Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Человеколюбивое общество» – завещание потомкам

Кандидат исторических наук Алсу ХАЙРУЛЛИНА, заведующая отделом Национального музея, рассказывает о традициях благотворительной деятельности в нашем крае в разные времена.

На современном этапе развития нашего общества интерес к благотворительности и милосердию возрос. 2006 год был объявлен Годом благотворительности в  Российской Федерации, 2007 год  был Годом благотворительности в Татарстане.

Помощь страждущим

В последние годы в России возникло немало филантропических обществ и фондов. Среди них Международная ассоциация детских фондов, Российский фонд милосердия и здоровья, республиканский фонд «Интеллект ХХI века» и другие. В 1995 году был принят федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», в 1999-м закон «О благотворительной деятельности» появился в Татарстане.

Однако очевидно, что юридический статус благотворительного движения нуждается в дальнейшем совершенствовании системы законодательных актов, определяющих правовое пространство этой социальной проблемы. Ее решение возможно лишь на базе серьезных изысканий и обобщений исторического опыта дореволюционной России, в частности Казанской губернии. Это многообразные, пронизанные национальными традициями формы и методы социальной помощи, частной благотворительности, система учреждений государственного и общественного призрения, деятельность социально ориентированных заведений, организаций и учреждений.

Заметим, что пик благотворительной деятельности в России приходится на вторую половину ХIХ – начало ХХ века, когда после отмены крепостного права в 1861 г. в России резко обострилась социальная обстановка и возникла потребность в возникновении благотворительных структур. Они, с одной стороны, призваны были снизить социальную напряженность в обществе, с другой, оказать реальную помощь нуждающимся и страждущим.

Среди основных направлений благотворительной деятельности, на наш взгляд, необходимо выделить три аспекта:1) правительственную политику в этой сфере; 2) благотворительную деятельность церкви; 3) деятельность филантропических обществ и частную инициативу.

 КСТАТИ

Меры «для сис­тематической организации общественного презрения»  в России были приняты в период правления Екатерины II. «Учреждением для управления губерний» от 7 ноября 1775 г. было постановлено создать в каждой губернии для управления делами об­щественного призрения особые приказы общественного призрения.

Приказы обществен­ного презрения были организациями государственными. Од­нако к призрению привлекались общественные силы, допускалась частная инициатива в благотворительности.

На основании «Учреждения для управления губерний», введенному в Казани в 1782 г., дело благотво­рительности было вверено Казанскому приказу общественного призрения. Он был упразднен в 1869 году с передачей имущества и функций Казанской губернской земской управе.

 «Высочайшее повеление» на милосердие

Развитие благотворительности во второй половине ХIХ было неразрывно связано и обусловлено особенностями законодательства пореформенного периода. Обращает на себя внимание тот факт, что благотворительная деятельность в эти годы регулировалась законоположениями, получившими оформление еще со времени Екатерины II и за немногим исключением сосредоточенных в «Уставе об общественном призрении».

Отсутствие четкого законодательства по вопросам благотворительности ставило ее развитие в тесную зависимость от органов центральной и местной власти. Наиболее распространенной являлась такая форма законодательства, как «Высочайшее повеление». Как правило, в царских распоряжениях речь шла об организации сбора пожертвований в пользу нуждающихся по всей империи, об изменении прав воспитанников благотворительных заведений, находящихся на попечении государства, о приеме целевых пожертвований от учреждений, обществ и частных лиц.

Указ по «Учреждению для управления губерниями» положил начало систематической организации общественного призрения в России. Каждый приказ общественного призрения возглавлялся губернатором. В основу его организации было положено три основных принципа. Во-первых, всем местным благотворительным учреждениям предоставлялась самостоятельность, т.е. возможность самостоятельно вести дела, учреждать необходимые заведения; во-вторых, указ предусматривал обеспечение их более или менее достаточным финансированием из средств государства, до 15 тыс. руб. единовременно, можно было отдавать эти деньги под залог имений либо под проценты в банк сроком не более чем на один год. Наконец, главным в работе приказов общественного призрения было оказание «доброхотства к роду человеческому», помощь в открытии новых заведений.

В компетенцию такого Приказа входило открытие богаделен для бездомных, престарелых, нетрудоспособных, нищих, учреждение больниц, домов для умалишенных, специальных домов для неизлечимо больных, а также народных школ, сиротских, работных и смирительных домов.

Периодическая печать России, и в частности Казанской губернии, благотворительным акциям и деятельности обществ уделяла большое внимание. Именно благодаря газетным публикациям, благотворительные инициативы становились достоянием широкой российской общественности. Периодическая печать становилась одним из важнейших инструментов благотворительности. Ибо гласность и открытость в проявлении частной инициативы и деятельности благотворительных обществ являлись составной частью правительственной политики в области филантропии. Только в Казани во второй половине ХIХ в. выходило 42 издания периодики, где эти вопросы освещались регулярно и открыто.

Верховная власть поощряла развитие общественной и частной благотворительности, а в периоды народных бедствий брала на себя немалую часть материальных затрат по оказанию помощи нуждающимся. Участие верховной власти в филантропии, с одной стороны, способствовало поднятию ее авторитета, с другой, складывались определенные традиции. Одной их таких тенденций было участие в благотворительности дома Романовых во главе с императором.

В центре внимания различных слоев общества становились инициативы царствующего дома Романовых. Каждая акция, идущая от царствующего дома, находила, как правило, широкое освещение и должна была способствовать укреплению имиджа династии. Эти акции должны были являть пример для всех слоев российского общества, и, прежде всего предпринимателей и купцов.

 КСТАТИ

Первое учреждение общественной филантропии – Казанский попечительный о бедных комитет – был открыт в Казани в 1816 г. Он находился в ведомстве императорского Человеколюбивого общества.

 В 1898 г. в Казани было открыто первое благотворительное об­щество пособия бедным мусульманам. Его попечителями стали генерал-майор М.Ш.Шамиль, купцы первой гильдии А.Г.Хусаинов, С.С.Губайдуллин, И.И.Айтуганов. На средства общества содержались богадельня, детс­кий приют для мальчиков и при нем школа, родовспомогательное ле­чебное заведение, амбулатория.

На частные пожертвования в 1891 г. была открыта бесплатная детская столовая в доме Соболева на Мокрой ули­це. Ежедневно в ней выдавалось от 500 до 650 обедов. Мусульманская детская столовая размещалась на Тихвинской улице в доме Усманова. Ежедневно в ней обедало от 700 до 800 детей. По инициативе татарс­ких купцов в Плетенях в доме Сайдашева работала столовая для взрос­лых.

За готовность жертвовать

Среди частных жертвователей доминировали крупные казанские купцы и предприниматели С.Е.Александров, О.С.Александрова, И.И.Алафузов, И.Н.Журавлев, А.Я.Сайдашев, Я.Ф.Шамов, М.-Р.И.Юнусов и др. Ряд купцов оставили о себе память большими благотворительными акциями. Так в Казани появились Лихачевское родильное отделение, богадельня Сергея и Евдокии Павловых и Прибытковой, Шамовская больница, Юнусовский мусульманский детский приют. Крупные пожертвования и акции частных лиц поощрялись правительством орденами и медалями, что поднимало престиж как благотворителей, так и официальных властей, поощрявших добрые инициативы. Так, потомственный почетный гражданин С.Е.Александров был награжден орденом Св.Станислава 3-й степени «за сделанные им значительные пожертвования в пользу Александровской лечебницы и за всегдашнюю готовность его жертвовать на благотворительность и общественные заведения».

Не отставали от верховной власти и представители местной администрации, в частности, Казанской губернии. Губернатор, как высшее должностное лицо губернии, являлся председателем и одновременно попечителем тех благотворительных обществ, которые находились под покровительством императрицы и деятельность которых распространялась практически по всей территории России. Речь идет о Казанском попечительном о бедных комитете императорского Человеколюбивого общества, Казанском губернском попечительстве детских приютов Ведомства учреждений императрицы Марии, Казанском отделении попечительства императрицы Марии Александровны о слепых.

Все губернаторы Казанской губернии в пореформенный период занимали активную позицию в благотворительности. Не отставали от губернатора и другие представители казанской администрации.

Возрастала роль местной администрации в организации благотворительности в периоды народных бедствий, поскольку от позиции властей, в частности, губернатора, зависел не только ход оказания правительственной помощи, но и масштаб проведения благотворительных акций на местах. Сбор пожертвований частными лицами осуществлялся только при наличии свидетельств полицмейстера, разрешавшего проведение таких акций.

 КСТАТИ

В систему общественных благотво­рительных учреждений Казани входило открытое в декабре 1843 г. Губернское попечительство детских приютов ведомства импе­ратрицы Марии, подчинявшееся Главному попечительству детских приютов. В  его ведении состояли три детских приюта: Николаевский, Юнусовский, Александрийский, в которых призревали «на постоянном и полном содержании детей обоего пола, круглых сирот, полусирот и таких, родители которых не имеют средств для воспитания и обучения».

 С деятельностью приказов общественного призрения было связано основание на общественные и частные средства богаделен. Так, например, казанское купцы Николай Петрович и Петр Петрович Котеловы пожертвовали в приказ «для улучшения богоугодных заве­дений» каменный двухэтажный дом с мыловаренным заводом, всеми службами, фруктовым садом и дворовым местом в Адмиралтейской слободе.

Многие богадельни, открывавшиеся на частные пожертвования, сохранили в названиях имена своих благотворителей: Дом призрения неимущих, престарелых и увечных граждан, известный как Ложкинская богадельня; городская богадельня Крупениковых, открытая для больных и престарелых лиц женского пола из купечества, мещан и цеховых Казани; мужская дворянская богадельня А.И.Фон-Финк; женская богадельня для неимущих вдов и сирот духовного звания по­томственного почетного гражданина И.С.Кривоносова. В Казани су­ществовали также Мариинская богадельня с сиротским отделением мещанского общества, богадельня и сиротский дом губернского зем­ства, богадельня цехового общества и др.

«Казанские истории», №№1-7, 2007 год

  Издательский дом Маковского