Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.05.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+9° / +18°
Ночь / День
.
<< < Май 2018 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      
  • 1925 – Для борьбы с туберкулезом под туберкулезный диспансер отдали одно из красивейших зданий Казани – бывший особняк военного губернатора Сандецкого (ныне Музей изобразительных искусств РТ).

    Подробнее...

Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 1

15 февраля исполняется 20 лет подписания двустороннего договора между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Татарстан. Это случилось в Москве в 1994 году. Наконец-то завершился длительный переговорный процесс, начатый еще в 1991 году.

Предлагаем вашему вниманию фрагменты второго тома книги «Республика Татарстан: новейшая история», написанной Председателем Государственного Совета РТ Фаридом Мухаметшиным и журналистом Любовью Агеевой.

В первой части – отрывок из очерка Любови Агеевой «Путешествие во времени. Год 1994». Во второй части — стенограммы, документы, отрывки из материалов средств массовой информации.

Путешествие во времени

Январь 1994 года начинался тревожно. Перевыборы депутатского корпуса не принесли успокоения на российский олимп власти. Президенту Борису Ельцину новая Дума тоже не понравилась. Еще бы: парламентарии усомнились в легитимности принятой в декабре Конституции Российской Федерации! Основания для этого были, и серьезные. В журнале «Панорама-форум» (№4, 1996) была опубликована статья Раиса Тузмухаммедова, хорошо знакомого с «кухней» московской политики, были приведены такие данные. В 14 регионах на избирательные участки пришло менее 50% избирателей, в 16 регионах проект не получил большинства голосов. То есть Основной закон России не принял 31 субъект Федерации, или 35%.

Возникли сложности и в отношениях главы государства с Правительством, лично с Премьер-министром Виктором Черномырдиным. Как писал в газете «Республика Татарстан» обозреватель Олег Морозов, пущены часы очередного политического кризиса.

Однако на взаимоотношениях Татарстана и руководства России это не отражалось. Представители делегаций встречались, можно сказать, еженедельно. 21 января два президента – Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев – вели речь уже не только о предстоящем подписании двустороннего договора, но и необходимости стабилизации нефтедобычи, о путях решения экологических проблем в нефтяных районах Татарстана. Руководители РТ выступили пионерами договорного разграничения полномочий с федеральными органами государственной власти.

Два президента - Минтимер Шаймиев и Борис Ельцин

Работа над проектом договора, от заключения конкретных соглашений до выработки итогового текста, шла очень трудно. Договор рождался в спорах, в поиске компромиссов, через согласование интересов и выдержал не одну редакцию. Благодаря совместным усилиям сторон удалось найти цивилизованную форму решения сложнейших политических вопросов. Но до этого дня в республике и России произошло немало примечательных событий, о которых нельзя не упомянуть.

Президент Б.Ельцин в январе подписал указ о создании Федеральной службы контрразведки Российской Федерации. В Казани оказались перед сложной дилеммой: сохранять в республике прежнее ведомство – КГБ, подчинив его юрисдикции республики, или следовать за Москвой? У первого варианта сторонников было много. На сессиях Верховного Совета то и дело спрашивали, когда, наконец, правоохранительные органы будут подчиняться только Казани? Председатель КГБ Венер Салимов увещевал особо горячих со страниц газет и с парламентской трибуны: не может быть его служба еще одним милицейским подразделением! Ведь у чекистов свои задачи, и без работы они не останутся. В 1993 году, например, были разоблачены несколько десятков граждан, в том числе чиновников, завербованных иностранными спецслужбами. Активность внешнеполитической деятельности российских регионов, открытость границ, отсутствие необходимой законодательной базы – все это делало Россию весьма уязвимой. И Татарстан в ее центре не мог спрятаться от вновь возникших проблем.

По отношению к милиции сторонники полного суверенитета были настроены более решительно. «Министр внутренних дел Татарстана – ваш коллега или подчиненный?» – провокационно спрашивали журналисты руководителя МВД России, приехавшего в Казань 19 января. «Искандер Галимзянович – прекрасный специалист, отличный руководитель. Но единоначалия в милиции никто не отменял». На вопрос о его отношении к переводу МВД РТ под юрисдикцию Татарстана министр философски заметил: «Поживем – увидим».

Резких заявлений по этому поводу националы не сделали. Может, потому, что Виктор Федорович Ерин был свой – в Татарстане учился, работал на разных «милицейских» должностях. А может, приятно было сознавать, что из Москвы приехали учиться нашему опыту. В.Ерин высоко отозвался об эффективности республиканского закона о чрезвычайных мерах. «Опыт Татарстана внимательно изучается многими регионами России. Более того, я намерен говорить об этом уже в масштабе всей России на заседании Думы», – говорил он на пресс-конференции.

Высокий милицейский чин принял участие в заседании коллегии МВД, выступил там с большой речью, похвалив Татарстан за государственную программу борьбы с преступностью и за решительные меры, принятые Верховным Советом в мае 1993 года.

Кстати, опыт Татарстана послужил базой для разработки и принятия 14 июня 1994 года Указа Президента России «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности».

11 января был первый рабочий день в палатах Федерального Собрания Российской Федерации. Как известно, в Татарстане выборы были признаны несостоявшимися из-за крайне низкой активности избирателей, однако в Государственной Думе один казанец все-таки был – народный депутат Верховного Совета РТ Иван Грачев прошел по списку избирательного объединения «ЯБЛоко». Он остался лидером «федералов», которые продолжали существенно влиять на расстановку политических сил в Верховном Совете и в целом в Татарстане.

Депутат Иван Грачев

Естественно, в Московском Кремле не могли не обратить внимания на то, что выборы в Татарстане не состоялись. Борис Ельцин предпочел не стучать кулаком по столу, как сделал бы, будучи секретарем Свердловского обкома КПСС и живя в семидесятые годы. Он предпочел договариваться, что и было нужно руководителям Татарстана. 21 января пресс-служба Президента России сообщила, что Б.Ельцин провел встречу с Президентом Татарстана М.Шаймиевым. Речь, в частности, шла о необходимости ускорения подготовки договора по разграничению полномочий. В ходе беседы рассматривались статьи договора, которые вызывали вопросы той или иной стороны и по которым не могли договориться рабочие группы. Прежде всего, это была статья 5, в которой говорилось об исключительной компетенции Российской Федерации. В.Черномырдину и М.Сабирову было поручено подготовить соглашения по основным позициям сотрудничества, которые конкретизировали бы договор. Это существенным образом ускорило переговорный процесс – он стал предметнее и определеннее.

Краеугольный вопрос, по которому шли споры, – определение собственности совместного ведения. Руководство суверенного Татарстана оценивало экономическую ситуацию трезво: оно не собиралось жить в изоляции. Президент М.Шаймиев вел в Москве переговоры о совместном финансировании ряда крупных программ, таких, как поддержание уровня нефтедобычи, решение экологических проблем, доставшихся в наследство от Советского Союза, реконструкции нефтехимических производств, Заинской и Уруссинской ГРЭС и других.

К этому времени большинство позиций по двустороннему договору рабочие группы согласовали, однако были в Москве силы, которые пытались противостоять его подписанию. В Казани эти силы расценивали как политические, в Москве же не меньше политических принимались во внимание экономические факторы. В частности, возражало против договора Министерство оборонной промышленности, ведь Казань была важным стратегическим военным объектом и ее суверенность сильно осложняла позиции оборонного ведомства. Но то, что тревожило московских высших чиновников, воодушевляло казанцев. Вот как определил Минтимер Шаймиев экономическую основу суверенитета в статье для журнала «Паспорт в новый мир» (23 января):

– огромный научный, интеллектуальный и экономический потенциал, превышающий экономическую мощь ряда государств СНГ;

– собственная энергетическая база, покрывающая с избытком потребности республики;

– запаса недр, разрабатываемые и перспективные, не только нефть, но и другие полезные ископаемые;

– крупная промышленность, производящая значительный круг конечных продуктов, пользующихся большим рыночным спросом;

– развитое сельское хозяйство, которое полностью обеспечивает потребности республики в мясе, молочной и овощной продукции.

В журнале «Деловые люди» Президент РТ заверял россиян в том, что стремление Татарстана к самостоятельности не несет никакой угрозы для Российской Федерации. Он не мог не видеть, что в Москве есть силы, которые хотят остановить движение России к федерализму. В одном из интервью («Независимая газета», 6 февраля 1994 г.) М.Шаймиев сетовал, что всеми забыт Федеративный договор, подписанный с таким трудом, а ведь и Борис Ельцин, и депутаты Верховного Совета преподносили его «в качестве огромного достижения ради сохранения Российской Федерации».

В Москве не сделали должных выводов из того факта, что в 31 субъекте Федерации проект российской Конституции поддержки не получил.

«К сожалению, мы не используем момент и опять пошли по пути легких решений, потому что построить империю и унитарное государство в меньших масштабах на месте бывшего Союза кажется намного проще, чем строить демократическую федерацию, – сказал Президент РТ корреспонденту «Независимой газеты». – Конечно, сегодня любой народ в пределах бывшего Союза и России еще можно «загнать» в любой режим, ведь люди жили столько десятилетий «в режиме», но тогда надо перестать говорить о демократии».

Как, однако, актуально звучат эти слова, сказанные в начале 1994 года. Минтимер Шаймиев знал один путь к достижению поставленной цели – «надо договариваться». Но при одном условии – «никто не должен искать кажущиеся выгоды для себя, ни одна сторона». А когда договариваешься, нельзя не искать компромисса.

И такой шаг Татарстан сделал: на 13 марта были назначены повторные выборы в палаты Федерального Собрания, и в республике началась активная подготовка к ним, что было встречено в штыки лидерами татарских национальных организаций, депутатской группой «Татарстан» в Верховном Совете. Многие в республике рассматривали этот шаг как капитуляцию под напором России, ведь совсем недавно сверху поощрялись любые, самые радикальные высказывания против выборов в федеральный парламент. Депутат Ф.Байрамова на первой в 2004 году сессии предложила включить в повестку дня вопрос «О проведении референдума о доверии руководителям Республики Татаpстан», но коллеги ее не поддержали.

Депутат М.Мулюков передал в секретариат сессии обращение к Верховному Совету от координационного совета по сохранению стабильности и межнационального согласия, в котором депутатам предлагалось отменить выборы 13 марта. На сессии М.Мулюков посоветовал Президенту М.Шаймиеву не участвовать в выборах:

«Я считаю, что мы в Совете Федерации должны быть представлены по решению Верховного Совета. И надо избавить его от этого унижения. Я не представляю, как Президент суверенного государства является депутатом и тоже стоит у микрофона, прося слова у Шумейко».

По его мнению, представители Татарстана в верхней палате должны быть на особом положении – в роли наблюдателей.

Руководители республики предпочли высказать свою точку зрения без переводчиков и посредников – в СМИ и во время встреч с избирателями, которых было множество. Они не столько агитировали не столько за себя, сколько за выборы вообще, попутно решая массу нужных дел. Так, после встречи М.Шаймиева с руководителями банковских структур они выступили с инициативой поддержать указ Президента о создании Фонда поддержки развития культуры и выразили готовность показать это на своем примере.

Средства массовой информации республики в большинстве заняли умеренные позиции, хотя в татарских газетах время от времени появлялись публикации о том, что жителям республики не стоит принимать участие в выборах другого государства.

Началась радикализация требований «националов», что вызвало созыв так называемого Народного собрания, которое состоялось в Казани 12 января и было проведено под эгидой Всетатарского общественного центра и Милли меджлиса татарского народа. Собрание приняло решение провести в Татарстане референдум.

Жителям республики предлагалось ответить на три вопроса:

«Согласны ли Вы, чтобы Татарстан был объявлен нейтральным государством?»; «Согласны ли Вы, чтобы в Татарстане было приоритетным гражданство Республики Татарстан с оформлением паспорта гражданина Республики Татарстан?»; «Согласны ли Вы, чтобы население Республики Татарстан исполняло воинскую службу на территории Республики Татарстан?».

Для того чтобы Верховный Совет принял постановление о проведении такого референдума, необходимо было собрать не менее 180 тысяч подписей. Организаторы референдума собрать их не смогли. Это был определенный индикатор настроений среди татар, большинство из них вполне удовлетворял ход переговоров в Москве.

Предстоящие выборы в Федеральное Собрание, дискуссии о реформировании государственной власти в Татарстане заметно оживили политическую жизнь республики, интерес к Казани проявляли и федеральные политические силы.

27 января в Министерстве юстиции РТ был зарегистрирован избирательный блок демократических сил Татарстана «Равноправие и Законность». Таким образом, главное объединение демократических сил в республике получило возможность официально участвовать в борьбе за власть.

8 февраля на сессии Верховного Совета было объявлено об образовании депутатской группы партии «Единство и прогресс» из 16 человек.

26 апреля в Казани состоялась презентация регионального отделения Партии российского единства и согласия (ПРЕС) с участием председателя федерального совета Сергея Шахрая. Это была единственная общероссийская партия с политической платформой, отражающей стремление Татарстана и регионов к национальному возрождению и реальному федерализму.

28 апреля проходило учредительное собрание Казанской городской организации «Выбор России», которую возглавил депутат Казанского Совета Дамир Галяутдинов. Республиканская организация «Выбор России», была создана 30 апреля. Ее лидером стал народный депутат Верховного Совета А.Штанин. В июне, после партийного съезда, в котором участвовала и делегация из Татарстана, название организации привели в соответствие с общероссийским – Татарстанская республиканская организация политической партии «Демократический выбор России» (ДВР).

23 и 24 июня в Казани проходил первый съезд Коммунистической партии Республики Татарстан. 32 районные организации представляли 324 делегата. К этому времени партийные организации существовали в 42 районах республики, официальную перерегистрацию прошли 5 тысяч членов бывшей КПСС.

Татарская республиканская организация Либерально-демократической партии была зарегистрирована в администрации Казани 10 мая. В августе в Казани побывал ее лидер Владимир Жириновский. Это событие придало определенный импульс росту числа сторонников Казанского отделения ЛДПР.

Фото Олега Косова

Руководители республики, в отличие от лидеров татарских национальных организаций проявляли заметную сдержанность в оценках взаимоотношений с Россией. Премьер-министр Мухаммат Сабиров, вернувшись из Киева, вообще заявил журналистам, что полная независимость ни к чему хорошему не приводит.

«Там голод, людям есть нечего, на улицах полно нищих, а ведь это благодатный край», – делился он впечатлениями.

Президент Татарстана Минтимер Шаймиев и Премьер-министр Мухаммат Сабиров

С 7 по 9 февраля работала ХIX сессия Верховного Совета РТ. Она была посвящена экономическим вопросам, однако в прениях по повестке дня без политики не обошлись. Ф.Байрамова предложила заслушать на ближайшей сессии информацию о работе над договором с Российской Федерацией. Премьер-министр М.Сабиров попросил депутатов воздержаться от обсуждения этого вопроса. Во-первых, потому, что об этом будет говорить в своем докладе Президент, во-вторых, работа идет:

«Есть несколько вариантов проектов соглашения, которые разрабатываются с Правительством Российской Федерации. Работа идет очень интенсивная, но еще договоренности по позициям, по статьям нет. Сейчас не нужно какое-то вмешательство в этот процесс. Мы обязательно доложим, когда проявится. Я считаю это совершенно несвоевременным. Надо просто терпение».

Заседает Верховный Совет Республики Татарстан. Фото Владимира Зотова

Однако против выборов и договора выступала не только депутат Байрамова. У других «националов» просто формулировки были помягче. Так, народный депутат Н.Моржин из Нижнекамска спрашивал Президента, что конкретно изменилось в политической и экономической ситуацией между Татарстаном и Россией с декабря 1993 года, смогут ли эти изменения повлиять на то, чтобы республика на этот раз вышла на выборы?

Президент ответил на эти вопросы, только не в своем докладе на сессии, а в заключительном слове. Он сказал следующее:

«Что изменилось после 12 декабря? Изменилось очень многое. Появилась Конституция Российской Федерации. Да, мы в референдуме не принимали участие, но Россия живет по этой Конституции. Она принята ее народом. Для продолжения переговоров сейчас появились две Конституции:Конституция Республики Татаpстан и Конституция Российской Федерации. И мы в рамках согласования, как было сказано в моем докладе, ведем переговорный процесс, приходя к постепенному согласию, устанавливая цивилизованные отношения и выходя на подписание договора. Сейчас, когда возобновился переговорный процесс, абсолютное большинство населения высказывается за то, чтобы Татарстан, идя на подписание договора, был представлен в органах государственной власти Российской Федерации».

Ответил М.Шаймиев и оппонентам – Ф.Байрамовой и М.Мулюкову:

«Если кому-то не понравился анализ экономической ситуации республики, в это непростое время я могу сказать только одно: люди, которые считают себя политиками, прежде всего, к сожалению, спотыкаются на незнании экономики. И вынуждены бывают или уходить, или получается обстановка более тяжелая из-за их незнания экономики. Я считаю, что это главное. Хотя депутат Байрамова, сама не осознавая, говоря, что она в политике не будет заниматься экономикой, 2/3 своего выступления пыталась что-то говорить об экономике. Почему, потому что сейчас без экономики нет политики.

Было сказано депутатом Мулюковым: может быть пойти по пути делегирования от имени Верховного Совета представителей Совета Федерации? Но это не мы решаем. Есть же закон, по которому сформирован Совет Федерации, есть Конституция Российской Федерации.

Я считаю, что органы государственной власти найдут поддержку со стороны многонационального народа нашей республики».

«Федералистов» на этой сессии волновала другая проблема: их беспокоила задержка с принятием законов о реформировании органов государственной власти республики. При обсуждении повестки дня ХIX сессии депутат В.Михайлов внес предложение о рассмотрении вопроса «О реорганизации органов государственной власти в Республике Татаpстан». Его не поддержали.

 ***

15 февраля состоялось событие, которого ждали с 1991 года – в Московском Кремле был подписан Договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан». Слово «Договор» в Татарстане всегда писали с большой буквы – это лишний раз показывает, сколь почтительно к нему здесь относились.

Долгие годы подробности переговорного процесса не разглашались, проекты документа видели далеко не все народные депутаты. И только в 1999 году появился сборник «Белая книга Татарстана» – сборник, в котором составитель и ответственный редактор Рафаэль Хакимов собрал официальные документы, связанные с разработкой и подписанием двустороннего договора, а также с другими событиями, последовавшими за принятием Декларации о государственном суверенитете 30 декабря 1990 года. Это персональные составы официальных делегаций, варианты текста договора, протоколы и коммюнике по результатам встреч участников переговорного процесса, тексты соглашений. Некоторые документы мы тоже публикуем. Воспроизведем и хронологию переговоров.

Члены первой официальной делегации со стороны Татарстана были определены Президентом М.Шаймиевым 30 июля 1991 года. Это были вице-премьер В.Лихачев, заместитель Премьер-министра Ф.Газизуллин, член Комитета конституционного надзора Б.Железнов, председатель Комиссии Верховного Совета ТАССР Р.Хафизов и декан исторического факультета КГУ И.Тагиров. Все с учеными степенями – 2 доктора, 3 кандидата наук, 3 юриста, 1 экономист, 1 историк.

Распоряжение о составе делегации со стороны Российской Федерации Президента Б.Ельцина последовало 9 августа 1991 года. Руководителем делегации «для проведения консультаций и согласования позиций» был назначен государственный секретарь РСФСР, Секретарь Государственного Совета при Президенте России Геннадий Бурбулис. В делегацию входили Юрий Воронин, наш земляк – председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета РСФСР, первый заместитель Председателя Совета Министров РСФСР Олег Лобов, государственный советник РСФСР по взаимодействию с общественными объединениями Сергей Станкевич, министр юстиции РСФСР Николай Федоров, государственный советник РСФСО по правовой политике Сергей Шахрай, председатель подкомитета по межреспубликанским отношениям Комитета по вопросам межреспубликанских отношений, региональной политике и сотрудничеству Верховного Совета РСФСР Федор Шелов-Коведяев.

Первый протокол по итогам двусторонних консультаций был подписан после встречи, состоявшейся 12-15 августа 1991 года, вторая встреча проходила также в Москве, 3-4 октября 1991 года, третья – 30 марта – 2 апреля 1992 года. Результатом переговоров стало первое соглашение Правительства Российской Федерации и Правительства Республики Татарстан об экономическом сотрудничестве, подписанное 22 января 1992 года. Кстати, это были два равнозначных документы: один – на русском, второй – на татарском языках.

Уже летом 1992 года Татарстан предложил российской стороне проект договора. Намеревались подписать его июле-августе того же года. Переговоры российская делегация продолжала уже в новом составе: 14 июля вместо Олега Сосковца Правительство представлял Юрий Яров, добавились председатель Государственного комитета РФ по национальной политике в ранге министра Валерий Тишков, Председатель Совета Национальностей Верховного Совета РСФСР Рамазан Абдулатипов и еще несколько должностных лиц, в том числе со стороны МВД, министерств экономики, финансов и обороны. Была утверждена также группа советников-экспертов: Рашид Саликов, Игорь Косиков, Любовь Болтенкова, Евгений Данилов и Александр Мукаед.

Днем раньше М.Шаймиев также расширил официальную делегацию Татарстана, в которую вошли представители Верховного Совета: Зиля Валеева, Гелий Кобелев, Алексей Колесник, Фандас Сафиуллин, а также советник Президента Рафаэль Хакимов, министр внешнеэкономических связей Шаукат Арсланов, министр финансов Дмитрий Нагуманов, министр юстиции Альберт Салабаев. Фарида Газизуллина заменил вице-премьер Фильзя Хамидуллин. В переговорах принимал участие Председатель Верховного Совета Фарид Мухаметшин.

Третий состав делегации был определен Б.Ельциным 15 января 1993 года. Возглавил ее сам Президент России. Кроме того, в переговорах участвовали Премьер-министр РФ Виктор Черномырдин, его заместители Сергей Шахрай и Юрий Яров. О перемене характера взаимоотношений говорит заголовок распоряжения российского Президента. Речь идет не просто о консультациях – на 21 января назначены переговоры о государственно-правовом статусе Республики Татарстан и взаимораспределении предметов ведения и полномочий между органами власти Российской Федерации и Республики Татарстан с участием первых лиц. Рассматривался проект договора, подготовленный экспертами и рассмотренный членами делегаций. Президенты обсуждают вопросы, по которым делегации не нашли компромисса. Разногласия остались, в частности, в вопросе об уплате внешнего долга бывшего СССР, участии Татарстана в распределении алмазного и золотого фондов.

Шел разговор и о формуле взаимоотношений. Уже в ходе дискуссии возникла идея: отдельные статьи договора, которые вызывают у российской стороны возражения, конкретизировать в межправительственных соглашениях. Председатели правительств – В.Черномырдин и М.Сабиров – получили соответствующие поручения. В частности, речь шла о налоговой и эмиссионной политике, бюджете, банковской системе, вопросах безопасности, охране окружающей среды, внешнеэкономической деятельности. По каждому соглашению была создана рабочая группа. Краеугольным был вопрос о собственности совместного ведения.

На майских переговорах 1993 года российскую сторону представляли, кроме Президента Бориса Ельцина, Олег Лобов, Николай Рябов, Борис Федоров и Сергей Шахрай. Как было сообщено в коммюнике, в ближайшее время могут быть подписаны несколько соглашений; «достигнуто взаимопонимание», президенты «положительно оценили работу делегаций и экспертов».

Однако «ближайшее время» наступило нескоро. Следующий документ, свидетельствующий о ходе переговоров, датирован 1 февраля 1994 года. Это очередной текст договора, в котором несовпадение позиций отмечается только в одной норме преамбулы и двум положениям статьи 2. Всего статей 7.

Уже 10 февраля в Казани знали, что день подписания недалек. Об этом сообщил журналистам глава администрации российского Президента Сергей Филатов. По его мнению, подписание договора с Татарстаном снимет многие проблемы и болевые ощущения россиян, где бы они ни проживали – в Татарстане или за его пределами. С.Филатов рассматривал подписание договора как закономерный этап в работе над Федеративным договором. Речь идет о децентрализации власти, о передаче ряда полномочий в регионы. Этот процесс индивидуален для каждого субъекта Федерации, подчеркнул он.

В окончательном тексте договора оказалось на две статьи больше, однако три статьи сильно увеличились в объеме. Но главное – более определенно и четко были прописаны исключительные полномочия, как Российской Федерации, так и Республики Татарстан.

Договор предварительно был парафирован Юрием Яровым, заместителем Председателя Правительства РФ, Сергеем Шахраем, федеральным министром по делам национальной и региональной политике, Василием Лихачевым, вице-президентом РТ.

Поддерживая текст Договора, поставили свои визы первый заместитель Председателя Совета Федерации РФ Рамазан Абдулатипов, заместитель Председателя Государственной Думы РФ Михаил Митюков и Председатель Верховного Совета Фарид Мухаметшин.

Подписи ставят Фарид Мухаметшин и Сергей Шахрай

Договор подписали Президент РФ Борис Ельцин, председатель Правительства РФ Виктор Черномырдин, Президент РТ Минтимер Шаймиев, Премьер-министр РТ Мухаммат Сабиров.

15 февраля 1994 года. Москва. Кремль. Исторический момент: подписи ставят Президент Российской Федерации Борис Ельцин и Президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев

Фото Михаила Козловского

В тот же день были подписаны и 4 межправительственных соглашения:

– о бюджетных взаимоотношениях между Российской Федерацией и Республикой Татарстан;

– о полномочиях Российской Федерации и Республики Татарстан в области банковского дела, денежно-кредитной и валютной политики;

– о разграничении полномочий в области внешнеэкономических связей;

– о координации борьбы с преступностью и другими правонарушениями.

Последнее, 12-е соглашение – в военной области – обрело законную силу 5 марта.

Договор вступил в силу через 7 дней.

В республиканских газетах появилось много публикаций, посвященных заключению договора. Это были как коротенькие отклики, так и пространные материалы.

Естественно, в Татарстане документ оценивали несколько по-другому, чем в Москве. Например, в газете «Республика Татарстан» от 1 марта появилась статья «Договор суверенных государств». Кстати, московские СМИ восприняли этот факт не столь восторженно. И Договор с Татарстаном воспринимался там по-другому. Однако общей была итоговая оценка – наконец-то Москва договорилась с Казанью.

В последующие годы руководители Татарстана, известные политики республиканского и федерального уровня, ученые, международные эксперты скажут и напишут о договоре Российской Федерации и Республики Татарстан много, его будут анализировать со всех сторон, как те, кто это событие поддержали, так и оппоненты. В книге приводятся первые оценки и выводы, сделанные по следам этого поистине исторического события.

Подписание Договора с Российской Федерацией заметно активизировало работу республиканского парламента. Татарстан тогда получил не только гарантии экономической самостоятельности, но и особые полномочия в выстраивании собственной модели государственного устройства, в том числе в законодательной сфере.

Депутаты республиканского парламента

Органы государственной власти Республики Татарстан могли самостоятельно осуществлять правовое регулирование административных, семейных, жилищных отношений, отношений в области охраны окружающей среды и природопользования; решать вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными, лесными и другими природными ресурсами, а также государственными предприятиями, организациями, другим движимым и недвижимым государственным имуществом, расположенными на территории Республики Татарстан, являющимися исключительным достоянием и собственностью народа Татарстана, за исключением объектов федеральной собственности; устанавливать систему государственных органов Республики Татарстан, порядок их организаций и деятельности; устанавливать и поддерживать отношения, заключать договоры и соглашения с республиками, краями, областями, автономной областью и автономными округами, городами Москвой и Санкт-Петербургом Российской Федерации; участвовать в международных отношениях, устанавливать отношения с иностранными государствами и заключать с ними соглашения, не противоречащие Конституции и международным обязательствам Российской Федерации, Конституции Республики Татарстан и Договору, участвовать в деятельности соответствующих международных организаций. самостоятельно осуществлять внешнеэкономическую деятельность.

Договор давал республике полномочия, которых не было ни у одного другого российского региона: помилование лиц, осужденных судами Республики Татарстан; регулирование вопросов республиканского гражданства; определение порядка прохождения альтернативной гражданской службы на территории Республики Татарстан гражданами, имеющими в соответствии с федеральным законом право на замену несения военной службы.

Уже 14 апреля 1994 года была создана комиссия по помилованию при Президенте Республики Татарстан. С двумя другими полномочиями получилось сложнее. Республиканские законы о гражданстве Республики Татарстан и об альтернативной службе так и не стали законами.

Четкое разделение полномочий в законодательной области помогло почетче определять планы в сфере совместной деятельности. Беда была в том, что в России в ту пору не было многих федеральных законов, и республике приходилось разрабатывать собственные нормы правового регулирования. От каких-то законопроектов сразу пришлось отказаться. Так, не могло быть речи о татарстанских законах, регулирующих работу милиции, прокуратуры, суда. Зато в сфере компетенции Республики Татарстан Верховный Совет был полностью самостоятелен. У него тут было два пути: изучать опыт российских законодателей и творчески его использовать с учетом местной специфики, или творить самостоятельно, беря в пример законодательство других стран.

Когда в Российской Федерации началось выстраивание вертикали власти, многие законы Республики Татарстан, разработанные в эти времена, были признаны противоречащими федеральному законодательству.

 

Успешное завершение диалога с Москвой не у всех в Татарстане вызвало положительную реакцию. Национальные движения выражали свое несогласие с позицией руководства Татарстана на переговорах практически на всех этапах двустороннего диалога. Договор получил негативную оценку со стороны лидеров большинства татарских национальных движений. Его критиковали руководители большинства местных отделений Союза татарской молодежи.

Депутаты Марат Мулюков и Фаузия Байрамова

Отстаивая принцип полной независимости Республики Татарстан, Милли меджлис татарского народа не мог согласиться с такими результатами двусторонних встреч. Коллективное неприятие было высказано 19 и 20 февраля, на втором курултае представителей национальных движений Татарстана, который работал в Казани. На Курултае был выбран новый состав Милли меджлиса в составе 65 человек во главе с Фаузией Байрамовой, которая заменила на этом посту Талгата Абдуллина. Учитывая невозможность регистрации Милли меджлиса в государственных органах республики, его руководство приняло решение о необходимости регистрации в Организации Объединенных Наций, однако это решение не было реализовано. Тем не менее, лидеры татарского национального движения попытались отказаться от некоторых амбиций – признавая ошибкой стремление присвоить себе законодательные полномочия, Курултай упразднил пост институт Милли идара (Национального правления – исполнительный орган), который возглавлял директор Казанской табачной фабрики И.Бареев.

Партия «Иттифак» не приняла двусторонний договор с Москвой, открыто перешла на сторону «непримиримой оппозиции» во время обсуждения путей реформирования государственной власти в республике. Сторонники Фаузии Байрамовой не просто сами бойкотировали выборы в Федеральное собрание – они использовали СМИ для увеличения числа своих сторонников.

Тем не менее, 13 марта повторные выборы в Государственную Думу и Совет Федерации прошли на всей территории республики. В них участвовало 58,5% избирателей Татарстана. В Совет Федерации по Татарстанскому двухмандатному округу №16 баллотировались три кандидата: Президент Минтимер Шаймиев, Председатель Верховного Совета Фарид Мухаметшин, его заместитель Александр Лозовой. Президент набрал 91,2% голосов избирателей от числа пришедших на выборы, Председатель Верховного Совета – 74,1%.

Минтимер Шаймиев на избирательном участке

Из 30 претендентов по пяти одномандатным округам на выборах в Государственную Думу победили: Валентин Михайлов, работавший в Верховном Совете РТ на постоянной основе; председатель Альметьевского городского Совета народных депутатов Геннадий Егоров; директор малого предприятия «Олеандр» из Набережных Челнов Владимир Алтухов; директор Чистопольского детского дома Габдулвахит Багаутдинов; политический обозреватель газеты «Республика Татарстан» Олег Морозов. Блок «Равноправие и Законность» сумел провести только одного кандидата – В.Михайлова, коммунисты – ни одного, хотя имели своих кандидатов по всем пяти округам.

19 апреля сессия Верховного Совета досрочно прекратила полномочия Ивана Грачева, Валентина Михайлова и Геннадия Егорова в связи с их избранием депутатами Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Любой компромисс предполагает взаимные уступки. Но если со стороны Российской Федерации уступки носили прежде всего политический характер, то республике пришлось подкорректировать свое поведение в экономике. Экономически Татарстан имел реальный суверенитет с 1991 года, одно время даже шла речь об одноканальном бюджете. После подписания Договора взаимоотношения в экономической сфере, прежде всего во внешнеэкономической деятельности, в налоговой сфере стали более четкими и прозрачными, более определеннее стали отношения в вопросах собственности. Правда, это не освобождало Татарстан от ответственности за тех, кто получал деньги из федерального бюджета. Так, республика была вынуждена наполовину уменьшить коммунальные платежи для вузов федерального подчинения. Приходилось серьезно заниматься предприятиями оборонной отрасли. О том, как они живут, больше знали в Казанском Кремле, чем в Московском.

Пожалуй, обиднее всего татарстанцам показалось подчинение федеральному закону в вопросах таможенного дела. К этому времени здесь уже забыли о том, что когда-то Татарстан не мог продать самостоятельно ни одной тонны нефти, а тут претензии на таможенные платежи, которые уходили в российский бюджет. Даже Инициативный центр Народного фронта Татарстана выступил с заявлением о том, что не согласен с тем, что с 15 марта подняты пошлины на импортные товары, в том числе продовольственные. Его лидеры обратились к Президенту и правительству РТ с призывом отменить действие «грабительских пошлин на территории РТ».

Приветствовали договор иностранные партнеры Татарстана – никому не хотелось ссориться из-за Казани с Москвой. Посольства многих стран засвидетельствовали свое почтение республике в лице Полномочного представительства в Москве в связи с окончанием длительных переговоров и высказали пожелания дальнейшего сотрудничества.

Спокойно вздохнули работники правоохранительных органов, судьи и адвокаты – договор закреплял единое правовое пространство, делая четкое различие между федеральным и республиканским законодательством – у каждой стороны своя правовая компетенция.

 

 Читайте в "Казанских историях":

Договор между Москвой и Казанью: Когда договариваются, нельзя не искать компромисса. Часть 2

Книгу "Республика Татарстан: новейшая история" можно посмотреть на сайте Издательского дома Маковского (баннер на главной странице нашей газеты)

По вопросам ее приобретения обращаться по телефону 8-917-239-25

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов