Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.09.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+8° / +14°
Ночь / День
.
<< < Сентябрь 2018 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1911 – В Витебске родился Семен Александрович Альтшулер, выпускник Казанского университета, член-корреспондент АН СССР.

    Подробнее...

Как рождались первые татарские оперы

25 июня 1925 года в культурной жизни Казани произошло невиданное событие. Торжественные мероприятия, посвященные пятилетию образования Татреспублики, увенчались масштабной премьерой первой татарской оперы «Сания».

Предстоящий спектакль воспринимался общественностью как безусловный триумф государственности Татарстана, выдающийся успех дореволюционной национальной интеллигенции, вышедшей из стен джадидских медресе и мечтавшей о скорейшем приобщении своего народа к европейской цивилизации.

А началось все со смелой идеи молодого певца и музыканта Газиза Альмухаметова, много гастролировавшего по Кавказу и принимавшего участие в постановке азербайджанских музыкально-драматических произведений. Этот необычайно талантливый человек, выросший в бедной башкирской семье, был одним из самых популярных исполнителей мусульманской публики начала ХХ века. В то же время он являлся страстным просветителем и педагогом, поэтом и подающим большие надежды композитором. Играя в Бакинской опере, Газиз недоумевал, почему же до сих пор этот замечательный жанр отсутствует в передовой для всего тюркского мира татаро-башкирской культуре.

Впрочем, не мучаясь сомнениями и не откладывая дело в долгий ящик, артист сам начал готовить текстовой материал для будущей оперы, написав поэму о великой силе любви простой крестьянской девушки Сании и джигита Зии, живущей в их сердцах, несмотря на запреты, социальное неравенство и предрассудки. Затем он поделил ее на сюжетные части, подобрав для каждой из них определенный народный напев. Понимая, что его знаний и опыта явно недостаточно для создания масштабного произведения, Газиз в 1922 году решает приехать в Казань, с тем чтобы найти единомышленника, способного приступить к этой сложной работе.

Так получилось, что в данный период в столице Татарской АССР его мог выслушать и чем-то помочь только один человек – первый татарский композитор Султан Габаши (Габяши). Сын видного религиозного и общественного деятеля, блестяще образованный, широко мыслящий представитель молодой татарской интеллигенции, он по праву считался корифеем национальной профессиональной музыки. За плечами бывшего студента казанского университета, прапорщика царской армии, первого руководителя военного оркестра частей «Милли Шуро» было создание популярных песен, романсов, инструментальных произведений, музыкальное оформление спектакля по пьесе Г.Исхаки «Зулейха» в постановке Г.Кариева. В первой половине двадцатых годов Султан Габаши являлся единственным композитором татарского театра, написавшим около десятка музыкальных комедий и драм. Кроме этого, он уже несколько лет преподавал в Восточном музыкальном техникуме, руководил многоголосным хором и, следовательно, хорошо знал всех ведущих исполнителей.

Однако первый разговор Альмухаметова с Габаши не получился. Султан Хасанович скептически отнесся к мысли о написании оперы на основе 10-15 мелодий, справедливо заметив, что необходимо еще выстроить особую композицию, сделать оркестровую партитуру. А такого опыта не было даже у него. Но Газиз Альмухаметов добился главного – Габаши, несмотря на свой отказ, тоже начал жить этой невероятной идеей. Поэтому, когда певец вновь оказался в Казани в 1923 году, композитор уже был готов к тесному творческому сотрудничеству.

 

В короткий срок авторы разделили «Санию» на действия и написали увертюру. Оперу решили создавать на основе фольклорного материала, с органичным вплетением авторской музыки. На этом этапе большую помощь оказал знаменитый писатель Фатих Амирхан – признанный мастер художественного слова, обладавший безупречным эстетическим вкусом. В его квартире на Большой Красной проходили многочасовые обсуждения будущей оперы, прослушивались музыкальные и вокальные эпизоды, корректировался текст либретто.

Для гармонизации и оркестровки произведения по обоюдному согласию пригласили видного русского композитора Василия Ивановича Виноградова, уже имевшего опыт сочинения симфонических композиций на национальные темы. Как впоследствии писал сам С.Габаши: «Работа велась следующим образом: мы приносили ему (т.е. В.И.Виноградову – прим. Р.С.) черновой вариант, он делал гармонизацию и клавир для двух роялей. Если это одобрялось, приступал к оркестровке, а потом мы втроем обсуждали написанное. Если считали удачным – оставляли в том же виде, если нет – переделывали и давали «добро» на окончательную оркестровку. Виноградову не разрешалось исправлять написанные нами мелодии, только инструментальные фрагменты. Например, в связках между вокальными номерами или местах активного сценического действия он с нашего согласия мог добавлять свою музыку».

То есть практически весь мелодический материал оперы сочинялся Габаши и Альмухаметовым. Творческий процесс осложнялся болезнью В.И.Виноградова, но несмотря на это, плод сотрудничества трех музыкантов был очень положительно воспринят специалистами и публикой. Номера из первой части оперы, показанные на различных концертах, имели большой успех у слушателей и положительную прессу. Тем не менее, после некоторых раздумий авторы, сочтя первый акт слишком большим, разделили его на два акта.

К началу 1925 года, когда начали вырисовываться контуры будущего произведения, правительство республики стало просить композиторов завершить работу к пятилетию республики. Близкие дружеские отношения Султана Габаши с председателем Совнаркома Хаджи Габидуллиным, как правило, шедшим навстречу всем просьбам и пожеланиям авторского коллектива, обязывали в короткий срок представить оперу в законченном виде. Для этого Газиз и Султан уехали в Малый Сулабаш (ныне Высокогорский район РТ) – родное село Габаши, где завершили третий акт «Сании».

В апреле-мае 1925 года проходила подготовка к постановке спектакля – под руководством балетмейстера Юлия Адольфовича Муко ставились балетные номера, музыкальный руководитель оперы А.А.Литвинов репетировал с оркестром, Габаши разучивал хоровые партии, Виноградов совершенствовал оркестровку.

Роль главной героини изначально предполагалось отдать студентке Московской консерватории Саре Садыковой. Она была любимой ученицей Султана Габаши. Как он сам ее называл, «источником вдохновения». Именно благодаря протекции своего педагога и при личной поддержке Хаджи Габидуллина юная мусульманка из Старотатарской слободы получила республиканскую стипендию и целевое направление на учебу в это престижное учебное заведение страны.

Следует особо отметить, что все арии Сании Султаном писались прежде всего с учетом вокальных данных Сары Садыковой. К сожалению, по семейным обстоятельствам певица не смогла принять участие в премьерном показе оперы. Ее заменила младшая сестра Разия, также одаренная исполнительница. Кстати, муж С.Садыковой – известный театральный деятель Газиз Айдарский стал одним из первых режиссеров оперы.

Премьера оперы «Сания», перед началом которой взволнованно выступил писатель Галимзян Ибрагимов, прошла в переполненном зале, в присутствии гостей и представителей зарубежных делегаций, приехавших на первый юбилей Татарской республики.

Безусловная удача и всеобщее признание вдохновили Габаши, Альмухаметова и Виноградова на создание второй национальной оперы. Уже в 1926 году они планировали начать работу над новым монументальным произведением на либретто Гали Рахима «Буз Джигит», написанным по мотивам древней восточной легенды. Однако руководитель Академцентра Г. Ибрагимов, крайне обеспокоенный стремлением музыкантов писать оперу на политически неблагонадежную тематику, убедил их обратиться к поэме «Эшче» («Рабочий») татаро-башкирского классика Мажита Гафури, в которой поднимались актуальные проблемы классовой борьбы национального пролетариата. Премьера оперы «Эшче» состоялась в конце февраля 1930 года.

Триумфальное шествие первых татарских опер на сцене казанских театров неожиданно прекратилось в 1932 году, когда, не выдержав безосновательных обвинений в контрреволюционности, пантюркизме и «султангалеевщине», город и республику навсегда покинул Султан Габаши. Несколько ранее в Уфу перебрался Газиз Альмухаметов. В 1938 году этот любимый певец двух народов, бессменный исполнитель партии Зии в «Сание», педагог и публицист, был арестован и расстрелян, а на его творчество было наложено негласное табу.

Однако память о них еще долгие годы жила в сердцах людей. Не случайно в конце тридцатых годов ХХ века власти республики, встревоженные крайне низкой посещаемостью оперного театра, отсутствием интереса к произведениям композиторов нового поколения, начали переговоры с С. Габаши, проживавшим в Уфе, о возвращении его в республику и новой постановке оперы «Сания» в Казани. По поручению Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР Г.А. Динмухамедова их вел известный композитор А.С.Ключарев. Лишь начавшаяся вскоре война и скоропостижная смерть Султана Габаши 8 января 1942 года не позволили этим планам осуществиться.

Этот замечательный памятник национального музыкального искусства, незаслуженно преданный забвению, несомненно, будет интересен современному слушателю своим удивительным мелодизмом, поэтичностью, искренней верностью народным традициям.

Написано для газеты "Время и Деньги"

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов