Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.09.2018

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Погода в Казани
+10° / +16°
Ночь / День
.
<< < Сентябрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 2003 – С 21 по 26 сентября в Казани проходил XVII Менделеевский съезд по общей и прикладной химии, в работе которого приняли участие 1200 российских и зарубежных ученых.

    Подробнее...

С «катюшами» до Берлина

Гвардейским минометам М-8 и М-13, получившим в войсках ласковое имя «катюша», было суждено сыграть выдающуюся роль в Великой Отечественной войне. Мало кто знает, что Казань имеет к их производству самое непосредственное отношение.

Казанский порох

Примечательно, что решение об их серийном производстве было принято за 12 часов до ее начала, 21 июня 1941 года. Тем не менее в тех драматических условиях Советскому Союзу удалось в кратчайшие сроки наладить массовый выпуск реактивных минометов. И не последнюю роль в этом сыграла наша республика: местные и эвакуированные научные учреждения и заводы эффективно работали над созданием реактивной артиллерии.

К осени 1941 года положение пороховой промышленности оказалось критическим. В результате стремительного наступления вражеских войск пять из семи производивших пироксилиновые пороха заводов вынуждены были прекратить работы. Чтобы ликвидировать кризисное положение в обеспечении реактивной артиллерии зарядами из баллиститных порохов, правительство обязало Казанский пороховой завод разработать новые ракетные заряды. И к декабрю 1941 года специалисты предприятия это сделали. Так, выпускник Ленинградской военной артиллерийской академии Николай Павлович Путимцев разработал новую рецептуру пироксилинового пороха, ставшую настоящим достижением науки.

В июне 1942 года изготовление прогрессивно горящих зарядов составило около 30 процентов от общего объема производства на заводе. Эта работа позволила частично ликвидировать образовавшуюся в 1941-1942 годах диспропорцию между производством реактивных снарядов и пороховых зарядов к ним.

В 1942-1943 годах также были разработаны еще более совершенные составы пороха. Всего за годы войны Казанский пороховой дал фронту 1 миллион 16 тысяч зарядов к «катюшам».

 … А лошадей уводили подальше

Производство реактивных минометов наладили на десятках заводов европейской части страны, а также в Сибири, Средней Азии и на Урале. Только в Казани различные компоненты для «катюш» делали с десяток предприятий.

Важная роль в производстве пусковых установок для снаряда М-8 отводилась эвакуированной в столицу Татарии ведущей научной организации Наркомата судостроительной промышленности – ленинградскому НИИ-45, который разместился на территории Казанского финансово-экономического института. Для изготовления установок институт привлек к работе КАИ, КХТИ, ЦКБ-19, завод имени М.И. Калинина, моторостроительный завод №16 и многие неспециализированные предприятия города.

В КАИ для этих целей использовались учебно-производственные мастерские. Бывший декан 2-го факультета – профессор Павел Васильевич Семенихин вспоминал:

«В мастерских КАИ был налажен выпуск реактивных установок. Сначала это были БМ-8 на конной тяге, потом БМ-16 на ЗИС-5 и в конце 1942 года – БМ-32 на «студебеккерах».

В КХТИ организовали Спецпроизводство №2. В бывших студенческих аудиториях собирали и снаряжали узлы артиллерийских взрывателей для выпускавшего конечную продукцию эвакуированного из Ленинграда завода имени М.И. Калинина (с 16 марта 1943-го – Государственный союзный завод №144, потом – казанский завод «Точмаш»). Он разместился в корпусах мехового комбината. Первая его продукция для фронта была отгружена к 7 ноября 1941 года.

На территорию Казанского завода №27 эвакуировали все оборудование, инструмент, сырье, и главное – квалифицированные инженерные и рабочие кадры Воронежского завода №16 (теперь оба эти производства мы знаем как КМПО). Вскоре здесь создали группу, которая сначала делала «катюши» на конном прицепе, потом – на машинах ЗИС-6. В начале января 1943 года главным конструктором группы реактивных установок был назначен инженер Сергей Павлович Королев.

Установки на одноконной повозке (перед пуском лошадей выпрягали и уводили подальше) спроектировали на эвакуированном из Ленинграда ЦКБ-19 Наркомата судостроительной промышленности. Изготовленные в Казани опытные образцы в августе 1942 года испытали в районе Арска, где, кстати, формировались многие гвардейские минометные полки и отдельные гвардейские минометные дивизионы. После изготовления 163 установок их производство было прекращено – к тому времени в армии уже было достаточно автомобилей.

В начале 1943 года в Москве была создана единая конструкция пусковой установки автомобильного типа, получившая название БМ-13Н (нормализованная). Так что производство в Казани «катюш» завершилось.

На казанских «катюшах» воевали многие наши земляки. Например, уроженец Альметьевска Барий Абдулович Юсупов был начальником третьей армейской оперативной группы гвардейских минометных частей Западного и Северо-Западного фронтов.

В освобождении Чехословакии отличился выходец из ТАССР командир дивизиона «катюш» И. Багавиев. В 100-м гвардейском минометном полку под Сталинградом воевал заряжающим старшина, кавалер ордена Отечественной войны I степени казанец Александр Федорович Захаров. В августе 1942 года из КАИ добровольцем ушел на фронт Октябрь Александрович Гребеньков, воевавший командиром отделения полковой разведки 313-го гвардейского минометного полка в составе 1-го и 2-го Белорусского фронтов. Вместе с ним в одном полку воевал казанец, кавалер трех боевых орденов Михаил Александрович Миронов. Командуя взводом «катюш», а затем дивизионом более мощных гвардейских минометов – «андрюш» – дошел до Берлина житель Нижнекамска Фатхи Рахимов.

Сегодня в Казани живет Виктор Борисович Такмовцев, бывший разведчик-наблюдатель взвода управления 110-го дивизиона 19 Гвардейского минометного Севастопольского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова полка, сформированного на станции Арск и дошедшего до столицы Германии.

 От Зеленодольска до Берлина

В начале июня 1942 года Зеленодольский судостроительный завод №340 (в августе этого же года на его территорию эвакуировали киевский судостроительный завод «Ленинская кузница») получил от Наркомата судостроительной промышленности задание спроектировать и изготовить отряд бронекатеров, оснащенных системами залпового огня.

Опытный образец установки М-13-М I установили на большом бронекатере БКА проекта 1124, а М-8-М – на малом бронекатере проекта 1125.

Утверждение акта испытаний совпало с началом Сталинградской оборонительной операции (17 июля 1942 года). Принятые тут же, на пирсе, командирами бронекатера ушли к Сталинграду. Обстановка требовала срочного пополнения Волжской военной флотилии боевыми кораблями. Поэтому было принято решение вооружать реактивными установками любые подходящие для этого катера. Так, на заводе №340 (ныне – Завод имени Горького) минометами из Казани оснастили 2 бронекатера типа «С– 40».

Вскоре новый тип оружия испытали в бою. 29 августа немецкий батальон с одиннадцатью танками пытался окружить в северной части Сталинграда войсковую группу полковника Горохова. Четыре бронекатера, подойдя вплотную к берегу, из орудий и реактивных минометов остановили вражеский батальон. 5-13 сентября бронекатера огнем реактивных минометов сорвали бешеные контратаки немецкой пехоты и танков…

Приказом Наркома ВМФ Николая Герасимовича Кузнецова реактивные установки М-8-М и М-13-М I были приняты в качестве штатного вооружения кораблей ВМФ.

14 сентября 1943 года из катеров Волжской военной флотилии была вновь создана Днепровская военная флотилия, куда вошли и два наших катера. Они действовали на Днепре, Березине, Припяти, Западном Буге, Висле, Одере, Шпрее. Прошли путь от Зеленодольска до Берлина и участвовали в грандиозной битве за столицу рейха.

В Азовской военной флотилии зеленодольским ракетным бронекатером БКА-№33 командовал Константин Иванович Воробьев. 22 января 1944 года за героизм, проявленный при высадке десанта в Керчи, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Труженики завода №340 получили от него благодарственное письмо:

«В июле 1942 года я принял в Сталинграде командование бронекатером, который был построен в вашем городе. На этом катере воевал в Сталинграде, где экипаж стал гвардейским, а за Керченскую операцию мне и рулевому матросу Виктору Усу присвоено звание Героя Советского Союза. Бронекатер с боями дошел до Вены, и из команды погиб всего один человек. Всегда с благодарностью вспоминаю Зеленодольск – город, где руками рабочих был построен мой небольшой, но грозный для фашистов корабль».

В один день с ним звания Героя Советского Союза был удостоен уроженец Агрыза, выпускник Казанского авиационного техникума Асаф Кутдусович Абдрахманов.

Командир бронекатера БК №121 гвардейского дивизиона бронекатеров старший лейтенант Абдрахманов в ноябре 1943 года при форсировании Керченского пролива высадил первые штурмовые отряды. В годы войны Асаф Кутдусович также был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степени, тремя орденами Красной Звезды. В честь его подвига в Севастополе на центральном плацу военно-морского училища имени П.С. Нахимова был установлен бюст Героя, а недалеко от площади Суворова (на улице Сергеева-Ценского) мемориальная доска.

С выходом Советской Армии к Днестру на базе расформированной Азовской военной флотилии 13 апреля 1944 года вновь была сформирована Дунайская военная флотилия. Ее ракетные бронекатера прошли с боями по Дунаю свыше 2 тысяч километров, участвовали в Ясско-Кишиневской, Белградской, Будапештской и Венской наступательных операциях, участвовали в освобождении Болгарии, Венгрии, Румынии, Югославии, Чехословакии и Австрии.

Добавим, что «огнедышащие» катера успешно применялись также на Черном и Балтийском морях, на Ильменском и Онежском озерах. Всего на заводе №340 было произведено 77 бронекатеров различных типов, 12 из них – с реактивными установками.

Кстати, в январе 1942-го – январе 1943-го в Зеленодольске на заводе №184 (ныне – Завод имени Серго) в должности начальника технического бюро ОКБ трудился Александр Никитович Ганичев, будущий главный конструктор реактивных систем залпового огня «Град», «Ураган» и «Смерч».

Газета «Время и Деньги», август 2008 года

http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-28142-print-1.htm

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов