Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
16.10.2018

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
+6° / +11°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2018 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 2015 – В Челябинске, в сквере у театра "Манекен", открыли памятник Мусе Джалилю. Скульптура Баки Урманче из серии "Портреты в камне", установленная на высоком постаменте, стала подарком Татарстана столице Южного Урала.

    Подробнее...

«Сказание о зачатии царства Казанского»

Среди документальных источников об истории Казани особо выделяется труд неизвестного автора под названием «Казанская история», написанный в XVI веке.

«Казанская история. Новое сказание, вкратце повествующее о начале Казанского царства, и о войнах с Казанскими царями Великих Московских князей, и о победах их, и о взятии Казанского царства» – важный исторический источник для изучения истории Волжской Булгарии и Казанского ханства на протяжении более трех столетий – с середины XIII до середины XVI века с историческими экскурсами в более древние периоды.

 «Казанская история» структурно состоит из небольших, более сотни глав, озаглавленных по событиям общественно-политической жизни Казани и Москвы. Автор ее не известен. Хотя В.Н.Татищев как зачинатель ее изучения считал, что автором являлся «поп Иоанн Глазатый». За ним это повторили некоторые другие. Однако специально исследовавшие эту проблему Г.3.Кунцевич и Г.Н.Моисеева не согласились с этим мнением и считали, что первые 49 глав написал один человек, а остальные главы – другой или даже другие люди. Так сильно отличаются первая и вторая редакции.

Считается, что «Казанская история» создана в 1564-1565 годах (первая редакция), вторая редакция осуществлена в 90-х годах того же столетия. Источниками сочинения явились русские летописи, документальные акты, разрядные книги, посольские переписки, а также воспоминания самого автора, который, судя по приведенным в книге сведениям, русский по происхождению, двадцать лет – с 1532 по 1551 год – прожил в Казани как пленник, служа казанским ханам (и, по всей вероятности, являясь одновременно русским шпионом), имел широкие возможности изучать историю булгаро-татар по различным источникам.

Рукописные списки «Казанской истории» распространялись в XVI веке, но особенно широко – в XVII веке. Впервые небольшим тиражом она была опубликована в 1791 году под названием «История о Казанском царстве неизвестного сочинителя XVI столетия по двум старинным спискам» (СПб, Имп. Академия наук.). Всего, по данным большинства ученых, которые изучали этот памятник, до нас дошло более 230 разных редакций «Казанской истории» при отсутствии подлинника.

Отношение к этому сочинению в научном мире неоднозначное. Широко использовал и много цитировал из этого произведения известный русский историк Н.М.Карамзин, во многом доверяясь ему. Другие ученые относились к «Казанской истории» с опаской. Так, С.М.Соловьев назвал «Казанскую историю» «мутным источником» и отказался пользоваться ею. Заодно критиковал Карамзина за его доверие данному сочинению. С.М.Шпилевский отзывался о ней так: «К сожалению, «Казанская история», которая так много обещает, представляет в действительности весьма скудный исторический материал: автор не столько заботился о подробной и точной передаче событий, не говорю уже о характеристике внутреннего быта Казанского царства, сколько о высокопарности слога и широковещательности…».

Многие ученые подчеркивали, что «Казанская история» – не историческое сочинение в современном смысле этого слова. Это остро публицистический, исторический и художественный рассказ очевидца событий, который при всем старании не мог быть абсолютно беспристрастным фиксатором истории чужого государства.

У татарских ученых есть свои основания для критического отношения к автору «Казанской истории». Салям Алишев назвал это сочинение первым произведением в русской историографии, тенденциозно пытавшимся описывать историю межгосударственных отношений Казани и Москвы в целях оправдания русской агрессии. Автор всеми правдами и неправдами стремился показать победу Ивана Грозного в октябре 1552 года как долгожданный итог многолетней «священной» борьбы русских князей со своими «погаными» соседями – казанскими татарами.

«Несмотря на всю тенденциозность и легендарность, особенно в освещении ранних периодов истории Казани, хронологическая близость его написания к периоду существования Казанского ханства делает это произведение интересным источником. Особую ценность представляют краткие сведения о топографии и фортификации города, архитектурных сооружениях, упомянутых, правда, без четкой локализации» – такова точка зрения Ф.Хузина и А.Ситдикова.

Сегодня для нас особый интерес представляют суждения автора о факте возникновения Казани. Хотя сам он замечает, что не обладает необходимой информацией и пересказывает лишь то, что ему удалось услышать.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент «Казанской истории» и мнение об этом документе Саляма Хатыповича Алишева, известного татарского ученого, доктора исторических наук, заслуженного деятеля науки РТ, автора 300 научных и научно-популярных трудов. Цитируем его новую книгу «Все об истории Казани» (Казань, изд-во «Раннур», 2005).

Казань – Котел золотое дно

О Казанском царстве

Глава 1

От начала Русской земли, как рассказывают русские люди и варвары, там, где стоит теперь город Казань, все то была единая Русская земля, продолжающаяся в длину до Нижнего Новгорода на восток, по обеим сторонам великой реки Волги, вниз же – до болгарских рубежей, до Камы-реки, а в ширину простирающаяся на север до Вятской и Пермской земель, а на юг – до половецких границ. И все это была держава и область Киевская и Владимирская. За Камой же рекой жили в своей земле болгарские князья и варвары, держа в подчинении поганый черемисский народ, не знающий Бога, не имеющий никаких законов. И те и другие служили Русскому царству и дани давали до Батыева царя.

Об основании же Казанского царства – в какое время или как возникло оно – не нашел я в летописях русских, но немного видел в казанских. Много же и расспрашивал я искуснейших людей, русских сынов. Одни говорили так, другие иначе, ни один не зная истины.

За грехи мои случилось мне пленену быть иноверцами и сведену в Казань. И отдан я был в дар царю казанскому Сафа-Гирею. И взял меня к себе царь с любовью служить при дворе своем и назначил мне перед лицом его стоять. И был я удержан там, у него в плену, двадцать лет. Во взятие же Казанское вышел из Казани на милость царя и великого князя. Он же меня обратил в Христову веру, и приобщил к Святой Церкви, и немного земли дал мне в удел, чтобы жил, служа ему.

Живя же в Казани, часто и прилежно расспрашивал я царя, когда он бывал весел, и мудрых честнейших казанцев во время бесед их со мною – ибо царь сильно меня любил и вельможи его сверх меры берегли меня – и слышал много раз из уст самого царя и от его вельмож о походе Батыеве на Русь, и о взятии им великого города стольного Владимира, и о порабощении великих князей.

 И о новом набеге на Русскую землю Саина, царя ордынского

Глава 6

По смерти царя Батыя, убитого венгерским королем Владиславом у стольного города Радина, вступил на царство другой царь, Саин по имени, первым принявший царство после Батыя. Наши же правители оплошали и поленились пойти к нему в Орду и заключить с ним мир. И поднялся царь Саин ордынский, чтобы идти на Русскую землю с темными своими силами. И пошел он, как и царь Батый, чтобы окончательно разорить ее за презрение к нему русских правителей. Тогда пошли правители наши в Болгарскую землю навстречу царю и там встретили его и утолили его многочисленными великими дарами. И оставил царь Саин свое намерение разорить Русскую землю, и пожелал вблизи ее, на кочевище своем, откуда не пошел он на Русь, поставить город во славу имени своего, где бы останавливались и отдыхали его послы, каждый год ходящие на Русь за данью, и для учреждения в нем земской управы.

О первом начале Казанского царства, и о местных угодьях, и о змеином жилище

Глава 7

И, поискав, переходя с одного места на другое, нашел царь Саин на Волге, на самой окраине Русской земли, на этой стороне Камы-реки прекрасное место, одним концом прилежащее к Болгарской земле, а другим концом – к Вятке и к Перми, богатое пастбищами для скота и пчелами, родящее всевозможные злаки и изобилующее плодами, полное зверей, рыбы и всякого житейского добра, – да не найти другого такого места нигде на всей нашей Русской земле по красоте и богатству, с такими же угодьями, и не знаю, найдется ли и в чужих землях. И очень за это полюбил его царь Саин.

И рассказывают многие так: место это, что хорошо известно всем жителям той земли, с давних пор было змеиным гнездом. Жили же здесь, в гнезде, разные змеи, и был среди них один змей, огромный и страшный, с двумя головами: одна голова змеиная, а другая – воловья. Одной головой он пожирал людей, и зверей, и скот, а другою головою ел траву. А иные змеи разного вида лежали возле него и жили вместе с ним. Из-за свиста змеиного и смрада не могли жить вблизи места того люди и, если кому-либо поблизости от него лежал путь, обходили его стороной, идя другой дорогой.

Царь же Саин много дней смотрел на место то, обходил его, любуясь, и не мог придумать, как бы изгнать змея из его гнезда, чтобы поставить здесь город, большой, крепкий и славный. И нашелся в селе один волхв. «Я, – сказал он, – царь, змея уморю и место очищу». Царь же был рад и обещал хорошо наградить его, если он это сделает. И собрал чародей волшебством и чародейством своим всех живущих в месте том змей – от малых до великих – вокруг большого змея в одну громадную кучу и провел вокруг них черту, чтобы не вылезла за нее ни одна змея. И бесовским действом всех умертвил. И обложил их со всех сторон сеном, и тростником, и деревом, и сухим лозняком, поливая все это серой и смолой, и поджег их, и спалил огнем. И загорелись все змеи, большие и малые, так что распространился от этого сильный смрад змеиный по всей той земле, предвещая грядущее зло от окаянного царя мерзкую тину проклятой его сарацинской веры. Многие же воины его, находившиеся вблизи этого места, от сильного змеиного смрада умерли, и кони и верблюды его многие пали.

И очистив таким образом место это, поставил царь Саин там город Казань, и никто из правителей наших не посмел ему помешать или возразить. И стоит город Казань и поныне, всеми русскими людьми видимый и знаемый; кто не бывал там, наслышаны о нем.

… Этим царем Саином и была впервые основана Казань, и стали называть ее юрт Саинов. И любил его царь, и часто сам жил в нем, приходя из стольного своего города Сарая. И оставил он после себя в новом юрте царя от колена своего и при нем своих князей.

После того же царя Саина многие цари-кровопийцы, губители Русской земли, сменяя друг друга, царствовали в Казани многие годы.

 О воцарении великого князя Ивана Васильевича,.. и о том, что узнал он о Казанском царстве

Глава 22

Когда же вырос великий князь Иван и пришел в великий разум, принял он после смерти отца своего всю власть великого Русского царства Московского, и воцарился, и был поставлен на царство великим поставлением царским в год 7055 (1547), января в 16 день...

И узнал царь и великий князь Иван Васильевич, что издавна стоит на Русской его земле сарацинское царство Казань, а по-русски – Котел золотое дно, и что приносит оно большие несчастья и беды пограничным русским землям, и о том, как отец его и прадед воевали с казанцами и как не смогли они окончательно покорить Казань. И много лет простояла Казань – около трехсот лет – от основания Казани царем Саином…

«Казанская история»

Цитируется по книге

«Древняя Казань глазами современников и историков»

 

Казань не есть «преокаянная дщерь Золотой Орды»

Г.Н.Моисеева писала: «Важнейшим источником фактических сведений о Казанском царстве первой половины XVI века были личные наблюдения самого автора «Казанской истории», находившегося в Казани с 1532 по 1552 год».

Доказать правдивость автора она не взялась, ибо это ей, пожалуй, и не нужно было. А доказательство того, что автор лгал и писал это для убедительности своих вымыслов и ухищрений, можно и должно, что мы и увидим в дальнейшем изложении. Пока отметим только одно обстоятельство. Г.3.Кунцевич писал, что когда он попал в казанский плен был уже взрослым, примерно 25-летнего возраста. 25+20 (годы плена) + 15 (с 1552 по 1565) = 60 лет.

Исследователи установили также, что «Казанская история» выполнена автором по-христиански высокообразованным человеком, «наделенным незаурядным литературным чутьем», «высокохудожественная» форма ее сложилась на основе усвоения автором лучших образцов древнерусской литературы». Спрашивается, может ли 60-летний старик достичь такого, можно сказать, непревзойденного уровня развития в области художественной литературы и искусства после 20-летней жизни в мусульманском плену? По-моему, такое невозможно, тем более для того времени.

… О начале Казанского царства «Казанская история» писала так: «Бысть же на Каме на реке старый град именем Брягов, (от имени Ибрагим) оттуду же прииде царь, именем Саин Болгарский. И поискав по местом проходя в лета 6685 (1177) и обрете на Волге.... Царь возгради на месте том Казань»; «и бысть Казань столный град, вместо Брягова». Откуда взял автор дату основания Казани – 1177 год? По этому поводу, кажется, никто еще ничего не писал. Я думаю, может быть, эта дата образования и выделения Казанского эмирата (княжества) в составе Булгарского царства. … феодальное раздробление в нем началось до монгольских завоеваний. А может быть, автор произвольно взял дату начала летописания.

… хочу сказать о двух важных принципах авторского изложения. Первое – это чрезмерное восхваление православной веры, божественность стиля языка, оно идет с самого начала через все повествование и до конца. Второе – это возвеличивание христианского русского народа и ненависть к нехристианам, унизительное и враждебное отношение к другим народам. Например, в самом начале (третий лист текста) написано: «Живяху же за Камою рекою, в части земля своея, болгарския князи и варвары, владеюще поганым языком черемиским, незнающе бога и никоего же закона имуще...»

... Автор хотел создать впечатление у читателей, что Казань есть «преокаянная дщерь Золотой Орды», в чем и преуспел. И сейчас еще существует убеждение, что так оно и есть. Жаль, что такие люди не могли подняться на уровень выше сочинений XVI века.

Для чего же надо было «Казанской истории», написанной в 1560-х годах, и последующей русской историографии вопреки фактам образования Казанского ханства задолго до падения Золотой Орды и освобождения Русского государства от ее зависимости (1480 год – противостояние на реке Угре) и, ни слова не говоря о преемственности Булгарского и Казанского государств, объявлять Казанское ханство «окаянной дочерью Золотой Орды»? Для чего некоторые пишут до сих пор, что Казанское ханство образовалось на развалинах Золотой Орды, и что Золотая Орда распалась на несколько тюркских ханств, а именно на Казанское, Сибирское, Астраханское и Касимовское? Одни – для обвинения Казани за Золотую Орду, другие – для возвеличения ее. И все вопреки фактам и исторической действительности.

«Казанской истории» нужно было оправдать завоевание Казани Иваном Грозным. Агрессию и тогда стремились показать справедливой, чтобы утвердить свою правоту перед миром. Последующая историография, идя дальше, выдумала положение о «татарском иге», которое оправдывало уже все: и завоевания, и собственную отсталость, и корыстную любовь к своей империи. При Сталине и Брежневе дело дошло до того, что начали обвинять другие народы в создании внешней угрозы русскому государству, приписывать русскому государству и народу роль единственного спасителя от разорения и истребления народов со стороны какого-нибудь врага.

Салям АЛИШЕВ

Наш словарик

САИН ОРДЫНСКИЙ – личность легендарная. В исторической литературе утверждается, что хана с таким именем в Золотой Орде не было. На самом деле после Батыя правителем Улуса Джучи (Золотой Орды) был хан Берке (ок. 1209-1266), младший брат Батыя, который в 1256 году убил сына Батыя Сартака и на следующий год занял ханский престол. Именно он принял ислам и способствовал его распространению в Орде. Он позволил основать в городе Сарай православную епархию (1261). Совершал походы в Византию, Болгарию, Закавказье. Начал выдавать от своего имени ярлыки русским князьям. Добился фактического обособления Золотой орды от Монгольской империи. (История Отечества. Энциклопедический словарь. – М., изд-во «Большая Российская энциклопедия», 1999).

В.Иванов, И.Ионенко и А.Халиков считают, что Саин – это не монгольский хан, а булгарский князь. «Саин», как считают многие ученые, пишут они, не означает собственного имени, а является титулатурным эпитетом. «Саин» – значит превосходный, великолепный или славный. Потому считать, что это определение было свойственно только Батыю или его сыну, было бы неправильным.

УЛУ-МУХАММЕД (около 1405-1445). Хан Золотой Орды (1419-1437, с перерывами), основатель Казанского ханства. Сын Джалал-ад-Дина, внук Тохтамыша. Совершил ряд походов на Русь. Предположительно убит в Казани в результате заговора. После 1445 года имя Улу-Мухаммеда в русских источниках не упоминалось до начала 1990-х годов. (Ле Пти фюте – Татарстан. – М., 2000)

МАХМУД (Махмутек) (?-1467), казанский хан (с 1445). Старший сын Улуг-Мухаммада. Участвовал совместно с отцом в походах против Русского государства. В 1445 году под Суздалем разгромил русские войска и наложил дань на Русское государство. После смерти отца захватил власть в Казанском ханстве. Проводил активную внешнюю политику. В 1446, 1448 годах совершил походы против Русского государства, добивался уплаты дани, наложенной в 1445 году. (Татарский энциклопедический словарь. – Казань, 1999).

«Казанские истории», №10-14, 2005 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов