Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.08.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+17° / +28°
Ночь / День
.
<< < Август 2017 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1847 – Торжественное открытие памятника Гавриилу Державину во дворе Императорского Казанского университета.

    Подробнее...

«Образование Башкирской и Татарской республик: сцена и закулисье»

Так называется новая книга известного казанского историка Булата Султанбекова, которую он планирует издать в рамках подготовки к  100-летию образования Татарской республики. Юбилей будет отмечаться в 2020 году.

Ученый напоминает, что этому событию предшествует 100-летие декрета Наркомнаца РСФСР о Татаро-Башкирской Советской Республике, принятого в 1918 году.

«К сожалению, история этого смелого политического проекта Вахитова и Сталина и ожесточенной борьбы, развернувшейся вокруг него, не получила еще должного освещения в нашей науке. По крайней мере, почти ничего не написано об ожесточенном, подчас выходящем за рамки партийных и государственных норм, сопротивлении созданию ТБСР ряда руководителей Казанской и других губерний, которые должны были полностью или частично войти в ее состав», – пишет автор во введении.

По его мнению, в некоторых работах, и не только историков нашей республики, необоснованно демонизируется роль Сталина в решении национального вопроса в 1918 году, и в частности – создания национальных республик. У него было много противников и тогда. Сталина обвиняли в потворстве мусульманскому национализму и даже панисламизму, проявлением чего они считали создание Татарской республики.

Причем, в современных работах говорится о «советской социалистической Татаро-Башкирской республике», хотя термин «социалистическая» в этих документах, и в первую очередь в декрете Наркомнаца об образовании ТБСР, отсутствовал. И это было неслучайно.

Готовятся к 100-летнему юбилею и в Башкортостане. Хотя о дате образования Башкирской республики существуют серьезные разногласия. Долгие годы считалось, что это произошло в 1919 году. Булат Файзрахманович полагает более обоснованным мнение ряда исследователей, ведущих отсчет образования Башкирской республики, носившей впоследствии различные названия, с 16 (29) ноября 1917 года. Тогда на курултае (съезде) в Оренбурге объявили о провозглашении Башкирской автономии в составе РСФСР. Это было первое национально-государственное образование мусульманского народа внутренней России, причем, созданное без декрета центральной власти.

Автор книги полагает, что отсчет истории нашей республики надо вести с 29 мая 1920 года. Именно в этот день Всероссийский центральный исполнительный комитет Советов (высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган государственной власти Российской Советской Республики в 1917-1918 годы и РСФСР с 1918 по 1937 год) принял постановление (декрет), опубликованное в «Известиях ВЦИК» №115-9626 от 29 мая 1920 года. Декрет вступал в силу с момента опубликования.

Профессор уточняет: 17 мая 1920 года было подписано совместное постановление в форме декрета ВЦИК двух руководящих органов страны: Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов и Совета Народных Комиссаров РСФСР.

Еще два уточнения от Булата Султанбекова.

Создавалась не ТАССР, а АТССР. Порядок слов в названии был изменен в первой Конституции республики, принятой 25 июня 1937 года на Чрезвычайном XI съезде Советов Татарской автономии.  

Заметим, что с точки зрения фактологии не совсем точно говорить о 100-летии Республики Татарстан. Как известно, Республика Татарстан была официально провозглашена 30 августа 1990 года. Естественно, она стала правопреемницей АТССР (А.Т.С.С.Р., Татреспублика) и Татарской АССР.

Под декретом «Об Автономной Татарской Социалистической Советской Республике» первой стояла подпись Председателя ВЦИК М.И. Калинина, а не Председателя Совнаркома В.И.Ленина, как указывается в некоторых источниках, хотя реально решающую роль в его появлении играл, конечно, он.

«И вообще все это происходило несколько иначе, чем потом писали, рисовали и рассказывали нам», – пишет автор.

Как указывает Булат Султанбеков, цель его книги – не подробное изложение процесса создания республик, а скорее напоминание об отдельных малоизвестных, а порой загадочных событиях этого периода «бури и натиска» при решении национального вопроса на начальном этапе формирования советского государства. Книга опирается в основном на неизвестные или неопубликованные документы о событиях и поступках государственных деятелей того времени.

Парад частей Красной Армии в честь образования Татарской республики. Датировано маем 1920 года.

Архив РИА - Новости. http://visualrian.ru/ru/images/zooms/RIAN_89624.jpg

Во введении автор уточняет, что в его книге «нет обычного «хвоста» ссылок на фонды и дела, которые читателю обычно приходится принимать на веру, не читая их, хотя она базируется на документах и дает описание некоторых событий и людских судеб, повлиявших на исторический процесс».

«Она рассчитана на обычного читателя, интересующегося историей создания двух самых «продвинутых» к настоящему времени республик Российской Федерации, – пишет он. – Надеюсь, что она пригодится авторам будущих монографий, романов, фильмов или спектаклей и поможет более реально представить обстановку той эпохи и деятельность ряда ее главных действующих лиц. Даст возможность добавить какие-то новые штрихи к своим произведениям о людях, которые, по словам Эйнштейна, «в отвратительной лаборатории» проводили самый великий социальный эксперимент эпохи – создание СССР.

Время, когда их биографии в печатном варианте напоминали несколько модернизированные «житии святых», прошло, и сейчас мы имеем право, а главное – возможность писать правду или знать о ней, какой бы горькой она не была».

С разрешения Булата Султанбекова публикуем в сокращении фрагменты книги «Образование Башкирской и Татарской республик: сцена и закулисье», которая позволяет по-новому взглянуть на известные исторические факты.

Бушменов в России не имеется… есть башкиры….»

Название этой главы – фрагмент из речи В.И.Ленина на VIII съезде партии. Учитывая особую значимость это речи и ее последствия в дальнейшем, коротко расскажу об обстановке, в которой это было сказано. Съезд проходил 18-23 марта 1919 г., в повестку были включены 7 вопросов, в том числе и весьма болезненный – «О военном положении и военной политике». Но наибольший резонанс в партии, стране и даже за ее рубежами вызвала речь Ленина о проекте новой программы партии.

Коротко остановимся только на дискуссии по национальному вопросу, имеющему прямое отношение к теме книги.

Антиподами Ленина по данному вопросу выступили Пятаков и особенно Бухарин, ставший все активнее претендовать на роль выдающегося теоретика партии. После комплиментарного начала о том, что Бухарин – любимец партии и ценнейший теоретик, последовал буквально холодный душ:

«но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю никогда не понимал вполне диалектику)».

Полагаю, что в первую очередь В.И.Ленин имел в виду взгляды Бухарина на национальный вопрос и «антиреспубликанскую» позицию.

Убедительным подтверждением этому служит и VIII съезд, на котором Бухарин выступил против включения в программу партии пункта «о праве наций на самоопределение». Считая, что оно может быть предоставлено только трудящимся в узком понимании этого термина, то есть, исключая интеллигенцию, не говоря уж о «бывших» – так называли тогда чиновников, дворян, предпринимателей, духовенство и т.п.

Говоря о праве наций на самоопределение, Ленин начал с напоминания о предоставлении его Финляндии и добавил: «а вчера разве не пришлось то же самое сделать по отношению к Башкирской республике».

Обращаем внимание то, что по уровню суверенитета Башкирия была приравнена им к Финляндии, но это очевидно были издержки полемики, и больше такого сравнения вождь не допускал.

Далее последовал весьма саркастический пассаж в адрес Бухарина. Учитывая значение и дальнейшие последствия, приведем его фрагменты:

«Когда т. Бухарин говорил: «Можно кой для кого это право признать», так я даже записал, что у него в этот список попали готтентоты, бушмены, индусы…» и после нескольких слов о безусловной важности освобождения народов колоний, последовало главное, ради чего и был, затронут этот сюжет: «т. Бухарин забыл одну маленькую мелочь, забыл башкир? Бушменов в России не имеется, насчет готтентотов я тоже не слыхал, чтобы они претендовали на автономную республику, но ведь у нас есть башкиры, киргизы, целый ряд других народов, и по отношению к ним мы не можем отказать в признании».

Итак, первым, в числе неотложных вопросов, требующих немедленного решения, Ленин назвал башкирский, добавив к нему киргиз (так тогда именовались казахи – Б.С.) и другие народы.

Очень коротко о состоянии «башкирских дел», неразрывно связанных с «татарскими», ставших предметом ленинского замечания Бухарину и другим фанатикам мировой революции, и в первую очередь Троцкому и Зиновьеву.

Общеизвестно, что А.З. Валидов стал после февраля 1917 г. неформальным, но самым влиятельным лидером башкирского народа, провозгласившего  в Оренбурге создание автономного государственного образования в составе России сразу же после победы большевиков в Петрограде в ноябре 1917 г.

После ряда трансформаций в названии нового национально-государственного образования он взял курс на формирование мононациональной Башкирии и категорически отверг политический проект М. Вахитова, поддержанный И.В.Сталиным по созданию Татаро-Башкирской республики.

Источник: http://journalufa.com/10934-respublika-rozhdalas-v-temyasovo.html

Конфликт Валидова с большевиками, и в первую очередь с образованным также в Оренбурге, как противовес Валидову и его сторонникам, Временным Революционным Советом Башкирии – ВРСБ, привел к его аресту, и скорее всего, он был бы, расстрелян. Мой отец Ф.Султанбек – член ВРСБ и некоторое время редактор его газеты «Башкортостан», говорил друзьям, что он и еще двое голосовали против расстрела. Но глава Оренбургского Совдепа и губкома С.М. Цвиллинг передал им, что судьба Валидова – это его компетенция, а не группы лиц, объявивших себя ВРСБ и не имевших полномочий от трудящихся губернии.

Валидова спас кратковременный захват города атаманом Дутовым, освободившим его из тюрьмы. Вплоть до начала 1919 г. возглавляемое Валидовым правительство и подчинявшиеся ему башкирские войска вели боевые действия против красных, сотрудничая с Колчаком и Дутовым. Однако нежелание антибольшевистских сил признать национально-государственное образование – Башкирскую республику – заставило Валидова искать пути примирения с Советским правительством, которое умело использовало выдвинутый Лениным лозунг «о праве наций на самоопределение». Он тогда помог привлечь на сторону Советов многие народы России.

Хотя сейчас есть немало сторонников мнения, что это был только тактический успех, а в стратегическом смысле его реализация стала миной замедленного действия, заложенная в фундамент СССР, и вначале 90–х гг., взорвавшей его.

Судя по опубликованным документам, хронология образования Башкирской автономии выглядит так: в июле и августе 1917 г. на курултаях в Оренбурге и Уфе обсуждаются и принимаются решения о необходимости «создания демократической республики на национально-территориальных началах». Формулировка весьма расплывчатая. Хотя в период существования Временного правительства и отсутствия «дорожной карты» дальнейшего развития России после падения самодержавия она и не могла быть иной.

Более определенно сказано в решении Башкирского областного Шуро (Совета), принятом в Оренбурге вскоре после победы большевиков в Петрограде 16 (29) ноября, объявившем части территории Оренбургской, Пермской, Самарской и Уфимской губерний с преобладающим башкирским населением автономной частью РСФСР – республикой Башкирдистан. Но документа, определяющего ее столицу, политический строй и территориальные границы, разработать тогда не успели – началась Гражданская война.

После длительных переговоров, начавшихся в феврале 1919 г. (активную роль в них по поручению Сталина и Троцкого играл М.Султан-Галиев), руководители Башкирской республики и подчиненные им войска перешли на сторону Советов. Переход происходил не без инцидентов, ибо некоторые командиры Красной армии вначале пытались разоружить и объявить военнопленными башкир, из-за чего один полк вернулся на прежние позиции, но к белым не присоединился.

Благодаря оперативному вмешательству ЦК РКП(б), и в первую очередь Сталина и Троцкого, конфликт был ликвидирован, и башкирские части в дальнейшем принимали активное участие в Гражданской войне против Колчака, в защите Петрограда от войск Юденича и войне с поляками.

Существует версия о том, что ряд членов политического руководства Советской России, и в первую очередь В.И. Ленин и И.В.Сталин, считали, что Башкирия и Татария должны были войти в состав создаваемого после Гражданской войны федеративного государства, получившего в 1922 г. название СССР, в числе его учредителей. Это подтверждают и некоторые документы, выявленные автором в архивах. Кроме того, об этом косвенно свидетельствует история попытки создания Татаро-Башкирской Советской республики, проекта, возникшего как антипод государственного образования «Штат Идель-Урал», организованного в Уфе, авторами концепции которого являлись бывший депутат Государственной Думы Садри Максуди и член Учредительного Собрания Гаяз Исхаки. Они оба не признали советскую власть.

Торжественное провозглашение в Казани «Штата Идель-Урал» было сорвано большевиками весной 1918 г. Татаро-Башкирская Советская республика, судя по документу, подписанному И.Джугашвили – Сталиным, М. Вахитовым, С. Диманштейном, Ш.Манатовым и Г.Ибрагимовым, должна была стать базовой моделью для создания ряда новых национально-государственных образований. В том числе получивших впоследствии статус союзных.

Вот фрагмент текста этого документа, посланного по телеграфу в регионы вместе с декретом о ТБСР (в ряде работ и даже в энциклопедии добавляют в аббревиатуру вторую букву С, означающую «Социалистическая», термин, которого в декрете нет): «…предлагаем выработать аналогичное для – азербайджанских татар (так именовались азербайджанцы – Б.С.), грузин, армян, киргиз (так именовались казахи – Б.С.) и просим сообщить предложения».

Учитывая ожесточенные споры, разгоревшиеся вокруг этого декрета, не прекратившиеся и после того, как Политбюро по инициативе Ленина в декабре 1919 г. отменило его, продолжающиеся уже в наше время, приведу этот небольшой документ.

Декрет Народного Комиссариата по Делам Национальностей РСФСР от 22.03.1918

О Татаро-Башкирской Советской Республике

Исходя из принципа национального самоопределения трудовых масс, утвержденного 3-м Всероссийским Съездом Советов, Народный Комиссариат по делам национальностей, в согласии с Комиссариатом по делам мусульман Средней России, выработал следующее положение о Татаро-Башкирской Советской Республике:

1) Территория Южного Урала и Среднего Поволжья объявляется Татаро-Башкирской Советской Республикой Российской Советской Федерации.

2) При определении границ в основу кладется проект, разработанный башкирскими и татарскими революционными организациями (вся Уфимская губ., башкирская часть Оренбургской губ., Казанской губ., за исключением чувашско-черемисской части, и прилегающие мусульманские части Пермской, Вятской, Симбирской и Самарской губерний). Окончательное установление границ Республики предоставляется Учредительному Съезду Советов этой Республики.

3) Политическое и экономическое взаимоотношение западной части Республики и Башкирдистана определяется Учредительным Съездом Советов Татаро-Башкирской Республики.

4) Организация комиссии по созыву Учредительного Съезда Советов поручается Комиссариату по делам мусульман Средней России.

Народный Комиссар по делам национальностей

И.ДЖУГАШВИЛИ – СТАЛИН

Комиссар по делам мусульман Средней России

МУЛЛА – НУР  ВАХИТОВ

Члены Комиссариата

МАНАТОВ ИБРАГИМОВ

Этот документ являлся своего рода «протоколом о намерениях» и содержал ряд недомолвок и положений, требующих уточнений. Особенно это касалось взаимоотношений между, условно скажем, «западом и востоком» республики, то есть между татарами и башкирами, что порождало и будет порождать, как увидим дальше, целый ряд проблем.

Не последнюю роль в этом играло стремление некоторых татарских деятелей, в том числе довольно влиятельных, играть роль «старшего брата» по отношению к башкирам и ответная, весьма резкая реакция на это со стороны башкирских деятелей. Замечу, что это «выяснение отношений» практически не затрагивало широкие круги населения – рядовых башкир и татар.

Однако проект раскинувшейся от Урала и до Заволжья Татаро-Башкирской Советской республики остался на бумаге. Причина – не только Гражданская война, на которую потом ссылалось большинство историков, но главным образом – непримиримые противоречия между башкирскими и татарскими лидерами и жесткое сопротивление руководителей ряда губерний. Их поддерживали и некоторые татарские и башкирские большевики, гордо именовавшие себя «бухаринцами» – по фамилии главного тогда противника создания национальных республик Н.И.Бухарина. Он называл проект «ненужными сталинскими затеями», отвлекающими внимание партии от главной задачи осуществления мировой революции, которая сразу решит все проблемы, в том числе и национальные.

Политбюро ЦК РКП (б) по предложению Ленина 13 декабря 1919 г. принимает постановление:

«Ввиду того, что значительная часть съезда коммунистических организаций народов Востока, и в частности все коммунисты Башкирии против создания Татаро-Башкирской Советской республики, таковой не создавать и декрет Наркомнац от 22 марта 1918 года о Татаро-Башкирской Советской республики отменить. Предложить членам партии не вести в дальнейшем агитацию за Татаро-Башкирскую республику».

Замечу, что на втором Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока, проходившем с 21 ноября по 3 декабря 1919 г., на котором выступил и Ленин, многие участники все еще поддерживали создание ТБСР. И постановление Политбюро формально означало «поражение» Сталина и особенно его в то время самого доверенного лица из татарских коммунистов – Султан-Галиева, ставшего после гибели Вахитова в 1918 г. главным апологетом ТБСР.

Но если прагматик Сталин, хорошо знавший обстановку и понявший, как и Ленин, нереальность и даже опасность создания ТБСР, которую еще недавно считал примером для организации других многонациональных республик, отказался от этой идеи, то «революционный романтик» Султан-Галиев продолжал агитацию за ТБСР, чем вызвал, конечно, недовольство своего шефа.

Был взят курс на создание Татарской республики и «советизацию» уже существующей Башкирской республики, возглавляемой А-З. Валидовым. Проект договора о превращении Башкирии в советскую республику, с весьма широкими правами, вплоть до наличия своих воинских частей в составе Красной армии, был подписан 10 марта 1919 г. от имени СНК РСФСР Сталиным, а от имени Башкирии – Кулаевым и Халиковым. Затем передан в ЦК и ВЦИК и вскоре опубликован в печати.

В самом начале 1920 г. на заседании Политбюро с участием (фамилии перечисляются в порядке их написания в протоколе) Ленина, Троцкого, Каменева, Каменского, Серебрякова и Преображенского обсуждались тезисы Сталина о взаимоотношения РСФСР и Башкирии. На нем принимается решение (будем придерживаться формулировок документа): «отозвать из Башреспублики – Валидова, Юмагулова, Преображенского и Самойлова, как неспособных примирить борющиеся в Башкирии группы». Для разработки норм взаимоотношений РСФСР с Башреспубликой утверждается комиссия в составе: Сталин, Каменев, Преображенский. Также принимаются решения: включить Стерлитамак в Башреспублику, в Стерлитамаке держать только русские войска, дать Башревкому «прямой провод» с Москвой и, пожалуй, самое важное для темы книги: утвердить предложение Сталина «Определить пределы прав Башреспублики и нормы ее отношений к РСФСР на основе установившейся практики на Украине».

Другими словами Башкирская республика рассматривалась тогда как полноправный член предлагаемого союза республик, получившего в 1922 г. название СССР. По докладу Дзержинского, взамен лиц «неспособных примирить борющиеся стороны» и отозванных в Москву, был утвержден новый состав Башревкома и обкома. Новому составу тем же постановлением был дан ряд обязательных для исполнения «рекомендаций».

Известно, чем кончилось это противостояние Валидова с центром, в не совсем точном виде описанное им в воспоминаниях. Отозванный в Москву и недолго проработавший в аппарате ВЦИК Валидов отпросился у Ленина в мае 1920 г. на кумысолечение в Астрахань. Но оттуда бежал в Среднюю Азию и примкнул к басмачам.

Его сторонники в июне 1920 г. также демонстративно покинули свои посты в Башкирском правительстве и обкоме, разъехались по кантонам, а некоторые перебрались в соседнюю Киргизию (Казахстан). Однако большинство из них были вскоре арестованы, этапированы в Москву, но вскоре освобождены.

Дальнейшая судьба у них сложились по-разному. Некоторые занимали видные государственные посты, а И. Алкин стал выдающимся ученым-экономистом. Все они погибли в период большого террора 1936 -1938 гг.

Бегство и переход на сторону басмачей члена ВЦИК РСФСР и Председателя Башревкома Валидова был единственным случаем «дезертирства» с поста легитимного руководителя советской республики и фактически всего ее правительства. Вполне, возможно, именно это послужило дополнительным и весомым аргументом для решения не приравнивать статус Башкирии к статусу Украины, как следовало из приведенного выше документа, и автоматически влекло такое же понижение статуса для образованной в мае 1920 г. Автономной Татарской Советской Социалистической Республики. Ранее права ее предполагалось приравнять к правам Башкирии, то есть по украинскому варианту.

Бегство и переход в ряды воюющих против советской власти басмачей Валидова повлекли многочисленные негативные последствия для ряда ответственных работников национальных республик, в том числе стали одной из причин возникновения дела Султан-Галиева.

Татарская республика: надежды и реалии

В книгах, особенно популярных, и учебниках вплоть до начала 90-х годов рисовалась довольно благостная картина того как, при всеобщем одобрении и ликовании народа, преодолевая сопротивление злонамеренных «буржуазных националистов – султангалиевцев» и не менее опасных «великодержавных шовинистов», летом 1920 г. была создана Татарская автономная республики.

Председателем временного Ревкома по ее организации, а затем Совнаркома был назначен «верный ленинец» С.С. Саид-Галеев. Главный кандидат на этот пост – М.Х. Султан-Галиев, которого просили направить в Казань местные коммунисты, причем не только татары, но и многие русские, под надуманным предлогом был «трудоустроен» Сталиным в Москве, на должность члена коллегии (с правами зам. наркома) Наркомнац РСФСР.

Не исключено, что тогда Сталин, действительно, видел в нем работника более крупного масштаба, ибо ранее поручал ему ряд сложных, а порой конфиденциальных заданий, успешно им выполненных. В их числе было и обеспечение весной 1919 г. уникальной военно-политической операции по переходу башкирских войск под командованием А.З.Валидова от «белых» к «красным».

Первый Президиум ЦИК Татарской республики

Впоследствии многие годы это назначение Саид-Галеева вместо Султан-Галиева трактовалось как мудрое решение Ленина и Сталина, не допустивших к руководству республикой «матерого националиста» и «врага советского народа» и поставивших у руля правительства кристально честного и верного ленинца. Но постепенно, хотя и робко, в 80-е гг. начали пробиваться «ростки» правды об этом событии.

Сталин видел в Саид-Галееве лично преданного, «своего человека», который «звезд с неба не хватает», но может еще пригодиться. После его снятия с поста председателя Совнаркома АТССР  его направили на такую же должность в Крымскую АССР. Но крупный политик из Саид-Галеева так и не получился, и он тихо «угасал» на второстепенных должностях, последней из которых была – «начальник политотдела Саратовского отделения Рязанско-Уральской железной дороги».

Его арестован в 1937 г., в период «большого террора», он был расстрелян в 1939 г. Как и его соперник – Султан-Галиев, в прошлом ближайший соратник Сталина по Наркомнац, ставший потом его главным оппонентом по национальному вопросу, немного переживший Саид-Галеева и расстрелянный в 1940 г.

Вот такие политические гримасы преподносит нам иногда история.

Художественным апофеозом официального варианта истории образования республики стала написанная в 1950 г. и удостоенная Сталинской премии в 1952 г. картина «Подписание В.И.Лениным декрета об образовании Татарской АССР» двух талантливых живописцев – Х.А.Якупова и Л.А.Фаттахова. Перед ее написанием, как рассказывал мне, со слов Якупова, мой приятель – художник А.Абзгильдин, их пригласили в обком и четко объяснили, кто должен быть изображен на ней, узнаваемо – портретно, а кто – символически, и даже то, кому где стоять или сидеть.

Правда, с «портретной узнаваемостью» вышла заминка. Долженствующие быть изображенными на ней: Председатель Ревкома, затем Совнаркома АТССР С. Саид-Галеев, работавший к середине 30-х гг. на второстепенной должности начальника политотдела отделения железной дороги, и первый председатель ЦИК АТССР Б.Мансуров, после годичного пребывания на этом посту также убранный с него и ставший журналистом (последняя должность – редактор газетки «Сугышчан алласызлар – Воинствующие безбожники») в 1937 г., попали в опалу. Первого расстреляли, а второго, судя по биографическому очерку, опубликованному в сборнике «Борцы за счастье народное», эта участь миновала. Он тяжело заболел, перешел на инвалидность и умер в 1942 г.

Поэтому две фигуры, судя по одежде, ответработники, внимательно смотрящие на подписывающего документ Ленина, – не портреты, а символические фигуры. Узнаваемы только Ленин, сидящий рядом с ним Калинин и стоящий за ними Сталин.

В таком виде картина многие годы публиковалась во всех книгах и учебниках. Правда, после ХХ съезда КПСС в несколько усеченном формате – был убран стоящий за спиной Ленина улыбающийся Сталин, и в самом деле сыгравший большую роль в образовании республики.

В целом постановление об образовании республики производит впечатление незавершенности и недоговоренности по ряду спорных вопросов. Не случайно его первый проект, представленный Каменевым и Преображенским, был назван «Ни то ни се, а черт знает что» и отправлен на доработку.

Впрочем то же самое ленинское определение можно отнести к ряду документов того времени – все делалось впервые и спешно. Это относится и к подписанному 17 мая и опубликованному 27 мая документу об образовании (еще раз подчеркну – не ТАССР, а АТССР). Особенно в части территориальных границ республики, что впоследствии порождало различные конфликтные ситуации и стало «головной болью» для руководителей Башкирии и Татарии.

Так, в его тексте написано: «Примечание: Вопрос о включении в ТССР Белебеевского и Бирского уездов оставить открытым вплоть до волеизъявления трудящегося населения этих уездов».

Последним в постановлении идет пункт, еще раз свидетельствующий о незавершенности работы: «Наркомвнуделу и Наркомнац поручается образовать смешанную комиссию для разрешения вопросов, могущих возникнуть при детальном установлении границ ТССР».

Однако ни детализация границы республики, в первую очередь, связанная с двумя уездами Уфимской губернии, населенными в основном татарами, ни выяснение «волеизъявления их трудящегося населения», непонятно даже, что имелось в виду, под этим термином, так и не были проведены.

Проект Государственного герба АТССР художника Баки Урманче

Из работ, изданных до 90-х гг., когда были рассекречены некоторые документы того времени, наиболее интересны изданные в 1969 г. воспоминания бывшего в те годы председателем Казанского совнархоза М.Г. Рошаля «Записки из прошлого». В них довольно откровенно рассказано о борьбе мнений вокруг проекта создания Татарской республики и противодействия этому ряда руководителей Казанской губернии.

Делегаты первого учредительного съезда Советов 26-27 сентября 1920 года

Одним из самых главных аргументов было то, что ответработники татары не захотят или не смогут собрать продразверстку. Забегая вперед, отмечу, что возможно и чрезмерное усердие предсовнаркома С.Саид-Галиева в выполнении и перевыполнении плана продразверстки, ставшее причиной его снятия местными коммунистами с должности, было связано с этим обстоятельством. Для «умиротворения» «антиреспубликанцев» потребовалось вмешательство Ленина, вызвавшего несколько руководителей губернии в Москву. Во время беседы он сказал главному противнику создания Татарской республики, председателю Казанского Губисполкома и одновременно председателю Казанского губкома РКП (б) И.И.Ходоровскому, выражаясь современным языком: «Ты не прав, Иосиф Исаевич».

В.И.Ленин нередко любил напоминать некоторым видным государственным и партийным деятелям, как он их называл – из «обрусевших инородцев», о необходимости учитывать требования других народов. И такие эпизоды, а их было немало, свидетельствуют о накале страстей вокруг создания двух республик Поволжья. Впрочем, их статус в продолжении всей истории существования КПСС и СССР постоянно являлся предметом споров и конфликтов.

Неуслышанные предупреждения

Очевидно, так можно назвать «Четвертое совещание ЦК РКП с ответственными работниками национальных республик и областей в г. Москве 9-12 июня 1923 г.» и состоявшийся 19-20 сентября 1989 г. Пленум ЦК КПСС. Не имевшие себе равных, как по статусу участников, так и по накалу страстей и откровенности высказываний во время выступлений и дискуссий о национальной политике партии и государства. Впрочем, эти два понятия совпадали.

О первом имеется многочисленная литература, в том числе и работы автора, последняя из которых «Красный пророк. Воскрешение», изданная в 2015 г. В ней сделана попытка раскрыть картину кризиса в межнациональных отношениях в только что образованном СССР и причинах создания «дела М.Султан-Галиева» в качестве «главной страшилки» для лидеров республик, добивавшихся реальной федеративности во взаимоотношениях с центром. Поэтому на нем остановлюсь коротко.

Совещание было созвано вскоре после XII съезда партии, состоявшегося 17-25 апреля 1923 г., решения которого по национальному вопросу давали возможность укрепить федеративные основы только что созданного СССР. Некоторые лидеры республик даже назвали их «хартией вольностей». Однако их реализация на местах встретила ряд трудностей, порой переходивших в кризисные явления и конфликты, как националистического, так и великодержавно-имперского характера.

Обсуждение происходило в обстановке ожесточенной полемики и вскрыло ряд явлений, которые могли расшатать структуру СССР. В том числе стремление некоторых представителей руководства партии сохранить имперские порядки, превратить принцип федеративности в формальное прикрытие, которые позднее назвали «командно-административной системой управления». Это с одной стороны.

С другой стороны, участились попытки отдельных лидеров республик и областей выдвинуть требования, граничащие с сепаратизмом.

Постановления Совещания на многие годы вперед определили национальную политику партии, а созданное по указанию Сталина «дело Султан-Галиева» и постановление Совещания о нем стало идеологическим оружием против лидеров, пытавшихся добиться реального осуществления постановления XII съезда партии вплоть до середины 70-х гг. прошлого века, и было отменено только в годы перестройки.

Однако в ходе горбачевского правления, когда как мантра повторялась формула «Гласность, перестройка, ускорение», в просторечии называемая ГПУ, снова возникли националистические настроения в обществе и вполне законные требования восстановления реальной федеративности СССР, которые не без помощи западных спецслужб перерастали иногда в деструктивные, сепаратистские действия и требования ультимативного характера. Практически как и в начале 20-х гг. появились симптомы острого кризиса в национальной политике, но принявшие гораздо более опасный характер в виду ослабления «вертикали власти» и фактической поддержки их некоторыми лидерами партии, как в центре, так и на местах.

Суть одного из важнейших вопросов истории России, до сих пор являющегося дискуссионным, можно сформулировать так: чем стал для России провозглашенный большевиками, и в первую очередь Лениным, принцип самоопределения в отличие от противников, настаивавших на единой неделимой России. Впрочем, некоторые из них, в частности Врангель, начали задумываться над частичными уступками в этой сфере, но очевидно, было уже поздно.

Оценки ленинской позиции сейчас снова резко расходятся. Автор придерживается, возможно, консервативной по нашим временам точки зрения: именно использование большевиками заманчивой и привлекательной идеи самоопределения народов и федерализации советского государства сыграло решающую роль в победе в Гражданской войне над белым движением и иностранными интервентами и сохранению в основном целостности России. Все это помогло впоследствии победить и в Великой Отечественной войне.

Другими словами, именно ленинская позиция помогла не только создать, но и сохранить Советский Союз, ликвидацию которого 8 декабря 1991 г. Президент РФ В.В.Путин назвал крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Она имела негативные последствия для политического облика планеты, особенно ярко проявившиеся уже в начале XXI века.

 Иллюстрации "Казанских историй" взяты из открытых источников

 Читайте в "Казанских историях" - Республика начиналась в 1920-м

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов