Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Сентябрь 2020 > >>
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
  • 2002 – В Казани началась реконструкция улицы Пушкина. Она составила одно целое с бывшей улицей Куйбышева, начинавшейся на «Кольце»

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Трагедия «Идел-Урала» глазами современного историка

В 1918 году в Казани большевики ликвидировали Забулачную республику. К сожалению, это все, что я знаю и об этом событии, и о республике, которая якобы угрожала новой власти.  Не могли бы вы рассказать, что тогда случилось?

Ильгиз Валеев

Ответ от известного казанского ученого-историка Булата Султанбекова. Мы нашли в подшивке газеты «Республика Татарстан» его рецензию на книгу о «Забулачке».

Многие годы в наших общественных науках и художественной литературе существовало несколько тем и связанных с ними личностей, при освещении которых вся пишущая братия – от маститых литераторов и профессуры и до юных аспирантов – могла не сдерживать гневных эмоций и оттачивать перья, не особенно заботясь о доказательствах. В числе таких беспроигрышных тем для разоблачения была так называемая «Забулачка», вызвавшая на свет множество статей, книг, пьес и стихов. Даже после появления возможности сказать хотя бы часть правды, когда были реабилитированы многие жертвы сталинизма, оценки республики «Идел-Урал», вошедшей в советскую историю под уничижительным названием «Забулачка», особых изменений не претерпели.

Заметим, кстати, что и многие жертвы сталинизма и репрессий 30-х гг., когда были еще в чести, сделали немало для того, чтобы деформировать взгляды общественности на эту историю. Так, Мирсаид Султан-Галиев, первым из видных национальных лидеров большевистского толка понявший опасность создания новой «красной империи» и ставший первой же ее жертвой, в начале Гражданской войны все еще находился под гипнозом ленинско-сталинских лозунгов и стал одним из главных «ликвидаторов» ростков национальной государственности на неклассовой основе. В этом ему активно помог и Вахитов. Правда, впоследствии, когда для него наступил «момент истины», он оправдывался тем, что «Забулачка» могла способствовать поражению советской власти в России и реставрации монархии с ее национальным гнетом. Логика в этом есть, по крайней мере, на первый взгляд.

В последние годы стали появляться и более умеренные оценки тех событий, и в первую очередь в работах И.Р. Тагирова. Существенным вкладом в изучение и объективную оценку драматических, а подчас и трагических событий, происходивших в декабре 1917-го – марте 1918 года в Казани, стали последние исследования доктора исторических наук Р.К. Валеева, фрагменты которых публиковались в периодической печати, а теперь вышли в виде научно-популярной монографии. Автор делает объективный и дотошный анализ ранее вышедших работ, в той или иной степени затрагивающих тему «Забулачной республики». В первую очередь он останавливается на публикациях 20-30-х гг., в которых и была задана схема оценки этого события, впоследствии «перепеваемая» другими авторами вплоть до конца 80-х гг. В частности, он ставит под сомнение утверждение яркого политического деятеля и талантливого историка 20-х гг. Мингарея Сагидуллина (ставшего также жертвой сталинских репрессий 37-го) о том, что 2-й мусульманский военный съезд в Казани изначально был настроен антисоветски. Документы и факты, приводимые автором, показывают, что большинство делегатов вначале весьма лояльно отнеслись к органам советской власти как своей государственности. Это было бурное время, насыщенное острыми политическими коллизиями, событиями исторической важности. На смену тоталитарному устройству общества, монополии компартии пришли плюрализм мнений, демократия, многопартийность. Многотысячные митинги как на местах, так и в центре. Это было связано с опасением, что поражение советской власти привело бы к восстановлению царизма, национального гнета и преследованию активистов движения за возрождение мусульманских народов. И только после того, как казанские большевики начали бурную кампанию по компрометации съезда, причем некоторые их действия нельзя назвать иначе как провокацией, настроения делегатов начали меняться.

Большое место уделяется в книге скрупулезному, чуть ли не по дням исследованию деятельности органов власти провозглашенной республики «Идел-Урал»: составу ее властных структур, попыткам выйти из политической изоляции без военной конфронтации с Советами. Автор книги дает свою версию причин политического убийства известного религиозного деятеля и в то время союзника большевиков Ваисова. Оно имело огромный резонанс и многие отдаленные последствия.

Большую познавательную ценность имеют включенные в книгу многочисленные документы, в том числе и малоизвестные или содержащиеся в изданиях, ставших библиографической редкостью. В частности, опубликованное 15 марта 1918 года обращение членов правительства республики «Идел-Урал» содержит понятие «мусульманская демократия», причем подчеркивается, что оно не противостоит понятию «советская», но дополняет его. Насколько мне известно, это первое упоминание данного термина на официальном уровне.

В годы Гражданской войны в мусульманских регионах России предпринимается несколько попыток создать на развалинах империи демократические государства общенационального типа без «диктатуры» пролетариата и его партии. Мы знаем о печальной судьбе башкирского государства, созданного Заки Валидовым, казахской Алаш-Орды и некоторых других. В их ряду стоит республика «Идел-Урал», в политическом плане, пожалуй, наиболее подготовленная к существованию, имевшая мощный экономический, культурный и демографический потенциал, признаваемая другими народами этого региона.

Однако тогда победила идея классового государства, основанного на диктатуре одной партии и одного класса. Через 70 лет мы снова возвращаемся к идеям демократии, многопартийности, терпимости к религии, считавшимся выброшенными на «свалку истории». История расставляет все на свои места. А «свалка» пополняется другими экспонатами, в том числе и теми, которые еще вчера казались незыблемыми и обреченными на многие столетия существования...

Книга известного исследователя национального вопроса, пытавшегося отстоять свое видение истории еще на заре перестройки, Р.К. Валеева именно об этом. Думается, что она будет полезна всем изучающим историю XX века, а также студентам и особенно политикам. Полагаю целесообразным издание ее и на русском языке.

Б.СУЛТАНБЕКОВ, 

профессор, заслуженный деятель науки РТ

 

 

* Полагаю, что одним из важнейших событий последних лет в обществоведческой науке стала только что вышедшая в свет книга этого выдающегося исследователя «История национальной государственности Татарстана и татарского народа», требующая отдельного разговора.

** Валеев Р.К. Забулачная республика. Болак арты республикасы. К., 1999, на татарском языке.

29 сентября 2000 года

Газета «Республика Татарстан»

Читайте также в «Казанских историях» –Забулачная республика – взгляд через 85 лет

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского