Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
17.07.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+21° / +31°
Ночь / День
.
<< < Июль 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 2002 – Зеленодольский судостроительный завод им. М. Горького получил заказ на переоснащение Каспийской флотилии.

    Подробнее...

Погибшие цивилизации иногда возрождаются

14 сентября 2015 года исполняется 25 лет с момента подписания председателем Совета Министров СССР Н. Рыжковым распоряжения №1539-р о приостановлении сооружения Татарской атомной электростанции.

Тоже своего рода юбилей. И он заставляет еще раз вернуться к событиям, связанным со строительством Тат АЭС (орфография официальных документов). Тогда казалось, что поставлена точка в истории, которая началась в далеком 1978 году.

Прежде, чем вспомнить о событиях того времени, две ремарки.

Первая. Решение прекратить строительство атомной станции в поселке Камские Поляны традиционно связывают с решимостью Верховного Совета ТАССР, избранного в 1989 году, жить в суверенной республике. Постановление было принято 17 апреля. Это было одно из громких решений времен «романтического парламентаризма».

Но постановление Совета Министров ТАССР «О прекращении строительства объектов производственного назначения на Татарской АЭС», подписанное Председателем Мухамматом Сабировым, было принято раньше – 23 марта 1990.

До принятия Декларации о государственном суверенитете еще 5 месяцев, а, стало быть, органы власти автономной республики пока находятся в прямом подчинении органов государственной власти СССР и РСФСР.

Вторая ремарка. Это в 1990 году казалось, что история закончилась. На самом деле она, можно сказать, продолжается до сих пор. Ведь к марту-апрелю 1990 года на карте республики появился поселок городского типа Камские Поляны, и у его жителей не было другой работы, кроме работы на атомной АЭС. До сих пор у этого поселка большие проблемы.

Мы жили еще в Советском Союзе

Вопрос о строительстве атомной станции в Татарской АССР обсуждался руководством СССР с 1978 года в связи с вводом в республике большого числа крупных промышленных предприятий – «КАМАЗ», «Нижнекамский химкомбинат», «Нижнекамскшина». Решение о строительстве нового объекта атомной энергетики инициировалось Министерством энергетики и электрификации СССР. Выбор места строительства определялся совместным постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР (такие постановления принимались, как правило, по важнейшим для страны вопросам).

Проект Татарской АЭС был разработан Рижским отделением Института «Атомтеплоэлектропроект» в 1984-1986 годах, рассмотрен Госатомэнергонадзором, Главгосэкспертизой Госстроя СССР и передан в Минатомэнерго СССР. Функции генподрядчика были возложены на «Камгэсэнергострой».

Это был типовой проект, аналогичный действующей Балаковской АЭС и не доведённых до проектных мощностей Хмельницкой и Волгодонской АЭС, а также недостроенных Крымской и Башкирской АЭС. Проект предусматривал размещение на площадке станции 4-х энергоблоков с реакторами ВВЭР-1000. Запуск энергоблоков должен был осуществляться по мере их возведения. Проектная мощность станции составляла 4000 МВт.

Между тем в определении места строительства были разногласия. Руководство республики предложило построить станцию в Куйбышевском районе ТАССР, обосновав ошибочность предложенного министерством решения. Однако было выбрано место, подсказанное проектантами. Или еще кем-то.

Акт выбора промплощадки Тат АЭС от 25 марта 1982 года подписали сорок пять специалистов, среди которых есть и инспектор рыбоохраны, и специалист лесного хозяйства, но нет ни одного геолога, гидрогеолога ТАССР или Средне-Волжского бассейна.

Кстати, в то время природоохранной службы в Татарской АССР еще не было. Она появилась лишь в 1988 году. Указом Президиума Верховного Совета ТАССР от 12 декабря был образован Государственный комитет ТАССР по охране природы (Госкомприроды ТАССР).

Несмотря на неоднократные предупреждения руководства объединения «Татнефть», промплощадку разместили вблизи Байданкинского и Шереметьевского нефтяных месторождений, на землях, перспективных для поиска новых мест добычи, под плотиной Нижнекамского водохранилища. Но это еще пол-беды. Станцию предполагалось построить непосредственно на Камском активном тектоническом разломе, то есть в регионе высокой сейсмической активности. Более неудачного места трудно было придумать...

Тем не менее, утверждая технико-экономическое обоснование строительства Тат АЭС, министр энергетики и электрификации Непорожний отметил «отличное качество ТЭО» – технико-экономического обоснования.

В 1980 году приказом министра энергетики и электрификации СССР было создано управление строительства Татарской АЭС, и началась стройка. Датой пуска первого энергоблока должен был стать 1992 год. Далее с интервалом в полтора года должны были вводиться следующие блоки. Однако, судя по документам, строители сроки, обозначенные партийными решениями, срывали.

Решение о строительстве АЭС вызвало протест жителей Татарской АССР. Но кто о нем узнал?! Только в 1985 году, когда СМИ получили относительную свободу действий, начали появляться материалы противников строительства станции. Основной их довод был такой: в случае аварии будет атомная катастрофа планетарного масштаба, более опасная, чем Чернобыльская...

Но и тогда на протесты никто не обратил внимания. Мало того – строительство АЭС начали и продолжали строить многие годы без утвержденного государственного проекта! Проект, конечно, был, но он неоднократно отклонялся соответствующими органами. Архивные документы подтверждают, что проекта не было даже в 1986 году.

У нас другое мнение!

А тут перестройка с гласностью, когда свое мнение стали высказывать не только отдельные активные граждане, но и региональные руководители. В архиве можно найти фрагмент заключения комиссии Всесоюзного научно-исследовательского института геологии нерудных полезных ископаемых Мингео СССР (он работал в Казани), в котором говорится об опасности строительства АЭС в «в области достаточно высокой сейсмической активности, связанной с мобильной системой разломов, в зоне мощного разлома глубинного заложения». Ученые подтверждали – в случае аварии загрязнение Волго-Камского бассейна «может принять катастрофический характер». Заключение датирован 1989 годом.

Свое влияние на протестные настроения жителей Татарстана, конечно же, оказала Чернобыльская катастрофа 1986 года. К слову сказать, протест против строительства АЭС в Татарстане объединил самые различные движения: от ученых-экологов до сторонников Татарского общественного центра.

К этому времени в научном мире активно обсуждались причины аварии в Чернобыле, связанные с местом нахождения АЭС. Появились доводы, которых раньше не было. Они обобщены в статье И. Царева «Взрыв на разломе», опубликованной в газете «Труд» 26 февраля 1992 года. Доктор технических наук, главный специалист Всесоюзного института по эксплуатации атомных электростанций Е.П. Ананьев писал, что к аварии привели совсем не те причины, которые были названы в официальном заключении. Он, в частности, заявил, что станция стоит прямо на пересечении двух разломов земной коры. Края этих разломов могут «дышать» даже в спокойной тектонической обстановке, вызывая сильные деформации фундамента станции. А с 22 по 23 апреля 1986 года было отмечено поднятие земных блоков с эпицентром в районе Чернобыльской АЭС...

И это, как известно, завершилось в ночь с 25 на 26 апреля катастрофой на четвертом энергоблоке ЧАЭС с крайне опасными экологическими, биогенетическими последствиями, которые ощущаются до сих пор. Последствия ощутили даже мы, за тысячи километров от Чернобыля. Над Казанью на третий день после аварии пролился «ядерный» дождь. Доза радиации превышала допустимые параметры в 40 раз.

Естественно, оповещать о таких вещах население тогда не было принято.

Сотни тысяч откликнулись на беду и поехали в зону катастрофы добровольно, хотя знали, чем это может грозить. Среди ликвидаторов было много жителей Татарстана. По официальным данным, в 1999 году в республике было выявлено 9 140 случаев онкозаболеваний. Конечно, не во всех случаях «виновата» радиация, но факт очень тревожный.

В ядерной истории СССР случались аварии и пострашнее Чернобыля, но мы о них просто не знали. В сентябре 1954 года на Тоцком полигоне в Оренбургской области организовали взрыв, равного которому в мире не было. В испытаниях атомного оружия участвовали 45 тысяч советских солдат. Из ветеранов подразделений особого риска сейчас живы менее тысячи человек.

Когда гласность стала нормой жизни, мы узнали и об этой катастрофе, и об аварии на предприятии «Маяк» в Челябинской области, где была произведена первая атомная бомба. В зоне загрязнения оказалось несколько селений, одно из них – татарское Муслюмово. Об этом селе и его жителях, которые оказались в зоне аварии, рассказала в свое время газета «Вечерняя Казань». Исследования генетиков под руководством Н. Соловьевой из Сибирского отделения Академии наук показали, что каждый ребенок в Муслюмово – мутант по хромосомным изменениям. По словам другого челябинца – Госмана Кабирова, в Муслюмово уже были ребенок с рыбьим хвостом, телята и котята, похожие на кошмарный сон.

За сорок лет в СССР произошли три крупные радиационные аварии. По мнению известного ученого А.В. Яблокова, Кыштымская авария была во много раз крупнее Чернобыльской. Это самое «грязное» место в мире.

Борьба за прекращение строительства атомной электростанции консолидировала общественное мнение республики. Его выразителем стало Антиядерное общество Татарстана – добровольная общественная организация, которая образовалась на основе инициативной группы, возникшей в ходе протестной кампании 1987 года против строительства биохимического завода в пригороде Казани. Члены общества активно участвовали в различных конференциях, акциях по защите природы в Поволжье, на Урале. Были проведены первые в Советском Союзе марши протеста против строительства атомных станций в Татарии и Башкирии, несколько всесоюзных антиядерных конференций по проблемам антиядерного движения и ядерной энергетики.

Антиядерное общество Татарстана было одним из организаторов международного Конвента за европейскую ядерную безопасность, проходившего в Москве в 1991 году, также участвовало в международных конференциях в Чехии и Дании. В августе 1998 года эта общественная организация провела этно-экологическую экспедицию в рамках проекта «Создание Евразийской сети антиядерного зеленого движения».

В общество входили не только сторонники активных протестов – организации пикетов и других массовых акций, но и люди, знающие предмет дискуссий. Привлекались высококвалифицированные эксперты в области геологии, энергетики, экологии и другие для оценки проектов атомных станций, энергетических программ и т.д.

На сайте общества как пример его успешной деятельности названо прекращение строительства Татарской и Башкирской атомных станций.

 Адрес: Россия – Татарстан, 420034 Казань, а/я 90, электронная почта (e-mail): Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., Web-страницы: http://www.mi.ru/~ant; http://ant86.narod.ru

Работая в редакции «Вечерней Казани», я не раз встречалась с представителями общества, правда, не напрямую. Наш отдел был задействован в общественных акциях против биохимзавода и атомной станции в части науки. Их акции освещал обычно отдел новостей.

Если ты против, присоединяйся!

Леденящие душу подробности радиационных аварий, приводящиеся в публикациях противников строительства Татарской АЭС, убавляли ряды сторонников и делали еще решительнее Верховный Совет 12-го созыва, избранный в декабре 1989 года. Эта проблема прозвучала уже на первой сессии, 11 апреля 1990 года.

Депутаты получали много обращений от общественных организаций и отдельных граждан. Среди неравнодушных граждан был Ахмет Закирович Закиров, врач по профессии. В отличие от активистов Антиядерного общества Татарстана, он предпочел доказывать пагубность строительства под Нижнекамском не на митингах и пикетах, а с помощью научных доводов. Он нашел единомышленников среди ученых Казанского государственного университета, которые не сразу поверили, что к их возражениям кто-то прислушается.

Ахмет Закирович опубликовал в «Аргументах и фактах» открытое письмо депутатам Верховного Совета РСФСР, информируя их о том, что в ТАССР на Камском активном тектоническом разломе строится «вторая Чернобыльская АЭС». В своем интервью-исповеди журналистке Мунире Абсолямовой он рассказал много интересного. Это интервью было выпущено небольшой брошюрой под названием «Укрощение монстра, или Почти детективная история Татарской атомной станции». Я его читала, и это оказался важный источник информации для этой публикации.

Процитирую слова Ахмета Закировича:

«28 декабря 1988 года, имея в своем распоряжении предварительное заключение геологов, написал заявление Председателю Совета Министров М.Ш. Шаймиеву, первому секретарю ОК КПСС Г.И. Усманову, Председателю Верховного Совета Ш.А. Мустаеву, председателю Облсовпрофа Г.С. Баштанюку с просьбой о проведении экспертизы ТатАЭС с целью прекращения ее строительства. К заявлению приложил предварительное заключение геологов и ведущего гидрогеолога Татарской геолого-разведочной партии Н.П. Медведевой.

В то же время подготовил письмо А.Д. Сахарову, информируя его о строительстве ТатАЭС с грубейшими нарушениями. Но помощь известного ученого не понадобилась. События в республике разворачивались быстро. Уже 12 января 1989 года последовал телефонный звонок из приемной Совета Министров ТАССР с приглашением на совещание по поводу моего заявления и предварительного заключения геологов.

Приняли меня и геологов т.т. М.Ш. Шаймиев, Ш.А. Мустаев, В.Е. Алемасов и другие официальные лица. Для нас оказалось неожиданностью большое число участников совещания, включая и директора ТатАЭС Б.В. Антонова. Это вселяло надежду, что мы будем услышаны и поняты.

Беседу Минтимер Шарипович начал доверительно: «Мы внимательно ознакомились с заявлением т. Закирова и приложенным заключением геологов. Против вас у нас нет аргументов».

В конце беседы он попросил: «Еще и еще раз проверьте ваши факты и доводы. Не торопитесь, но надолго не затягивайте это весьма серьезное и ответственное дело. Предлагаем вам съездить в Камские Поляны на Татарскую АЭС и ознакомиться на месте с нужными проектными документами. Не позже как через десять дней представьте ваши заключения. Директор ТатАЭС т. Антонов поможет вам...».

На основании заключений ученых секретарь Татарского обкома КПСС Г.И. Усманов и председатель Совета Министров М.Ш. Шаймиев в письме председателю Совета Министров СССР Н.И. Рыжкову просили приостановить строительство станции, перепрофилировать объект на другие промышленные нужды».

В публикации директора Центрального государственного архива историко-политической документации РТ Венеры Хамидуллиной в журнале «Эхо веков» за 2011 год (номер 3-4) «Приостановить строительные работы на площадке Татарской АЭС» приводятся рассекреченные документы, и они свидетельствуют, что руководство республики пыталось защитить интересы жителей республики, как-то смягчить ситуацию.

Начинается она с письма министра энергетики и электрификации П.С. Непорожнего в адрес первого секретаря Татарского обкома КПСС Ф.А. Табеева, в котором тот просит разрешить изыскательские работы не только у города Куйбышева (видимо, эта территория уже была согласована), но и у населенного пункта Камские Поляны. Отвечая, Ф.А. Табеев пишет о нецелесообразности размещения АЭС на этой территории – в связи с «чрезмерно высоким уровнем урбанизации и отсутствием свободных трудовых ресурсов», а также и без этого большой нагрузкой на экологию этих мест.

Глава обкома партии настаивает на уже согласованном решении – строительстве АЭС у города Куйбышева (ныне Болгар). Возражать против строительства вообще руководители республики не решились.

По документам не видно, на каком этапе населенный пункт Щербеть был заменен на Камские Поляны, но уже в январе 1982 года в совместном постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О дополнительных мерах по обеспечению строительства и ввода в действие атомных электростанций в 1982-1985 годах» (совершенно секретный документ) ставится задача перенести жилые дома деревни Беляхча и поселка Камские Поляны на другое место.

Станцию начали строить в 50 километрах от города Нижнекамска. Стройка стала ударной. Областная комсомольская организация взяла над ней шефство. Всё в лучших традициях советского времени.

И станцию точно бы построили, если бы не перестройка.

В марте 1989 года Совет Министров СССР не без подачи республиканской власти Татарии поручил Академии наук СССР, Мингео СССР с участием Минатомэнерго СССР, Госатомэнергонадзора СССР, ученых Казанского государственного университета рассмотреть поставленные общественностью Татарии вопросы о необоснованности строительства Татарской атомной станции. В письме говорилось, что созданная комиссия АН СССР полностью подтвердила выводы ученых и специалистов ТАССР. Результатом этого рассмотрения стало постановление Совета Министров Татарской АССР от 23 марта 1990 года «О прекращении строительства объектов производственного назначения на Татарской АЭС». Приведем его почти без сокращений:

«В связи с тем, что строительство Татарской АЭС противоречит социально– экономическим требованиям, ведется в обход действующему природоохранительному законодательству, без утвержденного государственного проекта, а ее эксплуатация представляет опасность для всего Волго-Каспийского бассейна и вызывает все нарастающую тревогу трудовых коллективов, широкой общественности, партийных, государственных органов и населения не только Татарской АССР, Совет Министров Татарской АССР ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Дирекции строящейся Татарской АЭС (т. Файрушин), производственному объединению «Камгэсэнергострой» (т. Ельцов) приостановить строительство производственных объектов АЭС. Выделенные средства, материальные и трудовые ресурсы направить на строительство жилых домов, объектов социальной сферы, развитие базы строительной индустрии и работы, связанные с перепрофилированием станции.

Татарскому республиканскому управлению Промстройбанка СССР (т. Фатхуллин) осуществлять финансирование только указанных работ.

2. Татглавснабу (т. Кадников) комплектовать строительными материалами строительство объектов производственного назначения, связанных непосредственно с перепрофилированием Татарской АЭС.

3. Татарскому республиканскому управлению статистики (т. Сираев) ввести отчетность о строительстве объектов производственного назначения, связанных с перепрофилированием станции.

4. Исполкому Нижнекамского районного Совета народных депутатов (т. Кузнецов), производственному объединению «Камгэсэнергострой» (т. Ельцов) принять необходимые меры по трудоустройству временно высвобождаемого коллектива строителей и дирекции строящейся Татарской АЭС....

Председатель Совета Министров Татарской АССР М.САБИРОВ

Управляющий Делами Совета Министров ТАССР Н.КОЗАРЬ

Новый состав Верховного Совета ТАССР взял курс на более активное решение важных вопросов общественно-политической и социально-экономической жизни республики. На первой сессии в повестку дня были включены два таких вопроса. Поводом стало тревожное обсуждение в средствах массовой информации последствий строительства Нижнекамской гидроэлектростанции и Татарской АЭС.

Выражая мнение населения, местных советских и партийных органов, Верховный Совет решил оставить уровень водохранилища Нижнекамской ГЭС на отметке 62 метров, чтобы не допустить затопления более 180 тысяч гектаров на территории трех автономных республик – Татарии, Башкирии и Удмуртии, а также Пермской области. Намерения Минэнерго СССР грозили Татарии потерей 41 тысячи гектаров сельхозугодий.

Другим постановлением было приостановлено строительство Татарской АЭС. Парламент обратился к Верховному Совету Башкирской АССР с просьбой поддержать это решение. Такое обращение было сделано неспроста, ведь в соседней республике тоже велось строительство атомной станции. Строительство которой, кстати, тогда тоже закрыли.

Постановление Верховного Совета ТАССР «О прекращении строительства объектов производственного назначения Татарской АЭС» было принято 17 апреля 1990 года.

Провозглашение 30 августа 1990 года нового государственного статуса республики добавило решительности всем. Республика наша – мы в ней хозяева! И теперь уже все решения по Камским Полянам принимались в Казани.

Строили, строили – и построили…

В поселке Вятские Поляны к моменту остановки ТатАЭС было запущено строительство всех четырех планируемых реакторов. Первый энергоблок находился в высокой степени готовности. Реактор для него был уже отгружен на корабль в Волгодонске.

Были возведены пуско-резервная котельная, водохранилище, административный корпус станции, эстакады и фундаментная плита реакторного отделения, а также причал на Каме, временные водозаборные и очистные сооружения. Как явствует из протокола заседания бюро обкома от 11 марта 1986 года, на объектах АЭС было выполнено строительно-монтажных работ на сумму около 105 млн. рублей, что составляло 102 процента плана.

Пик строительных работ пришелся на 1988 год. На тот момент с начала строительства было освоено 288 млн. рублей капитальных вложений и выполнено строительно-монтажных работ на 96 млн. (в ценах 1988 г.).

Одновременно строился поселок городского типа Камские Поляны, который должен был стать городком энергетиков. К концу 80-х были построены несколько школ, многоэтажные жилые дома общей площадью 60 тыс. кв. м, общежития на 480 мест, два магазина, две столовые.

Кстати, в этом смысле стройка была показательной – когда строили «КАМАЗ», люди долгие годы жили в вагончиках. Были проложены дороги от Камских Полян до Нижнекамска и Заинска.

Сметная стоимость строительства в ценах 1984 года составляла 2827 млн. рублей, в том числе: промышленное строительство – 2418 млн. рублей; объекты непроизводственного назначения – 400 млн. рублей.

В 1990 году строительство было остановлено без каких-либо мер по сохранению имущества, дирекция ликвидирована. В 1992 году вышло постановление Кабинета Министров РТ «О передаче объектов Татарской АЭС на баланс республиканских организаций и финансировании строительства объектов р.п. Камские Поляны и сельскохозяйственной зоны». Сегодня можно оценить мудрость того решения, поскольку если бы построенные сооружения оставались на балансе концерна «Росэнергоатом», то вероятность возобновления строительства была бы выше, чем сейчас.

Сняли одну проблему – появилась другая

Решение о прекращении строительства атомной АЭС стало причиной многих проблем, которые потом пришлось анализировать депутатам республиканского парламента, ведь без работы остались сотни жителей поселка Камские Поляны, построенного для персонала станции. Люди в одночасье остались без средств к существованию, причем, как оказалось, на далекую перспективу.

Из досье газеты «Время и Деньги» (2002 г.)

Сегодня в Камских Полянах постоянно проживают более 16 тысяч человек, в том числе трудоспособного населения – 9,7 тысячи. Из них 6,7% являются официально зарегистрированными безработными. На предприятиях поселка трудится свыше 5 тысяч человек, за его пределами – 1,5 тысячи. В поселке проживает также более 2,4 тысяч пенсионеров.

 В связи с выгодностью географического положения и возможностей для экономического перепрофилирования будущее поначалу не казалось совсем уж безрадостным. Республиканские власти не свалили проблемы на местный уровень, а пытались помочь, что называется, всем миром. Но довольно быстро выяснилось, что построенная инфраструктура не вызвала интереса у предпринимателей из-за необходимости значительных финансовых вложений и удаленности посёлка от больших транспортных магистралей.

В Интернете довольно много снимков, сделанных на развалинах советского атомного проекта. Я выбрала для своей публикации фото с двух ресурсов: http://lipesin.blogspot.ru/2011/12/tatar-unfinished-nuclear-power-plant.html и http://mmet.livejournal.com/45241.html. Автор первого неизвестен, автор второго Леонид Варламов.

Вспомогательное здание реакторного блока до сих пор потрясает толщиной стен. На протяжении почти трех месяцев сюда постоянно, без остановки, днем и ночью шли КАМАЗы-бетономешалки. Железобетонный остов настолько крепок, что с ним ничего невозможно сделать. Чтобы снести это здание, понадобится атомный взрыв – и то не факт, что оно разрушится. Строили ведь как раз для таких случаев.

Руководство республики пыталось как-то решить проблемы поселка. Вроде был план построить на месте атомной тепловую станцию, использующую в качестве топлива природные ресурсы, но никакой информации об этом я не нашла. А вот три четыре другие попытки предпринимались на моих глазах.

Попытка первая. В 1999 году было, казалось, найдено принципиальное решение, которое позволило бы жителям поселка увидеть свет в конце тоннеля: Государственный Совет РТ, увидев благотворное влияние республиканского закона о свободной экономической зоне «Алабуга», решил принять закон об особой экономической зоне «Камские Поляны». Депутаты выезжали в Камские Поляны, я была с ними и своими глазами видела железобетонные остовы огромных промышленных корпусов. Всё, что можно было утащить со стройки, уже утащили. Мы воочию увидели, каково это – быть поселком, который никому не нужен.

Закон Республики Татарстан «Об Особой экономической зоне «Камские Поляны» был принят Государственным Советом 1 декабря 1999 года. Он определял правовые, экономические и организационные основы создания, функционирования и ликвидации особой экономической зоны в рабочем поселке Камские Поляны и был направлен на обеспечение уровня экономической самодостаточности поселка на основе привлечения инвестиций, технологий для производства конкурентоспособной продукции и решения вопросов занятости населения.

Надежда на инвестиции была, потому что на территории зоны устанавливался особый, льготный по сравнению с общим, правовой режим предпринимательской и инвестиционной деятельности. Поселку дали шанс на 15 лет – столько лет должна была существовать спасительная для него зона.

Закон в пору приведения республиканских законов в соответствие с федеральным законодательством пришлось отменить. Парламент сопротивлялся, но Прокурор республики обратился в суд, который нашел основания для признания его положений противоречащими федеральным законам «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Решение суда датировано 17 апреля 2002 года.

Формально и Прокурор, и суд были правы – федеральный законодатель защищает права местного самоуправления: республиканские органы власти не могут регулировать работу муниципального образования «Камские Поляны».

А жителям поселка, да и руководству муниципалитета, думаю, тоже, как раз нравилось, что республиканская власть принимает в судьбе поселка самое заинтересованное участие. Потому что это единственная возможность как-то помочь людям.

Но с судом не поспоришь – закон отменили, особую зону ликвидировали.

К этому времени изменения в федеральном налоговом законодательстве фактически лишили ОЭЗ льгот, которые могли привлечь потенциальных инвесторов.

Надо сказать, что депутаты не особо переживали по поводу отмены закона. По словам заместителя председателя Комитета по экономике, инвестициям и предпринимательству Марата Галеева, который принимал личное участие в судьбе Камских Полян, закон, по сути, даже не начал работать. Глава администрации поселка Р. Хусаинов в одном из выступлений пояснил, почему: Правительство так и не утвердило нормативные правовые акты, необходимые для запуска его механизмов.

Читаю стенограмму сессии малого парламента. Вопрос внесен в повестку заседания по предложению народного депутата Разиля Валеева. Его выступление было очень эмоциональным:

«Если рассказать все, что мне известно о нынешних нравах, царящих в поселке, у вас волосы встали бы дыбом. Из-за глухой безработицы людям здесь некуда деваться, некуда приложить свою энергию. Неудивительно, что это ведет к подрыву всяких моральных устоев. Поселок погряз в наркомании, алкоголизме, проституции. Перспектив же – никаких... Жилье не строится, объекты социальной инфраструктуры отвечают лишь минимальным требованиям. Дотационные вливания в сумме 80 миллионов рублей – это капля в море...»

По официальной версии, озвученной тогда на сессии Алевтиной Кудрявцевой, стратегия развития Камских Полян может пойти по одному из двух путей. Или нужно организовать благоприятные условия для становления здесь малых предприятий, которые создадут рабочие места, или же развивать предприятия социальной ориентации. Дальше общих перспектив разговор не пошел.

О том, как жилось в это время жителям поселка, можно прочитать в репортаже корреспондента газеты «Вечерние Челны» Зульфии Султановой («Камские Поляны: быть или не быть?»), опубликованном 23 мая 2001 года. 

«На АЭС можно снимать фильм о погибшей цивилизации» – таким был один из подзаголовков репортажа. Журналистка увидела своими глазами, как выглядит «грандиозная незавершенка» советской эпохи.

«Остовы атомных реакторов виднеются издалека – из земли торчат одни балки, то, что могли снять и увезти, давно вывезли то ли мародеры, то ли строители. А вот огромные башенные краны стоят нетронутые – так, как будто завтра начнут работать. Особо среди них выделяется огромный Кроуэлл – импортная техника, которая, как нам объясняет наш сталкер, может за раз поднять 320 тонн груза. Эту машину в свое время закупили за 7 с лишним миллионов долларов.

… Мы спрашиваем нашего проводника, что он думает об идее продолжить строительство. Бывший строитель качает головой: это уже невозможно. И напоминает, что почти одновременно были закрыты 44 строящиеся атомные станции, камскополянская среди них была самой большой. Однако если бы проект осуществился, назвать его рентабельным было бы нельзя: этот тип реакторов способен давать лишь 10% электричества, остальные 90% – это тепло. Скорее всего, под прикрытием атомной станции здесь планировалось производить обогащенный плутоний и уран.

… Несколько лет назад в республике заговорили о том, чтобы создать на территории Камских Полян особую экономическую зону, в прошлом году закон о ней приняли, но «забыли» дописать список льгот. Устав ждать этот закон, уже отказались от своих проектов иностранные фирмы, которые готовы были инвестировать сюда средства. Было демонтировано и увезено шведское оборудование по производству обоев, не слышно больше и о китайцах, которые планировали здесь создать совместное предприятие по выпуску лекарств. Из многих проектов реализовано лишь несколько: переработкой старых шин занимается фирма «КамЭкоТех», предприятие «Термокам» производит детали к компрессорам. Продолжает работать, хоть и не без проблем, и филиал автоагрегатного завода ОАО «КАМАЗ».

… Специалисты в поселке еще остаются – многим просто некуда ехать. Чего они ждут? Может быть, того, о чем недавно говорил глава Нижнекамского района, куда входят Камполяны, Ильсур Метшин: «Конечно, в идеале было бы хорошо продолжить строительство станции – здесь не все так безнадежно, к этому вопросу вполне реально вернуться».

Он напомнил о прецедентах возобновления строительства атомных станций, в частности, в Башкирии. Похоже, Ильсур Метшин был, что называется, в курсе. На днях генеральный директор Татэнерго Ильшат Фардеев на пресс-конференции в Кабмине РТ сообщил о возможности дальнейшего строительства Татарской АЭС».

И в 2002 году эта идея чуть не стала явью. Это была вторая попытка как-то помочь жителям поселка, а заодно и всей республике. Во всяком случае так казалось Правительству, которое в то время возглавлял Рустам Минниханов.

Аргументы в пользу возобновления строительства станции сначала обсудили на выездном заседании Кабинета министров РТ, которое провел в поселке Премьер-министр. Заседание было посвящено проблемам социально-экономического развития Камских Полян. Из доклада, с которым выступил глава Нижнекамского района Ильсур Метшин, а также из обмена мнениями было видно, что иного способа решить проблемы поселка нет. Для органов местного самоуправления социально-экономические проблемы поселка очевидно неподъемны, не удалось развязать их узел и на уровне республики, хотя Правительство за минувшие 5 лет вложило в Камские Поляны более 200 млн. рублей.

Выход один – надо достраивать АЭС.

Но как быть с общественным мнением, которое вряд ли согласится с таким решением?

Идея начать стройку заново в законодательной инициативе Правительства была закамуфлирована в предложение провести на территории бывшей стройки «специальные дополнительные исследования». Правительство уже заручилось заключением Комиссии отделения геологии, геофизики, геохимии и горных наук Академии наук, в котором говорилось, что на основании имеющихся данных невозможно однозначно решить вопрос о нахождении на площадке Татарской АЭС активного тектонического разлома.

Как оказалось, подпрограммой «Безопасность и развитие атомной энергетики» Федеральной целевой программы «Энергоэффективная экономика на 2002-2005 годы и на перспективу до 2010 года», утвержденной постановлением Правительства РФ от 17 ноября 2001 года, уже предусмотрено проведение исследований стройплощадки Татарской АЭС. У республики есть возможность добиться финансирования уже в 2002-2003 годах. Однако постановление Верховного Совета от 17 апреля 1990 года «препятствует дальнейшему проведению вышеуказанных работ». И Кабинет Министров предложил это постановление отменить.

В пояснительной записке к проекту постановления Государственного Совета РТ, предложенному Кабмином, приводились мотивы, которые заставляют Правительство идти именно этим путем.

Прежде всего бедственное положение Камских Полян – расширенная сессия Совета самоуправления рабочего поселка направила в адрес Президента М.Ш. Шаймиева, Государственного Совета, Кабинета министров обращение с просьбой помочь. Далее – республике необходимы альтернативные источники энергии, поскольку возможен дефицит электроэнергии. И самое главное уровень развития атомных технологий шагнул далеко вперед, обеспечивая безопасность АЭС на качественно более высоком уровне.

Я работала тогда в пресс-центре Государственного Совета и помню, с каким настроением была встречена в парламенте эта законодательная инициатива. Сторонников у нее в парламенте было не так много, а когда в СМИ появились публикации активистов Антиядерного движения, то стало еще меньше. Не дожидаясь официального отклонения своего предложения на сессии, Правительство его отозвало.

Но в 2005 году Кабинет министров повторил попытку вернуться к этой идее – в проекте программы социально-экономического развития республики на 2005-2010 годы она была названа прямым текстом. Предусматривалась возможность строительства и ввода в эксплуатацию двух энергоблоков ВВЭР-1200 мощностью 1000 МВт. Однако при втором чтении программы 3 ноября Государственный Совет проголосовал против предложения возобновить строительство атомной станции.

Рассмотрение проекта программы вызвало акцию «Молодежь против АЭС!», в которой приняли участие члены студенческой организации «Служба охраны природы» Казанского государственного университета и представители Антиядерного общества Татарстана.

Попытка третья. Камские поляны хотели превратить в огромную игорную зону, татарский Лас-Вегас. Попытка пришлась на повсеместный запрет игорных заведений в Татарстане. Республика первой начала борьбу с этим страшным злом. Но авторы идеи хотели на этом зле заработать.

В 2006 году Государственный Совет РТ принял закон «О размещении игорных заведений на территории Республики Татарстан». Они разрешались на двух территориях: в конно-спортивном комплексе «Казань» и в поселке Камские Поляны.

Под игорную зону здесь отвели территорию площадью 206,5 гектара. Были зарегистрированы 9 объектов игорного бизнеса. По мнению руководителя игорной зоны Олега Кузнецова, которое я прочитала на интернет-портале TatCenter.ru20 августа 2008 года, в лучшие времена игровые заведения ежедневно посещали 500-600 человек. 20 столов приносят 2,5 млн. в месяц, а 800 автоматов – 5 млн. рублей.

География посетителей не ограничивается Татарстаном, приезжают из Башкортостана, Удмуртии, Кировской, Самарской, Ульяновской, Нижегородской областей и других регионов России.

В 2007 году бюджет Камских Полян составил 5 400 тыс. рублей, в 2008 году в казну поселка в результате налога с игорных залов поступило 32 млн. рублей.

Как сообщил корреспонденту делового портала Игорь Привалов, в 2008 году поселок перестанет быть дотационным. Половина налоговых сборов с игорных заведений, согласно принятому Государственным Советом РТ решению о внесении изменений в закон о бюджете на 2008 год, направлены из республиканской казны в бюджет Камских Полян. Эти средства будут вкладываться в развитие территории и, прежде всего, в социальную сферу. В игорных заведениях Камских Полян в ту пору работало более 250 местных жителей, в перспективе это число должно было увеличить до 500 человек.

Администрация Камских Полян подала заявку на участие в федеральном конкурсе на создание особой экономической зоны туристско-рекреационного типа. Кстати, туристов здесь было много. Вспомним публикацию в газете «Вечерние Челны»: «На АЭС можно снимать фильм о погибшей цивилизации». Оказывается, любителей острых ощущений, желающих посетить руины, более чем достаточно. Пока этот процесс не организован, сталкеров ищут через Интернет. А можно поставить дело на поток…

 

25 августа 2008 года был подписан указ Президента РТ «О создании на территории Республики Татарстан туристско-оздоровительного парка «Камские Поляны«. В него входят территории пяти муниципальных районов республики, центр – в Камских Полянах. Территория парка общей площадью 103015 гектаров расположена в географическом центре республики, входит в Камскую туристско-рекреационную зону регионального значения, характеризуется благоприятными природно-климатическими условиями.

Можно было достроить два грузовых причала, доставшихся от АЭС. Уже прорытый соединительный канал с судоходной рекой Кама протяженностью 2 км был рассчитан на суда грузоподъемностью 4,5 тыс. тонн.

Проект туристско-оздоровительного парка «Камские Поляны« оценивали как перспективный, поскольку он представлял безусловный интерес не только для Татарстана, но для России в целом. Все работы планировалось завершить до 2015 года.

Но основные поступления в бюджет все-таки планировались с игорного бизнеса. Но Лас-Вегаса в Камских Полянах не получилось. До 1 июля 2009 года все игорные заведения страны необходимо было сосредоточить на 4-х территориях: в Калининградскую область, Республику Алтай, Приморский край и на юг России. Попытки отвоевать в Москве четвертую зону – в Татарстане – успехом не увенчались.

Индустриальный парк в Камских Полянах – один из локомотивов экономики Татарстана

В качестве опорного пункта для первой рабочей поездки в должности Президента Татарстана Рустам Минниханов выбрал самую болезненную точку на социально-экономической карте республики. 2 апреля 2010 года он посетил Камские Поляны.

Четвертая, последняя попытка помочь Камским Полянам связана с созданием здесь комплекса с единой инфраструктурой современных, экономически эффективных производств по выпуску упаковочных материалов и сырья для текстильной промышленности. Основной вид деятельности индустриального парка, созданного в Камских Полянах, – переработка полимеров с использованием передовых технологий.

Индустриальный парк «Камские Поляны» создан постановлением Кабинета министров РТ от 11 августа 2008 года в рамках реализации республиканской программы развития инновационной деятельности на 2004-2010 годы. Этим же постановлением базовым предприятием проекта был определен «Нижнекамскнефтехим». Перед химиками ставилась задача перерабатывать у себя не менее 30 процентов полимеров, произведенных в республике.

Проект был призван создать в течение ближайших пяти лет более 25 тысяч рабочих мест, а также подтянуть в поселок новых резидентов, прежде всего малый и средний бизнес.

 

Инвестором, реализующим проект, выступило ООО «Управляющая компания «Индустриальный парк Камские поляны», зарегистрированное в июле 2008 года. Его учредителями являются ООО «НКНХ Инвест» (51% долей), ОАО «Нижнекамскнефтехим» (25%) и ООО «Управляющая компания развития малого бизнеса» (24%).

Поселок Камские Поляны вошел в «малый» список моногородов, претендующих на федеральную финансовую помощь.

Индустриальный парк был запущен в 2009 году, тогда же на его территории стартовали первые два производства – мультифиламентных нитей (используются для прошивки мешков, являются сырьем для изготовления шнуров, канатов, текстильных лент и строп) мощностью 1 тыс. тонн в год (в будущем предполагается удвоение) и стретч-пленки мощностью 9 тонн в год. Стоимость первой очереди парка составила 1,73 млрд. рублей: 498 млн. были получены из Инвестиционного фонда РФ, 346,3 млн. – из бюджета Татарстана, 883 млн. вложил инвестор.

Общая сумма инвестиций во вторую очередь развития парка оценивалась в 1,4 млрд. руб. «Нижнекамскнефтехим» собирается вложить 700 млн. рублей, еще 250 млн. выделит Татарстан. По словам заместителя генерального директора ОАО «Нижнекамскнефтехим» Игоря Ларионова,

компания вновь рассчитывает на софинансирование проекта Инвестиционным фондом при Министерстве регионального развития РФ – из его средств планируется привлечь остальные 450 млн. рублей.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc-rss/1347295

Торжественный запуск II очереди индустриального парка «Камские Поляны» состоялся 29 мая 2015 года. Полномочный представитель Президента России в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, принимавший участие в этой церемонии, отметил, что «Камские Поляны» – один из наиболее успешных примеров развития в России программы индустриальных парков.

Индустриальный парк в Камских Полянах – одна из 20 инновационно-технологических площадок республики, которым отведена роль локомотивов экономики.

 «Нет Чернобылю в Татарстане!»

Когда пришло, наконец, время вздохнуть с облегчением – у людей в Камских Полянах есть работа, у муниципалитета – налоги, из Москвы пришла новость, которая снова вывела людей на улицы.

22 ноября 2013 года Правительство Российской Федерации включило атомную станцию на территории Камских Полян в реестр развития отрасли до 2030 года. Планируется постройка двух энергоблоков типа ВВЭР-1200.

Согласно схеме территориального планирования страны в области энергетики до 2030 года, в России будет построено или достроено 9 АЭС. В «Росатоме» осторожно утверждают, что пока решение о строительстве станции в Татарстане не принято, но принципиально саму возможность не отрицают. Эксперты сетевой газеты «БИЗНЕС Online» относятся к идее противоречиво: председатель комитета Государственной Думы РФ по энергетике Иван Грачев при необходимости готов с ней бороться, а шеф Генерирующей компании Раузил Хазиев считает, что за ядерной энергетикой будущее.

Пока власти осторожничают с оценками. А руководствоОАО «Камгэсэнергострой» уже заявило, что готово достроить Татарскую АЭС. Запуск первого энергоблока станции может быть осуществлен в начале 2021 года, запуск второго запланирован на 2026 год. Однако эти сроки могут быть перенесены. Ведь формально запустить АЭС нужно к 2030 году.

А как же тектонически активный Камский разлом? Или Чернобыль, а в наше время еще и японская Фокусима, которая тоже построена на стыке двух тектонических пластов, нас ничему не учили?

«Учитывая, что Татарстан – очень густонаселенная территория, последствия любой микро-аварии будут ощущаться на большой территории. И люди неизбежно попадут в зоны загрязнения. Ущерб от такой аварии будет гораздо серьезнее, чем выгода, которая ожидается от АЭС. Да и выгоду эту Татарстан получит не раньше, чем лет через 10 после строительства – пока ее построят, запустят, пока пройдут тестовые испытания», – пишет Владимир Петров в журнале «Экология Татарстана».

И снова начались протестные акции, организованные Антиядерным обществом Татарстана. В марте 2015 года был организован сбор подписей общественности республики против возобновления строительства Татарской АЭС, приуроченный к четвертой годовщине аварии на японской Фукусиме. Свою подпись поставили нескольких тысяч человек. Среди подписавшихся такие известные ученые, как Рафаэль Хакимови Ренат Муслимов, сотрудники КФУ и КНИТУ-КХТИ, доктора наук, кандидаты, геологи. Подписи в очередной раз были направлены двум президентам – России и Татарстана, а также в Госсовет Татарстана и Госдуму России.

16 апреля экологические и общественные организации провели круглый стол и пресс-конференцию «Энергетика, энергоэффективность и экология», где было принято решение выступить против возобновления строительства Татарской АЭС и предложено в качестве альтернативы повысить энергоэффективность экономики республики, использовать и развивать возобновляемые источники энергии.

26 апреля 2014 года, в годовщину Чернобыльской аварии, в Казани снова был пикет. Люди вышли на улицу, к памятнику Шаляпину, и в холодный декабрьский день. Участниками пикета были активисты партии «Коммунисты России», Антиядерного общества Татарстана, Всетатарского общественного центра, Социально-экологического союза и других общественных, экологических организации. Среди плакатов был такой – «Нет Чернобылю в Татарстане!».

В 2015 году про Татарскую АЭС вроде бы забыли…

По словам руководителя Антиядерного общества Альберта Гарапова, строительству Татарской АЭС есть множество альтернатив. В рамках международного фестиваля экологии и культуры «За наше лучше общее будущее» был проведен конкурс на альтернативное развитие поселка Камские Поляны. 13 отобранных проектов предлагали самые разные варианты использования объектов недостроенной Татарской АЭС в качестве экологически безопасных производств: рыбное хозяйство, завод по производству фотопанелей, спортивный комплекс, курортная зона, рекреационно-оздоровительный кампус и даже просветительско-археологический комплекс.

Так что история, начатая с принятием решения о строительстве Татарской атомной электростанции, еще не закончена.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов