и города, тот же райпищеторг, а возчик, отмахиваясь от них, как от мух, выращивает свиней, продает мясо и полученные деньги переводит на счета детских домов. И так уже много лет. Теперь после публикации очерка Д.Валеева о странном меценате из Казани узнают многие. Бесконечные письма – и в редакцию журнала, и во властные органы республики.

Таков ассимметричный ответ Диаса Валеева казанским властям. С публикации очерка о Галимзянове начинается период правозащитной деятельности писателя. Вы прессуете меня, а я буду жестоко прессовать вас за то, что вы преследуете совершенно невинных людей – логика примерно такая. Валеев использует методику «ковровой бомбардировки». Вы подняли руку на спектакль о национальном герое, вы поднимаете руку на хозяина кобылы и по совместительству великого альтруиста? – в таком случае отвечайте все скопом и сразу: в одной куче оказываются обком партии, Совет министров республики, администрация города, МВД, пожарники, санэпидстанция, прокуратура...

Предстоят гастроли театра в Челябинске и Тюмени. Директор театра Г.Егоров, памятуя о том, что «День Икс» необходимо «списать», не помещает его в гастрольную афишу. Однако, следуют и симметричные ответы в виде серии скандалов в министерстве культуры и обкоме партии. Г.Егорову не удается ни «списать» спектакль, ни воспрепятствовать его вывозу на гастроли. В газетах Челябинска и Тюмени печатаются положительные рецензии на спектакль, появляются они и в казанских и московских газетах.

26 июня – после одной из провокаций, организованных директором театра Г.Егоровым, Натана Басина вынуждают подать заявление об уходе. Диасу Валееву неизвестные лица угрожают по телефону убийством.

1 июля – в день появления на свет писателя, день в день, рождается внук Ренат Кирпичев, сын дочери Майи.

18 июля – из заявления писателя министру внутренних дел ТАССР С.Кирилову: «3 июля с.г., проходя по Ленинскому саду, я присел на скамью отдохнуть. Тут же ко мне подошел человек (возможно, он следил за мной), с которым я не был знаком. Суть того, что этот человек заявил мне: “Я мечтаю увидеть твою могилу. И не только я. Когда это произойдет, это станет прекрасным днем для татарского народа. Впрочем, можно и подтолкнуть в могилу. Много мнишь о себе, но язык можно и укоротить”. Монолог, пересыпанный такими же угрозами и оскорблениями, продолжался минут десять. Я сидел спокойно молча. Я не знал, один ли этот человек или рядом на скамейках находятся его сообщники. Затем человек ушел.

На днях я увидел его в Доме печати на улице Баумана, в помещениях Союза писателей ТАССР. На этот раз уже я остановил его.

Некий Фатых Макаев, лет сорока пяти. Как выяснилось из бесед с сотрудниками аппарата Союза писателей, которые его знают, – какой-то окололитературный человек, что-то пишет, недавно получил материальное вспомоществование по линии Литфонда ТАССР, филолог по образованию, работает ныне завхозом в каком-то институте, живет вроде бы в поселке Высокая Гора, где его жена якобы занимает пост заместителя председателя райисполкома.

Прошу органы МВД тщательно расследовать этот случай. С кем связан Макаев? От чьего имени он говорил со мной, угрожая мне убийством? Как взаимоувязана с инцидентом в Ленинском саду внутрилитературная борьба, имеющая место в Союзе писателей ТАССР? Кто конкретно употребляет такие приемы, как разговор о “могилах”, в войне со своими противниками?»

Копия заявления в МВД была, послана и в отдел культуры Татарского обкома КПСС. На копии, хранящейся в архиве Диаса Валеева, начертано его рукой: «Зариповой Д.X, завотделом культуры обкома, я сказал: «Все это – прямой результат политики, которую проводит Беляев».

Любопытен еще следующий факт. За месяц до событий Диас Валеев пишет письмо писателю Юрию Бондареву, являющемуся заместителем Председателя Союза писателей РСФСР, просит его вмешаться. В монологе в Ленинском саду Макаев упоминает и это письмо. Каким образом он узнает о нем? Либо Бондарев, получив послание от Валеева, разговаривал по этому поводу по телефону с руководством Союза писателей в Казани, либо письмо перехвачено спецслужбами. Впрочем, вероятно и то, и другое одновременно.

19 июля – младшая дочь Дина, студентка исторического факультета Казанского университета, регистрирует в загсе Красноярска свой брак с Виктором Терских, музыкантом. Несколькими месяцами раньше она переводится на заочное обучение и переезжает на жительство в город на Енисее. Семья Валеевых состоит теперь из трех человек – он, жена Валеева Д.К. и его мать Кутуева З.М. В свободное от сражений время Диас Валеев снова ходит в старый дом на улице Фатыха Карима, 23/15, где работает над очередными главами «Третьего человека, или Небожителя».

22 августа – из письма заместителя начальника отдела МВД ТАССР подполковника В.Елисеева: «Ваше заявление от 18 июля 1985 года нами проверено. Изложенные в нем факты имели место. С гражданином Макаевым проведена соответствующая работа. 20 августа в присутствии председателя Правления Союза писателей Татарии Т.Миннуллина, ответственного секретаря М.Хабибуллина, секретаря партийной организации Р.Мухаммадиева Ф.Макаев принес Вам личные извинения. Он строго предупрежден о недопустимости подобных фактов впредь».

МВД не всегда заинтересовано копать глубоко. Все сводится к случайной выходке отдельного неуравновешенного человека. Валеев во время акции покаяния не сводит глаз с лица другого человека. Никакой реакции, ни одного слова. Пятнадцать суток задержания обеспечены Макаеву, но писатель прощает его. Рядовой исполнитель. Бог с ним. Впоследствии станет известно, что Ф.Макаев, попав за какое-то серьезное преступление в тюрьму, будет убит своими сокамерниками.

24 августа – в Татарском книжном издательстве выходит книга «Эгэр узенэ хыянэт итсэн» («Перед последней чертой»). В ней – четыре пьесы Валеева.

24 сентября – в Красноярске рождается второй внук писателя Тимур Терских, сын дочери Дины.

4 октября – Министерство культуры ТАССР спешным порядком заказывает и собирает на пьесу Диаса Валеева «Ищу человека» внутренние рецензии. Собрано уже 7 рецензий. Из них – 4 крайне отрицательных, 2 – положительных, 1 – неопределенного характера. Зачем это делается – непонятно. Министерство культуры России через ВААП-Информ уже выпустило пьесу и распространяет ее по театрам страны. Становится, однако, известно, что Министерство культуры ТАССР в лице министра пытается посеять в Москве сомнения в идеологической нужности пьесы, ссылаясь на отрицательное мнение о ней секретаря Татарского обкома КПСС по идеологии Раиса Беляева. Во время приезда в Казань оргсекретаря Правления Союза писателей РСФСР, контр-адмирала в отставке Эдуарда Зимина, Беляев лично вручает ему экземпляр «Ищу человека» с просьбой разобраться в «идейных достоинствах» пьесы. Писателя продолжают обкладывать, как зверя, со всех сторон.

Недругов Валеева томит мечта о «списании» спектакля «День Икс». Директор театра Г.Егоров запускает пробный шар – неожиданно отменяет в начале октября включенный в афишу спектакль. В ответ Д.Валеев снова поднимает скандал в кабинетах Министерства культуры ТАССР и в обкоме партии. Спектакль-мученик играется на публике.

11 ноября – директора театра Георгия Егорова, заместителя директора Елену Нецветаеву бесцеремонно убирают из театра. Заместитель министра культуры ТАССР Нурия Джураева также низложена со своего поста. Слабые руководители: не могут выполнить задание, свернуть голову «Дню Икс».

Секретарь обкома Р.Беляев неожиданно передает пьесу «Ищу человека» в руки нового директора БДТ имени В.И.Качалова Е.Кузина (он играет одну из центральных ролей в «Дне Икс») и нового главного режиссера театра С.Ярмолинца (давнего знакомого Валеева, мужа старой приятельницы актрисы М.Кобчиковой). Им же, видимо, поручается доведение дела с «Днем Икс» до конца.

Но внешне – иллюзия, что события поворачиваются на 180 градусов. На встрече в кабинете секретаря обкома (в присутствии заведующей отделом культуры Д.Зариповой, министра культуры М.Таишева, председателя Правления Союза писателей Татарии Т.Миннуллина, нового заместителя министра культуры Л.Нарбековой) Раис Беляев говорит: «Нужно, наконец, в этом конфликте поставить точку. Валеев – гордость татарской культуры. И никуда нам от этого факта не уйти. Нам нужно заботиться о его репутации. Вот здесь министр культуры. Говорю при всех: «Тебе задание: пусть театр имени Качалова немедленно приступает к работе над пьесой «Ищу человека». Выпуском нового спектакля лучше всего разрешится конфликтная ситуация. Попросим Басина быть режиссером этого спектакля».

Вечером Н.Басин во время совместной прогулки по улицам замечает: «Это гнусный подлый трюк. Вот увидите. Не доверяйте этим людям».

У него дела плохи. Уйдя из качаловского театра, режиссер, известный в стране, рассчитывает, что тут же получит в каком-нибудь крупном городе другой театр. Но другого театра Москва ему не дает. Видимо, постановка патриотического, советского по внутренней своей сути спектакля – ныне действительно большое прегрешение. Его приглашают, было, на должность главного в горьковский драмтеатр, но тут же дают отбой. В чем проштрафился режиссер?

Из Москвы, из секретариата Союза писателей России, доходят сведения, что в Казань направлены две положительные рецензии Н.Велеховой и В.Фролова на пьесу «Ищу человека». Судя по всему, задуманный план в отношении пьесы «Ищу человека» Беляеву и его команде не удаются, и они накручивают какой-то новый сюжет расправы. Какой?

Одновременно новая интрига разворачивается в Татарском книжном издательстве, куда Диас Валеев предлагает рукопись своей трилогии (пьесы «Дарю тебе жизнь», «Диалоги», «Ищу человека») и составленный им сборник рассказов своих учеников из «Литературной мастерской». Прежний заведующий редакцией художественной литературы поэт Ш.Галиев, вроде бы уже примирившийся с существованием Валеева, заменен на нового – литературного критика Ф.Миннуллина. Последний с новыми силами организует отрицательные рецензии на рукописи будущих книг. Против «Дарю тебе жизнь» и «Диалогов» никто не может возражать, они слишком известны, но вот третье звено – «Ищу человека» – следует попытаться выбить. Редактор журнала «Чаян» А.Яхин, преподаватель института культуры Р.Игламов пишут по его заказу отрицательные рецензии. Бывший инструктор обкома КПСС, а ныне заместитель главного редактора издательства Анас Хасанов составляет отрицательный отзыв на рукопись учеников Валеева «Была весна». Но чем серьезнее и организованней сопротивление, тем мощнее напор писателя. Ему уже все равно, сколько у него врагов: десять, свыше пяти десятков или еще больше, хоть весь мир. В какой-то мере этот опыт борьбы Диасу Валееву даже необходим творчески: ведь именно в эти месяцы и годы он выдвигает в своих рукописях концепцию новой единой общепланетарной религии, а это – преодоление небывалого сопротивления...

7 октября – жизнь в постоянном стрессе все чаще приводит писателя к гипертоническим кризам. Все чаще он становится пациентом кардиологического отделения больницы. Вот и в этот раз он в знакомом отделении.

25 декабря – выходит последний за 1985 год номер журнала «Смена» (№ 24), где сообщается, что Диас Валеев снова становится лауреатом годовой премии журнала за статью об Асхате Галимзянове (№ 8). Одновременно в этом номере печатается новый большой очерк писателя о казанском возчике-меценате «Тумаки за доброту».

Власти и общественность прессуют разными способами Диаса Валеева. Диас Валеев продолжает также прессовать власти Татарии за преследования, которым они подвергают мецената из народа, бескорыстно заботящегося о брошенных детях-сиротах. Имя Асхата Галимзянова постепенно становится известным всей стране. Тысячи писем.

31 декабря – за пять минут до Нового года писатель обращает молитву к своему Сверхбогу: «Спаси и сохрани! Дай силы выстоять. Дай силы исполнить назначенную Тобой миссию».

Краткая биохроника

8 января 1979 года – Главный редактор Главной редакции художественной и детской литературы Государственного Комитета РСФСР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли Б.А.Филев: «Мы внимательно рассмотрели Ваше письмо и постараемся еще раз отрецензировать Вашу рукопись “Вечные игры”, чтобы принять объективное решение по ее литературным достоинствам».

Дальше волынка тянется еще несколько месяцев, затем, однако, следует (март 1979 года) рецензия известного критика Гр.Бровмана и соответствующее решение. Основной вывод московского критика: порнографии в сборнике нет, печатать книгу Валеева можно.

8 января – в сотнях, а может быть, в тысячах газет по всей территории Советского Союза в программе 1-го канала Центрального телевидения за этот день обозначена премьера фильма-спектакля «Диалоги» Д.Валеева в исполнении Московского театра им.М.Н.Ермоловой. Однако за два дня до объявленного показа телефильм смотрит зам.председателя Гостелерадио СССР Э.Мамедов и запрещает его к показу. Без объяснения причин «Диалоги» снимают с телевизионной сетки дня.

21 января – 5 февраля  – по приглашению Союза писателей СССР, Министерства культуры СССР и ВТО большая группа драматургов и театральных режиссеров страны в течение двух недель совершает поездку по северу Тюменской области: Надым, Уренгой, Медвежье, Сургут, Нижневартовск... Среди спутников Диаса Валеева драматурги Р.Ибрагимбеков, И.Друцэ, Н.Мирошниченко, И.Касумов, режиссеры В.Раевский, Н.Сличенко и другие. У Валеева возникает замысел новой пьесы, он получает очередной аванс, но замысел остается неосуществленным. Кредиторы позже несколько лет будут допекать его требованиями пьесы или возврата денег.

Февраль – Валеев пишет рассказ «Стук резца по камню», работает, как в любую свободную минуту в эти годы, над будущим двухтомником «Уверенность в Невидимом», до издания которого, впрочем, десятилетия и десятилетия. В начале месяца в ТГАТе им.Г.Камала, наконец-то, начинаются репетиции возобновляемого спектакля «Сквозь поражение» – вопреки желаниям руководства театра. Незадолго перед тем в разговоре с заведующим отделом культуры Татарского обкома КПСС М.М.Мусиным Валеев снова пытается выяснить: запрещал или не запрещал обком партии в сезоне 1975 года этот спектакль? Если запрещал, нет темы для разговора. Если не запрещал, то почему руководство театра спекулирует на этом? По этой причине пьеса до сих пор не распространяется по театрам страны, ее не выпускают в ВААПе. Разговор Мусина с директором театра А.Хусаиновым по телефону: «Если в театре немедленно не начнутся репетиции «Сквозь поражения», то через неделю вы будете уволены».

21 марта – в 15-й горбольнице в палате реанимации, в той же больнице, где умерла О.Д.Денисова, умирает от инфаркта в возрасте 45 лет с небольшим старший брат писателя Радик Назихович Валеев, доктор геолого-минералогических наук, выдающийся геолог-тектонист, автор четырех монографий по крупным вопросам теоретической и практической геологии. Из некролога, опубликованного в газетах: «Р.Н.Валеев был признанным специалистом в области геологии нефти и тектоники. Выполненные им исследования способствовали открытию ряда новых нефтеносных районов страны. В последние годы Р.Н.Валеев возглавлял в институте (Всесоюзный НИИ геолнеруд – примеч. составителя) работы по минерагении нерудных полезных ископаемых, под его руководством подготовлена прогнозная карта СССР на фосфатное сырье». Радика Валеева хоронят на правой стороне центральной аллеи татарского кладбища.

Вечером того же дня, 21 марта, в ТГАТе им.Г.Камала – премьера восстановленного после четырехлетнего перерыва спектакля «Сквозь поражение» (режиссер Пр.Исанбет). Снова, как и в 1975 году, заметный успех, многочисленные статьи в газетах. Валеев не приходит на премьеру: не до того, занят похоронами брата. Успех спектакля лишь способствует гибели спектакля. Уничтожение «Диалогов» было нужно художественному руководству театра и для удара по режиссеру Г.Хазиахметову. Предстоящее уничтожение новой версии «Сквозь поражения», помимо расчета с Д.Валеевым, необходимо главному режиссеру М.Салимжанову и для удара по режиссеру Пр.Исанбету. Методика уничтожения спектакля известна писателю: играются два премьерных спектакля, через месяц – третий, через полтора месяца четвертый, а там – конец сезона, и спектакль, несмотря на аншлаги, списывается. В ходу снова легенда, что «народ на Валеева не ходит». Так позднее все и происходит. Валеев наблюдает за происходящим хладнокровно и спокойно. Это уже 5-й по счету уничтоженный спектакль в его биографии драматурга, – один в Новосибирске и четыре в Казани в ТГАТе им.Г.Камала.

Полный, пожизненный разрыв отношений с М.Салимжановым. Полностью исчезает доверие к нему как художнику. Срежессированное неослабевающее коварство интриги, направленной против Валеева, уже не будоражит душу.

Апрель – в Москве в издательстве «Современник» выходит книга главного редактора журнала «Театральная жизнь» Ю.Зубкова «Драматурги России». В ней среди известных имен – большой очерк о творчестве Диаса Валеева – «Максади экса». Последний абзац этого очерка: «Каждая пьеса Валеева интересна своей философской глубиной, своей гуманистической направленностью. Это делает его сегодня одним из самых перспективных драматургов страны».

 В этом же апреле – трехнедельная поездка по приглашению ЦК ВЛКСМ на агитпоезде «Молодогвардеец» по югу и центральной части Тюменской области – десятки городов, поселков. Последняя точка маршрута – Нижневартовск. Ежедневные встречи с самой разнообразной аудиторией читателей и зрителей.

15-20 мая – Всесоюзная конференция писателей в Набережных Челнах, организованная Союзом писателей СССР. Встречи и разговоры со старыми знакомыми, знакомство с другими писателями страны. Выступление Д.Валеева на конференции.

22 мая – премьера «Вернувшихся» Диаса Валеева во Дворце культуры им.Саидгалеева в рамках XIII традиционного республиканского смотра-конкурса народных театров «Театральная весна», режиссер В.Кременчуцкий. Лауреаты, первое место.

3 сентября – после восьмимесячного запрета (причины до сих пор не известны) – премьера фильма-спектакля «Диалоги» в постановке Московского театра им.М.Н.Ермоловой на 1-ом канале телевидения. Позднее – по всем каналам ЦТ.

2 октября – выдвижение драматурга Д.Валеева и главного режиссера ермоловского театра Вл.Андреева за спектакли «Дарю тебе жизнь» и «Диалоги» на соискание Государственной премии РСФСР. Поток организованных писем из Казани в Комитет по премиям. Снова облом.

7 ноября – безобразный скандал в кабинете главного режиссера ермоловского театра после вечернего спектакля «Диалоги». Среди зрителей оказываются две ответственные дамы из ВЦСПС. Вопли, угрозы, обвинения в идеологических отклонениях, скрытом антисоветизме. Цензоры везде и всюду, имя им легион: гэбисты, осведомители, партдеятели, редакторы, рецензенты, члены художественных и иных советов, чиновники министерств и ведомств и вот – даже ответственные работники профсоюзов. И все учат, чего-то постоянно требуют, запрещают. Больше спектакль «Диалоги» не появляется на ермоловской сцене. Вл.Андреев не решается включать его в афишу. Шестой по счету насильственно умерщвленный спектакль в биографии драматурга Д.Валеева.

Ноябрь-декабрь  – в подмосковной Рузе на Всероссийском семинаре драматургов Диас Валеев начинает и через три недели завершает работу над трагедийной хроникой «1887». Со знакомым писателем, едущим в Москву, он направляет экземпляр пьесы Вл.Андрееву в ермоловский театр, попросив оставить его в проходной. Через день поздним вечером звонит режиссеру домой. Андреев говорит, что театр берет пьесу: ставить ее будет молодой режиссер М.Скандаров, а на одну из центральных ролей уже приглашен знаменитый в ту пору артист Вл.Конкин.

12 декабря – первое заседание «Литературной мастерской» Диаса Валеева, работающей при редакции газеты «Комсомолец Татарии». Просит заняться его с молодыми писателями Татарский обком ВЛКСМ. Теперь по средам два раза в месяц в течение тринадцати лет – занятия с начинающими писателями. Из школы Валеева выйдут более десятка членов Союза писателей, прозаиков, поэтов и драматургов, но большинство из них позже предаст и забудет своего учителя.

24 декабря 1979 года – телеграмма: «Приглашаем 24 декабря Москву участия совместном заседании советов драматургии телеграфируйте согласие Волков». В Москве – разговоры с Вл.Андреевым о будущей постановке, знакомство с режиссером М.Скандаровым.

 7 января 1980 года – телеграмма: «Вы утверждены участником всесоюзного семинара драматургов Просим прибыть ялтинский дом творчества двадцать третьего Секретарь Правления Союза писателей СССР Верченко».

 В течение месяца работа над пьесой «День Икс».

25 февраля – издательство «Советский писатель», А.Тамм: «Рады сообщить, что Ваша книга “Диалоги” (объем 23 печ.л.) включена в план выпуска 1982 года».

Март-апрель – Диас Валеев завершает работу над трагедийной хроникой «День Икс». В трех произведениях писателя – романе «Я», пьесах «Вернувшиеся», «День Икс» – реальный план событий переплетен с ирреальным либо символическим. Всякий раз нужно создавать свою форму романа или пьесы, свой жанр. Мучительный поиск решения в «Дне Икс» в конце апреля завершается ощущением победы.

20 мая – в здании бывшего театра Алафузова (дворец культуры Льнокомбината) в рамках XIV традиционного смотра-конкурса народных театров «Театральная весна» премьера спектакля «Вернувшиеся», режиссер З.Куликовская. Прекрасный спектакль. Снова I-е место, лауреаты.

6 июня – выходит в свет первая книга рассказов старшей дочери, студентки I-го курса университета Майи Валеевой «Повесть о черной собаке» с собственными иллюстрациям. Начинается ее путь в искусстве – писателя и художника-анималиста.

17 июля – премьера трагедийной хроники «1887» в Казанском ТЮЗе им.Ленинского комсомола, режиссер Л.Верзуб. На премьеру приходят заместитель министра культуры ТАССР Р.Харис, инструктор отдела культуры Татарского обкома КПСС А.Хасанов. Требования коренной переделки спектакля – смены исполнителей главных ролей, другой сценографии. На уровне замминистра и инструктора отдела спектакли обычно не запрещают. Тем не менее, спектакль остановлен. Что стоит за этой акцией, писателю не ясно. Седьмой, подбитый на взлете спектакль в биографии Диаса Валеева.

27 августа – письмо из репертуарно-редакционной коллегии Министерства культуры СССР: «Срок нашего договора с Вами на написание пьесы истек 1 января 1980 года. Мы ждали от Вас пьесу или хотя бы письмо о пролонгации. Но ни того, ни другого не получили. Мы вынуждены расторгнуть с Вами договор и взыскать полученный Вами аванс». Подпись неразборчива.

5 сентября – мать жены Диляфруз Фатыховна Яруллина из дома на Гражданской переезжает на жительство в семью Валеевых. Из-за старости. Ветхий домик на Гражданской впоследствии еще не раз пригодится Валеевым.

18 и 21сентября – фильм-спектакль Д.Валеева в постановке ермоловцев «Дарю тебе жизнь» по 3 и 4 программам Центрального телевидения Новая встреча с миллионами зрителей.

17 сентября – спектакль «Продолжение» («Дарю тебе жизнь») в постановке казанского БДТ им.Качалова на татарском телевидении.

1-8 октября – Д. Валеев участвует в Днях советской литературы в Туркмении. Поездки по республике – поселкам, кишлакам, городам, заставам пограничников, бесконечные встречи с людьми. Радостные встречи и разговоры со знакомыми писателями. В Ашхабаде, где в Русском драматическом театре и в Национальном академическом театре им.Молланапеса шли и идут спектакли Валеева «Дарю тебе жизнь» и «Охота к умножению», встречи с режиссерами и актерами – народной артисткой Туркмении Д.Иманкулиевой, народным артистом СССР М.Черкезовым и другими.

10 октября – Д.Валеев пишет письмо директору Московского драматического театра им.М.Н.Ермоловой, К.А.Сухиничу. Работа над спектаклем по пьесе «1887» здесь близка к завершению, но события приобретают неожиданный оттенок. Завлит театра Е.Якушкина по согласованию с постановщиком спектакля М.Скандаровым настолько портит текст, что считает возможным претендовать и на соавторство. Без согласования с автором изменяется и название будущего спектакля – не «1887», а «Казанский университет». Валеев отметает претензии завлита, но для него происшедшее – серьезный удар в моральном плане. Подобное трудно даже вообразить.

Из письма К.Сухиничу:

«Театру мной была дана великолепная пьеса, сейчас после ряда некоторых операций мы имеем ее весьма обедненный вариант. Именно поэтому предстоящая премьера будет для меня совершенно безрадостным событием. Ни мое имя, ни моя драматургия не нуждаются ни в подпорках, ни в костылях, они – самодостаточны, и я нуждаюсь, пожалуй, только в чистом отношении к себе, на которое, кстати, и надеялся, учитывая долгий, сроком почти в десять лет, и успешный для обеих сторон опыт нашего совместного сотрудничества…

В случае обращения в театр завлитов, режиссеров других театров страны с просьбой познакомить их с вариантом театра, прошу переадресовывать их ко мне или в репертуарную коллегию Министерства культуры России. Аналогичное пожелание я уже высказывал и письменно выражу еще раз и И.П.Скачкову. Я не желаю распространения усеченного варианта пьесы. Пусть этот вариант и его сценическая реализация будут уникальными. В случае же обращения в будущем в театр Всесоюзного радио или Центрального телевидения с предложениями сделать радиокомпозицию или телефильм по этому спектаклю прошу в деловые контакты по этому вопросу не вступать. Я не желаю тиражировать израненный вариант ни в каких формах...»

 Октябрь – в это же время неожиданно разворачивается скандал и на Казанской студии телевидения, в русской редакции литературно-драматических передач которой вознамерились поставить по пьесе «Вернувшиеся» Д.Валеева телеверсию. На заседании художественного совета телевидения 3 октября – шум, ругань и споры. Приводим протокольную запись выступлений.

Главный редактор художественных программ Казанского телевидения А.Сафиуллина:

«Татарских передач у нас должно быть больше, подавляющее большинство... На русские передачи мы не можем тратить время и средства, которые необходимы на постановки на татарском языке».

К.Сирматов, парторг телестудии, старший редактор молодежной редакции:

«Пьеса “Вернувшиеся” хорошая, но нам нужен материал национальный. И русская редакция должна заниматься национальным материалом. А эту пьесу пусть ставят где-нибудь на Сахалине или в других городах. У нас же и в Уфе ее ставить не надо, ни к чему».

Х.Шакирзянов, зам.председателя Радио-телекомитета ТАССР:

«У нас нет ни у кого сомнения, что “Вернувшиеся” – талантливое произведение. И проблема поставлена правильно, ничего не скажешь. Но я поддерживаю мнение главного редактора, что ставить это не нужно».

За постановку пьесы на казанской студии телевидения высказываются старший редактор литдрамредакции Вергазов, редактор молодежной редакции Шувалова, главный редактор общественно-политических программ Файзрахманов, старший редактор фильмопроизводства Рубцова, кинорежиссер Беспалов, старший редактор редакции пропаганды Мосягина, главный режиссер телестудии Газизова, старший редактор промышленной редакции Хисамов, главный художник-постановщик Абдулов, редактор литдрамредакции Никитина... Свара длиной в несколько месяцев.

29 ноября – премьера в Московском драматическом театре им.М.Н.Ермоловой пьесы Д.Валеева «1887» (под названием «Казанский университет»). Это уже третий спектакль Диаса Валеева, поставленный в этом театре. Писатель в это время находится на Рижском взморье в Доме творчества «Дубулты» на очередном Всероссийском семинаре драматургов. Он решает не приезжать на премьеру – испорченный текст, чужое название... Спектакль он посмотрит позже – при возвращении в Казань через Москву. Спектакль хороший, претензий нет, но это, по мнению автора, облегченный вариант. Развивается ссора с Вл.Андреевым, недовольного тем, что писатель не приехал на премьеру. Нет причины быть довольным и у Валеева.

2 декабря – телеграмма, направленная в Дубулты редактором литдрамредакции Казанского телевидения Г.Никитиной: «Телевизионное начальство окончательно сочло Вернувшихся неподходящими предсъездовские дни Увольняюсь еду театральную командировку Москву Возможно увидимся дни декады».

 15-22 декабря – Дни татарской литературы и искусства в Москве, среди многочисленных участников – Диас Валеев. В программе Дней – два спектакля Диаса Валеева – «Дарю тебе жизнь» и «Казанский университет» в ермоловском театре. Отношения с Вл.Андреевым нормализуются.

 На вечере татарской литературы в Центральном доме литераторов все казанские писатели – на сцене. Один Диас Валеев – среди зрителей в зале. На сцене ему места не находится.

 Обширная пресса о новом спектакле Диаса Валеева в московской и казанской печати. Одновременно с этим негодующие анонимные звонки Вл.Андрееву: того ли драматурга он опять поставил?!

 25 декабря 1980 года – Диас Валеев относит рукопись из восьми своих пьес объемом 24 печатных листа в переводах на татарский язык в Татарское книжное издательство. «Кого-то нервирует сам факт моего существования. Пусть понервничают еще», – говорит он жене Д.К.Валеевой. Он готов к дальнейшей борьбе.

   Подробнее 

Фрагменты исследования Александра Воронина «Драма Диасизма»

(К анализу творчества Диаса Валеева)

3 января 1985 года Д.Валеев и Н.Басин узнают, что спектакль «День Икс» не включается в афишу не только января (по решению очередного заседания комиссии в январе должны были опять идти дополнительные репетиции), но и февраля. Спектакль в подвешенном состоянии – не запрещен официально, но и не принят.

Писатель и режиссер идут к министру культуры ТАССР И.Алееву. Из слов министра трудно понять, какова судьба спектакля. Выйдя из здания министерства культуры (это в казанском Кремле, где в ту пору находятся все министерства), писатель и режиссер направляются в резиденцию Президиума Верховного Совета и Совета министров ТАССР – к первому заместителю Председателя Совета министров республики М.Хасанову.

Хасанов звонит по телефону Алееву: «Вы что это там играете со спектаклем?»

Попрощавшись, Валеев и Басин снова направляются к Алееву. Теперь позиция министра культуры более ясна и четче выражена, и он звонит директору качаловского театра Егорову: «Включайте спектакль в афишу февраля».

Спектакль на какое-то время спасен. Но судьба министра повисает на волоске: он исполняет волю первого заместителя Председателя Совета Министров, но не исполняет указания секретаря областного комитета партии. Не проходит и недели, как становится известно, что Алеев отрешен от должности.

Не первый раз в связи с Валеевым увольняют людей с работы. Или они уходят сами. Иной раз опасно Валеева поддержать, другой раз – опасно ему противостоять.

История трехлетней изнурительной затяжной войны Диаса Валеева с казанской мафией от искусства, имевшей «крышу» в идеологическом секретариате обкома партии, а потому всесильной, писателем подробно описана в документальном романе «Чужой, или В очереди на Голгофу» (первоначальное название «Изгой, или Очередь на Голгофу»), впервые изданном в 1996 году в казанском издательстве «Тан-Заря».

24 февраля главного режиссера Казанского БДТ имени В.И.Качалова, постановщика «Дня Икс» Н.Басина и писателя Д.Валеева приглашают в обком партии. Заведующая отделом культуры Д.Зарипова предъявляет 10 пунктов новых требований по переделке спектакля. Требования отпечатаны на пишущей машинке, текст их полуграмотен, однако, «обсуждению эти требования не подлежат».

«День Икс» до этого момента восемь раз не был принят, но дважды все-таки был разрешен к показу. Теперь спектакль останавливают в девятый раз. Ясно, что власти хотят покончить с «Днем Икс». Больше того, им кажется, что они уже с ним разобрались окончательно.

Бывший министр культуры ТАССР И.Алеев примерно в те же февральские дни 1985 года возвращается из санатория и на вопрос к бывшим своим коллегам, как обстоят дела с «Днем Икс», получает ответ: «С “Днем Икс” покончено». Об этом он, спустя 21 год, рассказывает Д.Валееву.

Но до конца еще, однако, далеко. Д.Валеев и Н.Басин оказывают своим недругам ожесточенное сопротивление. С боями они отстаивают право, не стесняясь в выражениях, на показ буквально каждого очередного спектакля. Накануне московская комиссия во главе с режиссером Б.Малкиным отбирает театральные работы для участия во Всесоюзном фестивале спектаклей. И, конечно, останавливает внимание на спектакле ТГАТа имени Г.Камала. «День Икс» комиссией даже не рассматривается. За это председатель комиссии режиссер Б.Малкин получает «взятку» – в виде приглашения с оплатой высоким гонораром на постановки в театрах Казани – в Татарском академическом имени Г.Камала и Казанском БДТ имени В.Качалова. Последнее приглашение даже не согласовывается с Н.Басиным, еще являющимся официально главным режиссером театра.

Вечером этого дня Диас Валеев в Министерстве культуры ТАССР беседует с заместителем министра Н.Джураевой. Ему нужно залитовать, то есть пропустить через цензуру, третью часть трилогии – драму «Ищу человека». – Мне глубоко безразлично, что вы закончили свою трилогию, – говорит заместитель министра культуры ТАССР Н.Джураева. Возвратившись домой, Валеев узнает, что режиссер Н.Басин увезен «скорой помощью» в больницу в прединфарктном состоянии.

В чем причины такого отношения? По мнению Диаса Валеева, их две. В ТГАТе имени Г.Камала идет пьеса председателя Союза писателей ТАССР Т.Миннуллина в постановке народного артиста СССР, главного режиссера театра М.Салимжанова – «У совести вариантов нет». В казанском БДТ имени В.Качалова рождается по пьесе Д.Валеева спектакль Н.Басина «День Икс». И тот, и другой спектакли – о Джалиле. Могут начаться сравнения: чья пьеса лучше, чей спектакль мощнее? Кто-то захочет сравнивать талант драматургов, талант режиссеров.

Такова первая причина, по которой спектакль качаловцев подлежит уничтожению. По мнению Д.Валеева, драматурга Миннуллина, режиссера Салимжанова и секретаря обкома КПСС Беляева связывает что-то вроде коммерческого союза. Вторая причина носит глобальный характер: спектакль «День Икс» – из ряда высокой советской классики, спектакль патриотический, способный поднять душу зрителей к высочайшей духовной планке.

Такие спектакли в это время уже не нужны власти. Меняется кадровый состав партийных органов в сфере идеологии, на ключевые должности призываются люди, способные вносить в сознание людей иной, чем прежде, акцент. Писатель полагает, что начинают действовать уже какие-то тайные инструкции, конечная цель которых доведение сознания масс до состояния разброда и разложения.

Патриотизм теперь у властей явно не в моде. Переворот в стране грянет в августе 1991 года, но предварительная подготовка к нему обретает первые, едва различимые очертания уже теперь. При прежнем секретаре обкома КПСС по идеологии М.Валееве и прежнем заведующем отделом культуры М.Мусине история, подобная трагифарсу с «Днем Икс», была бы невозможной. Не случайно эти люди убраны теперь со своих постов.

5 апреля – одиннадцатый по счету официальный прием чиновниками Министерства культуры ТАССР, республиканского отделения ВТО и отдела культуры Татарского обкома КПСС спектакля «День Икс» в БДТ имени В.И.Качалова. Рекорд СССР. Случалось, что некоторые спектакли Ю.Любимова в его «Театре на Таганке» московская комиссия принимала по семь-восемь раз, но одиннадцать раз – цифра, непревзойденная в стране никем. Такое возможно только в Казани. И только по отношению к Валееву.

Члены комиссии в состоянии крайней усталости. Ни одного замечания, ни одного возражения. Нет даже необходимости обсуждения спектакля. Все в порядке: спектакль можно показывать зрителям. Правда, один из членов комиссии по секрету сообщает писателю, что принято решение сразу после 9 мая, после Дня Победы, «списать» спектакль. Но Валеев и Басин готовы к борьбе. Для них «День Икс» уже давно дело принципа. Последний редут.

Отброшены в сторону опасения за карьеру, за жизнь. 26 июня после одной из провокаций, организованных директором театра Г.Егоровым, Натана Басина вынуждают подать заявление об уходе. Диасу Валееву неизвестные лица угрожают по телефону убийством. Недругов Валеева томит мечта о «списании» спектакля «День Икс».

Директор театра Г.Егоров запускает пробный шар – неожиданно отменяет в начале октября включенный в афишу спектакль. В ответ Д.Валеев снова поднимает скандал в кабинетах Министерства культуры ТАССР и в обкоме партии. Спектакль-мученик играется на публике.

11 ноября  директора театра Георгия Егорова, заместителя директора Елену Нецветаеву бесцеремонно убирают из театра. Заместитель министра культуры ТАССР Нурия Джураева также низложена со своего поста. Слабые руководители: не могут выполнить задание, свернуть голову «Дню Икс». Секретарь обкома Р.Беляев неожиданно передает пьесу «Ищу человека» в руки нового директора БДТ имени В.И.Качалова Е.Кузина (он играет одну из центральных ролей в «Дне Икс») и нового главного режиссера театра С.Ярмолинца (давнего знакомого Валеева, мужа старой приятельницы актрисы М.Кобчиковой). Им же, видимо, поручается доведение дела с «Днем Икс» до конца.  

3 февраля 1987 года Из жалобы министра культуры ТАССР Марселя Таишева в Министерство культуры СССР и редакцию журнала «Театр»:

«Министерство культуры ТАССР сообщает, что в статье Н.Велеховой «День Икс, или Будущее, которое вне нас», опубликованной в журнале «Театр» (№ 12, 1986), дан глубокий анализ драматургии Д.Валеева. Автор справедливо дает положительную оценку таким пьесам Диаса Валеева, как «Дарю тебе жизнь», «1887», постановка которых была осуществлена на сценах театров нашей страны. Однако ряд высказываний Н.Велеховой по поводу спектакля «День Икс» в Казанском БДТ имени В.И.Качалова не всегда соответствует действительности.

В статье необоснованно противопоставляются театры двух национальностей – Казанский Русский Большой драматический театр им. В.И.Качалова и Татарский государственный академический театр им. Г.Камала. Спора между театрами, о котором пишет Н.Велехова, не возникало.

При приеме спектакля «День Икс» художественным советом Министерства культуры действительно был высказан ряд объективных принципиальных замечаний. В обсуждении участвовали пятнадцать человек, в том числе семь кандидатов наук – искусствоведения и филологии. По единодушному мнению членов художественного совета главным недостатком спектакля называлось смещение идейных акцентов, искажение исторических фактов, связанных с жизнью и деятельностью Джалиля и его соратников.

По существу в спектакле происходила реабилитация образов врагов. Декорации спектакля «День Икс» не сжигались. Н.И.Басин уволился в июне 1985 года не в знак протеста, как указывает Н.Велехова, а задолго до снятия спектакля с эксплуатации (март 1986 г.).

Приехавшая из Москвы комиссия в составе семи человек (Б.Малкин, К.Мухин, Е.Зубкова, З.Кочеткова, П.Аркадьев, Н.Путинцев, З.Кадырова) просмотрела спектакли не только в Татарском театре им. Г.Камала, но и в Казанском Большом драматическом театре им. В.И.Качалова. Не соответствующие действительности факты, имеющиеся в статье Н.Велеховой «День Икс», или Будущее, которое вне нас», искажение исторических коллизий, связанных с жизнью и деятельностью поэта-героя Мусы Джалиля, как и в ранее опубликованной статье «Не терпит суеты» (Советская культура, 1986, 8 июля), вызывают существенные возражения со стороны театральных критиков, историков, джалиловедов республики».

  1 марта 1987 года Из письма заместителя главного редактора журнала «Театр» С.Абрамова министру культуры ТАССР М.Таишеву:

«В Ваших замечаниях по статье Н. Велеховой «День Икс, или Будущее, которое вне нас», оцененной Вами в целом положительно, вновь поднимается разговор о судьбе спектакля Театра имени В.Качалова «День Икс» Диаса Валеева, снятого, как Вы пишете, с эксплуатации.

Как считают видевшие спектакль критик Н.Велехова и первый заместитель главного редактора журнала «Театр» Ю.Шуб, спектакль был по идее антифашистским, отражал героизм советского татарского народа, создавал яркий образ Мусы Джалиля. Положительно оценивался спектакль и газетой «Советская Татария» в рецензии Х.Кумысникова (14.04.1985), отмечавшего, в частности, что постановка тепло принимается зрителем.

Поэтому никак нельзя согласиться с тем, что этот спектакль по каким-то причинам был снят с афиши. К крайнему нашему удивлению,Вы сообщаете, что спектакль «День Икс», который смотрели и обсуждали пятнадцать человек, в том числе семь кандидатов наук, «реабилитировал образы врагов».

Позвольте не поверить и этой формулировке, посчитав ее недоразумением, так как спектакль был принят, выпущен, шел полтора года, пьеса была неоднократно опубликована в сборниках и журнале, имела прессу. Так что согласиться с Вами по поводу «реабилитации образов врагов» мы не можем.

Никакой «реабилитации врагов», то есть их оправдания, в трагедии Валеева и в спектакле, наполненных жгучей ненавистью к фашизму, нет и не было.

Нужно ли после этого доказывать, что отношение к спектаклю было предвзятым? Спектакль был снят, несмотря на явную, на наш взгляд, неразумность такого решения: нельзя было лишать зрителя Театра имени В.И.Качалова возможности ознакомиться с этой страницей истории сопротивления фашизму, которое вынес на своих плечах многонациональный советский народ.

Муса Джалиль (образ которого в спектакле создали режиссер Н.Басин и актер Ю.Федотов) выразил героический дух татарского народа, не сломленного в испытаниях. Однако ничто не помешало изъятию спектакля о Джалиле из репертуара Театра имени В.И.Качалова.

Статьи Н.Велеховой в «Советской культуре» (8.07.1986) и журнале «Театр» (№ 12, 1986), в которых содержалась защита спектакля «День Икс», между тем давали надежду на то, что в республике будет обращено внимание на неверное отношение к этой серьезной работе. Должны обратить Ваше внимание и на то, что нарушением этики явился тот факт, что председатель московской комиссии, отсматривавшей спектакли к 40-летию Победы, Б.Малкин получил предложение ставить спектакли в театрах Казани.

Уход Н.Басина с поста главного режиссера Театра имени В.Качалова связан и с тяжелой судьбой спектакля «День Икс», и с неверной практикой приемки спектаклей. Трудности начались, судя по протоколам, с декабря 1984 года; в июне 1985 года Басин, по его признанию, ушел из театра (что вполне совпадает и со сведениями, приведенными в письме Министерства культуры ТАССР).

Но есть еще один вопрос, на котором мы считаем нужным остановиться. Речь идет о бездоказательном обвинении статьи Н.Велеховой в «искажении фактов жизни и деятельности Джалиля». В статье нет ничего подобного, автор следует общепризнанной и правильной концепции подвига Мусы Джалиля.

Позволим себе процитировать, что о нем написано в этой статье:

«Муса Джалиль воспитан на идее свободы, всемирной революции, борьбы за человеческое достоинство,– это идеи времени его юности. Он все впитал, и как на войне, так и в заключении эти идеи им движут. Джалиль не одинок, им собраны единомышленники, им тоже не дает бездействовать идея, которая ими впитана как идеальное представление о взаимоотношениях в социалистическом обществе».

Трудно понять, как такие определения Джалиля могли натолкнуть автора письма на бездоказательные, несправедливые обвинения. С глубоким уважением пишется в статье о татарском национальном герое. В статье нет и противопоставления театров двух национальностей.

В статье говорится о необходимости играть пьесу о Мусе Джалиле в русском театре так же, как и в татарском. Это объединение, а не противопоставление. Цель – популяризировать историю и ее героев среди современников. Вот единственная задача и автора статьи, и журнала, в котором эта статья была опубликована».

 Копии обоих писем были любезно предоставлены автору редакцией журнала «Театр».

 

  Издательский дом Маковского