Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.11.2017

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Погода в Казани
-1° / -1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
  • 1977 – С 24 по 28 ноября работал IV съезд композиторов Татарской АССР. На первом пленуме правления 1 декабря председателем правления на новый срок избран композитор М. Яруллин, сменивший Н. Жиганова.

    Подробнее...

Борьба на уничтожение

В течение   месячного господства учредиловцев в Казани осенью 1918 года  жертвами белого террора стали не менее тысячи человек.

Расстреливали всех, кого подозревали, –  прямо на улице, без суда. «На площадях, улицах и в садах лежали трупы красноармейцев и рабочих. Люди их не поднимали, боясь быть расстрелянными. Трудовая Казань замерла. Ликовали те, кто ждал белогвардейцев. Они выходили на улицы и поздравляли друг друга» –  так описываются эти события в книге «Их именами названы улицы Казани».

Как сообщается в книге «История Татарстана» (Б.Султанбеков, Л.Харисова и А.Галямова), о поддержке  Комуча, его Народной  армии заявили профессора Казанского университета, учителя, духовенство, в том числе мусульманское. Однако на рабочих окраинах царило враждебное настроение. 3 сентября рабочие Казани подняли вооруженное восстание, но оно потерпело поражение.

Вот как вспоминает день захвата Казани помощник начальника обороны города А.И.Селявкин:

«В этот на всю жизнь запомнившийся мне день над городом разразилась сильнейшая летняя гроза. Раскаты грома сливались с грохотом артиллерии. По улицам неслись мутные потоки.  Нас обстреливали не только с фронта, но и с тыла, со всех чердаков, из окон домов –  в Казани вспыхнуло контрреволюционное восстание».

Были казнены Яков Шейнкман, руководитель казанских большевиков, Мулланур Вахитов, член Учредительного собрания, руководитель Комитета по делам мусульман Внутренней России, Абрам Комлев, создатель профсоюза пищевиков, Мартын Межлаук, комиссар юстиции Казанской губернии, и многие другие партийные и советские работники.

Противник вел себя как победитель и относился «с полным презрением к нашим силам, и поразительна та ненависть, которая руководила действиями их вождей. Эта ненависть поднимает их энергию до высшей степени, и совершенно ясно, что эта война – на уничтожение. Гражданская война другой быть не может»,  –  это цитата из воспоминаний большевика П.Г.Смидовича, который прибыл в Казань  вместе с 5-й армией.

В этой связи не приходится удивляться, что сразу же после освобождения Казани при городском Совете красноармейских, рабочих и крестьянских депутатов была создана следственная комиссия по борьбе с контрреволюцией, которая занялась проверкой неблагонадежных. Естественно, прежде всего в поле ее зрения попали люди богатые.

В книге А.Литвина «Казань: время гражданской войны» рассказывается об аресте в апреле 1920 года казанскими чекистами Абдулбари Баттала, который в 1918 году был редактором газеты «Курултай». Вместе с И.Алкиным, муллой Апанаевым он вошел в комиссию при учредиловской контрразведке, которая предавала революционеров военно-полевому суду. Будучи членом комиссии по разбору дел заключенных в тюрьмы Казани большевиков он требовал их казни «как вредных для общества людей». Выступая на митинге в августе 1918 года, который проходил на Юнусовской площади, он призывал вступать в мусульманский эскадрон для ловли «бандитов-большевиков».

Б.Султанбеков в книге «Татарстан. ХХ век» (Казань, 2003) дает несколько иную интерпретацию этих событий и роли в них Габдулбари Баталла. Он, действительно, находился в оппозиции к большевистским Советам, их врагов поддержал потому, что связывал с ними надежду на восстановление государственности татар. Татарских большевиков он называл «лакеями» и «предателями нации».

Нельзя не согласиться с Б.Султанбековым, назвавшим атмосферу казанских событий августа-сентября 1918 года фантасмагорической. По его мнению, еще предстоит оценить людские потери Казани после «великого исхода». Перед вступлением «красных» в город в сентябре из города ушли десятки тысяч жителей, в основном интеллигенция, которые боялись ответных репрессий. И они не ошиблись. Приведем лишь одну историю тех лет.

В экспозиции музея Янки Купалы, посвященной истории села Печищи, представлены документы об одном из открытых тогда уголовных дел. Дело №2608 было начато 12 октября 1918 года. Подследственные –  владелец мельницы в Печищах и крупный казанский коммерсант Константин Иванович Оконишников и два его сына –  Алексей и Сергей, а также Александр Небельсон и Николай Бобровников были арестованы по подозрению в сотрудничестве с чехословаками. В экспозиции можно увидеть два письма, отправленные в следственную комиссию в их защиту. Одно  –  от служащих торгового дома «Оконишников и сыновья» (15 подписей), другое – от крестьян и рабочих деревни Печищи Верхнеуслонской волости Свияжского уезда. Арестованные Оконишниковы «никогда не служили в народной армии и никогда не проявляли себя сочувствующими чехо-словакам», –  говорится в одном из писем.

Дело было закрыто уже  через 6 дней. Подозреваемых отпустили на свободу. Правда, К.И.Оконишникову пришлось заплатить штраф в размере ста тысяч рублей: 20 тысяч семья должна была внести до его освобождения, остальную сумму, как указывалось в решении следственной комиссии, можно было выплатить позднее.

В экспозиции музея – боевое оружие, найденное в одной из стен мельницы: пистолет, шашка и нож, схема боевых действий под Казанью, а также хронология действий  посыльного судна «Олень», получившего новое название, –  «Борец за свободу».

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов