Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
20.06.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+17° / +22°
Ночь / День
.
<< < Июнь 2018 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30  
  • 1918 – По решению Казанского Совета прекращено издание меньшевистских газет «Рабочая воля» и «Казанское слова»; в этот же день Казанский комитет РСДРП (б) возобновил издание газеты «Рабочий» (ныне «Республика Татарстан»).

    Подробнее...

Мусульманский некрополь Казани: описание и проблемы сохранения

Автор статьи – Наиль хазрат Гарипов – рассказывает об истории мусульманских кладбищ Казани, предлагая конкретные меры для сохранения памяти об усопших. Она была опубликована в журнале «Мусульманский мир». Размещаем ее по совету Раиса Сулейманова.

С распадом СССР и окончанием политики государственного атеизма начался процесс духовного ренессанса, возможностью свободно и легально исповедовать религию, соблюдать религиозные традиции. Однако наряду с религиозным возрождением параллельно шла и духовная деградация молодёжи в сфере восприятия к культурному наследию своих предков.

Особое отношение людей к местам захоронений в дореволюционный период сформировало в обществе определённые традиции поминания усопших. Например, традиции религиозного поминания у татарского населения Поволжья хорошо описаны в трудах профессора Казанского университета, известного этнолога Николая Катанова (1862-1922) в «Известиях Общества археологии, истории и этнографии», где он указывает на древнюю традицию тюрков поминальных обрядов и захоронений [1].

Кстати говоря, в его же статьях говорится о том, что у многих тюркских народов традиция проведения особых дней существовала задолго до появления христианства. Поэтому говорить о том, что татары переняли проведение поминок на 3-й, 7-й, 40-й, 51-й день и годовщину после смерти под влиянием православных русских не совсем верно.

В этой же статье Катанова говориться и о создании тюрками специальных могил для авторитетных лиц (вождей, старейшин), которые покинули этот мир. Поэтому традиции погребения и поминовения умерших в тюрко-мусульманской традиции имеют глубокие корни и не связаны только с влиянием православной культуры.

Некрополем (дословно «город мёртвых»: др.-греч. νεκρός – мёртвый, πόλις – город) принято называть большие кладбища, которые помимо могил могут иметь склепы, мавзолеи, подземные галереи, гробницы и каменные надгробия. В Казани формирование исторического мусульманского некрополя началось в период Волжской Булгарии. К сожалению, в силу объективных причин многие кладбища были утеряны.

Из мусульманских захоронений, которые мы сегодня знаем и можем изучить, в большинстве своем относятся к эпохе позднего средневековья, нового и новейшего времени. При этом мы, конечно, можем предположить, что часть из них возникли в эпоху Казанского ханства (XV-XVI вв.), а может, и раньше, во времена Волжской Булгарии и Золотой Орды. Например, на территории Казанского кремля существуют ханские захоронения, которые были обследованы в 1970-е годы, откуда были извлечены останки скелетов, предположительно относящиеся к казанским ханам Махмуду (Махмутеку) (годы правления: 1445-1465) и Мухаммед-Амину (годы правления: 1484-1485, 1487-1496, 1502-1518).

К сожалению, надмогильные плиты могил не сохранились, и мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, кто был захоронен в данной могиле. Но сегодня уже есть определенные результаты исследований, которые можно использовать в сохранении данного исторического места.

На территории Казани исторический мусульманский некрополь представлен следующими кладбищами:

Кабанское городище

Это самое древнее из обнаруженных историками место мусульманских захоронений на территории Казани, по времени возникновения существовавшее в поздний период существования Волжской Булгарии, на котором хоронили местную знать. Оно располагалось на территории, на которой в 1665 году был построен Казанский Новоиерусалимский (Воскресенский) монастырь (сегодня это территория рядом с поселком Старые Горки Приволжского района Казани).

По мнению специалистов, это кладбище относится к XIII–XIV векам. О том, что на территории монастыря имеются следы мусульманского кладбища эпохи Волжской Булгарии, писал Михаил Худяков (1894-1936) в книге «Очерки по истории Казанского ханства»:

«Болгарскую эпоху значительное поселение находилось на берегу озера Дальний Кабан, верстах в 6 от современной Казани. В настоящее время здесь расположен упраздненный Воскресенский монастырь (Архиерейская дача). При постройке монастыря (1780 г.) часть каменных плит, уцелевших от кладбища, была положена в фундаменты зданий. Марджани [2] сообщает: «При начале озера (Кабана), в усадьбе, служащей местопребыванием архиерея, есть древние мусульманские могилы. Когда там производилась стройка, то рабочие положили многие камни под строение. Заметив это, Григорий, который был в то время казанским епископом, а впоследствии сделался митрополитом, остановил рабочих и таким образом небольшая часть остатков сохранилась в целости» [3].

В настоящее время в Воскресенском монастыре имеются два надмогильных камня с арабографичными надписями. Один камень находится при входе в монастырские ворота, направо, а другой – в палисаднике, разведенном перед архиерейским домом, около колокольни. Возле последнего камня лежит осколок третьей такой же плиты. Благочестивые мусульмане посещают эти могилы и приходят сюда помолиться.

Территория Архиерейской дачи слабо исследована археологами. Мы не можем сегодня точно определить ни площадь кладбища, ни количество могил. Но известно, что здесь есть несколько мусульманских захоронений, на которых были надмогильные камни.

На одном из упомянутых камней вырезана мусульманская эпитафия женщине по имени Алтын Бертек (по одной из версий она была дочерью местного правителя) и с датой «696-м, 8-й день месяца зульхиджа», что соответствует 27 сентября 1297 года. Это древнейший письменный документ, относящийся к Казани.

Второй камень, очень больших размеров, имеет красивою каллиграфическую надпись с пышными эпитетами в адрес погребенного «повелителя великого чтимого победоносного гордости рода и веры Хасан-бека Мир-Махмуда».

Эти плиты ныне находятся в музее Габдуллы Тукая и Национальном музее Республики Татарстан. Интересен и тот факт, что неподалеку от Кабанского поселения располагается выявленный в 1890 году знаменитый Борисковский могильник (IX-X вв.) [4].

Кладбище в Казанском кремле

С середины XIV века Казань стала столицей Булгарского вилайета Золотой Орды, а с 1445 года – и столицей нового ханства и уже скоро превратилась в один из крупнейших городов Восточной Европы. Старое кладбище оказалось внутри крепости, и его территория была застроена. Вблизи ханского дворца хоронили теперь только казанских ханов и высокопоставленных вельмож. Остатки двух ханских мавзолеев были открыты в 1974 году, в одном из них был похоронен хан Мухаммед-Эмин. На территории Казанского кремля, который, кстати, ещё не полностью обследован, были обнаружены захоронения не только в районе башни Сююмбике [5].

В Казанском кремле обнаружено около 3 захоронений, из которых предположительно два – ханских. Имена ханов, захороненных в Казанском кремле, предположительно следующие: Махмуд (1445-1466) и Мухаммед-Амина (1484-1485, 1487-1496, 1502-1518). Однако мы сегодня не знаем, где были похоронены правители Булгарского вилайета, которые известны в истории по историческим источникам [6].

Кладбище у Казанского кремля

На территории вблизи Казанского кремля, помимо отмеченных выше могил татарских ханов, зафиксировано кладбище XV-XVI веков. В верхнем посаде, на южном краю бывшего Гостиного двора, в 1798 году был обнаружен надмогильный камень Казанского князя Мухаммед-Али-бека, погибшего 10 июля 1530 года «от руки неверного», то есть во время штурма Казани, когда был взят ее посад [7].

В результате военного похода 1530 года из Казани был изгнан ставленник крымской династии и на престол возведён Джан-Али (годы правления: 1530-1535) [8]. По-видимому, во времена Казанского ханства в Казани существовала два кладбища: одно внутри крепости, второе – на территории посада.

Кладбище Кураишевой слободы

Сегодня от Кураишевой слободы мало что осталось (географически это площадь между улицами Московской, Галиаскара Камала, Парижской Коммуны и Николая Столбова). В современной топонимике Казани это поселение не обозначено никак. Тем более, что ничего не осталось от существовавшего при Кураишевой слободе кладбища, где захоронения велись в XV-XVIII веках, т.е. со времен Казанского ханства [9]. Сегодня его территория превращена в парковую зону отдыха (сквер им. Кирова).

После образования Старо-татарской слободы ее жители какое-то время продолжали хоронить там умерших. Кладбище начиналось от нынешней мечети «Нурулла» и заканчивалось в районе сквера имени Кирова по улице Московской. По мере развития Старо-татарской слободы территория вокруг кладбища Кураишевой слободы использовалась под жилую застройку.

После указа Екатерины II от 24 декабря 1771 года «О сношении Губернаторов и Воевод с Духовными Правительствами по отводу мест для кладбищ и построения церквей» мусульманское кладбище было перенесено на территорию нынешней 5-й городской больницы (ул. Шарифа Камала, 10). Этим указом запрещалось «хоронить умерших в городах при церквях» и предписывалось «отводить для этого особые кладбища за городом на выгонных землях с построением при кладбищах особых церквей». После этого хоронить на кладбище Кураишевой слободы прекратили, оно постепенно пришло в запустение, и сегодня о нем уже мало что напоминает.

Кладбище в Старо-татарской слободе

Территориально оно располагалось между пересечением современных улиц Карима Тинчурина, Татарстан, Нариманова и Сары Садыковой и функционировало в XVII-XVIII веках. Поскольку слобода постепенно расширялась, происходило застраивание домами этого некрополя. В 1876 году на его территории была построена Казаковская мечеть, которая как бы обозначала сакральность этого места [10]. Однако от самого кладбища мало что осталось, и сегодня о нем ничто не напоминает. Сама Казаковская мечеть была снесена в 1975 году.

Кладбище между Старо-татарской и Ново-татарской слободами

В середине XVIII века в районе села Поповка стала формироваться Ново-татарская слобода, куда переселились малоимущие жители Старо-татарской слободы, пострадавшие от сильного пожара. К появлению этого поселения привела также деятельность казанского епископа Луки Конашевича (годы нахождения на казанской кафедре: 1738-1755), который своей жесткой политикой христианизации стремился выселить татар за пределы городской черты. В результате этого появилось две татарские слободы, получившие по времени возникновения названия: «Старо-татарская» и «Ново-татарская».

Они географически располагались на расстоянии между собой. Между ними к середине XVIII века стало образовываться кладбище: территориально оно находилось в районе современной 5-й городской больницы (ул. Шарифа Камала, 12). Это кладбище функционировало до середины XIX века. Затем на нем захоронения прекратились. По архивным документам за 1881 году оно считалось «упраздненным магометанским кладбищем». На его территории была построена в 1906 году деревянная мечеть, однако в 1931 году она была закрыта, а через несколько лет здание храма было разобрано, а само кладбище пришло в полное запустение, и сегодня от него не осталось и следа.

Могилы в районе Апанаевской мечети

Были захоронения около Апанаевской мечети (ул. Каюма Насыри, 27), между зданием самой мечети и зданием медресе «Касымия» (ул. Марджани, 28), одного из известных мусульманских учебных заведений конца XIX – начала XX века. Надмогильные камни здесь находились вплоть до середины 1960-х годов, что отмечали жившие там старожилы.

Место требует дополнительных археологических исследований. Трудно понять, было ли это какое-то отдельное кладбище или же существовали лишь отдельные захоронения с сохранившимися надмогильными плитами.

Кладбище Ново-татарской слободы

Наиболее сохранившимся в Казани из старинных некрополей и продолжающее функционировать является мусульманское кладбище в Ново-татарской слободе.

Ново-татарская слобода появилась в XVIII веке как место компактного проживания мусульманского населения города. Соответственно, оно нуждалось в собственном кладбище. Захоронения там ведутся с конца XVIII века, хотя самое древнее из сохранившихся могил датируется 1803 годом.

Сейчас кладбище находится в ведении МУП «Ритуал», на нем продолжают производиться захоронения, а в народе оно известно в качестве места упокоения многих известных татар XIX-XX веков и современности. К примеру, там похоронены поэт Габдулла Тукай, богослов Шигабутдин Марджани, композитор Салих Сайдашев и множество других знатных фигур татарского народа. Это единственное из исторических кладбищ, которое находится в достаточно сносном состоянии. Хотя и здесь бывают случаи вандализма, как это произошло в сентябре 2016 года [11].

Захоронение Шигабутдина Марджани

Кладбище «Бишбалта» в Адмиралтейской слободе

Сохранившимся и малоизученным остается древнее кладбище в Кировском районе Казани, расположенное по улице Брюсова, на территории поселения Бишбалта (дословный перевод: «Пять топоров»), в Адмиралтейской слободе города. По разным сведениям, появление этого кладбище относят к эпохе Казанского ханства (называется даже дата первого захоронения – 1321 год, т.е. времена еще эпохи Золотой Орды).

Сама Адмиралтейская слобода появилась в 1718 году с образованием Казанского адмиралтейства, где стали активно использовать труд татар-лашманов (государственных крестьян, используемых в кораблестроительстве и лесорубном деле).

В XIX веке кладбище отмечается на картах Казани. В первой половине ХХ века кладбище было действующим, на нем велись захоронения. Однако в 1957 году после строительства Куйбышевского водохранилища большая часть кладбища оказалась под водой. Нетронутой осталась лишь малая часть некрополя. Захоронения после этого уже на его территории не велись.

К сожалению, в течение долгих лет оно оставалось в большом запустении, здесь практически повсюду видны следы вандализма, большая часть надмогильных плит разрушена, повсюду видны их осколки, на которых есть эпитафии, которые можно прочесть. Единственный сохранившийся и хорошо читаемый надмогильный камень принадлежит шейху Билалетдину Габитову (1841-1918), который был имамом в Адмиралтейской слободе.

Надмогильный камень, принадлежавший шейху Билалетдину Габитову (1841-1918)

Начиная с 2007 года Центр исламской культуры «Иман» г. Казани как общественная организация стал поднимать вопрос о необходимости мемориализации этого исторического кладбища. В те годы происходила масштабная застройка побережья реки Волги со стороны Адмиралтейской слободы. Центр исламской культуры «Иман» обратился к мэру города, Президенту Татарстана и руководству муниципального унитарного предприятия «Ритуал», в ведомстве которого находятся все захоронения. Письма были отправлены под подписью первого председателя Центра исламской культуры «Иман» ныне покойного Валиуллы хазрата Якупова (1963-2012).

На кладбище было проведено совещание, на котором присутствовали представители МУП «Ритуал» и председатель научно-экспертного совета Центра исламской культуры «Иман» Наиль хазрат Гарипов (автор этих строк). По итогам встречи стороны договорились рассмотреть вопрос более детально и принять по вопросу сохранения решение. На кладбище Центр исламской культуры «Иман» в том же году организовал уборку территории. Корреспонденты телеканала ТНВ во главе с Ильзирой Сибирцевой впервые осветили этот вопрос. Проблема сохранения кладбища получила широкий общественный резонанс.

С этого времени ежегодно Центр исламской культуры «Иман» проводит субботник на территории кладбища, приглашаются все заинтересованные лица. В этом благородном деле принимают участие студенты Российского исламского университета, активисты Всемирного форума татарской молодежи, прихожане Закабанной мечети г. Казани во главе с имамом Сейджагфаром хазратом Лутфуллином и просто неравнодушные люди.

Историческое кладбище в Адмиралтейской слободе появилось, скорее всего, во времена Казанского ханства [12]. Адмиралтейская слобода как Бишбалта упоминается в разных исторических источниках времён Казанского ханства [13]. Например, в «Казанском летописце» о Бишбалте сказано как о пригороде Казани [14]. Также князь Андрей Курбский (1528-1583), описывая Казань середины XVI века, упомянул о Бишбалте [15]. Название «Бишбалта» («Пять топоров»), по мнению некоторых исследователей, связано с деятельностью живших в этой слободе плотников. Однако есть предположение, что название связано с персидским корнем «город», «пригород» [16].

Дело в том, что Бишбалта находилась на дороге, ведущей на запад. Это было стратегическое поселение, которое, скорее всего, было сформировано в целях обороны Казани. Например, Зилантова гора и связанные с ней легенды, больше были направлены на запугивание пришлых завоевателей.

Если рассмотреть Зилантову гору с точки зрения военной стратегии, то с нее можно было прекрасно контролировать русло реки Казанки по которой в то время шли корабли к собственно городу и его крепости. В 1918 году Зилантову гору использовали как высоту для обороны города белогвардейцы полковника Владимира Каппеля от наступавших частей Красной армии. На высоте стоял артиллерийский пункт, из-за которого были расстреляны все насельники Зилантова монастыря.

Бишбалта постепенно росла и развивалась. Здесь селились лесорубы и мастера корабельных дел. В булгарские времена Бишбалта была местным центром судостроения. Здесь строились самые разнообразные суда. Для перевозки сыпучих грузов, таких, как соль или зерно, использовались большие грузовые корабли – насады. Средние по размеру суда – учаны – перевозили товары, имеющие наибольшую ценность: меха, текстильные изделия. Их же использовали и для перевозки воинов. По маловодным рекам плавали ладьи, которые использовались для доставки товаров в труднодоступные населенные пункты.

Все вышеперечисленные типы кораблей применялись также для охраны торговых речных караванов, плывших из Каспийского моря по Волге и дальше по Каме, Оке и прочим рекам. Охрана города нужна была для защиты от тогдашних речных пиратов (ушкуйников), многие из которых промышляли в те времена на Волге. В период расцвета Казанского ханства Волгу во всех направлениях бороздило большое количество кораблей. Кораблестроение и судоходство быстро развивалось. Некоторые из казанских судов были способны даже ломать тонкий лед своим массивным корпусом.

В XVIII веке это поселение приобрело свое стратегическое значение. Именно здесь строят Адмиралтейство для строительства кораблей. Первый российский император Петр I не мог не обратить своего пристального внимания на уже сложившиеся традиции казанского судоходства. В 1710 году на казанской верфи были построены пять кораблей, которые пополнили Балтийскую эскадру, а затем еще восемь, ставшие частью Азовского флота. В 1718 году в Бишбалте царь учредил второе в стране адмиралтейство (первое находилось в Санкт-Петербурге).

Так началась история Адмиралтейской слободы Казани. За время существования адмиралтейства в 1718-1829 гг. тут было построено около 400 кораблей.

Такова история древнего поселения Бишбалта. В наше время это название исчезло из казанской топонимики. Улица, называвшаяся некогда Бишбалтинской, переименована в Большую. О былых временах напоминает только недавно возведенная в Адмиралтейской слободе мечеть (ул. Клары Цеткин, 14), которую назвали «Бишбалта» – в честь древнего поселения.

Однако надо помнить, что в Адмиралтейской слободе было до революции две мечети. Обе находились на современной улице Большой. Одна из них – вторая мечеть была ближе к современной Кировской дамбе, которая сегодня соединяет две реки – Казанку и Волгу.

Развитие Бишбалты безусловно влияло и на расширение мусульманского кладбища. Скорее оно появилось во время зарождения города Казани и слободы. Кладбище со временем разрослось, об этом свидетельствует карты города Казани в XIX – первой половины ХХ века.

Кладбище Пороховой слободы

Пороховая слобода в Казани стала формироваться в конце XVIII века, когда в 1788 году был основан Казанский пороховой завод. Среди ее жителей были и татары, преимущественно военнослужащие и отставные солдаты. В XIX веке появляются свои деревянные мечети.

Поскольку Пороховая слобода находилась в отдалении от остальной части города, то при ней стало формироваться свое кладбище. До Великой Отечественной войны это кладбище было чисто мусульманским погостом, однако на месте современной мечети «Рамазан» (ул. Окольная, 25-б) во время войны здесь был организован военный госпиталь, и умершие военнослужащие, независимо от вероисповедания, стали хорониться на этом кладбище. Сегодня со стороны христианской части кладбища построен православный Храм святых мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии. Постоянно на кладбище проводятся субботники. Имам мечети Султан хазрат Мурадинов изучает захоронения и ведёт поиск родственников тех, кто покоится на этом кладбище.

Такова общая картина исторического мусульманского некрополя Казани: часть кладбищ безвозвратно утеряны, часть из них сохранились в разной степени сохранности, одно из них (кладбище в Ново-татарской слободе) продолжает функционировать как действующее. Однако остается проблема мемориализации этих кладбищ.

На примере кладбища «Бишбалта» в Адмиралтейской слободе мы можем сразу сказать, что проблема Центром исламской культуры «Иман» как общественной мусульманской организацией была поднята впервые 10 лет назад. Практически в первые годы проблема сохранения кладбища не волновала ни МУП «Ритуал», ни администрацию города. Центр исламской культуры «Иман» в 2007 году предложил рядом с кладбищем построить небольшую мечеть, которая могла бы своим присутствием оберегать древний мусульманский некрополь, как в принципе происходит на кладбище Пороховой слободы и существовало на других кладбищах в XIX веке.

Мусульманский храм действительно со временем был построен, однако не рядом с кладбищем, а вдалеке от него: речь идет о мечети «Бишбалта на улице Клары Цеткин, д.14 (строительство началось в 2013 году и в 2016 году практически завершено). Тем не менее, по мнению городских властей, потребность в постройке мечети около древнего захоронения отпала.

На самом деле актуальность сохраняется, и последние события с попыткой захвата прибрежной полосы около кладбища являются тому ярким примером [17]. Рано или поздно игнорирование темы сохранения кладбища может привести только к потере исторического объекта, что непозволительно для города с богатой исторической традицией и претендующей на сохранение своих объектов под покровительством ЮНЕСКО.

Центр исламской культуры «Иман» г. Казани уже не раз поднимал эту проблему на своих научных мероприятиях [18], и предлагает создать мемориальный исторический комплекс на территории мусульманского кладбища Адмиралтейской слободы города Казани и прилегающей территории. Нами были разработаны планы финансирования и реконструкции объекта национального наследия. Необходимо также в ближайшее время принять ряд мер поддержки проекта со стороны государства для сохранения и консервации исторического кладбища и дальнейшего его изучения.

Добавим, что Центр исламской культуры «Иман» разработал проект туристического маршрута по Казани, который подразумевает посещение мечетей и мусульманских кладбищ города.

Примечания:

1. Катанов Н.Ф. О погребальных обрядах у тюркских племен с древнейших времен до наших дней // «Известия Общества археологии, истории и этнографии», – 1894. – Т. XII, вып. 2. – С. 109-142

2. Мусульманский богослов и историк Шигабутдин Марджани (1818-1889), живший в Казани, изучавший историю татарского народа и написавший книги об этом.

3. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. – М.: Инсан, 1991. – С. 247.

4. «Беседы об Архиерейской даче»: историки ждут мусульманско-православного диалога о резиденции булгарских князей // «Реальное время», 29 июля 2016 года. URL: http://realnoevremya.ru/articles/38237 (Режим доступ свободный)

5. Мавзолеи Казанского Кремля: (Опыт историко-антропологического анализа). – Казань: Институт истории АН РТ, 1997. – 158 с.

6. Там же, С.28

7. Бурханов А. Резиденция ханов // «Элита Татарстана», – 2005. – июль. – С.82-83

8. Худяков М.Г. Очерки по истории Казанского ханства. – М.: Инсан, 1991. – С. 96.

9. Султанов Р. Забулачная Казань эпохи ханства // Казанское ханство: актуальные проблемы исследования. Материалы научного семинара «Казанское ханство: актуальные проблемы исследования», 5 февраля 2002 г. – Казань: Изд-во «Фэн», 2002. – С.210

10. Салихов Р.Р., Хайрутдинов Р.Р. Исторические мечети Казани. – Казань: Татарское книжное издательство, 2005. – С.143

11. Погром на Ново-Татарском кладбище в Казани: бессмысленный и беспощадный // «Вечерняя Казань», 8 сентября 2016 года. URL: http://www.evening-kazan.ru/articles/pogrom-na-novo-tatarskom-kladbishche-v-kazani-bessmyslennyy-i-besposhchadnyy.html (Режим доступ свободный)

12. Афанасьев В. 1552-1902 гг. К 300-летию покорения Казани. Подлинная о Казанском походе запись Царственной Книги 1552 г. и сказание князя Курбского о покорении Казани. – М„ 1902

13. История Татарской АССР / АН СССР, Казанский филиал, Институт языка, литературы и истории; Редкол.: Н. И. Воробьев; М. Х. Гайнуллин; Х. Г. Гимади (отв. ред.); И. М. Климов; Е. И. Устюжанин. Т.1: (С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции). – Казань: Таткнигоиздат, 1955. – С. 112

14. Полное собрание русских летописей. Т.19. История о Казанском царстве (Казанский летописец) / Предисл. Л.А.Дубровина. – М.: Языки русской культуры, 2000. – С. 198

15. Курбский А.М. История о великом князе Московском. – М.: Изд-во УРАО, 2001. – С.16

16. Мустакимов И.А. К истории топонима «Бишбалта» // Средневековая археология евразийских степей.Материалы учредительного съезда Международного конгресса. Т.II. – Казань: Институт истории АН РТ, 2007. – С. 87–89

17. Шамилин А., Григорьев А. Поселились на святое: Швецовы облюбовали место между Волгой и кладбищем // «Idel. Реалии», 25 октября 2016 года. URL: http://www.idelreal.org/a/28074213.html (Режим доступа свободный)

18. XXIV съезд Центра исламской культуры «Иман» г. Казани: круглый стол «Мемориализация исторической памяти о прошлом у мусульман Татарстана» // «Мусульманский мир», – 2014. – №4. – С.152-155

 

Сведения об авторе:

Гарипов Наиль Камилевич (Казань, Россия) – председатель Центра исламской культуры «Иман» г. Казани, кандидат исторических наук

Опубликовано в научном журнале «Мусульманский мир» (№4, 2016)

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов