Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.04.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+7° / +18°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2017 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1898 –   В казанском парке Черное озеро появилось электрическое освещение.

    Подробнее...

Три дня в августе 1991 года

На 20 августа 1991 года была назначена церемония подписания Союзного договора, но ей не суждено было сбыться. С 19 по 21 августа власть в стране находилась в руках членов самопровозглашенного Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).

Президент СССР Михаил Горбачев, находящийся на отдыхе в Крыму, был отстранен от власти «в связи с неспособностью управлять государством из-за состояния здоровья».

Прежде чем рассказать о том, какими были эти 3 дня для Татарстана, стоит вернуться к событиям, которые им предшествовали.

Союзному договору – да!

На III сессии Верховного Совета Татарской ССР (10-14 декабря 1990 года), предваряя обсуждение вопроса «О проекте Союзного договора, Минтимер Шаймиев, Председатель Верховного Совета ТССР, сказал:

«В печати опубликован проект Союзного договора, и в республике идет заинтересованное обсуждение этого документа. Проект имеет большое политическое значение, поскольку затрагивает судьбы всех народов страны.

Проект Союзного договора в целом не противоречит принципам Декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан. Он закрепляет такие важнейшие принципы, как уважение прав человека, реальное равноправие наций, суверенитет республик, формирование гражданского общества и правового государства, равноправие субъектов федерации – республик без подразделения их на союзные и автономные, самостоятельное определение каждой республикой своего государственного устройства и административно-территориального деления. Проект закрепляет принцип формирования компетенции Союза Суверенных Республик на основе предоставления ему полномочий субъектами договора, утверждает верховенство республиканского законодательства по вопросам, отнесенным к ведению республик, исключает возможность пересмотра исчерпывающего перечня полномочий Союза с общего согласия государств-учредителей и регулирует другие вопросы взаимоотношений суверенных республик с союзными органами на основе принципа федерализма.

Центральной идеей Союзного договора является производность суверенитета Союза от суверенитетов входящих в него республик. Проект по сравнению с договором об образовании СССР 1922 года существенно расширяет государственную самостоятельность республик – учредителей.

Во-первых, многие полномочия Союза должны осуществляться союзными органами власти только совместно или по согласованию с республиками.

Во-вторых, Союз не вмешивается в республиканские бюджеты, которые определяются участниками договора самостоятельно. Ранее республиканские бюджеты были составной частью общесоюзного бюджета и утверждались ЦИК СССР.

В-третьих, проект Договора предполагает издавать основы законодательства лишь по вопросам, согласованным с республиками, в отличие от обязательного издания основ по фиксированному перечню вопросов.

В-четвертых, названы формы участия республик в осуществлении полномочий Союза, включая совместное формирование союзных органов.

Конечно, не все положения проекта Союзного договора могут быть признаны бесспорными, многие принципы и нормы этого документа неоднозначно воспринимаются в различных республиках.

По нашему убеждению, опубликованный проект договора представляет правовую основу создания равноправного Союза суверенных государств, отвечающего потребностям народов страны, в том числе и народов Татарстана.

Согласно письма Президента СССР М.С.Горбачева от 15 ноября 1990 года Верховному Совету Татарстана предложено обсудить проект Союзного договора и выразить отношение к этому документу. Очевидно, по итогам обсуждения целесообразно будет принять постановление».

Это был один из немногих вопросов, когда сторонники федерализма и «националы» выступали единым фронтом, поскольку проект в целом устраивал обе стороны. Во время обсуждения прозвучали следующие предложения:

ВАГИЗОВ Р.Г. Субъекты Федерации должны были выработать договор сами, подписать и потом уже представить на съезд народных депутатов и в Верховный Совет СССР.

Расплывчато записана статья 7 – о собственности. Предлагается записать ее 2-ю часть в следующей редакции: «Республики являются собственниками земли, ее недр, других природных ресурсов, научно-технического потенциала на своей территории, а также государственного имущества, за исключением той части, которую они добровольно передают Союзу для осуществления необходимых полномочий».

Представляется логичным, что высшим законодательным органом власти Союза должен быть Совет национальностей.

3 часть статьи 12 необходимо дополнить: «Президент, не набравший большинства голосов избирателей в какой-либо республике Союза, не может распространить свою власть на территорию этого суверенного государства».

Необходимо записать, что Президент и Председатель Верховного Совета республик не подотчетны ни Президенту СССР, ни союзному парламенту.

ПЕРОВ А.И. По статье 1 Союзного договора, где говорится о свободном входе в Союзный договор..., ни слова почему-то не говорится о добровольном выходе, хотя в ныне действующем союзном договоре, который подписан 30 декабря 1922 года, есть статья 26, которая гласит, что республики имеют право на выход. Поэтому предлагаю статью 2 записать в следующей редакции: «За каждой республикой (государством) сохраняется право свободного выхода из Союза».

И последнее, самое короткое: нет срока заключения договора. Республики не стоят на месте, они развиваются – экономически, политически и так далее. И если наша республика или другая через 10 лет вправе будут выполнять ту или иную функцию, которую они передали введение Союза, сами, должен быть механизм возврата таких функций. Считаю, что Союзный договор должен пересматриваться периодически, через определенное время, лет через 25, 30, 50.

ДАНИЛОВ В.И. Мое выступление будет очень коротким... Я считаю, что в Конституции Союза ССР нет необходимости, потому что эта Конституция должна быть совокупностью конституций всех субъектов. Или, по крайней мере, должна быть согласована с ними. Думаю, достаточно будет Союзного договора, в котором можно оговорить все условия жизнедеятельности и взаимодействия субъектов Союза.

САФИУЛЛИН Ф.Ш. у меня есть небольшое замечание и только по одной статье – о членстве в Союзе. Сказано: «Республики – участники договора – могут входить в СССР непосредственно либо в составе других республик. Последнее не ущемляет прав и не освобождает от обязанностей по договору».

Я здесь вижу заблаговременно заложенную мину замедленного действия. Из этой формулировки не ясно, кто решает, в каком порядке входить. Кто это будет решать: мы сами или кто-либо за нас? Мы должны четко сформулировать в нашем постановлении, что вопрос о входе – непосредственно или через другие республики – решает сам субъект Союза, сама республика. Проект Союзного договора, хотя является значительным шагом вперед по сравнению с прошлым договором, в то же время еще не завершает отход от деления республик на различные категории и сорта.

Название страны предлагается в документе как Союз Суверенных Советских Республик. Это звучит очень демократично, но не все народы могут в силу своих ограниченных территориальных и демократических возможностей образовать республики. Они тоже должны иметь право на самоопределение в другой, чем республика, форме и быть равноправными субъектами Союза.

И следующее – порядок подписания Союзного договора. Он должен быть таким, каким его предложило руководство нашей республики на сессии Верховного Совета СССР – только в алфавитном порядке. Этот вопрос не формальный: в алфавитном порядке можно подписывать и от Я до А, от Якутии начиная... Это не столь важно. Самое главное – что при таком порядке подписания исключается ранжирование республик.

Союз будет только тогда, если его субъекты будут иметь свою собственность. Здесь уже было сказано об этом. Необходимо законом закрепить права республик на собственность. Если мы будем иметь право на свою собственность, вопрос, в чьем составе быть, большого значения иметь не будет. Какая разница, если мы сами себе хозяева, если владеем 70 процентами результатов своего труда и можем свободно ими пользоваться? Естественно, мы как были, так и останемся в составе России.

РЕШЕТОВ Ю.С. Я бы хотел начать с того, что главные идеи, которые заложены в проекте Союзного договора, очень созвучны с моими мыслями, с моими настроениями, чувствами.

Все развитие событий идет к тому, чтобы наша республика на равных подписала Союзный договор. Это вытекает из самого духа демократизации всей нашей жизни, из подъема национального самосознания... В то же время я очень хорошо сознаю, что наше вступление в качестве соучредителя в этот Союзный договор призвано, конечно же, не обострять общественно-политическую ситуацию в республике, а укреплять согласие – и гражданское, и национальное. Вообще, полагаю, что такое согласие сейчас становится прямо-таки самоценностью. Если мы не достигнем такого согласия, никаких проблем, конечно, мы решить не сможем.

Харисов Р.М. Подписание Татарией Союзного договора, как я понимаю, означает наш отказ от устаревшей иерархической многоступенчатости государственного устройства, которая препятствует нормальному развитию не только татарского народа, но и всех народов, чьи представители компактно проживают в республике.

МАХИЯНОВ Н. Надо четко разграничить компетенции Союза и республик. Необходимо выделить минимальный набор полномочий – Вооруженные Силы, некоторые виды энергетики, транспорта, связи, глобальные исследовательские программы, службы помощи при стихийных бедствиях, делегируемых республиками Союзу. Во вторую группу выделить вопросы совместной компетенции Союза и республик. К сожалению, в представленном проекте в отношении такого важного вопроса, как разделение полномочий, ясности и четкости нет.

ЛАТЫПОВ З.Я. Абзац 2 звучит следующим образом: «Законы СССР, принятые по вопросам его компетенции, имеют верховенство и обязательны для исполнения на территории всех республик». Предлагаю иную редакцию этого абзаца: «Законы СССР, принятые по вопросам его компетенции, и ратифицированные республиками...». Вы понимаете, если мы отдаем какие-то полномочия Союзу-центру, то в пределах этих полномочий союзное правительство может такие законы принять, которые могут задеть наши интересы. Поэтому я считаю, что институт ратификации союзных законов республиками обязательно надо ввести в Союзный договор.

ШТАНИН А.В. ам надо выступить полномочными учредителями, республику должны представлять полномочные представители. Надо определить минимум полномочий, которые мы будем отдавать по договорам. И основным в этом плане должен быть принцип: до подписания договора должно произойти разграничение собственности, это основа государственности.

...Я считаю, что постановление должно быть принято за основу, при этом из него должно быть убрано слово «одобряем». К этому проекту у выступающих было много претензий.

ХАФИЗОВ Р.Ш. Обсуждаемый сегодня проект договора является результатом компромиссов, результатом политической борьбы и отражает расстановку сил, которая сегодня сложилась во многих республиках. Бывшие союзные республики ведут борьбу за экономическую и финансовую власть, за собственность с союзными министерствами и ведомствами.

Представленный нам сегодня проект договора содержит ряд значительных отступлений от первой редакции проекта, подготовленного на основе консультаций и согласований с экспертами союзных и автономных республик, в том числе и экспертами Республики Татарстан. Я также принимал участие в работе правительственной группы экспертов в Москве с 30 сентября по 5 октября по согласованию основных положений проекта.

Надо сказать, что допущен ряд отступлений от тех принципиальных положений, которые содержались в первой редакции проекта. В частности, первоначальный проект договора предусматривал, что все суверенные республики на равных основаниях заключают Союзный договор. В обсуждаемом проекте это положение исчезло. Вновь продолжается ранжирование республик на непосредственных учредителей договора и на республики, которые будут учреждать договор через состав других республик.

Более того, в статье 15 проекта мы опять находим положение о том, что у нас сохраняются союзные республики. Значит, все республики, которые остаются в составе других республик, очевидно, будут именоваться автономными, поскольку статья 15 говорит о том, что в состав Кабинета Министров СССР входят по должности главы правительств союзных республик.

Исходя из выступления Президента страны и Генерального Секретаря ЦК партии т.Горбачева на Пленуме ЦК КПСС, которое было вчера опубликовано в печати, вытекает, что Президент не собирается признать Республику Татарстан в качестве союзной республики. Поскольку он говорит, что вопрос конституирования статуса бывших автономий сложный, неоднозначный и решать его надо с учетом всех сформировавшихся позиций и факторов, то признание суверенитета Татарстана, очевидно, отложено на неопределенное время. Такой подход является проявлением тактики затяжек и проволочек, применяющейся уже шестой год.

ЮСУПОВ Р.А. Не вызывает сомнения ни у кого, что необходимо нам заключить Союзный договор. Но придется бороться за это. Ибо РСФСР, видимо, будет пытаться не давать нам заключать Союзный договор. К этому надо быть готовым. И Союз, возможно, будет игнорировать нас и пытаться не допускать к заключению данного договора.

Я, как имеющий отношение к языкам, предлагаю заложить в проект договора положение о языках, где говорится, что русский язык является государственным языком на территории СССР. Но тут же надо записать: «Наравне с этим на территории республики язык коренного населения является также государственным языком». Это очень важно.

СУЛТАНОВ И.Т. Меня очень смущает, мягко говоря, широта полномочий Союза. Здесь об этом уже говорилось. По сути дела подорвана основа суверенитета республик при передаче такого широкого круга полномочий Союзу.

Настораживает позиция Президента в отношении суверенитета республик, выраженная на этом же пленуме словами: «В каком положении мы все окажемся и как будем искать согласия, когда на свет появятся 15 Конституций?». То есть давайте, пока эти Конституции не появились, пока еще республики не определили, что они хотят, что им нужно, чтобы они не успели сообразить, давайте заключим быстрее договор, а потом под этот договор пишите свои Конституции. Я считаю, что это принципиально неправильная позиция, и нам нужно отстаивать свои интересы.

Главные позиции учредителям нового государства удалось согласовать, однако еще оставались вопросы. Например, руководство России возражало против прямого подписания Союзного договора своих бывших автономий, а их руководители, наоборот, настаивали на этом.

С 12 по 15 августа в Москве проходили первые официальные переговоры между представителями России и Татарстана. Состав делегаций назначили президенты: татарстанский – 30 июля, российский – 9 августа.

В переговорах приняли участие: с российской стороны – государственный советник Г. Бурбулис (руководитель делегации), С.Шахрай, С.Станкевич, О.Лобов и другие официальные лица; со стороны Татарстана – вице-президент В.Лихачев, народные депутаты ТССР И.Тагиров и Р.Хафизов, юрист Б.Железнов и председатель Госкомимущества Ф.Газизуллин. Экспертами выступали Р.Хакимов и Ф.Сафиуллин. Переговоры завершились подписанием Протокола, в котором руководство России, признавая реалии, соглашалось на рассмотрение условий существования Татарстана в его новом, особом статусе.

Первая встреча Бориса Ельцина и Минтимера Шаймиева, на которой предстояло определить эти самые условия, была назначена на 10 часов утра 19 августа, но ей не суждено было состояться. В этот день вся страна столкнулась совсем с другими проблемами.

Казань – заложница в большой игре московских элит

События, случившиеся 19-21 августа, прервали этот важный процесс на целых два с половиной года. В Казани они вызвали в Казани шок. Здесь готовились к празднованию первой годовщины принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана, уже была назначена дата проведения очередной сессии Верховного Совета, школы готовились к началу учебного года, на полях, как всегда, шла нелегкая битва за урожай.

Митинг на площади Свободы был непрерывным

...Президиум Казанского Совета народных депутатов заседал уже 20 числа. «Федералов» здесь было числом побольше, и они соблюли все формальные условия для того, чтобы заставить председателя горсовета Геннадия Зерцалова уже на другой день собрать всех на чрезвычайное заседание.

В Верховном Совете велись нервные переговоры между руководством и депутатами из группы «Народовластие». Ситуация была слишком сложна. Оказались под вопросом все достигнутые ранее договоренности. ЧП было в Союзе, на который все в Татарстане возлагали так много надежд, и Россия, о которой многие в республике в последнее время говорили исключительно как о соседнем государстве, вдруг реально заявила о своей главенствующей роли на всей территории Федерации. В том числе, естественно, и в Татарстане, о чем напоминали активисты местного отделения ДПР, которые в эти дни стали своего рода связными между Москвой и Казанью: получали оттуда указы российского Президента, распространяли их здесь, поскольку указаний об их публикациях в газетах редактора газет на совещании у первого заместителя Председателя Совета Министров М.Хасанова не получили. Зато получили другое указание – опубликовать все документы ГКЧП.

В первом томе сборника «Республика Татарстан: новейшая история» опубликован ряд документов, которые стоит процитировать.

Обращение группы «Народовластие» к избирателям Республики Татарстан

19 августа в СССР совершен преступный государственный переворот. 20 августа группа «Народовластие» потребовала от Председателя Верховного Совета Мухаметшина и от Президиума Верховного Совета ТССР созыва внеочередной сессии по факту государственного переворота. Однако Президиум Верховного Совета не только не создал такую сессию, но и отменил ранее намеченную на 28 августа. Руководители Татарской ССР Шаймиев, Мухаметшин, Сабиров, обладая более полной и оперативной информацией, чем другие граждане, не могли не понимать неконституционные, а, следовательно, и преступные действия ГКЧП. Они были обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами немедленно организовать на всей территории ТССР противодействие государственным преступникам, имевшим цели установить диктаторский режим. Однако вместо того руководство ТССР в нарушение Конституций СССР, РСФСР, ТССР предприняло практические шаги в поддержку ГКЧП и так называемой программы ГКЧП: создание цензуры печати, запрет и разгон мирных демонстраций, шествий, митингов. Фактически в республике были незаконно введены чрезвычайные меры без объявления чрезвычайного положения.

Лица, не давшие должной оценки, не принявшие мер по обеспечению свободы, конституционных прав граждан, защите нарастающих демократических устоев государства и ставшие фактически сообщниками путчистов, не имеют права руководить республикой.

 20 августа 1991 г.

Обращение Президента Татарской ССР к народу Татарстана

Дорогие сограждане!

Наша страна переживает важный момент в своей истории. В обществе и государстве сложилась чрезвычайная обстановка. События и процессы, которые привели страну на грань катастрофы, с исчерпывающей прямотой охарактеризованы в обращении к советскому народу Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР от 18 августа сего года. Опубликованные им постановления направлены на предотвращение краха, стабилизацию обстановки в стране.

В связи с необходимостью выполнения намеченных планов мы исходим из того, что на территории Республики Татарстан действуют законно избранные органы власти и всенародно избранный Президент, которые сегодня полностью владеют обстановкой и сделают все для того, чтобы законы СССР и суверенного Татарстана выполнялись неукоснительно.

Провозглашая суверенитет Татарстана, мы твердо заявили о своей приверженности целостности Союза, невмешательстве во внутренние дела суверенных республик. Мы и сегодня верны этим своим принципам.

Должен сказать, что в нашей республике обстановка остается относительно спокойной. Однако охватившая страну разрушительная паника дает о себе знать и у нас. Пусть в меньшей степени, чем в других регионах, но продолжается спад промышленного производства, обостряется ситуация на потребительском рынке, растет преступность, деградирует нравственность. Нет-нет да и предпринимаются попытки посеять семена национальной розни. Все это усиливает социальную напряженность, вызывает у людей неуверенность в завтрашнем дне, апатию,

В сложившейся ситуации я призываю рабочий класс, колхозное крестьянство, передовую интеллигенцию, молодежь, ветеранов войны и труда, атеистов и верующих, все патриотические силы к выдержке и спокойствию. Все мы, дорогие сограждане, должны осознать, что в этот критический час от нашей дисциплинированности и организованности, добросовестного труда на всех участках народного хозяйства зависят судьба всех и каждого, благополучие каждой советской семьи, мир и спокойствие в нашем многонациональном доме.

Я обращаюсь к тем политическим партиям и общественным движениям, которым дороги интересы Родины, ко всем здоровым силам общества с призывом проявлять благоразумие, консолидировать усилия во имя сохранения и обновления единого Союза ССР, его достойного места в мире как великой державы. Никакие различия в политических взглядах не могут и не должны заслонить тот факт, что судьба Отечества превыше всего. Не споры и дискуссии, а единение всех сил под знаменем патриотизма способно спасти сегодня наше общество, государство от хаоса и анархии.

Я рассчитываю на понимание сложности ситуации всеми трудовыми коллективами, общественными и политическими движениями. Должен со всей откровенностью и ответственностью заявить, что в сложившихся условиях на период чрезвычайного положения недопустимы всякие митинги, демонстрации, шествия, забастовки, что в отношении всех тех, кто не проявит этого понимания, кто своими деструктивными действиями попытается нарушить стабильность в общественно-политической жизни, будут приняты чрезвычайные меры.

Я обращаюсь к работникам средств массовой информации с просьбой проявить максимум благоразумия и сдержанности в оценке событий, взвешенности в своих публикациях.

Обращаюсь к демократически избранным органам власти, народным депутатам всех ступеней с призывом сполна использовать предоставленные им полномочия для обеспечения строжайшего соблюдения законности, усиления социально-правовой защищенности граждан, надежного функционирования всех систем жизнеобеспечения. Особая ответственность возлагается сегодня на правоохранительные органы, призванные дать решительный бои преступным элементам, дельцам теневой экономики, злостным нарушителям общественного порядка, спекулянтам и взяточникам, всем тем, кто пренебрегает нормами закона и нашей морали. Каждый гражданин республики вправе жить спокойно, не испытывая страха за себя и своих детей.

Я призываю деятелей культуры, искусства, науки, народного образования использовать весь свой духовный, творческий, интеллектуальный потенциал для утверждения в сознании людей высокой нравственности и гражданского долга.

Наша республика богата добрыми традициями интернационализма и братства народов. Здесь испокон веков дружно живут и трудятся представители десятков национальностей. Я призываю всех граждан Татарстана, независимо от национальности, беречь и крепить узы дружбы, решительно пресекать малейшие попытки национализма и шовинизма, попытки посеять межнациональную рознь.

Обращаясь к вам, дорогие товарищи, заверяю вас, что руководство Татарстана будет настойчиво и последовательно осуществлять начатый курс на демократизацию всех сфер общественной жизни, политику социально-экономических и политических реформ. Уверен, что все это позволит нам быстрее преодолеть кризис и обеспечить так необходимую всем нам стабильность и уверенность в завтрашнем дне.

Цитируется по газете «Казанские ведомости», 22 августа

 

Обращение к народу Татарской партии национальной независимости «Иттифак»

В стране острейшая ситуация – власти пришла военно-коммунистическая хунта. Против национальных и демократических сил направлены танки, начались аресты. Единственная сила, которая может противостоять диктатуре, – народ...

Указы ГКЧП должны быть недействительны на территории Республики Татарстан.

Считаем преступным поддержку руководством Республики Татарстан ГКЧП и введение цензуры над республиканской печатью...

Фашизм не пройдет! В единстве наша сила!

20 августа

Об общественно-политической ситуации в Республике Татарстан в связи

с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР

Постановление Президиума Верховного Совета ТССР

Рассмотрев вопрос об общественно-политической ситуации в стране и республике в связи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР и образованием Государственного комитета о чрезвычайном положении в СССР, Президиум Верховного Совета Татарской ССР отмечает, что на территории Татарской ССР чрезвычайное положение не введено. Органы государственной власти и управления осуществляют свои конституционные полномочия.

Президиум Верховного Совета Татарской ССР постановляет:

1. Рекомендовать Президенту Татарской ССР для обеспечения политической и экономической стабильности в республике усилить контроль за исполнением действующего законодательства Союза ССР и Татарской ССР, в том числе и средствами массовой информации.

2. Редакторам республиканских и местных газет воздержаться от публикации каких бы то ни было материалов, направленных на дестабилизацию обстановки.

Председатель Верховного Совета Татарской ССР Ф.МУХАМЕТШИН

г. Казань, 20 августа 1991 г.

...Так получилось, что три августовских дня стали для редакции «Казанских ведомостей» настоящим боевым крещением. Мы по сути еще только родились – новая газета Казанского городского Совета народных депутатов начала выходить с марта. Редакция, первой в республике, осваивала компьютерную технику, искала себе крышу над голове – в буквальном смысле этого фразеологизма, поскольку в издательстве Татарского обкома КПСС депутатской газете места не нашлось.

Дело в том, что решение о новой газете «пробивали» с двух сторон: со стороны председателя горисполкома К. Исхакова и со стороны межрегиональной депутатской группы, которая в то время была очень сплоченной и при необходимости могла заблокировать любое решение.

Как было принято в те времена, был объявлен конкурс претендентов на должность главного редактора. Межрегиональная группа все сделала, чтобы помешать стать руководителем газеты Г. Наумову, в то время депутату горсовета. Это потом намного осложнит жизнь новой газете редакционному коллективу, который возглавила Любовь Агеева, победившая в конкурсе.

С нуля пришлось создавать редакционный коллектив, обучая на ходу первокурсников отделения журналистики Казанского государственного университета Диму Михайлина, Сережу Шерстнева, Вадима Шамсулина и других. Профессионалов пришло в новую газету мало – Светлана Бессчетнова, Валентина Гудимова, Галина Печилина, Владимир Матылицкий, немного работал 1991 году Борис Бронштейн...

Вообщем и без путча забот хватало. И вдруг – такая напасть.

Газета тогда выходила два раза неделю, журналисты были не особо загружены работой, а потому все три дня многие из них провели на площади Свободы. Днем там все время толпились люди. На стенах и дверях оперного театра, где «кучковался народ, были развешаны самодельны плакаты довольно оригинального содержания. Когда на площадь приходили активисты партий и движений или народные депутаты, возникал импровизированные митинги.

Потом, уже после путча, корреспонденты «Ведомостей» Светлана Бессчетнова, Дмитрий Михайлин и Владимир Матылицкий смогут описать эти три дня со всеми подробностям»

Известие о создании ГКЧП застало редакцию перед отправкой очередного номера в печать. Тогда для нас, еще не освоивших как следует новую технологию верстки, выпуск газеты был целым событием.

К тому же с утра 19 августа молодые журналисты были без редакторского присмотра. С появлением главного редактора, только что вернувшегося с краткосрочного отпуска, началась летучка, на которой надо было решить главный вопрос: меняем содержание газеты – и тогда номер точно не выйдет, потому что редакция вылетит из графика печатного цеха типографии, или выходим как ни в чем ни бывало.

Пошли по второму пути. Но самые обычные материалы по тем временам 20 августа сохраняли аромат свободной жизни, напоминая о вещах, которые мы все могли потерять, например, право непредвзято судить о своей истории, как это делал в диалоге с корреспондентом «Ведомостей» доктор филологических наук Абрар Каримуллин.

По предложению Игоря Котова мы поставили на четвертой полосе цитату из материала газеты «Правда». Еще вчера это был обычный для того времени материал, в котором шла речь о выходе из КПСС А.Яковлева, члена Политбюро. Если рассматривать эту цитату вне зависимости от обстоятельств того дня, ничего особенного в ней не было. Но это был единственный способ, который позволял редакции хоть как-то высказать свое отношение к происходящему.

Работая над заметкой под рубрикой «Слово редактора», я взвешивала буквально каждое слово. Публикуя огромное фото малыша, мы предупреждали себя и читателей о той ответственности, которая вдруг свалилась на наши плечи.

 КАКОЙ МИР ОСТАВИМ НАШИМ ДЕТЯМ?

Любовь АГЕЕВА

«Казанские ведомости», 22 августа 1991 года

Уверена: в эти дни мы обращаем меньше внимания на детей – и без того голова кругом идет. Но если и надо сегодня о ком думать больше всего, так это о них. О таком вот малыше, который делает по земле первые шаги и ведать – не ведает, что ждет его завтра, через неделю, через год.

Не знаю, как вы, а я в эти дни часто думаю о неиспользованных возможностях. О том, что за 6 лет перестройки мы так и не осознали, что такое – настоящая демократия, не научились дорожить тем, к чему так быстро привыкли. Политики упражнялись в красноречии, забывая, что за громкие слова кто-то платит кровью. Знатоки и дилетанты заменяли белые пятна в истории на черные, словно не видели, что режут по живому, по судьбам конкретных людей. Экономисты вели философские дискуссии на глазах многочисленного люда, обезумевшего от пустых прилавков и криков о надвигающемся голоде.

Можно по-разному относиться к тому, что произошло, но нельзя не признать, что страна подступила к опасному рубежу. Мы словно задались целью проверить: а что там, за краем пропасти? Мы запугивали друг друга угрозой отката от демократии – и мало что сделали, чтобы этого не случилось.

О чем думаем мы сейчас: о будущем наших детей или о том, как заставить оппонента сменить свою точку зрения на нашу?

Возможно, не все читатели согласятся со мной. Кто-то по привычке причислит меня к левым, кто-то – к правым. В палитре мнений, которые хранят редакционные диктофоны, – самые разные краски и оттенки. И ни одного не сбросишь со счета: ни мнение седовласого ветерана, который поверил, что можно одним махом решить годами копившиеся проблемы, ни пылкие обвинения юного максималиста, готового с легкостью поменять Родину на дальнюю страну с кисельными берегами.

Мы радовались, когда учились мыслить неодинаково. К слову «плюрализм» сегодня, пожалуй, приучены все. Даже в эти дни программа «Время» дает нам пример неоднозначности информации.

Хорошо, когда плюрализм – в дискуссиях. Но мне становится тревожно, когда на улицах Москвы – танки, когда на площади Свободы – милицейские пикеты. А вдруг в качестве аргумента будет сила, а в качестве призыва к сплочению – кровь людская?

Как бы ни был велик соблазн найти крайнего, в развале страны виноваты мы все, хотя в разной степени. Думаю, что теперь все убедились, что экономика плохо управляется как из высоких кабинетов, так и с возбужденных площадей.

Страна – в тупике. Пусть достанет нам здравого смысла выйти из него спокойно, с достоинством. И без боев любого масштаба.

...Мы пока не сумели обеспечить этому малышу счастливое детство. Давайте хотя бы сохраним покой в его доме.

 Журналисты побывали на «Кольце», пытаясь понять, как ко всему этому относятся люди. Отношение было самое разное... Мы не утаили ни одного мнения. Была надежда, что людям пока не отказано в праве говорить все, что они думают.

Как сообщалось в сводке новостей Российского информационного агентства за 20 августа, в своем выступлении на заседании Президентского совета Президент Минтимер Шаймиев поддержал ГКЧП: «Он заявил, что распоряжения комитета должны выполняться на территории республики. В официально распространенном Обращении Президента к народу республики нет упоминания о ГКЧП, но говорится о необходимости соблюдать спокойствие и активно трудиться. Президент ТССР грозит нарушителям порядка чрезвычайными мерами».

Кроме того в сводке сообщалось, что в республике идут митинги, что 20 августа митинг протеста против антиконституционного переворота и в поддержку российского Президента Бориса Ельцина, на котором участникам было роздано обращение Б.Ельцина к гражданам России, был разогнан отрядами спецназа.

Это было и так, и не совсем так. Толпа на площади Свободы была жидковатой, совсем не как в Москве, у «Белого дома». То, что там происходило, трудно назвать митингом, хотя в локальных «кучках» находились свои ораторы. В толпе можно было видеть народных депутатов Верховного Совета Ф. Байрамову, Р. Хафизова и других представителей депутатских групп, которым на этот раз делить было нечего. По мере необходимости раздавались листовки с текстами документов Президента России. Коллективно слушали радиосводки.

Милиционеров тут было действительно много, но они молча наблюдали за толпой, которая то прибывала, то убывала. Не вмешивались, лишь изредка предлагали разойтись...

Столкновение с милицией было, всего одно – когда ребята с площади вдруг решили идти маршем к Кремлю. В этой колонне «федералы» и «националы» были вместе и шли под двумя знаменами – зеленым с полумесяцем и цветным российским. Потом на сессии так и не выяснили, кто дал команду блокировать улицу, что разъярило демонстрантов, как получилось, что людей вдруг избивать. Говорили, что так команды вообще не было. Просто у милиционеров сдали нервы. Все может быть... Напряжение на самом деле тогда было страшное.

В сборнике «Республика Татарстан: новейшая история» достаточно материалов, чтобы читатель вспомнил или узнал, как все было на самом деле.

Мы имеем возможность процитировать некоторые материалы из газеты «Казанские ведомости».

Столкновение с милицией было, всего одно – когда ребята с площади 20 августа вдруг решили идти маршем к Кремлю.Министр внутренних дел С. Кирилов на пресс-конференции уже после восстановления нормальной жизни уточнит, что шествие организовала председатель партии «Иттифак» Ф. Байрамова. В этой колонне «федералы» и «националы» были вместе и шли под двумя знаменами – зеленым с полумесяцем и цветным российским.

Потом на сессии городского Совета и на сессии Верховного Совета так и не выяснили, кто дал команду блокировать улицу Ленина, что разъярило демонстрантов, как получилось, что людей вдруг избивать. Говорили, что так команды вообще не было. Просто у милиционеров сдали нервы. Все может быть... Напряжение на самом деле тогда было страшное.

Семь человек были задержаны и судом осуждены на пять суток. В 14 часов 22 августа все были освобождены.

В сборнике «Республика Татарстан: новейшая история» достаточно материалов, чтобы читатель вспомнил или узнал, как все было на самом деле. Мы имеем возможность процитировать некоторые материалы из газеты «Казанские ведомости».

«Казанские ведомости», номер за 24 августа

В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЧ

Борис БРОНШТЕЙН

Произошло то, что и должно было произойти в стране, где у постоянно колеблющегося Президента тьма комплексов. И главный из них – военно-промышленный.

Привыкшие в последнее время описывать политические взаимосвязи М.Горбачева с партнерами математическими формулами («9+1», 7+1»), мы с большой печалью выведем формулу трех тревожных августовских дней: «8-1». Восемь соратников Президента и его товарищей по партии (кажется, все до одного – члены ЦК КПСС) отторгли конституционную единицу, фактически объявив его нулем.

Кстати, сразу отметим, что члены «восьмерки» ни разу не подчеркнули свою партийную принадлежность и не просили помощи у КПСС. Очевидно, решили: сила есть – ума, чести и совести нашей эпохи не надо. Руководство КПСС на это ничуть не обиделось и все три дня вело себя так, словно напрочь выдохлось при подготовке проекта своей самой демократической в мире Программы и отдало последние силы изнурительной борьбе с нарушениями Устава Руцким и Яковлевым. Да и наш реском КПСС, привыкший выступать с решительными заявлениями даже по самому ничтожному поводу, не проявил по поводу беззакония никакой публичной реакции (хотя молчание в данной ситуации само по себе реакционно).

Едва не сбылась мечта реакционеров о твердой руке, карикатурно воплотившаяся в дрожащей руке Янаева с зажатым в ней носовым платком. Нервно прикладывая платок к носу, исполняющий обязанности спасителя государства не предвидел, что в кратчайший срок нос ему утрут демократы. Те самые «так называемые» (или в кавычках), о которых презрительно и яростно писала безоговорочно правая пресса.

...Как известно, подобные комитеты областного масштаба кое-где были уже созданы – торопливо и угодливо. В суверенном Татарстане дело до этого не дошло. Но сказать, что местные власти (по примеру, скажем, ленинградцев) дали самозванному Комитету суровый отпор, – это было бы некоторым преувеличением.

Власти властями, а народ все-таки вышел на площадь. Из рук в руки передавали на площади Свободы нелегальный в условиях Казани текст Указа Б.Ельцина о непризнании ГКЧП. Но стоило только собраться в кучку десятку людей, как немедленно подбегал милиционер с мегафоном и взволнованно предупреждал: «Граждане, это не митинг! Разойдитесь!». И зря поднимали граждане глаза на балкон оперного театра в надежде увидеть там оратора – представителя местной власти. Собчаков в Казани не нашлось, зато с балкона старательно снимал собравшихся видеокамерой оператор в штатском. Наша страна три дня была в положении. В чрезвычайном.

В результате родилась уверенность. Уверенность в том, что дельцы теневой политики ввергли страну в последний путч. Еще раз великая держава такого надругательства над собой не допустит. Никакой генерал Калинин не превратит улицы Москвы в сплошной Калининский проспект с правосторонним танковым движением.

Совершенно ясно, что руководству страны придется сделать генеральную уборку – убрать генералов, которые из всех команд отдают предпочтение команде: «Равнение направо!». Ну и главное – значительно поубавится людей, которые с пренебрежением будут говорить о демократах «так называемые»…

 ОЧИЩЕНИЕ ПУТЧЕМ

Светлана БЕССЧЕТНОВА Владимир МАТЫЛИЦКИЙ

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

Утро 19 августа встретило не только дождем. Настроение, навеянное «похоронной» классикой, заменившей в этот день информационно-развлекательную программу ТВ, тоже было промозглым. Чего только мы не передумали, кого только мысленно не схоронили, пока мрачные диктаторы не объяснили, что нам предлагается схоронить мечту о суверенитетах, собственных законах и кое-каких свободах.

...Вот уже действительно проверка на «вшивость» получилась отличная. Чего стоит наше стремление к демократии, правам и свободам, стало ясно на деле. Вечером в храмах праздновали Преображение Господне, а на площади Свободы, у входа в Театр имени Мусы Джалиля, вовсю шли поиски силы, способной противостоять антиконституционному комитету. Но силы этой не находилось. Город, еще вчера бурливший страстями по суверенитету, затих и съежился, памятуя о запрете на митинги и манифестации.

Были на площади местные демократы, захаживали некоторые народные депутаты городского и Верховного Советов. Озадаченные милиционеры, не получившие конкретных указаний, как действовать, просто присутствовали, соблюдая абстрактный «порядок» и участвуя в импровизированных диспутах, наряду с газетчиками и малочисленными неформалами.

...Кучкующий на площади Свободы народ решает для себя проблему взаимоотношений с новой властью. В сущности, выбор невелик – терпеть и лишь молча скорбеть о неизбежных будущих жертвах режима или сопротивляться. Вновь становиться безгласной рабочей скотинкой из колхоза «Красный Октябрь» – или сохранять свое достоинство при всех обстоятельствах...

ДЕНЬ ВТОРОЙ

...Газеты увяли, а журналисты разбрелись: кто на площадь, кто пить горькую, кто подыскать себе другое занятие. На вопрос «Как дела?» знакомые рассказывают друг другу о перешедших на сторону Ельцина воинских частях и о тех, кто при нынешних обстоятельствах благоразумно не высовывается – к последним, что небезынтересно, принадлежит и ТОЦ. Многое простится Фаузие Байрамовой, пришедшей в этот вечер на стихийный (даже мегафонов не было) митинг на площади Свободы выразить свой – а, к сожалению, не всего национального движения – протест против ГКЧП.

Тут вообще есть над чем подумать: среди собравшихся на площади мелькнуло несколько демократов, стояли и ребята из НТС (Народно-Трудового Союза), и депутаты, но это не касается последовательного в своей крутости анархиста Леонтия и еще нескольких ярких фигур – главную скрипку играли совершенно новые люди, не связанные ни с какими партиями и программами, по сути, впервые пришедшие на митинг. Это они после требований милиции «очистить площадь», сцепившись для верности руками, направились к улице Баумана, чтобы там провести демонстрацию протеста. На перекрестке улиц Профсоюзной и Астрономической путь им преградила милиция... Несколько человек было задержано, Бауманский суд на следующий день дал им по пять суток. По данным НТО, среди них – Айрат Галиев, Андрей Матвеев, Леонтий Лученко, Альфред Мустафин, Борис Яшенков, Николай Романов (22 августа они были освобождены).

В этот же вечер после всех событий на площади оформилась идея создания казанского подполья, определившего свои цели и ближайшие планы той же ночью на неизбежных кухнях.

Какие-то уверенные ребята тоже были расторопны: не жалея пленки, снимали площадь с балкона театра и прямо в толпе, небрежно прикрывая кинокамеру полой куртки; как бы небрежно кидали взгляд, случившись рядом; когда мы обменивались номерами телефонов, с каменными лицами стояли за спиной...

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

Начавшись с известия о задавленных танками защитниках Верховного Совета РСФСР, он ничего, кроме слез, не обещал. В свою очередь, площадь Свободы в Казани тоже была оцеплена и через нее не пускали даже народных депутатов. Тем не менее с утра по ее краям, выталкиваемые милиционерами буквально на проезжую часть, образовывались воронки людей, желающих отвести душу или найти дело. Хунта претендовала на долгую жизнь, и к ней начали серьезно готовиться: были запущены в производство листовки, назначены сроки митингов, куплены литры краски – делать надписи на домах, тюбики клея и липкая лента – распространять листовки... На Баумана работал пикет. И у тех, кто решил не участвовать в поклонении дракону, на душе было спокойно.

Наверное, при известии о падении хунты все чувствовали и думали разное. Не знаем – мы были просто счастливы. Столько лет было за Отечество обидно – вот впервые по этому поводу радостно. За народ, который столько раз подозревали во врожденной склонности к рабству. За москвичей, которые, наверное, уходили на баррикады, как уходят на войну – прощаясь с близкими...

А на площади Свободы собрались те, кто приходил сюда каждый вечер на этой страшной неделе. Слушали Ельцина, жгли свечи в память тех, кто погиб в Москве, смотрели на уезжавшую с площади милицию и никак не могли погасить улыбок. Познакомившись 19 августа, мы впервые видели друг друга улыбающимися.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

На самом, пожалуй, известном в городе заборе рядом со старой надписью «Люди, все будет хорошо» кто-то нарисовал красные гвоздики...

Этот материал писался поздно вечерами, без надежды, что он дойдет до читателя.

Камиль ИСХАКОВ: «Комитет создан на основании закона»

Дмитрий МИХАЙЛИН

Председатель горисполкома К.Исхаков не побоялся выйти к горожанам, собравшимся на площади. Вопросы ему задавали со всех сторон. Предлагаем вашему вниманию запись этой импровизированной пресс-конференции.

Как вы оцениваете сложившуюся ситуацию, каковы ваши прогнозы и что намерено делать городское руководство?

– О сложившейся ситуации мы узнаем только из передач радио и телевидения. Думаю, она сама себя называет – чрезвычайная...

– Вы считаете законным создание подобного комитета?

– Я посмотрел те ссылки, про которые они говорят. По закону это все соответственно, естественно...

– То есть вы считаете создание комитета законным?

– Да.

– Каковы действия городского руководства в этой ситуации?

– В соответствии с указаниями этого комитета.

– Как вы относитесь к Указу Бориса Ельцина о том, что все должностные лица, выполняющие указания этого комитета, будут привлечены к ответственности?

– А что это за Указ?

– У вас есть информация об обстановке в Москве?

– Нет. Ну, Президент, насколько я знаю, на отдыхе.

Вы не проводите параллелей с событиями в Прибалтике?

– Не знаю, я не изучал события в Прибалтике.

Казань входит в число тех регионов, в которых объявлено чрезвычайное положение?

– Не знаю.

Почему же тогда милиция призывает народ разойтись?

– В этом случае постановление №1 чрезвычайного комитета на нас, полагаю, распространяется.

– Народный депутат ТССР Масгут Хафизов сказал, что, по словам Президента Шаймиева, на нас это постановление не распространяется.

А у меня наоборот информация – что распространяется. Информация тоже получена от Президента. Он мне лично не звонил, но у меня есть такая информация.

А как мы будем обсуждать Союзный договор, если с сегодняшнего дня приостанавливается деятельность всех общественных организаций?

– Кто сказал? Ну что вы! Ну, может быть, только те, которые противоречат закону о чрезвычайном положении...

– А кто будет решать – противоречат или нет?

– Это в компетенции местных властей.

– Как вы относитесь к введению цензуры?

– При чрезвычайном положении она предусмотрена.

– А кто ее будет осуществлять?

– Органы цензуры у нас еще не созданы.

– Можете ли вы дать указание милиции, чтобы нас отсюда не разгоняли?

– Пожалуйста, какая проблема? Если вы не будете митинговать, то стойте ради бога.

– А то, что мы сейчас с вами разговариваем – это митинг?

– Нет, вы разговариваете со мной.

– Можно ли депутатам проводить здесь встречи с избирателями?

– Ну не здесь же... Ну что у него, округ, что ли, здесь? У него избиратели, что ли, здесь? Встречу с избирателями надо проводить в своем округе...

Председатель горисполкома торопился на встречу с Премьер-министром. А взволнованные граждане, обменивались друг с другом мнениями и бумагами, с нетерпением ждали второго тура пресс-конференции, которую Камиль Шамильевич пообещал провести тут же на площади, после встречи с премьером. Он свое слово сдержал.

Диктофон вновь был включен на площади Свободы в 19.30.

Каковы итоги встречи с Премьер-министром?

– Познакомились с документами комитета, и на этом мы разошлись.

А позиция была занята какая-нибудь по отношению к этому комитету?

– Комитет создан на основании закона.

– Какого закона?

– (Долго копаясь в бумагах). На основании Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения» от 3 апреля девяностого года.

– Как по-вашему, является ли законным введение чрезвычайного положения через голову Президента? И на основании каких полномочий был смещен Президент, ведь он был выбран Съездом народных депутатов?

– На основании чего вы делаете заявление, что он смещен?

– На основании закона: вводить чрезвычайное положение может только Президент... Какую позицию заняло руководство республики по отношению к чрезвычайному положению?

– Позиция руководства такова, каковой она продиктована Верховным Советом Татарстана в части суверенитета. Мы всегда считали, и наш народ так посчитал, что Союз должен быть единым и неделимым. И мы с Союзом. И верховенство законов Союза для нас закон.

– Конкретно, руководство «за» комитет или «против»? Поддерживает руководство республики комитет или нет?

Комитет законный, и его решения поддерживаются.

– Местная пресса будет выходить или нет?

– Должна выходить...

Камиль Шамильевич, вы поддерживаете антиконституционные власти. Значит, вы являетесь преступником ?

– А кто сказал, что они антиконституционны?

Сегодня директор издательства Гаврилов рассыпал набор «Вечерней Казани». Он действовал от имени комитета. Какое право он имеет без вашего ведома рассыпать набор городской газеты?

– Ну что вы, какая же она городская? А вообще, это самоуправство, если кто-то взял и рассыпал.

Вы будете преследовать по закону этого человека?

– Если к нам обратятся, мы будем разбираться со всем этим.

– Так все-таки, входим мы в число регионов, в которых введено чрезвычайное положение или нет?

– Вы в четвертый раз спрашиваете у меня, молодой человек...

– Вы в четвертый раз не отвечаете...

– Нет на сегодня.

– Какое право имеет чрезвычайный комитет смещать те органы власти, которые, по его мнению, не справляются со своими обязанностями?

– Вы знаете, трудно разговаривать с человеком, который, может быть, прочитал, а может быть, где-то услышал документ. Вы сейчас трактуете его неверно.

– Вы признаете законные российские органы власти?

– Конечно.

Вы знакомы с последним Указом Президента Ельцина?

– Нет, мне вот здесь начали рассказывать про него...

Дайте кто-нибудь текст Указа. Есть он у кого-нибудь?

– (Текст Указа нашли). Ну, этому Указу я подчиняться не буду. Какой-то листочек.

Ну, а если вы получите этот Указ на официальной бумаге, вы будете его выполнять?

– Ну тогда будем соображать. Я не думаю, чтобы такие документы сразу начали выходить в свет.

– По Указу Ельцина, вы, подчиняясь комитету, совершаете преступление. Ведь Ельцин – законная власть, избранная народом...

– Во-первых, – давайте так не будем. Ладно? Казанским народом он не избран. Не надо за весь народ говорить. Законы РСФСР мы выполняем.

Да не выполняете вы законы РСФСР. Вы же сами только что сказали...

– Еще чего пришьете?..

Последний вопрос от «Казанских ведомостей». Вы сказали, что поддерживаете комитет по чрезвычайному положению...

– Ну что значит «поддерживаете»? Интересно вы все переиначиваете...

Ну хорошо – вы признаете его законным. В связи с этим вопрос: как вы будете вести себя в том случае, если восстановится законная власть?

– Не понял вопроса...

– Как вы будете вести себя в случае установления законной власти?

– Как работал, так и буду работать...

Спасибо.

– Пожалуйста.

Комментарий Камиля Исхакова к собственным словам, сказанным 19 августа на площади Свободы:

– Вопросов там было много всяких, говорили там о разном. Я представляю исполнительную власть, и мы, в конечном итоге, выполняем те указания, которые нам поступают. А в те дни мы, в основном, занимались хозяйством.

Я это говорю к тому, что политикой мы не занимались в это время. Да мы никогда ею не занимались, политикой. А больше беспокоимся за наш народ. И в то время нам нужно было, чтобы в городе было меньше волнений. И на площадь я пришел с той же целью. Кстати, после нашего разговора люди разошлись. Я потом специально постоял, понаблюдал – никого на площади не осталось. Люди разошлись, настроенные на рабочий режим.

Ну, в части оценки документов, допустим, которые в то время вышли... Здесь надо было много времени, чтобы в них разобраться.

А пресс-конференция Янаева как-то настраивала на то, что они работают согласованно с Президентом.

– Девятнадцатого вы сказали, что создание комитета считаете законным.

– На основании чего я так тогда рассуждал? В Конституции, в статье 127 с индексом 3 пункт 4, говорится о полномочиях Президента, о том, что он может создавать органы госуправления. И когда они ссылались, то можно было и согласиться с какой-то логикой, хотя и есть вопросы. Я и там вам говорил неоднозначно, но настойчивость некоторых товарищей подвела меня к тому, что я в заключение... ну, ошибся...

– Девятнадцатого пытались разогнать людей с площади Свободы, двадцатого сильно побили демонстрантов... Вы давали какие-нибудь указания УВД на этот счет?

– Если этим кто-то и занимался, то, видимо, в целях исполнения постановлений ВС СССР и ВС ТССР в части непроведения несанкционированных митингов и шествий. Ни о том, ни о другом я указаний не давал...

– Если бы вы сегодня знали, что все так кончится, что ГКЧП будет свергнут, вы пошли бы на площадь Свободы?

– Я бы обязательно пошел... Мне ведь главное, чтобы люди не беспокоились и хорошо работали. Я ведь и по другим поводам там часто бывал...

– Вы сказали бы те слова, которые сказали?

– Большинство сказал бы...

Партаппаратчики остались без крыши

В соответствии с Указами Президентов СССР и РСФСР в Казани начался процесс департизации.

В этот понедельник, 26 августа, явившиеся на службу работники районных, городского и республиканского аппаратов КПСС обнаружили опечатанные двери своих кабинетов и рядом невозмутимые лица охраняющих эти двери милиционеров. С коллегой из республиканской «молодежки» мы объехали несколько бывших районных цитаделей ума, чести и совести эпохи и всюду наблюдали одну и ту же картину – растерянно толпящийся в коридорах и на порогах зданий партийный истеблишмент захлестывали волны досель незнакомых чувств и переживаний… И они в своих черных костюмах и белых рубашках напоминали пингвинов, у которых отняли родимую льдинку и отправили на проживание в Среднюю Азию.

– Я в шоке, – подтвердил заместитель председателя комиссии по внутрипартийной работе Ленинского РК КПСС Иван Киреев. – Прежде чем закрывать райкомы, надо было, наверное, разобраться в ситуации. Если даже верхушка партии участвовала в путче, при чем здесь рядовые коммунисты? Злого мы ничего не делали, занимались защитой интересов трудящихся. А сейчас я надеюсь только на Комитет конституционного надзора.

– Что вы собираетесь предпринять в случае, если имущество КПСС все-таки национализируют?

– Ну, найдем какую-нибудь сараюшку и там будем продолжать свою деятельность. А пока нас с работы еще никто не увольнял, так что будем приходить к своему зданию. Когда и кто будет снимать с наших дверей пломбы, нас не проинформировали, а ведь, кроме всего прочего, у нас в кабинетах и личные вещи остались. Очень хотелось бы, чтобы все делалось в рамках закона, чтобы был исключен самосуд. А про свою и своих товарищей позицию могу сказать одно – уйдем с корабля последними, но от своих идей не откажемся.

Все-таки машинисты с коммунистического паровоза достойны сочувствия не потому, что им грозит безработица (от этого сейчас никто не гарантирован), а по причине их абсолютной неспособности – или все же нежелания? – адекватно оценить перспективы паровоза в начиненном электроникой мире...

Бездомных коммунистических лидеров Бауманского района приютили в своей комнатке депутаты райсовета, но и это не смягчило ожесточившиеся от совершенного варварства сердца членов КПСС.

– Мы уже давно из категории людей выведены теми же средствами массовой информации, – гневно бросил нам второй секретарь райкома и скрылся в недрах столовой: слава Богу, хоть столовую эти негодяи-демократы не опечатали...

– Считаю, что переворот произошел с молчаливого согласия нас всех, – это мнение первого секретаря Ленинского РК ВЛКСМ М.Бариева. – Мы все смалодушничали, промолчали, хотя прекрасно понимали, что происходит. И поэтому не только верхушка, но и вся партия целиком подписала себе приговор...

Сам Марат свое заявление о выходе из КПСС написал еще 23 августа…

С.БЕССЧЕТНОВА.

«Казанские ведомости», номер за 29 августа

Слово редактора

У нас общий дом – помните об этом

Любовь АГЕЕВА

Мы еще не оправились как следует от одного потрясения, когда страна оказалась на грани гражданской войны, как казанцев снова призвали на баррикады. Такова цена неосторожного слова, брошенного с высокой трибуны. Р.Хасбулатов уже не в первый раз, защищая интересы единой и неделимой России, единой государственности, не учел реалий сегодняшнего дня. Того, что в суверенном Татарстане есть законный Президент, избранный всенародно, есть свой Верховный Совет, есть тысячи людей с проснувшейся надеждой видеть свой народ равным среди равных, с возрожденной культурой и почитаемым родным языком. Его слова в одно мгновение вернули Казань к исходному рубежу, от которого мы, казалось, в дни путча отошли, – к недоверию и конфронтации политических сил.

На моем столе документы, подтверждающие это: с одной стороны, заявление депутатской группы «Народовластие», с другой – заявление партии «Иттифак» и комитета «Защита Президента». И снова не выбираются выражения в стремлении найти «врага».

Опомнитесь, люди! Однажды за великую идею жить в самом лучшем в мире обществе мы уже отдали тысячи человеческих жизней. И убедились, что никакая идея не стоит даже одной жизни ребенка. Почему же опять в трудную ситуацию нам застит глаза ненависть к человеку иных взглядов?

Да, это факт – республика разделилась на две части. Разные политические силы по-разному трактуют для себя понятие «суверенитет». Если отбросить словесные побрякушки политических дискуссий, останется главное: мы по-разному представляем взаимоотношения Татарстана с Россией. Тьма народа, желающих поиграть словами в поисках союзников, еще больше людей, мало разбирающихся в проблеме, однако легко готовых стать под те или иные знамена. И вот нас снова делают заложниками политических игр, превращая в бессловесную толпу, толкая к братоубийственному конфликту. Как иначе можно расценить призыв партии «Иттифак» создавать отряды гвардии по защите суверенитета Татарстана?

Кто дирижер этой драмы? Кто сознательно путает понятия? Кто мешает русским и татарам построить мирный общий дом в суверенном Татарстане?

Одни называют прокоммунистическое руководство Татарстана, другие – русских шовинистов из российского парламента. История, она рано или поздно найдет истинных виновников. Но не поздновато ли мы прозреваем?

Я обращаюсь к тем, кто радостно поддержал выступление Р.Хасбулатова. Почему вы не вспомнили слова Елены Боннэр, сказанные ею в дни путча: какой бы ни был Президент Горбачев, но это наш Президент – и только мы можем решать его судьбу. Как бы мы ни оценивали Верховный Совет Татарстана и лично М.Шаймиева, это наш парламент и наш Президент – и только народ Татарстана имеет право убрать их от власти.

Если конечно, мы не хотим видеть в понятии «суверенитет» всего лишь модное словечко времен перестройки.

Судьба Татарстана должна прежде всего решаться здесь, в самом Татарстане. И Президент Ельцин, присягая на верность народам Российской Федерации, давал нам гарантии, что так оно и будет.

Нам есть что сказать Президенту Татарстана. Так давайте скажем прямо и откровенно, без оскорблений и быстрых приговоров. Давайте послушаем и его. И пусть достанет ему мужества признать, что наша республика в дни государственного переворота оказалась далеко не на высоте. Не поддержав российского Президента, мы повернулись спиной не только к России, но и к демократии, к свободе. Не хотела бы я платить такой ценой за суверенитет Татарстана.

Я обращаюсь к тем, кто, услышав выступление Хасбулатова, оскорбился. Почему вы забыли, что каждый имеет право на собственное мнение, что мнение одного человека, даже облеченного высокой властью, в демократическом государстве судьбу народов определять не должно. У нас есть возможность спокойного диалога с Россией. У нас нет другой возможности существовать. Если, конечно, Татарстан не превратится в оборонительный бастион националистических амбиций.

Ну кто хочет жить в таком бастионе?

 

«Казанские ведомости», номер за 3 сентября

Доживем до понедельника

Дом коромыслом

Борис БРОНШТЕЙН

В минувшую неделю вся страна была занята одним делом – все считали, сколько человек выступило на стороне ГКЧП, а сколько на противоположной. Результат таков: численность реакционных сил составила 8 человек, а остальные 269 999 992 человека дали им решительный бой и мужественно победили. Предателей и перебежчиков, как выяснилось, не было. В плену побывал один, но его успешно освободили.

Как водится, победители приступили к дележу трофеев. По всей стране опечатали здания и кабинеты КПСС, и, похоже, наряду с Днем печати пора праздновать День опечатывания...

Главное ощущение, которое мы испытывали на минувшей неделе, – это, пожалуй, ощущение приближающегося распада СССР. Наш общий дом прогнулся коромыслом и вот-вот рухнет. О соглашении «9+1»в прежнем его виде уже нет и речи. И вообще с этой арифметикой возникла жуткая путаница. Одна за другой республики объявляют о независимости, и считать их будем только по осени, когда картина, возможно, прояснится.

Ничего не остается в руках к центральной власти, и Президент на наших глазах превращается в английскую королеву, которая царствует, но ничем не руководит...

... наш нерасторопный и многословный Верховный Совет СССР прозаседал всю минувшую неделю, увязая, как всегда, в бесконечных поправках «к шестой строке восьмого пункта». Самый решительный поступок, на который отважились наши парламентарии, – они дали разрешение на арест А.Лукьянова. И то, не выяснив толком, что же тот натворил...

Работа над ошибками

Республика бурлила, как растревоженный улей. Везде критиковали М.Шаймиева, в целом руководство республики, которое не поддержало Б. Ельцина.

22 августа журналистов пригласили в Кремль на пресс-конференцию. На их вопросы отвечали Президент М. Шаймиев, Председатель Верховного Совета Ф. Мухаметшин и Председатель Совета Министров ТССР М. Сабиров. Вступительное слово Президента было кратким, в основном общение было в режиме «вопрос – ответ».

М. Шаймиев подчеркнул, что все принятые в республике меры были направлены на сохранение спокойствия. На Президентском Совете была достигнута договоренность о том, что при условии дефицита информации о происходящем и взаимоисключающих распоряжений из центра нужно руководствоваться имеющимися законами СССР и ТССР.

Он не стал скрывать, что указом Президента была создана временная комиссия под председательством первого заместителя Председателя Премьер-министра М. Хасанова для координации деятельности СМИ, но когда обстановка в стране разрядилась, указ публиковать не стали.

Вопросы задавали самые разные, в том числе неприятные. В том числе такой: «Минтимер Шарипович, считаете ли Вы после событий 19 августа возможным оставаться на посту Президента ТССР». М. Шаймиев ответил так:

«Я избран Президентов ТСР всенародно. И по желанию нескольких человек не могу отказаться от исполнения своих конституционных обязанностей. Я соблюдал и буду соблюдать законность на территории ТССР».

26 августа в Альметьевске прошел несанкционированный митинг, организованный группой «афганцев», с участием членов Социал-демократической партии и городского отделения ВТОЦ. В нем участвовали около 150 человек.

27 августа была созвана внеочередная сессия городского Совета Альметьевска, на которой рассматривался вопрос о текущем моменте. Сессия выразила недоверие Президиуму городского Совета. Был поставлен вопрос и о недоверии Президенту республики. Из 100 депутатов за это проголосовали 56.

Из обращения военно-патриотического объединения воинов-интернационалистов «Память» к ветеранам войны в Афганистане

Настал тот момент, когда мы должны сделать выбор. События последних дней показали, кто за демократические преобразования и кто нет. Мы обращаемся к вам с просьбой поддержать нас в решении требовать отставки всех должностных лиц, кто промолчал и поддержал антиконституционный переворот. Мы требуем отставки Президента Республики Татарстан товарища Шаймиева как виновного в поддержке преступного ГКЧП. Мы призываем вас действовать только в соответствии с законами и конституционными методами.

г. Альметьевск, 26 августа

Осудили позицию руководства Бауманский и Вахитовский районные Советы народных депутатов.

Казанский городской Совет собрался на сессию в субботу, 24 августа. Проходила она в Ленинском мемориале. Депутаты шли к зданию через узкий коридор горожан, пришедших высказать свое отношение к произошедшему. Лозунги вполне явственно выражали и их чувства, и их оценки. По решению сессии была организована прямая радиотрансляция на улицу, так что люди слышали все, что говорили их избранники. Депутаты голосованием подтвердили право своих избирателей на митинг возле филиала Центрального музея имени Ленина.

В повестку дня было внесено 8 вопросов:

1. О текущем моменте в связи с антиконституционным переворотом;

2. О мерах горсовета, принятых в период антиконституционного переворота;

3. О департизации государственных органов в Казани;

4. О создании депутатской комиссии по расследованию деятельности должностных лиц, общественно-политических организаций и средств массовой информации в период переворота;

5. Об оценке деятельности Президента ТССР, руководства горсовета и исполкома и доверии им;

6. О реформе муниципальной власти;

7. О практических мерах по реализации Указа Президента РСФСР о приостановлении деятельности КПСС;

8. О передаче в собственность зданий рескома¸ РК, Ленинского мемориала и общественно-политического центра рескома КПСС.

Стенограмму сессии «Казанские ведомости» дали в полном объеме, в двух номерах.

 ВНЕОЧЕРЕДНАЯ СЕССИЯ ГОРСОВЕТА

ВРЕМЯ ОПРЕДЕЛЯТЬСЯ…

«Казанские ведомости», 29 и 31 августа 1991 года

По решению сессии мы публикуем сокращенный стенографический отчет, причем делаем это не поневоле, как бывало прежде, а с удовлетворением, поскольку этот документ – сродни самой острой публицистике. Думаем, горожане простят депутатам и некоторую стилистическую неряшливость (мы старались сгладить лишь очевидные шероховатости), и излишнюю запальчивость, резкость оценок. Не забывайте, что сессия работала сразу же после путча.

Г.ЗЕРЦАЛОВ, председатель горсовета. Сегодня уже ясно, что девятнадцатого августа наша страна, мы с вами стали заложниками в руках политических авантюристов. В последнее время мы как-то свыклись с тем, что у нас появились зрелые ростки демократических норм правового государства, стали привыкать к правам и свободам, данным советской Конституцией.

...Товарищи, события 19-21 августа дают основания для качественной оценки людей, существующих структур на верность демократии.

Б.ФАТТАХОВ, 163 округ. А какие политические взгляды у нашего лидера Г.И.Зерцалова, члена Президентского совета? Я питаю к нему глубокое уважение как к человеку, но события показали, что и у него нет твердых демократических убеждений, понимаю, что на кон ставится авторитет, пост, дальнейшая судьба, и ситуация показала его слабость. Ни одним словом, ни на Президентском совета, ни на президиуме горсовета 29 августа он не высказался, что к власти пришли люди незаконным путем и, следовательно, их постановления незаконны.

Считаю, что лидер должен быть приверженцем законной власти. Предлагаю Г.И.Зерцалову подать в отставку, а сессии выбрать другого лидера. Резонный вопрос возникает о К. III. Исхакове как председателе горисполкома. К.Ш.Исхаков по линии исполнительной власти подчиняется Кабинету Министров, Президенту и горсовету. Все вышестоящие структуры поддержали незаконную власть, но Исхаков оказался мудрее: он не принял решений, доказывающих приверженность незаконным действиям.

Е.ПРОСКУРИН, 187 округ. Переворот, предпринятый военно-партийной хунтой, не развел людей по разные стороны баррикад, а лишь резко выявил сущность и гражданскую зрелось всех и каждого. Жизнь и политика не знают сослагательного наклонения (если бы да кабы), и каждый вел себя согласно убеждениям.... Сейчас очень важно, чтобы на этом всплеске демократии наше общество не ограничилось только снятием запятнавших себя руководителей и избранием новых – необходимо изменить структуру и систему существующей власти, что неизмеримо важнее. Необходимо ликвидировать незаконную власть партии, демократизировать органы внутренних дел, КГБ, а городские отделы этих служб переподчинить горсовету.

...Нам необходимо прежде всего оценить действия руководства республики, потому что дальше шло все уже по годами налаженной программе подчинения нижнего верхнему, хотя гражданскую совесть нужно иметь... Необходимо, на мой взгляд, обратиться к президентам СССР и РСФСР, рассмотреть вопрос об отставке и снятии со всех постов руководства нашей республики, в том числе Президентского совета.

Д.ГАЛЯУТДИНОВ. Все здесь называют даты переворота: 19-21. Я не согласен с моими коллегами. По крайней мере в Татарстане переворот начался раньше, а закончился позже. Он начался тогда, когда здесь запретили печатание, «Российской газеты», когда Президиум Верховного Совета принял свое постановление о митингах и демонстрациях... И президиум городского совета при этом честь горожан никоим образом не защитил.

М.ШАМСУТДИНОВ, 86 округ....Хотел бы ограничиться своими предложениями по обсуждаемому, сегодня вопросу:

1. Приостановить деятельность КПСС на территории города Казани. Обратиться в Верховный Совет по поводу нераспространения в Татарстане Указов Президента РСФСР, связанных с событиями 19-21 августа.

2. Потребовать отставки Президента Татарской республики.

3. Выразить недоверие руководству горсовета и его исполкому.

4. Считать целесообразным провести прямые выборы мэра города Казани.

5. Обратиться в Верховный Совет Татарстана с просьбой принять новый закон о выборах и осуществить выборы депутатов Верховного Совета Татарстана.

6. Имущество КПСС, расположенное на территории города, передать в муниципальную собственность.

7. Создать депутатскую комиссию по расследованию деятельности должностных лиц в связи с событиями 19-21 августа.

К.ЮНУСОВ. Меня смущает, что в горсовете о прошедших событиях говорят только члены межрайонной депутатской группы. Мне кажется, что группы, которые у нас есть в горсовете, представители партий тоже могли бы высказаться...

... Мы не должны в своей оценке должностных лиц, о которых уже много говорилось, исходить из обычных житейских критериев. Речь идет о руководителях, которые не имеют права быть оценены только такими обычными мерками. Мы все испытали страх, тут говорилось уже... Я считаю, что сессия наша должна принять следующее решение: за проявление беспринципности и за предательство интересов народа отстранить от должности председателей Совета и исполкома. Мне очень тяжело об этом говорить, потому я считаю, что это люди, которые работали от души, отдавая все силы. Но в данной ситуации исходить из высокой квалификации нельзя, потому что они нас и город обманули.

Б.ЯШЕНКОВ, участник демонстрации 20 августа. Я – заместитель директора малого предприятия, член комитета 19-21 августа, общественной и нелегально созданной организации, которая, единственная в городе, состоящая не из членов партии, а просто из честных людей, которая открыто выступила против хунты. Мне, конечно, удивительно, что мы являемся пятнадцатым колесом в этой телеге. Также меня крайне удивляют эти тараканьи бега, что вы здесь устроили на сессии, вместо того, чтобы обсудить преступников, вместо того, чтобы жестко и прямо выразить недоверие людям, предавшим интересы народа.

В.МОРОКИН, народный депутат РСФСР. Я хочу спросить всех, кто ругал Россию, ругал нашего Фахрутдинова, Ельцина, писал всякие измышления, причем на двух государственных языках – на татарском и на русском. Так кто же попрал суверенитет народов Татарстана? Кто попрал суверенитет каждого из вас? Если нет суверенитета одной личности, если нет суверенитета одного гражданина, не будет суверенитета государства, товарищи! Это непреложная истина. Мне было стыдно, не просто как депутату, а как мужчине за то, что избивали людей, было стыдно за слезы Фаузии Байрамовой, она достаточно известный политический деятель, очень мужественный человек. Но ведь не остановились и перед ней... Должен вам сказать, что мы с Вакифом Фахрутдиновым подали депутатский запрос министру внутренних дел РСФСР для тщательного расследования действий спецназа. Этим занимается Генеральный прокурор СССР.

В первый же день было принято решение опечатать помещения партийных комитетов – чтобы сохранить документальные свидетельства «преступной связи» руководства республики и города с ГКЧП. Заседание завершилось голосованием по вотуму доверия руководителям горсовета и председателя горисполкома. Был выявлен рейтинг каждого.

В отчете с сессии отмечалось, что в этот день за медицинской помощью обратилось 45 депутатов.

На следующем заседании, в понедельник, ставится на голосование вопрос об отзыве руководителей, не оправдавших доверия избирателей: Г.Зерцалов набирает «черных шаров» больше всех – 111, против его отставки – 38 депутатов, его заместитель Р.Гумеров набирает соответственно 92 и 57; второй заместитель Н.Рыбушкин – 69 и 76, за отставку К.Исхакова – 79, против – 66. По результатам голосования принимается решение заменить председателя Совета. Аналогичные призывы по кандидатурам Рыбушкина и Исхакова поддержки при голосовании не находят.

На сессии пришлось держать ответ и членам президиума, и председателям постоянных комиссий. Прозвучало предложение о коллективной отставке всего президиума: за – 133. Добровольно подал в отставку лишь один член президиума – В.Сорокин.

После того, как Г.Зерцалов снимет по решению сессии полномочия председателя горсовета, сессия рассмотрит две альтернативные кандидатуры на пост лидера казанских депутатов – Игоря Котова и Рафика Гумерова. При голосовании с небольшим преимуществом победит второй.

Пришлось держать ответ секретарю Луизе Космылиной, поскольку она была включена в состав временной республиканской комиссии, созданной указом Президента Республики Татарстан 20 августа «для организации взаимодействия органов печати, радио, телевидения по своевременному объективному информированию населения о событиях в стране и республике на период политической нестабильности». Луиза Гарифуллина была закреплена за редакцией «Казанские ведомости» и по сути не приступила к исполнению обязанностей, очень похожих на цензорские. Ведь наша газета вышла уже после упразднения ГКЧП, 24 августа.

Пришлось за Луизу Гарифовну заступиться. Тогда спросили сурово меня: почему в газете опубликованы документы ГКЧП?

Факты снятия материалов из печати все-таки были. «Вечерняя Казань» отказалась «прятать концы», то есть заменить публикацию, не понравившуюся члену комиссии, закрепленному за этой газетой – и вышла с белым пятном.

Удивительно, но из запасников тогда оперативно достали главлитовские печати. Никто не мог тогда предвидеть, что возвращение к старой жизни будет таким коротким...

Потом еще долго разбирались, кто что делал с 19 по 21 августа. Меня как главного редактора газеты вызывали к следователю республиканской Прокуратуры, который на полном серьезе искал доказательства вины руководства республики, и прежде всего М. Шаймиева.

Довольно быстро политические силы республики вернулась к противостоянию. Желание «федералов» наказать Минтимера Шаймиева за то, что он поддержал путч натолкнулось на жесткое сопротивление «националов», которые встали горой за Президента.

 Служить только истине

Любовь АГЕЕВА

Возвращаясь домой из Куйбышева в вагоне с молчащим радиоузлом, я не могла предположить, что в ближайшие дни предстоит испытать весь букет человеческих чувств. Это и горечь от поражения демократии, и бессилие от невозможности сказать «нет», и огорчение за тысячи казанцев, поначалу купившихся на «железный порядок» и пятнадцать соток земли, обещанных ГКЧП, а потом оставивших демократически настроенных народных депутатов без народной поддержки. В то же время – радость от того, что выросло поколение, вставшее с колен, что все больше становится людей, готовых ради чести и свободы жертвовать карьерой и личным благополучием. Есть еще один повод для радости – грех благодарить Янаева и иже с ним, но минувшие события помогли нашей редакции определиться как коллективу единомышленников. А значит есть шанс сделать хорошую газету.

Нам бы хотелось дождаться от руководства Татарстана самокритичной оценки своих действий по отношению к журналистам, заодно лишний раз напомнить должностным лицам: законы пишутся для того, чтобы из неукоснительно исполняли. В том числе и Закон о печати.

Мне не нравится, когда Президента ТССР М.Шаймиева называют государственным преступником – это прерогатива суда. И я не совсем уверена, что его отставка пойдет республике на пользу.

Но мне не нравится и то, что под флагом защиты суверенитета с Президента снимается всякая ответственность за то, что произошло. Критика, даже нелицеприятная, как сейчас, – не есть дискредитация Президента, тем более президентского правления.

Как человек – М.Шаймиев мог ошибиться. Как политик – не имел на это права. Ибо сделав свой выбор, он сделал заложниками ситуации десятки должностных лиц, которые, не поддерживая ГКЧП, вынуждены били исполнять отдаваемые руководством республики распоряжения.

Можно принять во внимание, что многие меры принимались во благо защиты спокойствия и стабильности. Но зачем доказывать, что никаких чрезвычайных мер не было? Были!

И одна из самых недопустимых – в отношении средств массовой информации. Что это так, есть доказательства: телефонограмма из министерства печати ТССР соответствующего содержания, есть полосы «Вечерки» с печатью бывшего главлита. Надо отдать должное властям: «Вечерку» не закрыли, нас не призывали восхвалять ГКЧП. Но нас обязали сокрыть от людей позицию Президента РСФСР Б.Ельцина. Неужели в этом наш суверенитет?

Я бы поняла, если бы руководство республики посоветовало редакторам воздержаться от публикации каких бы то ни было материалов, направленных на дестабилизацию обстановки, если бы нас попросили об этом на обычном совещании. Но нам уже не советовали – нам давали указания. Стоит ли оправдывать создание комиссии под руководством М.Хасанова, если ее функции были далеко не координационными?

Закон о печати нарушен, и будем надеяться, прокуратура, ведущая следствие по этому факту, подтвердит это. Но менее всего мне бы хотелось требовать сатисфакции от конкретных лиц. Они в предложенных обстоятельствах вели себя достойно. В отношении к нашей газете, по крайней мере. На заседании исполкома Союза журналистов один коллега заявил, что, мол, нечего махать кулаками после драки. Стоит. Потому что желание водить журналистов под уздцы будет у любой власти. Не зря ведь Б.Ельцин начал с закрытия неугодных газет.

Общество только тогда вздохнет свободно, когда пресса будет работать совершенно автономно, выражая все оттенки общественного мнения, публикуя всю общественно значимую информацию. И никто не имеет права лишать газету такой возможности: ни высокое начальство, ни улюлюкающая толпа. Мы служим ИСТИНЕ.

И еще несколько строк в заключение. Все эти дни мы жили в чрезвычайном режиме. Такова наша профессия. А город, судя по всему, жил обычной жизнью. Мы почти не ощущали его дыхания.

И расшифровывая по ночам магнитофонные записи с сессии городского Совета, мы не были уверены, что газеты с ними пойдут нарасхват. От этого как-то нерадостно на душе. И снова боязно за нашу демократию. И за наше будущее.

Внеочередная VI сессия Верховного Совета собралась не 28, как было решено ранее, а 29 августа. И не в зале заседаний правительства, где до того проходили сессии, а в зале республиканского комитета КПСС, что, кстати, не всем понравилось. Как-никак большая часть депутатов были коммунистами и хотя они не очень хорошо оценили позицию партии в августовских событиях, процесс опечатывания райкомов, горкома и обкома КПСС, который был начат по решению Казанского горсовета, встретили без особого восторга. Ряд депутатов предлагал с этими фактами разобраться.

И вообще, на сессии Верховного Совета обстановка была иной. Неделя после путча несколько остудила эмоции. В зале заседаний находился народный депутат РСФСР С.Шахрай. Поговаривали, что он привез указ Президента РСФСР об аресте М.Шаймиева.

Н.Мансуров предложил включить в повестку дня сессии отчеты Председателя, Президиума Верховного Совета и Кабинета министров об их позиции во время путча. Его не поддержали. Ф.Байрамова, решив, что сегодня удачный день для принятия важных государственных решений, предложила заявить на сессии о полной независимости Татарстана.

«Я думаю, что депутаты к этому готовы. Завтра может быть уже поздно. Россия может лишить нас и других прав, пока еще оставшихся. Защита суверенитета не должна быть пустым словом, и надо заявить об этом сегодня же», – так она обосновала свое предложение.

Из 193 депутатов «за» проголосовали всего 15, «против» – 108, воздержались 70.

Президент М.Шаймиев на этой сессии был как бы в роли подследственного. Депутат Мансуров сурово спросил его: «Получали ли вы во время путча циркуляры ЦК КПСС и ваши действия на них».

Зал недовольно загудел, но Президент поддержал депутата:

«Он правильно задает вопрос. Почему? Потому что я являюсь членом ЦК КПСС. Не получали мы никаких циркуляров. Я, как член ЦК, никакого циркуляра не получал. Это и плохо. Как член ЦК, я ни в какой форме, действительно, не был информирован».

М.Шаймиев сообщил, что намерен выйти из состава ЦК КПСС. «Собираетесь ли вы выйти из КПСС в связи с дискредитацией во время путча?», – задали ему очередной вопрос.

«До событий 19-22-го я отвечал на этот вопрос отрицательно. Когда шла предвыборная кампания, мне задавали этот вопрос очень много раз. Я говорил, что я являюсь членом ЦК КПСС, членом партии. Но я всегда говорил, что партия должна обновляться… Нужно учитывать, как мы начинаем жить по-новому».

Сообщение о том, что президент должен вообще приостановить членство в той или иной партии на период президентства, было встречено аплодисментами.

Отвечать пришлось всем – и Председателю Верховного Совета, и Премьер-министру. М.Сабирову было легче, поскольку работа по жизнеобеспечению республики критике не подвергалась. Как оказалось, даже преступных деяний в три путчевых дня было меньше. Зато Ф.Мухаметшину досталось крепко. Его пояснение о том, почему не была созвана внеочередная сессия Верховного Совета, депутатов из группы «Народовластие» не устроило, и они демонстративно покинули зал.

Выговорившись в ходе прений, покритиковав всласть Президента, депутаты оказались не столь кровожадны и не стали требовать каких-то суровых оргвыводов. Единственная персона, которая в этот день подверглась серьезной обструкции, был Председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов, который обещал распустить Верховный Совет Татарстана.

«Это прямая угроза агрессии против республики, потому что без насилия нас не распустишь», – заявил Ф.Сафиуллин.

Народный депутат РСФСР Р.Хабриев заметил, что на заседании Верховного Совета обсуждения вопроса о позиции Татарстана не было и поэтому считать выступление Р.Хасбулатова мнением российского парламента ни в коем случае нельзя:

«Я готов, когда начнется работа Верховного Совета Российской Федерации, выступить там и сказать о позиции Верховного Совета Татарстана. Если он от своей позиции не откажется, я готов сложить полномочия депутата Российской Федерации в знак протеста».

Депутаты были слегка возбуждены, осознавая свою сопричастность событиям исторического характера. Один из них заметил в своем выступлении: «Великий поэт сказал:

«Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые». В этом смысле мы с вами просто счастливчики. Наш доморощенный, сопливый путчизм просуществовал всего 3 дня. Но эти 3 дня оживили наше общество больше, чем предыдущие 6 лет перестройки. Когда 3 дня весомее шести лет, это означает состояние неустойчивости, при котором малейший пережим и недожим могут направить событие в нежелательное русло, исправлять которое придется многие годы».

На фоне сверхэмоциональной дискуссии выступление Ф.Сафиуллина было сверхспокойным. Он призвал народ успокоиться, а Верховный Совет – принимать решения хладнокровно. Депутат рассказал о четырех днях работы делегации Республики Татарстан на переговорах с Россией. «Я хочу отметить, что переговоры шли уважительно, – отметил он. – Четыре дня спокойного, уважительного, с доводами разговора показали, что российских руководителей можно убедить аргументами».

Депутаты последовали совету. Сессия отказалась не только от скоропалительных решений органов власти трех дней путча, но и от не менее скоропалительных решений первых послепутчевых дней. В ответ на обращения двух бюро: республиканского комитета и Казанского городского комитета КПСС в различные инстанции – Президенту, Верховному Совету, прокурору республики и в Кабинет Министров, на основании части 5 статьи 92 Конституции Татарской ССР Верховный Совет решил отменить постановление Кабинета министров от 23 августа 1991 года о передаче административных зданий, хозяйственных сооружений рескома КПСС, горкомов и райкомов КПСС и решения Казанского Совета народных депутатов от 26 августа 1991 года о передаче имущества органов КПСС, расположенных на территории города Казани, в собственность городского Совета, принятые с нарушением статей 17 и 33 закона СССР «О собственности в СССР» и статьи 5, 18 и 22 закона «Об общественных объединениях».

Работники партийных органов смогли, наконец, попасть в свои рабочие кабинеты, и пройдет совсем немного времени, когда всем им придется искать другое место работы.

С. Шахрай сообщил в своем выступлении, что руководство Российской Федерации имеет все документы, появившиеся в Татарстане в дни путча – Обращение Президента Татарстана к народу, постановление Президиума Верховного Совета Республики Татарстан «Об общественно-политической ситуации в республики в связи с введением чрезвычайного положения в отдельных местностях Союза ССР»... Он предложил руководству республики, прежде всего Президенту уточнить позиции, изложенные в этих документах и отказаться от некоторых принятых решений. В частности, речь шла о неопубликованном Указе Президента Татарстана о создании временной комиссии по средствам массовой информации.

В завершение сессии группа «Народовластие» внесла предложение провести депутатское расследование по факту поддержки ГКЧП Президентом и Президиумом Верховного Совета ТССР, другими должностными лицами. Вести депутатское расследование они предлагали поручить народному депутату Татарской ССР А.Васильеву. Предложение не прошло: за него проголосовали только 40 человек, против – 106, воздержались 28.

Сессия началась и завершилась выступлением М.Шаймиева. Насколько гладким было вступительное слово (чувствовалось, что продумывалось каждое слова), настолько спонтанным оказалось завершение. Президент волновался, и скрыть это было невозможно.

Ни до, ни после этой сессии мне не приходилось видеть его в таком состоянии. Мы уже потом узнали, что С.Шахрай приезжал в Казань вовсе не для того, чтобы произнести примирительную речь с парламентской трибуны. «Свои» тоже выражений не выбирали, и слова «преступник», «предательство», «отставка» звучали в те дни не в одной аудитории:

«В заключение я еще раз хочу предостеречь от неправильной оценки происходящего, я боюсь этого. Вот это чтобы не происходило. Потому что началась новая эра. Это уже больше того, о чем мы раньше говорили. И нет пути назад. Нет…

Сейчас, понимаете, по-моему, на новой экономической основе, на правовой основе надо идти дальше. Использовать все силы, движения, партии. Мы подумаем очень тщательно, как задействовать все силы. Я имею в виду общественно-политические партии, движения, чтобы все участвовали в решении всех вопросов жизнедеятельности нашей республики. Будем советоваться, будем встречаться, с тем расчетом, чтобы все мы запряглись в общее дело в согласии на благо людей».

Президент коротко рассказал о том, как идут переговоры в Москве, об участии делегации Татарстане в подготовке к подписанию Союзного договора, о том, что в тексте использованы некоторые формулировки, предложенные ей.

«Мы продолжаем искать формулу подписания Союзного договора через консультации высокопоставленных делегаций с Российской Федерацией. Нелегкий это процесс. Это не из-за того, что кто-то хочет или не хочет… Я считаю, что мы должны продолжить эту нелегкую, но благородную работу и должны прийти к определенной формуле. Для того, чтобы тот потенциал, которым располагает наша республика, мог бы сполна поработать на улучшение жизненных условий ее населения республики. Потому что многие годы люди этого ждут – не дождутся. Потенциал должен работать на благо человека», – подчеркнул он.

Концовка у сессии получилась не только примирительной, но даже чуть приподнятой. Отойдя от политических баталий, депутаты вспомнили, что завтра, то есть 30 августа – первая годовщина подписания Декларации о государственном суверенитете, и с большим удовлетворением проголосовали за решение сделать День республики не только праздничным, но и выходным. Президент, завершая свое выступление, обратился ко всем жителям Татарстана (трансляция из зала заседания шла весь день) с поздравлением.

Обращаясь к депутатам, М.Шаймиев сказал:

«Мы с вами должны заверить народ нашей республики, что мы сделаем все возможное для того, чтобы государственный суверенитет процветал. Настоящее его содержание – процветание республики на благо народа, всего многонационального народа нашего Татарстана».

Заявление Верховного Совета Татарской ССР

Верховный Совет Татарской ССР полностью одобряет оценку, данную в телеграмме Президиума Верховного Совета Татарской ССР выступлению первого заместителя Председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатова на чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР 26 августа 1991 года.

Верховный Совет в соответствии с Декларацией о государственном суверенитете республики Татарстан вновь подтверждает намерение подписать Союзный договор самостоятельно, как суверенное государство, а также Договор с Российской Федерацией.

Обращение Верховного Совета Татарской ССР к народу Республики Татарстан

В стране складывается новая политическая ситуация. Ускорился процесс демократизации, укрепления государственности образующих Союз республик, возрастания национального самосознания, решительною обновления страны Вот почему провалился антидемократический по своей сути государственный переворот. Он вызвал осуждение трудовых коллективов, общественных организаций и движений, органов власти и управления Республики Татарстан.

В то сложное, противоречивое время обстановка в республике сохранилась нормальной, деловой, и не было никаких оснований даже для самой постановки вопроса о введении чрезвычайных мер.

Наступило время выводов и действий. Нам нужно решительно повернуться в сторону политических и экономических реформ, социальной защиты каждого гражданина. Человеку нужно вернуть доброту и уверенность, его веру в завтрашний день, его уважение к силе законов.

Решение этих задач Верховный Совет Татарской ССР связывает с укреплением демократии, созданием конституционных гарантий ее развития.

Мы уверены, что жители республики – стар и млад, женщины и мужчины, рабочие и крестьяне, научная и творческая интеллигенция, студенты и предприниматели, военные и гражданские, представители всех социальных групп – поддержат нас в этих усилиях и будут проявлять высокую ответственность, крепить дисциплину и правопорядок.

Мы обращаемся к вам, дорогие сограждане, с просьбой спокойно трудиться, сохранять уважительное отношение друг к другу, не поддаваться на участившиеся провокационные призывы и лозунги, слухи и домыслы о политических событиях в стране и в республике.

Мы обращаемся к местным Советам народных депутатов с просьбой использовать всю полноту власти для решения насущных проблем жизнеобеспечения населения, и прежде всего направить свою организаторскую энергию на уборку и сохранение выращенного в труднейших условиях урожая.

Мы обращаемся к партиям и общественно-политическим движениям исходить в своей деятельности из интересов всею многонационального народа Татарстана.

Развитие демократии в нашей республике мы представляем себе только на пути реализации государственного суверенитета Татарской ССР, ускорения подписания Союзною договора, договора с РСФСР и расширения взаимовыгодных связей со всеми республиками.

При этом еще раз подтверждаем свое стремление стать равноправным соучредителем новою союза суверенных государств.

Верховный Совет Татарской ССР заявляет, что Республика Татарстан твердо идет по пути демократических реформ и уверена в правильности своего выбора.

Приняты на сессии Верховного Совета ТССР 29 августа 1991 года

 

М.Шаймиев: «Я был готов к взыскательному разговору»

Наш корреспондент Дмитрий МИХАЙЛИН побывал на VI внеочередной сессии Верховного Совета ТССР. Предлагаем читателям интервью, взятые им в кулуарах:

Первый вопрос – Президенту Татарстана М.Шаймиеву.

– Как вы оцениваете ход сессии?

– Я вам скажу, разговор мог бы быть и более взыскательным. Потому что ситуация была очень непростой. Я был готов к взыскательному разговору. Прозвучала и критика, и поддержка тоже. Я реально оцениваю многие критические замечания. Нужно делать выводы из происшедшей ситуации. Должен существовать механизм взаимодействия государственных органов в подобных ситуациях, для принятия взвешенных и самых оптимальных решений.

… – Последний вопрос, быть может, несколько некорректный: на площади Свободы уже несколько дней слышны призывы об отстранении Президента Татарстана от занимаемой должности. Как вы к ним относитесь?

– В этой ситуации, в условиях становления демократии, люди свое отношение выражают как могут. Считаю, главное в этой ситуации – я должен служить своему народу. Это я говорю не от имени Шаймиева, а от имени Президента Татарстана. Стою на позиции интернационалиста.

Народный депутат ТССР, член группы «Народовластие» И.ГРАЧЕВ.

– Иван Дмитриевич, как вы оцениваете работу сегодняшней сессии и почему ваша группа покинула зал?

– Оцениваю самым отрицательным образом. Группа предполагала, что начальное голосование о возможности и праве вести Председателю ВС Мухаметшину это заседание является критерием того, настроен ли этот человек осуждать преступников или он настроен их поощрять. В связи с этим была продумана такая тактика. Есть совершенно четкие доказательства у группы, что он не предпринял действий, которые должен был предпринять по Конституции, следовательно, являлся пособником преступников. Несмотря на это, сессия решила большинством голосов не принимать это решение, поэтому мы считаем, что сессия в данной ситуации зарекомендовала себя как пособники преступников.

– Когда вы выдвигались на пост Президента ТССР, было одно непременное условие – чтобы каждый знал татарский язык. Вы выучили его?

– После того, как мне не удалось набрать 50 тысяч подписей, изучение татарского языка в число первоочередных задач у меня уже не попало.

И еще одна беседа – с председателем ВТОЦ М. МУЛЮКОВЫМ.

– Как вы оцениваете работу сессии, в частности, выступление Шахрая?

– Я считаю, что сессия идет нормально. Я ожидал худшего по выступлению ДПРовцев и так далее. О выступлении Шахрая. Считаю, что он выступил неплохо. Вначале его тон был поучительного характера, но он же наш гость из соседней Российской Федерации. Его ответы на вопросы были лаконичны – о том, что он не разделяет позиции Хасбулатова. Считаю его умным человеком.

А вот мнение Председателя ВС Татарстана Ф.Мухаметшина:

– Сессия работает напряженно, очень много мнений. Но я считаю, что идет она в нормальном русле.

«Казанские ведомости», 3 сентября 1991 года

 С.Шахрай: «Мы стремимся к спокойной работе»

Во время работы сессии Верховного Совета ТССР в Казани находился государственный советник Российской Федерации С.Шахрай. В малом зале рескома КПСС состоялась пресс-конференция с его участием.

Вопрос «Казанских ведомостей»: Мы знаем, что идут переговоры двух республик – России и Татарстана. Каковы принципы взаимоотношений между нашими республиками – как они вам видятся? И будут ли в этом договоре оговорены права русскоязычного населения?

– Мы исходим из того, что эти переговоры должны проходить взаимоуважительно, на доверительной основе. Мы стремимся к спокойной работе, не обвиняя друг друга.

Я полагаю, что проблемы русскоязычного населения обязательно встанут для регулирования переговоров. Подтверждение тому – договоры Российской Федерации со всеми другими республиками. Если эти проблемы не решать, то 50 миллионов русских станут людьми второго сорта.

Вопрос: Только что на сессии говорилось, что планируется представительство РСФСР в Татарстане, так же как и наше в России. Таких представителей будут назначать не только в республики, но и в области. Есть ли различие?

– Разница принципиальна. Если в областях представители уполномочены, по сути, для того, чтобы осуществлять указы, законы Российской Федерации, то в республиках предложено использовать принципиально иной контекст. Сейчас все республики имеют свои представительства при Совете Министров Федерации. Эти представительства получают повышение своего статуса – сейчас это будут представительства при Президенте России. При этом таким представительствам запрещено принимать какие-либо решения, вмешиваться в дела органов власти. Перед ними поставлена одна задача – быть постоянным каналом информации и взаимодействия.

Вопрос: Некоторые депутаты РСФСР и зарубежные средства массовой информации утверждают, что в Москве произошел не переворот, а трагикомедия по определенному сценарию.

– Я, непосредственный участник этой «комедии», не желал бы ни одному из вас в те дни оказаться в Верховном Совете Российской Федерации. Каждый из нас был смертником. И если бы тысячи москвичей не вышли и не закрыли нас своими жизнями, то, я вас уверяю, ни нас бы ни было, ни понятия «суверенитет», ни понятия «Республика Татарстан».

Вопрос: Выступая на сессии, вы дали оценку действиям руководителей республики. Не считаете ли вы это вмешательством во внутренние дела свободной Республики Татарстан?

– Выступая на сессии, я не допустил ни одного некорректного выражения, ни одного обвинения, я лишь процитировал официально опубликованные документы, принятые в Республике Татарстан.

Вопрос: С какой целью вы приехали в Казань и достигли ли ее?

– Задача моя заключалась в том, чтобы не быть в очередной раз обвиненным в том, что Верховный Совет России, Президент России принимают какие-либо решения, не зная обстановку в том регионе, по которому принимается решение. Это во-первых. Во-вторых, информация о состоянии дел в республике самая противоречивая. Сейчас члены Государственного совета изучают обстановку в РСФСР. Я уезжаю, наполненный информацией, наполненный теплым отношением депутатов, людей на площади, представителей прессы. В целом доброжелательным, теплым отношением, готовностью вместе работать. Это мое главное ощущение.

«Казанские ведомости», 3 сентября 1991 года

 В рейтинге «Биржа популярности», который в 1991 году вела газета «Вечерняя Казань», человеком месяца в августе читатели назвали Фаузию БАЙРАМОВУ. 14 сентября в газете было опубликовано ее интервью. Народного депутата республики, одного из лидеров ТОЦ и председателя партии «Иттифак» спросили, как она оценивает ситуацию в республике. Вот что Ф.Байрамова ответила:

– Ситуация довольно-таки интересная. Я бы даже сказала драматичная. Но не трагичная. Трагедии здесь никакой нет. И не надо ее придумывать. Наоборот, открылись истинные лица многих политических деятелей: кто на самом деле демократ, а кто до мозга костей консерватор.

Пора очистить нашу республику от этих консерваторов. Но надо это сделать своими руками. Иначе вмешательство Москвы, а тем более России, будет оцениваться как национальный фактор.

И с Шаймиевым мы сами разберемся. Он недальновидный политик и, может быть, вообще не политик. Но он хороший хозяйственник. Вот и надо использовать его в этом направлении. Пока республику кормят Сабировы и Шаймиевы.

 Очерк написан на основе материалов сборника «Республика Татарстан: новейшая история» (Ф. Мухаметшин, Л. Агеева).

В настоящий момент вышло три тома: 1988-1997 годы. При желании можно приобрести их, обратившись в редакцию «Казанских историй».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Владимир Музыченко 01.09.2014
Очень любопытные материалы и совсем еще недавней нашей истории. К счастью, в отличие от Украины, переживающей те же самые моменты и наступающей на те же самые "грабли", у нас обошлось тогда без крови. За что можно сказать бик зур рахмат всем, кто тогда был причастен к принятию решений! Ну, а то, как все пошло дальше и куда оно нас всех приведет, мы еще узнаем чуть позже. И, надеюсь, тоже от Агеевой...
 
 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов