Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Январь 2021 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1954  - Закончилось строительство первого Казанского аэропорта. В 1979 году аэровокзал и взлетная полоса были построены на новом месте, а в старом аэропорту, который оказался в черте города (Советский район), до конца 1980-х оставался аэропорт местных линий Казань-2

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Казанские светописцы в прошлом

17 сентября 1895 года было дано разрешение Министерства внутренних дел России на деятельность Казанского общества фотолюбителей (или Казанского фотографического общества).

Его основателями стали профессора университета Николай Любимов, Николай Сорокин и Евгений Нефедьев. Первым председателем Общества ботаник Николай Сорокин, ботаник, казначеем – мировой судья С.Манасеин, чуть позднее – поставщик фотоматериалов, магазиновладелец А. Герингслаге.

Сюрпризы, которые преподносили казанскому и провинциальному обывателю фотографы конца XIX – начала XX века, казалось, не имели конца. То на улицах появлялись в изобилии портреты кумиров-актеров, то поэтов модных, то героев русско-турецкой войны… И все доступно по ценам, прекрасно по качеству… «Моменталист» с Мочальной площади за пятачок делает для всякого фото прямо на улице. Елабужец Добринский предлагает всякому застройщику, а заодно и строительному отделу Управы фотопанорамы, в которые легко вписать будущую постройку, причем, гарантируя ее гармонию и соразмерность в городском пейзаже.

По примеру столицы земский фельдшер из Рыбной слободы заимел камеру, буквально завален заказами от крестьян – кому не хочется иметь свой портрет, и за 15 копеек всего! Обывательницы казанские перешептываются, друг другу заметку из газеты передают о том берлинском эпизоде, когда неверный муж был случайно сфотографирован на улице со своей «ах, пассией!», и снимок попал его жене. И сколько сердечек трепетало тогда при мысли об отмщении своему «гуляке»!

А в общем все было куда как серьезно. Новое искусство становилось обиходно, новый способ портретирования уже вышел за рамки простого эксперимента – все хотели оставить память о себе для потомков.

Первые фотографы (на уровне дагерротипов) появились в Казани в 1843 году. Поначалу прибыли на гастрольные съемки братья Барт, чуть позже – Альфред Давиньон и г.Тицнер. Подробностей об их съемках почти не сохранилось. Но фактом стало спешное открытие достаточно большого числа фотографических заведений. Размещались они, как правило, в самых людных местах города, выполнялись в них многочисленные виды портретов, до медальона включительно, даже до марки. Фотографии увеличивали, наклеивали на прочный картон с тисненой фирменной этикеткой, снимки украшал художник…

Словом, было и разнообразие, и качество. Вот вам пример: «...Фотограф И.Вайнтраубе открывает фотографическое заведение на Воскресенской улице, д.Семинарии... Я буду делать фотографические съемки размером от визитной карточки последовательно: виктория, кабинетная, сувенир, будуар-портредтъ и до натуральной величины...» (декабрь 1878 года).

Для души мастера светописи фотографировали виды города и окрестностей, снимали фотокопии с гравюр и картин на темы нашей старины, на темы искусства стран мира. На 1-й частной выставке 1879 года В.Гисси произвел фурор репортажной съемкой церемонии открытия с немедленной почти раздачей высоким гостям готовых отпечатков (это кажется достаточно существенным, ибо газетные фотоклише появились почти 30 лет спустя, около 1910 года). За представленные здесь же, на выставке, виды Казани г.Гисси удостоился похвального листа.

Наверное, сами по себе работы заслуживали большего внимания, но устроители выставки были еще в плену масляной живописи на холсте, гравюр на металле и т.п. «Классики» не очень впечатлялись «бумажной светописью». Выставка 1886 года, правда, пробила брешь в стене этого непонимания: г.Локке получил «золото» за свои пейзажи и микрофотоснимки. Здесь же ярко выступила А.Вяткина, владелица Черноозерского фотозаведения: ее портретные работы поразили всех качеством исполнения. Это, кстати, стало ее «коньком» и на иных выставках, вплоть до Петербургской, 1894 года.

Словом, число фотографов росло, ширилась продажа аппаратуры и материалов, местные любители, сбиваясь в мелкие пока группки, потихоньку осваивали окрестности Казани в поисках объектов съемки. Не обходилось здесь без столкновений с «местным населением». В Горках, к примеру, летом 1894 года с прихожан потребовали за право съемок ведро водки, а, получив отказ, попросту прогнали «снимателей». 

Нечто подобное повторилось через 16 лет во время выставки 1909 года, когда фотограф допускался на территорию только за дополнительную плату в 50 копеек, а съемка павильонов велась лишь с разрешения его владельцев. Но и в этих условиях «работало» 98 фотографов.

К 70-80 годам XIX века относится широкое проникновение фототехники в научную практику нашего университета. На выставке Общества археологии, истории и этнографии 1882 года в качестве экспонатов были экспедиционные снимки преподавателей. Профессора университета стали основателями Казанского фотографического общества.

Справедливость требует, однако, указать, что первая мысль о кружке появилась еще в 1893 году, и основал самое первое сообщество наших светописцев П.Д.Виноградов. Ну а уж чуть позднее к нему примкнули и остальные.

Первоначально Общество объединило лишь 25 любителей, в основном, из университета. Общее собрание всех членов нового Общества состоялось 29 ноября того же года в зале Реального училища на Булаке (ныне одно из зданий педагогического университета), здесь же проходили и многочисленные заседания первых лет работы.

Первым председателем Общества стал профессор Н.Сорокин, казначеем – мировой судья С.Манасеин, а чуть позднее – магазиновладелец, поставщик фотоматериалов А.Герингслаге. Скидка при их покупке для членов Общества достигала 12-15 процентов. За первый год удалось собрать вполне приличную библиотеку книг и журналов. Для перезарядки и проявления пластинок была арендована комната в магазине Фреланда на Воскресенской улице.

Впрочем, стоит заметить, что Общество то не было однородно. Задолженность по взносам доходила до 300 рублей, между отдельными членами возникали личные счеты. Так что далеко не все заседания были посещаемы, и атмосфера была, увы, не столь дружественна. Часть книг из библиотеки пропала, что отметила первая же ревизия состояния дел...

Важным и довольно решительным желанием Общества было «создание выставки работ». Но дело это отложилось на целых 10 лет. За это время уровень качества работ членов Общества возрос. В цветной фотографии были безусловные лидеры – г.г. Некраш и Котелов, потратившие по 4-6 лет на поиски своей манеры. Масляно-тушевые раскраски фото И.Котелова побывали на Нижегородской ярмарке...

В 1901 году число членов Общества упало до 40, в 1897 году было 100, но потом цифра эта стабильно повышалась, хотя по-прежнему большинство членов составляли работники университета. В том же 1901 году Общество провело фотографирование сцен из оперных спектаклей Казанского театра для выставки в Турине (А.Беляев).

Не было, пожалуй, ни одного вопроса, касающегося фотодела, который бы не интересовал членов Общества. И стереосъемки, и использование магниевого и даже керосинового освещения для съемок, и фотографирование в лучах Рентгена (этот показ в марте 1896 года собрал полный зал Реального училища), и экспедиционные отчеты. Многое слышали стены квартиры Общества в «Новых номерах» на Рыбнорядской площади, в клубе приказчиков.

И вот, наконец, Пасхальная неделя 1906 года. В Казанской художественной школе открылась первая в казанской истории фотовыставка. Посетителей оказалось мало, хотя вход был бесплатным в течение всей недели. Что ж – огорчились организаторы, но рук не опустили. В 1909 году во время международной выставки они организовали новую фотоэкспозицию – в номерах «Волга» Кекина. Среди авторов 643 работ были и киевляне, и финны, была представлена фирма «Кодак» с уникальными по тем временам увеличениями снимков. Но и тут оказалось всего 300 посетителей – так уж «любили» фото в те дни.

К 1912 году Общество вновь набрало обороты, пришла молодежь, появились новые легкие переносные камеры, более чувствительные материалы. Однажды провели состязание в три тура: снимок на заданную тему, произвольный снимок и проявление пластинки с неизвестной экспозицией.

Начали готовить новую выставку, надеясь одолеть инертность обывателя, собрали снимки для альбома по истории Казани.

Все начинания обрезала война 1914 года и последовавшие за ней катаклизмы российского масштаба.

В фондах Национального музея хранится несколько альбомов со снимками фотографов дореволюционной Казани. В журнале «Казань» за 1994 (№3-4) была опубликована статья старшего научного сотрудника фондов Ираиды Гольдшмидт о том, как великий князь Петр Николаевич Романов помог создать фотопортрет Казани.

Дело было в 1879 году. Великий князь, тогда совсем еще молодой человек, посетил ряд губернских городов. В Казань он прибыл 7 июня. Визит большого исторического значения не имел, но след о себе оставил заметный. Но обязаны мы этим не особе царского двора, а казанскому фотографу Владимиру Павловичу Бебину (его фотозаведение было на центральной, Воскресенской улице – в этом здании сейчас геофак КГУ), который подготовил в подарок высокому гостю роскошный фотоальбом, изготовленный в виде шкатулки с бархатным верхом.

Это был своеобразный футляр для фотографий, стилизованный под настоящий альбом. Фотограф как бы приглашал гостя в город, знакомил его с основными достопримечательностями Казани того времени. Кстати, иных уж нет…


Альбом великий князь увез с собой. Фотографии вернулись в Казань как дар Павловского Дворца-музея казанским коллегам.


В фондах Национального музея несколько таких альбомов, а также большая коллекция открыток самого разного профиля, в том числе видовых, посвященных Казани.


В 1911 году люди и виды Казани были запечатлены уже на цветной пленке. В газете «Республика Татарстан» об этом рассказала Евгения Чеснокова со слов известного казанского краеведа Георгия Фролова. Речь идет о снимках Арнольда Ивановича Бренинга, аптека которого была одной из лучших в Казани (ныне в этом здании на ул.Баумана тоже аптека). Фотоархив Бренинга сберегли на чердаке этого самого дома дети Арнольда Ивановича, известные музыканты: Ольга и Рудольф Бренинги.

В семейном архиве Фролов нашел 10 необычных стеклянных пластинок размером 10 на 15 см. Газета опубликовала три фотоснимка: портрет Иоганны Васильевны Бренинг, вид ботанического сада и семейное надгробие на Арском кладбище.

«Казанские истории», №9, 2005 год

  Издательский дом Маковского