Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1999 – В Казани на улице Щапова открылся музей выдающегося скульптора и художника Баки Урманче, народного художника Татарстана и России, лауреата Государственной премии РТ имени Г. Тукая

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Знать, чтобы не ошибиться

Начиная с 1988 года, в газете «Вечерняя Казань» шла активная общественная дискуссия по вопросам межнациональных отношений, возрождения татарской культуры, усилению роли татарского языка в жизни республики.

В 1990 году, когда только что избранные народные депутаты ТАССР начали ставить в повестку дня сессий Верховного Совета вопросы о новом статусе республики, в газете появилась рубрика «Дискуссионная трибуна «ВК»: Какой быть Татарии?».

Статья Любови Агеевой, напечатанная в преддверии августовской сессии республиканского парламента, в повестку которой был включен вопрос о проекте декларации о государственном суверенитете, была написана на основе не только личных рассуждений журналиста, но и с учетом общественного мнения, которое отслеживали в то время все СМИ.

Знать, чтобы не ошибиться

Большая политика все настойчивее врывается в каждый дом. Пожалуй, никогда прежде люди так не интересовались работой народных депутатов ТАССР. И это не праздное любопытство. Казанцы, адресуя письма в редакцию, надеются, что при обсуждении вопроса о государственном суверенитете республики будет услышан и их голос.

Вчера, порой бездумно опуская бюллетень в урну, избиратели не думали, что завтра доверят депутат ни много ни мало – свою жизнь. Доверились – и теперь опасаемся – как бы ни вышло чего худого. Ведь большинство не знает, как будут голосовать их избранники, поскольку во время предвыборной кампании многих больше волновали проблемы водоснабжения, чем взгляды кандидатов на жизнь.

Готовы ли мы к обсуждению такой важной проблемы, как суверенитет? Редакционная почта показывает, что нет. Мы оказались удивительно безграмотными в правовом отношении, плохо знаем экономику, мало разбираемся в истории и событиях сегодняшнего дня. Всегда найдутся желающие воспользоваться этим. К тому же низка общая культура, и порой вместо аргументов в споре звучат прямые оскорбления.

Хорошо, что на смену бывшему хору, который мог петь только в унисон, пришла многоголосица, порой с полярными мнениями. Но беда в том, что каждый по привычке пытается говорить от имени народа, татарского или русского. Хорошо зная, сколь противоречивы мнения, можно предположить всю опасность подобных дискуссий. Предостережения слышатся со всех сторон. «Если Татария не станет союзной, ждите осложнения межнациональных отношений», – упреждают одни. «Если выйдем из РСФСР, национальные конфликты неизбежны, – предрекают другие.

Несмотря на разность позиций, и те, и другие – союзники в том, что единственно правильным считают только свою точку зрения. В огромной редакционной почте так редки письма, авторы которых пытаются убедить оппонентов. Большинство же просто навязывают другим свое мнение. Как результат – национальный гонор и разбуженные страхи.

Реакция оказалась между двух огней. Обе стороны с одинаковой страстью обвиняют нас в том, что мы ведем одностороннюю дискуссию. Материал одного корреспондента читатели, к сожалению, воспринимают как мнение всей редакции.

Мы еще не привыкли к плюрализму. Один из читателей простодушно написал, что уже пора сообщить, кто прав, а кто заблуждается. Пожалуй, лишь сессия Верховного Совета сможет поставить точку в этой дискуссии. Правда, нет гарантии, что этим примирит все точки зрения.

А ваше мнение?

Мы ведем дискуссию по национальным вопросам уже третий год. За это время на страницах газеты в той или иной форме высказались свыше трехсот человек, получено свыше тысячи писем. Русскоязычные казанцы не очень интересовались этой рубрикой. Да и среди татар газетные материалы на национальные темы читали далеко не все. Это показала анкета «ВК»-90». Каждый второй читатель, независимо от национальности, публикаций «Дискуссионного клуба», открытого после статьи Диаса Валеева, не читал.

Когда вопросы о государственности татарского языка и нового статуса республики встали в повестку дня, ситуация резко изменилась. Только в августе в редакцию пришло 378 писем. О своей поддержке союзного статуса заявили 148 человек, мнения 32 опубликованы. За суверенитет в рамках РСФСР высказались 4240 человек (21 письмо – коллективное), мнения 31 появились в печати. Небольшая часть авторов писем, а также коллективы ВНИИ расходометрии (по сообщению председателя СТК В.Алмазова и председателя профкома А.Шибалова – 80 процентов опрошенных) и завода «Полимерфото» (572 подписи) высказались за статус суверенной автономной республики. Есть письма, авторы которых полагают, что вопрос о суверенитете Татарии поставлен в повестку дня преждевременно. Несколько человек считают, что надо все оставить, как было.

Как правило, те, кто возражает против выхода из РСФСР, высказываются за всенародный референдум. Мы имеем коллективные письма с таким требованием от депутатов горсовета Елабуги, резолюцию митинга сотрудников НИИ химических продуктов, обращения к народным депутатам ТАССР коллективов НИИ цилиндрических соединителей, КПБ машиностроения, КОМЗа (1578 подписей). В случае если Верховный Совет решит принять Декларацию на сессии, голосование должно быть поименным – так считают 246 сотрудников больницы скорой помощи.

Большинство сторонников союзного статуса утверждает, что решать этот вопрос референдумом нельзя. Во-первых, люди не имеют исчерпывающей информации, чтобы сделать осознанный выбор, во-вторых, перевес русскоязычного населения по численности не должен ставить законное право татарской нации на самоопределение под удар.

Многие с надеждой ждали приезда Б.Ельцина. А он сказал: «Решайте сами». Так что путь у нас один – к гражданскому согласию. Тем более что основа для него есть.

Большинство авторов писем – за то, чтобы наша республика стала самостоятельной, не зависела бы от центральных ведомств, сама формировала бы свой бюджет и общалась с другими союзными республиками и центром, с зарубежными странами на взаимовыгодных условиях, используя свой богатый природный, научно-производственный и культурный потенциал. То, что мы не хозяева на своей земле, стало очевидно в истории с Татарской атомной электростанцией. Если бы не перестройка, наши протесты наверху никто бы не услышал.

Всех объединяет и то, что люди хотят жить лучше. Лишь несколько читателей высказали готовность ради независимости затянуть потуже пояса.

Все понимают, что автономные республики имели в СССР меньше прав, чем союзные. Татары в первую очередь пишут о том, что страдала национальная культура, так как денег на ее развитие Казани выделяли меньше, чем, скажем, Таллину. Но они напоминают своим оппонентам других национальностей, что страдали все мы, так как денег выделялось меньше и на образование, здравоохранение, благоустройство городов, в том числе Казани.

Декларация о суверенитете должна установить принципиально иные отношения с СССР, РСФСР, другими республиками. Судя по ходу обсуждения, многие казанцы – за суверенитет. Разногласие в том, как его реализовать.

Если раньше идею союзной республики разделяли и русские, люди других национальностей, то сейчас – в основном татары. В огромной почте лишь девятеро представителей иных национальностей поддерживают мысль о союзном статусе с выходом из РСФСР.

Многие сторонники статуса союзной республики определяют противостояние мнений как противостояние националистов, позиции своих оппонентов объясняют либо имперскими амбициями, либо манкуртизмом – в зависимости от национальности. Однако, как свидетельствует почта, среди их оппонентов много татар. В коллективных письмах соотношение всех подписавших и татар таково: завод «Полимерфото» – 572 и 143, НПО «Союзнефтепромхим» – 192 и 32, объединение «Радиоприбор» – 951 и 343. Примерно такое же соотношение и среди авторов писем.

Те, кто еще вчера был готов поддержать идею союзной республики, сегодня категорически против этого статуса, если ради него надо выйти из РСФСР. Водораздел продолжило избрание Председателем Верховного Совета РСФСР Б.Ельцина. Люди доверяют ему и его команде, поддерживают их программу выхода из кризиса. И не доверяют местным властям, сочтя их неспособными улучшить жизнь в республике.

Пугает русскоязычных и идея национального суверенитета, активно обсуждающаяся на митингах. Причем, что это такое, многие не знают. В почте нет писем, авторы которых выступали бы против развития татарской культуры и языка.

Большинство сторонников союзного статуса утверждают, что решать этот вопрос референдумом нельзя. Но часто звучит и мысль о том, что при союзном статусе права других народов в Татарии будут ущемлены. Читатели напоминают, что, стремясь в семью цивилизованных народов, республика прежде всего должна обеспечить суверенность и права отдельной личности, а потом уже – группы, нации, народа. Они предлагают отразить в будущей декларации приоритет общечеловеческих ценностей не только над классовыми, но и над национальными.

Один из доводов, которые приводят сторонники выхода из РСФСР, – невозможность воссоздания государственности татарской нации в полном объеме в условиях ограниченного суверенитета. Только союзная республика может обеспечить полнокровное существования татарского народа, волею судеб разбросанного по всей стране, регулировать иммиграционные потоки, оказывать помощь татарам, желающим вернуться на землю предков.

Татарский общественный центр и его единомышленники не признают порядок делегирования прав РСФСР, полагая, что при этом сохранятся отношения подчиненности. Суверенитет Татарстана провозглашается не в противовес РСФСР, а для вступления с ней в договорные отношения как равноправных партнеров – для защиты граждан от посягательства союзных и российских министерств. «Мы отвергаем противопоставление прав человека правам наци. Они могут быть реализованы лишь в органическом единстве... первичными по отношению к Всеобщей Декларации прав человека являются международно-правовые документы, подтверждающие национальный суверенитет, т.е. права целого народа», – говорится в заявлении ТОЦ.

Участники митинга, проведенного на площади Свободы 14 июня, квалифицировали объявление суверенитета России без предварительного принятия законов о суверенитете государственных образований РСФСР как узурпирование прав народов, живущих на территории России.

В письмах сторонников полного суверенитета Татарии приводится много примеров ущемления прав татар, иногда действительно имеющих место, как, например, невозможность получить образование на родном языке, порой – надуманных либо касающихся людей всех национальностей.

В то же время многие русскоязычные казанцы не видят национальных проблем либо считают, что они решатся сами собой при условии общих демократических процессов в стране.

Разговор ведется как бы на разных языках. Отсюда – непонимание и взаимные подозрения и обвинения.

Большинство татар, ратующих за возрождение своей государственности, культуры и языка, понимают, что в их бедах виноваты не русские и не Россия, а административно-командная система, которая не смогла устроить достойную жизнь ни одному народу нашей страны.

К сожалению (тут мы не скроем своего отношения), в последнее время кое-кто муссирует болезненные точки во взаимоотношениях двух народов. Одни вспоминают Ивана Грозного, другие – Чингисхана. Помогут ли решить сегодняшние проблемы такие экскурсы в далекую историю? Мы в этом сомневаемся.

Нужен политический ликбез

Будущее Татарии представляется казанцам по-разному. Существующие точки зрения таковы:

– союзная республика в составе РСФСР и СССР;

– союзная республика в составе СССР;

– автономная республика в составе РСФСР и СССР;

– Казанская область в составе РСФСР;

– независимое государство, не входящее ни в какие другие государства.

Есть и такое мнение: пока нет гражданского согласия в формах реализации суверенитета, ограничиться принятием общей декларации без указания форм сотрудничества с другими государственными образованиями, а потом, в спокойной обстановке, найти вариант, какой бы устроил всех. Своего рода переходный период в любом случае нужен. Например, для разработки и принятия нужных республике законов, по утверждениям специалистов, потребуется несколько лет.

Декларация – это политические заявление о намерениях республики. Татария хочет быть суверенной – это главное. Суверенный – значит, осуществляющий верховную власть, независимый, самостоятельный. Энциклопедический словарь 1984 года закрепляет слово «суверенитет» за международными отношениями. Прибалтика, заявив о своей независимости, начала путь к выходу из СССР, декларации России, Украины, Белоруссии ввели это понятие, так сказать, во внутренний обиход. И вот уже народные депутаты Карелии провозгласили суверенной автономную республику.

По закону о разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации, принятому 26 апреля с.г., автономные республики признаны субъектами союзной федерации. Надо полагать, в этом качестве Татария должна подписать Союзный договор. Если она подпишет и Федеративный договор, то станет субъектом сразу двух федераций. Специалисты говорят, что такого в практике мирового права еще не было. Нам остается либо создать прецедент, либо, оставаясь субъектом только Союза, строить взаимоотношения с Россией на основе двусторонних договоров.

Б.Ельцин в Казани подтвердил, что готов принять любые условия. Автономии возьмут себе такую долю самостоятельности, какую сочтут для себя необходимой.

Как определить эту долю? Исходя из политических и национальных соображений или из строго выверенных экономических обоснований? Вот вопрос, на который предстоит ответить на сессии народным депутатам ТАССР.

Руководители республики высказались однозначно: Татария – суверенное государство, субъект обновленных федераций – РСФСР и Союза ССР. И вызвали шквал критики тех, кто не приемлет такого варианта.

Судя по рассуждениям сторонников различных точек зрения, они исходят из старых представлений о союзной и автономной республике. Между тем еще в сентябре 1989 года заведующий отделом экономики ИЯЛИ Р.Курчаков писал в «Вечерке»: «...ни статус автономий, ни статус союзной республики в нынешнем виде не обеспечивают подлинного суверенитета и экономической самостоятельности, необходимых для эффективного решения насущных проблем на местах». Устремления союзных республик лишний раз доказывают, что это так.

Не мешало бы почетче представить, какими будут обновленные федерации – союзная и российская. Может, мы со своим спором ломимся в открытую дверь.

Впрочем, республики должны сами решать, какими они будут, эти федерации. Сегодня мы имеем возможность не только объявить о своих правах, но и получаем подкрепление привычным лозунгам в виде экономической самостоятельности республики. Украина, Белоруссия, другие республики, уже заявившие о своей независимости, определили все свои богатства как собственность народов, их населяющих. Есть такое положение и в проектах деклараций о государственности Татарии.

 Выиграем или проиграем?

Как утверждают специалисты, меру самостоятельности Татарстана будет определять прежде всего экономика. У неспециалистов – свои суждения. Сторонники выхода из РСФСР считают, что новый статус автоматически поднимет уровень нашей жизни. Столь же категоричны их оппоненты – по логике их рассуждений, стоит нам объявить себя союзной республикой, как мы останемся без металла, угля, хлопка, что автоматически прервутся наши связи с Россией.

Действительно, и по продовольственным товарам мы больше ввозим, чем вывозим. Зерна на фураж, например, получаем больше, чем выращиваем сами. Но для того и существует торговля, чтобы уравновешивать потребности и возможности. Важно, чтобы она была выгодна, не ущемляла наших интересов. Это особенно касается нефти.

О нефти сейчас говорят много. Правда, часто оперируют вчерашними аргументами. Но ситуация меняется: цены на нее поднимаются с 25 до 75 рублей за тонну: с нынешнего года тремя скважинами распоряжается сама республика, причем обладает правом продажи нефти за валюту.

Нефть, бесспорно, наше основное богатство. Мы ощутим это при новых экономических отношениях. А пока дефицит бюджета «Татнефти» составляет 78 млн.рублей в год, 50 млн. покрывает союзное ведомство, то самое, которое мы в последнее время так дружно критикуем.

Многие производственники, в том числе, наверное, и нефтяники, с улыбкой наблюдают за спорами о том, кто будет распоряжаться продукцией и прибылью предприятий: Рыжков, Силаев, Сабиров или народ Татарии (есть еще вариант – татарский народ). Мы никак не можем привыкнуть к мысли, что в условиях рынка единственным распорядителем продукции будет трудовой коллектив – хозяин. Независимо от статуса республики, согласно Закону о налогообложении объединение «Татнефть» будет оставлять у себя 55 процентов прибыли, 45 процентов – налоги. Вполне возможно, что это соотношение после принятия Союзного договора может измениться.

По идее, чем ожесточеннее мы критикуем вчерашний день, тем более надежд возлагаем на день завтрашний. Однако при этом ожесточение вряд ли может быть самоцелью. Так ненароком можно ошибиться с определением перспективы.

Многие ораторы пороки административно-командной системы связывают лишь с ущемлением центром прав автономий. Но ведь атомные станции без учета мнения людей строили и на Украине, в Крыму, под Москвой.

В последнее время хорошим тоном стало выяснять, кто кого «доит». У Татарии есть все основания обижаться на центр – и прежде всего за нефть, которая не сделала нас богатыми, как Кувейт. Но и центр от этого не стал богаче. Вряд ли была еще в мире такая империя, в которой метрополия жила бы так же плохо, как колонии.

Послушаешь иного оратора – мы кормим мясом чуть ли не всю Россию. Потому, мол, и потребляем 68 килограммов на душу вместо 80 по норме, занимая 50-е место в РСФСР. Оказывается, вывозим всего 5 процентов произведенного. Причем государственный план который год не выполняем: вместо 26 тысяч тонн сдаем 10-12.

Станет ли наш стол сытнее при новом статусе – сегодня этого не скажет никто. Информация к размышлению такова.

Если раньше дифнадбавки, разницу между ценой и себестоимостью сельскохозяйственной продукции, покрывали средства российского бюджета, теперь это будут наши денежки. Почти половина расходов, предусмотренных проектом республиканского бюджета на 1991 год, пойдет на сельское хозяйство.

Видимо, дело тут не столько в статусе, сколько в необходимости коренного изменения форм хозяйствования на земле. Наше будущее зависит прежде всего от успеха или неуспеха перехода к рыночной экономике. Читатель А.Эльдерман надеется не столько на политиков, сколько на экономистов. Более достойную жизнь он связывает с деполитизацией производства, частной собственностью, разоружением. По мнению Ю.Желтова, изменение статуса само по себе не упраздняет централизованное управление, и в реформах последнего времени ему видится лишь изменение масштаба власти, а не ее сути. Рыночная экономика откроет равные возможности для людей всех национальностей и регионов, что наверняка исключит взаимные попреки и региональную или национальную замкнутость.

Среди самых существенных бед нашего государства – несовершенство бюджетного устройства, в результате чего создавался один котел, из которого все питались, в зависимости от статусов и пробивных способностей республик и областей. Теперь такого котла не будет. Создается новый механизм формирования бюджета, и главную роль тут играют сами территории.

Уже в нынешнем году, когда Татария живет в условиях самофинансирования, наша экономика во многом другая. Еще вчера нам наливали из общего союзного или российского котла, сегодня мы сами должны определять, какой у нас будет бюджет, как сбалансировать расходы и доходы.

Как известно, республиканский бюджет уже сегодня имеет дефицит. По подсчетам финансистов, в будущем году он составит почти полмиллиарда рублей. По самым скромным прикидкам, расходы Татарии составят 3 млрд. 200 тыс.рублей. В бюджете учтено только текущее содержание с учетом тех средств, которые Татария должна теперь вкладывать в образование, здравоохранение, управление. Например, финансирование семи вузов обойдется нам в 78 млн.рублей. Ранее на эти цели выделялись средства из российского бюджета.

А сколько нужно средств, так сказать, на перспективу! Например, на перепрофилирование промышленности, конверсию, на экологию, на переустройство сельского хозяйства. Можно назвать здесь две цифры: на выполнение программы «Мирас» нужно выделять ежегодно 200 млн.рублей, один млрд.рублей требуется для восстановления природы в нефтедобывающих районах. Как говорят специалисты, чтобы жить нормально, наша республика должна иметь годовой бюджет 20 млрд.рублей.

Опыт Прибалтийских республик убеждает, что при сегодняшней экономике ни одна территория не может, как говорится, прокормить себя полностью. Но это не аргумент против суверенитета – утверждают его сторонники. Напротив, только став самостоятельными, мы наконец убедимся, что наш достаток зависит прежде всего от того, как мы работаем. Общий финансовый котел развил в людях иждивенчество. Неумение вести хозяйство, заводское или республиканское, всегда можно было списать на Москву, на какое-то ведомство. На кого спишем невозможность удовлетворить все потребности республики в будущем году? Только на себя. Вот почему сегодня так нужен поиск путей пополнения республиканского бюджета.

Для сторонников суверенитета расходы – не аргумент в споре. Потому что увеличатся не только расходы, но и доходы. За счет отчислений с прибыли предприятий союзного и российского подчинения, налога с оборота, подоходного налога, который теперь будет весь оставаться в республике.

По сути, все эти изменения наступят при любом статусе Татарии. В экономическом отношении она уже сегодня имеет права прежних союзных республик. Как видно по редакционной почте, многие этого не знают. Но беда в том, что административно-командная система пока не демонтирована и союзные предприятия, которые выпускают 80,3 процента всей продукции республики, до сих пор управляются из Москвы. Впрочем, как и подобные предприятия других республик, в том числе союзных.

Предлагая народным депутатам ТАССР проект республиканского бюджета на будущий год, рассчитанный в двух вариантах – автономного и союзного (в рамках РСФСР) статуса, финансисты подчеркивали, что это всего лишь модель. Рыночные отношения наполнят ее конкретным содержанием.

В любой дискуссии от ошибки может спасти полное знание о предмете спора. Только с фактами в руках можно доказать правоту своей позиции и оспорить мнение оппонента.

Сколько бы ни было мнений, нужно прийти к компромиссу. Он нам необходим сегодня более всего.

 

Постскриптум. Пенсионер Х.Набиуллин хочет знать мое личное мнение по обсуждаемому вопросу. Оно таково: дискуссия о том, быть или не быть Татарии самостоятельной, уводит нас от существа вопроса. Конечно, быть!

Как распорядиться этой самостоятельностью лучше, используя ее на благо каждому жителю Татарии, какой бы он ни был национальности? Вот над чем, на мой взгляд, должны сегодня думать все мы, и народные депутаты ТАССР в первую очередь.

«Вечерняя Казань», 26 августа 1990 года

Фото Владимира Зотова

 

 

  Издательский дом Маковского