Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 2011 – В Свияжске после реконструкции торжественно открыта Троицкая церковь, самый древний деревянный храм на территории Татарстана

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Наши корни разорваны на части

Наша читательница Наталья попросила рассказать о старинной усадьбе в селе Тогашево Пестречинского района.

Наталья:

«Добрый день! В Казани и во всем Татарстане очень развивают свои туристические маршруты на привлечение большого потока туристов. Поднимают сельское хозяйство, памятники архитектуры. Экскурсоводы возят на экскурсию в усадьбы, где многие из них в упадочном состоянии. Есть одна усадьба в деревне Тагашево, Пестречинский район, в плачевном состояние.

Могли бы вы поднять эту тему? Ведь это тоже одна из тем "Казанских историй", поскольку усадьба старинная. В этой деревне есть старинная, уже восстановленная церковь. В этой деревне жил и ныне похоронен святой старец дедушка Федот, на его могилу ходят поклониться.

Думаю, что это все интересно для туризма. И кто знает, когда начнутся восстановительные работы этой уникальной усадьбы?

На вопрос о том, когда в Тогашево начнутся восстановительные работы, ответить не можем. Отправим официальный запрос в администрацию Пестречинского района.

Зато можем поделиться впечатлениями о посещении этой усадьбы. Корреспондент Любовь Агеева была там 22 июня 2013 года в группе экскурсантов, организованной известным казанским культрегером  Леонидом Абрамовым. Группа посетила старинные усадьбы в Пестречинском и Лаишевском районах. 

 Мерзость запустения

После просмотра снимков, которые я сделала тогда в селе Тогашево Пестречинского района, снова вернулось настроение отчаяния, посетившее меня в бывшей усадьбе. Мерзость запустения – сказал кто-то из экскурсантов. Наверняка эта крылатая фраза в те минуты вспомнилась многим. 

Когда-то здесь жили русские дворяне, имевшие отношение к нескольким родам –  Макаровых - Вешняковых - Желтухиных. Кстати, род Желтухиных дал России двух героев Отечественной войны 1812 года, братьев-генералов Петра и Сергея Желтухиных, которые упокоились на кладбище Кизического монастыря в Казани.

В книге «Республика Татарстан: памятники истории и культуры», изданной в 1993 году, в ряду хозяев дома есть упоминание о помещике И.Д. Макарове, на средства которого в Тогашево в 1787 году была построена Покровская церковь.

В конце XIX - начале XX века в господском доме находилось земское сельскохозяйственное училище. 

Сохранился только этот дом из всего большого усадебного комплекса. Мы бродили по руинам бывшего двухэтажного особняка, построенного в конце XVIII века в стиле классицизма и отделанного ложными колоннами – и задавали себе риторический вопрос: неужели мы и в самом деле иваны, не помнящие родства?

В доме не было ни одного более или менее сохранившегося уголка. Не было полов и потолков.

Лестница, по которой мы поднимались на второй этаж, вот-вот обрушится. «Не более десяти человек разом!» – предупредил нас Леонид. Окна глядят на мир пустыми глазницами. Дверей, видимо, нет уже давно.

Это все, что осталось от усадьбы. Сначала исчезли постройки, совсем скоро исчезнет и дом, если не случится чудо и здесь не начнутся реставрационные работы...

Как утверждает Леонид, это самая крупная из сохранившихся дворянских усадеб нашего края. При хозяевах здесь была картинная галерея, работал крепостной театр. Сохранилась даже его сцена.

После революции на первом этаже работал первый в республике туберкулезный диспансер, а потом, когда его переместили в Крутушку, – фельдшерский пункт. В нескольких помещениях был сельсовет, в некоторых – школа. На полу и стенах еще можно встретить следы былой жизни.

Интересные вещи наблюдаешь. В советское время господские усадьбы часто использовались под учреждения общего пользования. А сейчас в некоторых деревнях и даже селах уже нет ни школы, ни клуба, ни даже сельсовета. Оптимизировались – так это теперь называется. А потому и бывшие усадьбы без пользы...

Здание в Тогашево, видимо не эксплуатируется уже давно. Как свидетельствует Леонид Абрамов, 10 лет назад, когда он привез сюда экскурсионную группу, оно еще не внушало опасений, а два года назад дом был под крышей. Сегодня в дом свободно залетают птицы.

Помню, Леонид сказал нам, что уже в нынешнем, то есть 2013, году можно ждать полного обрушения кровли, и тогда ничего уже спасти не удастся. Кто знает, может, точка невозврата сегодня, 27 июня 2014 года, уже пройдена.

Как нам сказали, сегодня хозяина у бывшей усадьбы нет. Так что надежды  возлагать было не на кого…

Усадьба в руинированном виде. Как вам характеристика?

По некоторым данным, на современной территории Татарстана, большая часть которой входила в Казанскую губернию, в конце XIX века было документально зафиксировано около 160 сельских дворянских усадеб. Из них до наших дней сохранилось не более двадцати, да и те, как пишут специалисты, преимущественно в руинированном виде. Сведения о семи частично сохранившихся усадьбах содержатся в Своде памятников истории и культуры РТ, изданном в виде каталога-справочника в 1993 году, но ситуация меняется, и чаще всего не в пользу памятников.

Преподаватель Казанской государственной академии архитектуры и строительства Иван Краснобаев на протяжении ряда лет целенаправленно изучал отечественный и зарубежный опыт по сохранению и использованию сельских дворянских усадеб, обобщив исследование в диссертации на звание кандидата архитектуры, которую защитил в 2009 году (автореферат диссертации на тему «Архитектурное наследие сельских дворянских усадеб Казанского Поволжья: потенциал сохранения и использования» можно найти по адресу http://www.nngasu.ru/word/konkurs/avtoreferat/avtoref_krasnobaev.pdf).

В ходе своей работы он собрал частичную информацию по 92 усадьбам, некогда существовавшим в относительной близости от Казани. Опыт изучал в США, странах Европы. Там тоже есть исследователи русских усадеб. Это и понятно: за границей после Октябрьской революции оказалось много хозяев родовых имений.

Если учесть, что дворяне были тесно переплетены родственными узами, что каждая усадьба может дать представление не только об одной семье, но и о ее родственниках, о знаменитых гостях.

По мнению Ивана Краснобаева, некоторые усадьбы продолжают выполнять роль архитектурных доминант в окружающем ландшафте, сохраняют дух старины и материальную подлинность, что оставляет нам шанс на правильную их реставрацию. Например, своеобразна композиция в стиле ампир усадебной церкви в селе Хотня Арского района, бывшем родовом поместье дворян Перцовых.

Усадьба в Тогашево вполне могла бы стать туристическим объектом. «Здесь можно было бы сиреневый сад снова развести, свадьбы проводить», – фантазировал на наших глазах Леонид. Он исходил из того, что отсюда до Казани рукой подать, и с Оренбургского тракта, и с шоссе в сторону аэропорта.

Между прочим, восстановленные усадьбы могли бы стать для республики большим плюсом. Во-первых, их много, а на других российских территориях их нет вообще, во-вторых, у нас они худо-бедно сохранились, а вот в Ульяновской области нет ни одной.

Среди тех, кто по долгу службы должен сохранять памятники старины, много людей, которых утрата старинного здания не страшит. Будут деньги – восстановим, как было.

Да, здание восстановить можно, но в нем не будет души. Люди, которые сюда придут, они, конечно, многое узнают, но это будет для них всего лишь информация. А нам бы хотелось, чтобы это еще была и подпитка особого душевного единения каждого со всей страной. Как говорит Леонид Абрамов, нам не хватает укорененности в свою историю. Наши корни постоянно рвутся на части.

Что мы знаем о русских дворянах и помещиках, если рассматриваем историю России того времени в основном через крепостничество? Но ведь дворянские семьи были, если можно так сказать, двигателями прогресса. Это была самая образованная часть общества, много делавшая на благо страны.

Как оказалось, вхождение усадеб в Свод памятников местного и республиканского значения не служит им «охранной грамотой». Так, была уничтожена усадьба полковника Ивана Лихачева в селе Берсут Мамадышского района. В 2007 году статуса памятника лишилась усадьба маркизов Паулуччи в селе Ключищи Верхнеуслонского района. Деревянный особняк снесли «из-за ветхости». Освободилось место для новостройки.

Где-то усадьбы реставрируются на деньги частных инвесторов. Наша газета писала о том, что корпорация ASG намерена отреставрировать 7 подмосковных усадеб. Кто-то из нашей группы экскурсантов посоветовал миллиардеру Алексею Семину вложить деньги в СВОИ, татарстанские усадьбы. Но хозяин денег, как говорится, – барин, что хочет, то реставрирует. Ему и казанских трущоб хватило…

Нередко усадьбы переходят в собственность потомков бывших владельцев. Иван Краснобаев приводит примеры, когда усадьбы развиваются в качестве светских центров, где снимают фильмы, принимают пленэры художников и т. п. Таковы, к примеру, усадьбы в Середниково под Москвой и в Марьино под Петербургом. Но к нам этот опыт пока не пришел.

Господский дом, прохожий на трущобу. Но живой

Мы побывали в июне 2013 года и в уцелевшей усадьбе, которая находится в Шуране, примерно в 20 километрах от районного центра Лаишево. Впрочем, вряд ли кому придет в голову, что это двухэтажное сооружение – бывший господский дом.

В XVIII веке село Шуран принадлежало помещику А.П. Нармацкому. Отставной ротмистр Андрей Нармацкий поселился здесь в 1755 году и долгое время держал в страхе всю округу. Будучи человеком небедным, он тем не менее сколотил воровскую шайку из дворовых и беглых крестьян и периодически устраивал разбойные набеги на торговые суда, проплывавшие по Каме мимо его имения. Позже помещика судили и сослали в Сибирь, где, по одним сведениям, он утонул, по другим, был утоплен в Иртыше.

Любопытно, что эта история получила литературное продолжение. Так, события повести Бестужева-Марлинского «Латник» происходят в селе Шуран, в имении помещика-самодура. Существует также мнение, что Андрей Нармацкий послужил прототипом пушкинскому Дубровскому.

Как нам сказали, дом был построен в стиле русского барокко. Когда-то его фасад украшало высокое «красное» крыльцо.

В настоящее время каменное двухэтажное здание больше напоминает запущенную трущобу. Это ощущение испытываешь и внутри, под сводами, похожими на терем. Правда, глаз то и дело натыкается на приметы архитектурных изысков. Но больше примет школьной жизни.

От полного разрушения дом Нармацкого спасло только то, что в нем открыли сельскую школу. Каково было наше удивление, когда нам сказали, что школа работает там и поныне.В здании шел ремонт - школу готовили к новому учебному году. 

Учеников в школе мало, и не исключено, что ее закроют как малокомплектную. После этого усадьба в Шуране (кстати, самая старая из сохранившихся в республике), скорее всего простоит недолго. Без людей дома гибнут гораздо быстрее…

Если городскую усадьбу порой спасает возможность ее использования в современных условиях, то на селе чаще всего непонятно, что с ней делать. Как пишет Иван Краснобаев, ситуация усадеб Казанского Поволжья в этом смысле не является исключением. Близость к городу со стремительно развивающейся экономикой уже привело к тому, что в 2007 году усадьба в селе Ключищи, о которой я уже упоминала, была лишена статуса памятника и разрушена, и на этом месте началась стройка.

Есть угроза даже для хорошо сохранившихся усадеб, в которых работают музеи и которые сохраняют память о фигурах исторического масштаба. То и дело читаем об этом в СМИ.

На моей памяти есть один случай со знаком плюс. Это возрожденная усадьба в селе Аксаково Бугурусланского района Оренбургской области, которое некогда принадлежало писателю Сергею Тимофеевичу Аксакову, кстати, одному из первых выпускников Казанского университета.

После Октябрьских событий 1917 года усадьба Аксаковых была национализирована и в течение всего советского периода истории Оренбуржья постепенно разрушалась. В 1919 году в доме открылась ремесленная школа. С 1921 по 1928 год там располагалась детская колония. Во флигеле №1 (бывшей людской) располагались больница и почта. Во флигеле №2 до 1932 года находилась семилетняя школа, а затем контора МТС. Господский дом был отдан под жилье рабочих МТС. В начале 1930-х годов была разрушена каменная церковь с колокольней. Тогда же был разрушен фамильный склеп Аксаковых. Утрата единого архитектурного комплекса нанесла невосполнимый ущерб облику села.

У нас в этом селе живут родственники, и я у них бывала в школьные годы. Тогда ничто в селе не напоминало о дворянской семье, кроме его названия. Дом Аксаковых был снесен в 1962 году по инициативе руководителя местного колхоза «Родина». В 1966 году сгорела водяная мельница, были разрушены плотина и пруд.

Сегодня в селе Аксаково не только воссоздан господский дом, в котором открыт музей писателя, но и восстановлены парк и пруд. Открытие дома-музея состоялось в августе 1998 года.

По оценке специалистов, в настоящее время сохранилось не более пяти процентов дворянских усадеб, существовавших в России до 1917 года. Большая их часть была разрушена сразу после революции, но процесс утраты таких памятников продолжается и в наши дни.

Сохраним хотя бы в диссертациях и статьях

Усадебное наследие Республики Татарстан плохо сохраняется, но, слава Богу, хорошо изучается. На сайте Архивного управления я нашла интересную статью О.В.Федотовой, начальника отдела публикации документов Национального архива РТ «Документы Национального архива Республики Татарстан по истории дворянских усадеб».

Основными источниками для изучения усадеб являются документы, хранящиеся в личных фондах дворян Казанской губернии. В Национальном архиве РТ 11 таких фондов. Автор пишет, что дворянские усадьбы на территории Казанской губернии стали возникать уже в конце XVI века. По сохранившемуся в архиве историческому описанию имения дворян Толстых можно судить, каким образом создавались крупные земельные владения.

На 1857 год в собственности дворян Казанской губернии находилось более 17 процентов всех земель. Больше всего имений находилось в Свияжском, Лаишевском, Казанском и Спасском уездах.

В основном помещики были русские или бывшие иностранцы, принявшие русское подданство и состоящие на придворной службе (де Траверсе, Роде, фон Рамбахи, Паулуччи), но были помещики и из татар. Так, Шаги-Ахмет Алкин владел 1 500 десятинами земли в Мамадышском уезде и имел более 70 душ крепостных.

Своеобразным духовным, социальным и экономическим центром имения обычно была помещичья усадьба. Классическая дворянская усадьба состояла из господского дома и всевозможных хозяйственных построек. Вокруг дома с высоким крыльцом и террасой был разбит сад. На территории усадьбы были многочисленные амбары, флигеля, домик управляющего, жилье прислуги, конюшня... Такой, как пишет О.В.Федотова, была усадьба дочери генерала от артиллерии Надежды Германовны Молоствовой, находящаяся на хуторе Александровском Щербетской волости Спасского уезда.

Усадьбы Боратынских в Казанской губернии изучают научные сотрудники музея Е.А. Боратынского. Его директор Ирина Завьялова сделала доклад о результатах этой работы на расширенном заседании Общества изучения русской усадьбы 22 апреля 2013 года. В настоящий момент усадьба в Казани восстанавливается, и мы вскоре намерены рассказать об этом подробнее.

На заседании Общества изучения русской усадьбы выступил и Леонид Абрамов, директор издательства «По городам и весям», который сделал сообщение по другим усадьбам бывшей Казанской губернии. Леонид выступил также в Российском НИИ культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева.

Кстати, он был так убедителен, что совсем недавно, 15 мая, привлеченная его докладом, в Татарстан приезжала группа энтузиастов из некоммерческого партнерства «Русская усадьба», чья штаб-квартира находится в Москве. За три дня гости посетили порядка 15 исторических мест на Волге и, несмотря на плотный график, успели побывать в Болгаре и Свияжске. В Казани для них провели экскурсию по Музею Боратынского, который работает во флигеле бывшей усадьбы.

Как пишет корреспондент «Вечерней Казани», москвичей не расстроило то, что практически все сохранившиеся до наших дней дворянские усадьбы в республике находятся в ужасном состоянии.

«Оказалось, рецепт их спасения весьма прост: надо, чтобы на них обратило внимание руководство республики, и тогда в регион потянутся инвесторы, ведь спрос на усадебный отдых нынче велик. Почему в этом вопросе необходима поддержка властей, тоже объясняется весьма просто: нельзя вернуть умирающую усадьбу в культурную жизнь страны, просто ее восстановив. Нужно создать инфраструктуру, проложить дороги, организовать досуг и быт туристов. Не беда, если усадьбу выкупят в частное пользование: в Европе, например, успешно проводят экскурсии по замкам, в которых проживают потомки их первых владельцев. Так что днем усадьба может быть музеем, а вечером – жилым домом.

Так что одна надежда, как во многих других делах, – только на Президента Татарстана Рустама Минниханова. По Казани он уже прогулялся – и дела с памятниками истории пошли на лад. Хорошо бы Рустаму Нургалиевичу  съездить по разрушенным усадьбам. Может, и там положение изменится к лучшему.

А в экскурсоводы можно взять Леонида Абрамова, который имеет списки всех усадеб Казанской губернии, сохранившихся и утраченных.

Сохранившиеся усадьбы:

– Щетинкина Павла Васильевича (с. Среднее Девятово Лаишевский район. Конец XIX – начало XX в. Одноэтажное деревянное здание с отделкой в стиле модерн. Сейчас – жилое здание);

– Нармоцкого Андрея (с. Шуран Лаишевского района. Середина XVIII в. Двухэтажный кирпичный дом. Сейчас – школа);

– Макарова - Вешняковых - Желтухиных (с. Тогашево Пестречинского района. Самая крупная из сохранившихся усадеб. Конец XVIII – середина XIX в.);

– Оконишникова Михаила Константиновича (с. Крутушка Высогорского района. Начало XX в. Двухэтажное кирпичное здание. Не эксплуатируется);

– Управляющего имением Гагариных (с. Теньки Камско-Устьинского района. Конец XIX – начало XX в. Двуэтажное кирпичное здание. На балансе ВНИИ сельского хозяйства. Требует ремонта);

– Молоствова Владимира Германовича (д. Долгая Поляна Тетюшского района. Двухэтажное кипричное здание с элементами готики. Конец XIX в. Планируется создать музей. На балансе Тетюшской администрации. Одно из красивейших мест в Татарстане);

– Маркизов Паулуччи (с. Нариман Верхнеуслонского района. Двуэтажный кирпичный дом в стиле эклектики. Конец XIX - начало XX в. Жилой дом. Требует ремонта. Раньше село называлось Лесные Гребени. Здесь находился винокуренный завод Паулуччи, который активно разрушается);

– Атлашкина Михаила (с. Атлашкино Зеленодольского района. Казанский купец купил имение у Осокиных в 1880-х годах. Возможно, усадьба была построена Осокиными. Двухэтажное кирпичное здание. Сейчас школа);

– Лебедевых-Трубниковых (с. Балахчино Алексеевского района. Двухэтажное кирпичное здание. Вторая половина XIX в. Ремонтом занимается завод «Элекон»);

– Мусиных - Пушкиных - Родионовых (с. Антоновка (Бездна) Спасского района. Связано с именем организатора российского востоковедения М.Н. Мусина-Пушкина. Середина XIX в. Классицизм. Сейчас – школа);

– Молоствовых. С. Куралово Спасского района. Двухэтажное кирпичное здание. Вторая половина XIX в. Активно разрушается. Ни на чьем балансе не состоит;

– Булыгиных. С. Ялкино Алескеевского района. Середина XIX века. Двуэтажное кирпичное здание. Разрушается. Ни на чьем балансе не состоит;

– Галкиных - Врасских. Д. Александровка Алексеевского района. Вторая половина XIX в. Двухэтажный кирпичный дом. Частное владение. Отремонтировано;

– Галкиных - Врасских. Село Полянки, Алексеевский район;

– Желтухиных. с. Мысовское Лаишевского раойна РТ.

Утраченные усадьбы:

– Маркиза Паулуччи (с. Ключище Вернеуслонского района, одноэтажное деревянное здание с мезонином построено во второй половине XIX в.);

– Полковника Лихачева (с. Берсут Мамадышского района, одноэтажное кирпичное здание с мезонином, построенное во второй половине XIX в.);

– Помещиков Желтухиных (с. Мысовское Лаишевского района);

– Помещиков Молоствовых, одного из самых уважаемых дворянских родов Казанской губернии (с. Куралово Спасского района);

– Михаила Николаевича Мусина-Пушкина в селе Антоновка (бывш. Бездна) Спасского района, усадьба была построена в середине XIX в.

Мусин-Пушкин был попечителем Казанского, а потом Санкт-Петербургского учебных округов, вошел в историю как организатор российского востоковедения.

И один в поле воин. Если он Виктор Лошадкин

И напоследок еще о селе Тогашево (в некоторых источникам другое написание – Тагашево).

Мы увидели неподалеку от господской усадьбы нарядную церковь, и нам рассказали, что к ее реставрации имеет самое непосредственное отношение знаменитый Виктор Андреевич Лошадкин. В деревеньке Тагашево родился его отец.

Сын талантливого художника Андрея Гурьевича Лошадкина, репрессированного в 1938 году, правнук старца Федота Карповича, он посвятил свою жизнь восстановлению православных храмов Татарстана. Трудился большую часть свой жизни на заводе «Электроприбор» слесарем-инструментальщиком, а по выходным и праздникам служил в казанских храмах.

У входной двери Покровской церкви – памятная доска, на которой увековечено имя Виктора Лошадкина.

На благое дело денег ему не жалко. Он давно пенсионер. Держит пчел, хотя живет в центре Казани, занимается огородом и садом. Финансы у него в банке не хранятся – все уходит на помощь разным приходам.

Помогает Виктор Андреевич храмам и собственным трудом. Руки у него золотые, и сила в них, несмотря на преклонный возраст, все еще необыкновенная. Он и плотник, и автомеханик, и сантехник, и электрик, и кузнец.

Он изготовил своими руками для Покровского храма в Тогашево необходимую церковную утварь. Купола, крест с подкрестным «яблоком» для часовни в честь святителя Николая сделал на заводе «Электроприбор».

В Тогашево у него наверняка были помощники.

Почему бы тогда жителям села: и тем, кто еще живет в родительском доме, и тем, кто уехал в Казань и другие веси, не сделать общим делом и восстановление бывшей усадьбы? Опыт ведь уже есть...

Только денег надо очень много. Одним сельчанам не потянуть. Помощь нужна. От государства. Или от частных инвесторов.

Очень хочется надеяться, что у этой усадьбы счастливое будущее. 

 Фото автора

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#2 Тамара 28.12.2015
Старожилы села Тагашево( Тогашево) Столбищенского района, ныне Пестречинского р-на говорили, что до революции деревня была условно разделена на 2-е части, в одной половине правил барин поляк, в другой барыня немка. Возможно барин немец, а барыня полячка. Точно не помню. Достоверны ли эти данные. И если это так, то хотелось бы узнать их фамилии. Я нигде не смогла отыскать таких данных. Хотелось бы узнать свою родословную.
 
 
#1 Наталья 02.10.2014
Большое вам спасибо. За мое к вам обращение. Жаль только, что я не знала что Леонид Абрамов туда ездил. Поскольку я работаю в турагентстве (не секрет Бюро путешествий Столица) и занимаюсь приемом в Казани мне это очень интересно. А что касается дорог, то там уже проложили хорошую новую дорогу, которая будет соеденять Лаишевский и Пестречинские районы, у меня из тех мест мой папа, который учился в этой усадьбе т.к. это была еще и школа. Моя мечта, чтобы эту усадьбу восстановили. Тимофеева (Кирсанова) Наталья Николаевна.
 
  Издательский дом Маковского