Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Всегда приходить на помощь нуждающимся

Развитию благотворительности в России вообще и в Казанской губернии в частности в немалой степени содействовала церковь.

 

В течение почти всей истории христианского и мусульманского мира благотворительность рассматривалась как религиозный долг. Эта позиция обусловила активную роль духовенства в деле заботы о слабых, беспомощных и бедных.

 

Филантропическая деятельность Православной церкви освещалась в большей или меньшей степени всеми изданиями казанской периодики. Особое внимание этой проблеме уделялось в журнале «Известия по Казанской епархии». Анализ этих публикаций позволил нам выделить два момента. Во-первых, церковь поощряла и непосредственно участвовала в организации благотворительных акций. Во-вторых, она сама жила за счет средств филантропии.

 

Изучение материалов публикаций дореволюционной казанской прессы позволило акцентировать внимание на следующих аспектах:

 

1. Церковь видела свое назначение в том, чтобы всегда приходить па помощь нуждающимся.

 

2. Церковь на практике проявляла милосердие и сострадание к тем, кто в ней нуждался, как в спокойное время, так и в экстремальных условиях.

 

3. Народ был благодарен церкви за ее милосердие и благотворительность.

 

Публикации казанских изданий показывают, что указам, определениям и обращениям к благотворительности Св. Синода, как правило, предшествовали распоряжения представителей царствующей династии. В них шла речь о привлечении к практической филантропической работе священнослужителей, о необходимости в интересах верховной власти использовать авторитет церкви, ее средства, разветвленную систему церковной иерархии.

 

Церковь обладала возможностью в кратчайшие сроки донести до каждого верующего те или иные распоряжения, обращения вышестоящих властей, охватить как можно более широкий круг людей. Церковные притчы, хорошо знавшие верующих своего прихода, являлись организаторами и исполнителями благотворительных акций.

 

В 1864 году в Государственный совет был внесен проект Положения об устройстве приходских попечительств при православных церквах. 2 августа 1864 года Положение приняло форму икона. Этим Положением разрешалось, по распоряжению епархиального начальства открывать приходские попечительства. В состав попечительств входили местные священники, прихожане, избранные общим собранием. Помимо забот о содержании храма и церковного причта попечительствам было вменено в обязанность заботиться «об изыскании средств для учреждения в приходе школы, больницы, богадельни, приюта и других благотворительных заведений».

 

Источником денежных и материальных ресурсов для приходских попечительств определялись добровольные пожертвования от прихожан и посторонних лиц.

 

Пожертвования могли собираться несколькими способами. Во-первых, кружечным сбором – в кружки, стоявшие в храме. или путем обноса кружек по храму среди прихожан во время службы. Во-вторых, для сбора средств за пределами прихода по «сборным книгам».

Однако дело по созданию попечительств продвигалось не столь энергично, как предполагали авторы Положения.

 

Только в 1890-е гг., параллельно с подъемом светской благотворительности начался процесс активизации филантропической деятельности церковноприходских попечительств. В 1902 г. Казанская епархия располагала 571 попечительством на 607 приходов, 13 богадельнями на 219 человек, т.е в одном приходе из пятидесяти.

 

Сборы средств в попечительствах были незначительными, и они ни в какое сравнение не шли с благотворительностью светских филантропических организаций. Так, в церковно-приходском попечительстве Боголюбской церкви г.Казани за два года его существования – 1894-1895 – на нужды бедняков было израсходовано всего 600 рублей.

 

Приведенные цифры показывают, что несмотря на создание значительного количества церковноприходских попечительств количество благотворительных заведений, где могли бы найти приют обездоленные прихожане, все же было незначительным.

Зачастую высокопоставленные церковные деятели служили примером в благотворительности. Своими поступками они побуждали священнослужителей и верующих к ответным шагам.

 

Так, в распоряжении казанского епархиального начальства, опубликованном в «Известиях по Казанской епархии» в 1877 г., говорилось об отчислении из экономии архиерейского дома 500 рублей, в том числе 100 рублей -от архиепископа Казанского и Свияжского, на «военные потребности впредь на все время до окончания войны». К пожертвованиям приглашались настоятели и настоятельницы монастырей.

Для активизации благотворительности в печати помещались многочисленные воззвания о пожертвованиях, отклики на них.

 

Целью подобных публикаций было напомнить прихожанам об их долге, милосердии, побудить их к пожертвованиям. В 1877 г. в «Известиях по Казанской епархии» был помещен текст общественного приговора прихожан села Байтяычева. Крестьяне на общем собрании при приходской церкви, выслушав приглашение к пожертвованию духовенства в пользу раненых и больных воинов, приняли решение ежегодно в течение 12 лет жертвовать в пользу Казанского местного управления общества попечения о раненых и больных воинах по одной копейке серебром с души.

 

Частные же пожертвования на церковь шли в довольно крупных размерах. Гак, в отчете архиепископа Казанского и Свияжского Антония о состоянии Казанской епархии за 1871 г. подчеркивалось: «пожертвования в пользу церквей и духовенства не оскудевают. Сумма всех этих пожертвований простирается за прошедший год до двухсот тысяч».

 

Перечислялись и более крупные жертвователи: казанский купец В.Никитин с женою пожертвовали на возобновление Цинильского Тихвинского женского монастыря до 23000 рублей; староста Козмодемьянской Успенской церкви – до 20000 рублей; казанский купец П. Прибытков и чиновник П.Шайкин пожертвовали Казанскому кафедральному собору 3721 рублей.

 

На средства благотворителей возводились многие церкви Казани. Так, в 1850 г. на пожертвования Ф.Королькова была построена церковь Сергея Радонежского при Ложкинской богадельне, в 1878 г. на средства купца И.Кривоносова – Александро-Невская церковь при Александровской городской больнице, купца М.Иушкарева в 1913-1916 гг. – колокольня Макарьевской церкви, на пожертвования казанского текстильного магната И.Алафузова – Варсонофиевская церковь при новых университетских клиниках. Лица купеческого сословия наиболее часто встречаются в списках жертвователей. В значительной степени на их средства содержались церкви, церковно-приходские школы, духовные училища, богадельни.

 

В период народных бедствий основным мотивом, которым руководствовалась церковь, была ее миротворческая миссия. Она заключалась в стремлении сгладить создающуюся напряженную обстановку, возникшую в связи с обострением социальных противоречий, с резким ухудшением положения значительной части населения. Достигалось это путем оказания нуждающимся моральной и материальной помощи. Миротворческая благотворительная политика церкви шла в русле общероссийского движения милосердия и сострадания.

 

Церковь выдвигала как основной постулат религии любовь к ближнему, заботу о страждущем. Исходя из этого, поддержка словом и делом бедных, пострадавших от бедствий ставилась на первое место в задачах приходских попечительств и при взаимоотношениях церкви и верующих.

 

С каждым годом в губернии увеличивалось число благотворительных обществ. Филантропические акции эти общества проводили чаще всего без понуждения «сверху». Их финансовая деятельность была открытой, отчеты обществ ежегодно публиковалась в периодической печати с указанием имен жертвователей. Стабильность финансовой деятельности обществ во многом зависела от устойчивости банковской системы России в целом, поскольку многие общества осуществляли свою деятельность за счет процентов основного капитала, вложенного в банки. Это обеспечивало непрерывность и стабильность в их деятельности, гарантировало их будущее. Так закладывались основы для формирования системы благотворительности и общественного призрения в России.

 

Благотворительность ХIХ в. как явление российской общественной жизни не только решала текущие проблемы, но и закладывала в культурную среду и память новую основу – правила общего жития в городе, формировала новое сознание. Казань и поныне сохраняет в себе сформированную в ХIХ в. социальную среду и при определенных обстоятельствах, при четко выраженной востребованности, проявляет ее.

 

И сегодня казанцы пользуются такими широко известными названиями, как Шамовская больница, Александровский пассаж, Юнусовская и Казаковская мечеть… Так проявляется связь времен.

 

 "Казанские истории", №4, 2007 год

  Издательский дом Маковского