Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

Качаловский театр в Казани: страницы истории. Страница 1

Казанскому академическому русскому большому драматическому театру имени Василия Ивановича Качалова в 2016 году исполняется 225 лет. Предлагаем вашему вниманию фрагменты книги двух казанских театроведов: Игоря Ингвара и Ильтани Исхаковой «Русский театр в Казани».

Книга была издана в 1991 году и за эти годы не утратила своей актуальности и достоверности. Авторы обратили особое внимание на историю советского периода, но в предисловии подробно остановились на предыстории русского театра в Казани.

Размещаем несколько фрагментов с наиболее значимыми, на взгляд, редакции, этапов истории Качаловского театра. Сегодня страница первая.

Знакомство Казани с искусством театра восходит к началу XVIII века, когда указом Петра I учащиеся духовных семинарий обязывались разыгрывать комедийные акции, дабы прославлять петровские «виктории» и «баталии» и разъяснять смысл и значение его внутренней и внешней политики.

Уже в 1723 году учащиеся казанской духовной семинарии, следуя указаниям петровского «Регламента Духовной Коллегии», в процессе обучения «приготовляли комедийные акции для повседневного целебрования оных казанской публике».

Театральную эстафету казанских семинаристов чуть позже подхватили учащиеся гимназии, открытой в 1759 году.

В своих «Записках» один из первых гимназистов, уроженец Казани, крупнейший поэт XVIII века Гавриил Романович Державин писал, что в гимназии «заставляли сказывать на кафедрах сочиненные учителем и выученные наизусть речи, также представлять на театре бывшие тогда в славе Сумарокова трагедии, танцевать и фехтовать в торжественных собраниях при случае экзаменов».

В одном из отчетов директор гимназии известный и чрезвычайно плодовитый драматург М.И. Веревкин доносил, что 26 апреля 1760 года гимназистами была разыграна пьеса Мольера «Школа мужей». Начиная с 1764 года спектакли в гимназическом зале стали даваться регулярно.

Искусство казанской сцены, ее традиции возникали и складывались на протяжении многих лет в чрезвычайно сложных условиях экономического, культурного развития Поволжья. Казань издревле – оживленный узел главной «торговой» улицы России. Сюда стекались купцы с товарами из многих далеких заморских стран.

В отличие от многих других городов Россия, Казань - место встречи и взаимного влияния; русской национальной культуры и культуры потомков волжских булгар – казанских татар. На ее площадях, базарах и улицах бойко звучала, причудливо переплеталась разноплеменная речь татар, мордвы; чувашей, марийцев, удмуртов, русских, образуя единый многонациональный центр.

Казанский театр, созданный в 1781 году как прокламатор идей самодержавии, оказался не чуждым влияния идей радищевского толка – группы общественных и литературных деятелей: поэта Г.П. Каменева, просвещенного филантропа, сотрудника новиковских журналов С. А. Москотильникова, историка и поэта Н.С. Арцыбашева, поэта И.И. Чернявского. В эту группу входил главный «распорядитель» театра, бывший артист Императорского театра В.Р. Бобровский.

Связанная с новыми общественными веяниями эта группа способствовала утверждению на сцене театра прогрессивных идей, которые все сильнее начинали сказываться в ту пору. Театр становился орудием «просветительного воздействия на зрителей.

Театр располагался в казенном здании, сохранившемся по сей день (улица Ленина, 25 – ныне улица Кремлевская).

По утверждению историков казанского театра, таким было первое здание, в котором показывались спектакли

Важно свидетельство казанского краеведа П.А. Пономарева о деятельности театра Бобровского: «Целых шесть лет о блеском я достоинством проработали в Казани этот интеллигентный кружок, создавший «вольный театр» с целью культурного воздействия на местное общество... Казанская сцена включилась и общее прогрессивное движение театрального искусства второй половины 18 века.

Прочные традиции подлинно русского народного творчества внесла в казанский театр труппа крепостных артистов П.П. Есипова, которая под руководством трагика и драматурга П.А. Плавильщикова многие годы с успехом удовлетворяла эстетические запросы казанской публики.

Спектакли игрались в специально построенном по всем правилам театральной специфики большом деревянном здании на каменном фундаменте. Возведено оно было на том марте, где ныне стоит театр оперы и балета имени Мусы Джалиля (по уточнениям казанских краеведов, первое здание было на месте пятого здания КНИТУ-КАИ, в правой его части, если смотреть от памятника Ленина).

Улица Кремлевская (Воскресенская), дом №25

Представления пользовались большим успехом. По свидетельству С.Т. Аксакова:

«Казань имела замечательный театр тогда, когда губернских театров в то время, и то весьма плохих, в целой России было мало».

Передовые тенденции утверждал своим влиянием в Казанском театре созданный в 1804 году Казанский университет, профессора и студенты которого, подчас не закончив занятий, спешили на очередное представление. Благо театральная афиша, писанная от руки, специально доставлялась Есиповым в университет. Добрососедские отношения ровесников: университета и театра – одна из интереснейших страниц их биографий.

Казань к сороковым годам прошлого столетия становится не только крупнейшим торгово-промышленным центром, но и средоточием смелой ученой мысли, передовых прогрессивных взглядов. Она и притягивала к себе лучшие артистические силы страны. Ни один выдающийся гастролер тех лет, начиная с П. Мочалова, М. Щепкина, Д. Мартынова и до всемирно известного американского трагика, вынужденного покинуть родину и похороненного в русской земле, – Айры Олдриджа, не обходил Казань своим вниманием. Каждое посещение ими города вызывало очередной всплеск интереса к искусству театра, к познанию его истинного смысла.

Михаил Семенович Щепкин впервые посетил Казань В 1836 году. В письме к своему другу артисту Петербургского Александрийского театра И.И. Сосницкому он писал с сожалением, что «дирекция императорских театров отказала ему в гастролях в Петербурге:

«… и с досады выезжаю в Казань, может быть, татары примут меня радушно, в чем отказала мне ваша дирекция».

Щепкин не ошибся, гастроли его были приняты публикой превосходно и оказали огромное влияние на местную труппу. Его приезд ознаменовался первым на русской провинциальной сцене представлением гоголевского «Ревизора». Щепкин выступал в роли Городничего.

С того самого года в продолжении пяти лет Щепкин не раз бывал в Казани, один или с дочерью Александрой. Каждый приезд поражал казанцев каким-нибудь новым проявлением его реформаторской деятельности. По его инициативе здесь была разыграна запрещенная комедия Грибоедова «Горе от ума» и «Пятидесятилетний дядюшка, или Странная болезнь» не менее опального Виссариона Белинского.

Преодолевая запреты цензуры, всевозможные заслоны консервативной критики, руша мещанские вкусы зрителей, театр в меру своих возможностей способствовал приобщению зрителей к передовой русской культуре.

К началу 40-х годов Казань приобретает славу театрального города России. В марте месяце 1845 года казанцы получили редчайшую возможность насладиться игрой еще одного из основоположников русской школы сценического искусства, крупнейшего актера, артиста Петербургского Александринского театра Александра Евстафьевича Мартынова. Великолепный водевильный актер обладал виртуозной способностью к перевоплощению. Достигая изумительного сочетания своей актерской натуры с характернейшими особенностями действующего лица, он добивался предельного слияния с авторским образом.

Творческая практика Щепкина и Мартынова звала казанских актеров ко все более глубокому постижению внутреннего смысла роли и индивидуализации своих героев. К их голосу не могла не прислушиваться актерская, громада, игравшая еще по укоренившимся шаблонам, но уже понимавшая, что театр, не внемлющий их призывам, обрекает себя на прозябание и гибель.

Путь развития казанского театра ухабист, порожист. Творческие взлеты сменялись бесплодными периодами застоя и упадка. Не каждому антрепренеру, а их было немало, удавалось собрать вокруг себя группу талантливых исполнителей, встречались люди, которых интересовала коммерция, а не художественная сторона дела, да и среди актеров не существовало творческого единодушия.

Причудливо сталкивались на сцене разные исполнительские манеры. Наряду с бесспорными талантами процветала вульгарная пошлость и безграмотность. Но каждый новый элемент неизменно поднимал театр на следующий, более высокий художественный уровень.

В 1852 году в городе начинает работать труппа, сложившаяся в более или менее прочное целое. С этого момента берет начало тот «золотой век драматического искусства в Казани», о котором обычно пишут казанские краеведы.

Он охватывает пятилетие, во время которого в городе играла постоянная труппа во главе с выдающимся театральным деятелем Н.К. Милославским. В его труппе новое заявило о себе во всех областях театрального дела: в репертуаре, актерском мастерстве, в построении спектакля и его оформлении, в положении актера в обществе, в принципах режиссуры и пр. и пр.

В Казани наиболее полно раскрылось дарование антрепренера Медведева как первооткрывателя и воспитателя актерских талантов. На Казанской сцене Медведев «открыл», взрастил и выпестовал плеяду крупнейших мастеров русского сценического, реализма: Стрепетову, Савину, Давыдова и многих других.

Пятнадцать лет, с 1867 по 1890 год, с перерывами руководил Медведев театром Казани, пока не перешел на службу в Санкт-Петербургский Александринский театр.

Антрепренер П.М. Медведев

Медведевские сезоны оставили в театральной практике Казани весьма заметный след. Воспитанную на лучших медведевских спектаклях публику уже не могло удовлетворять проявление безграмотности, ремесленных штампов, в особенности же отсутствие ансамблевости, даже в том случае, когда в спектакле играли прекрасные актеры. Реализм становится ведущим началом в игре казанских актеров.

После Медведева Казани пришлось пережить не один неудачный сезон, прежде чем в городе на рубеже веков обосновалось «Товарищество русских драматических артистов» под руководством М.М. Бородая, одна из сильнейших трупп провинциальной России.

 Фрагмент альбома о современном Качаловском театре, выпущенном к предыдущему юбилею Юрием Благовым, заведующим театральным музеем

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов