Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
20.02.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
-10° / -5°
Ночь / День
.
<< < Февраль 2018 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29      
  • 1914 - В Казани прошел второй вечер поэтов-футуристов В. Каменского, Д. Бурлюка и В. Маяковского.

    Подробнее...

Духовный лидер татарской нации Галимджан Баруди

Галимджан Мухаммаджанович Баруди, выдающий общественный и религиозный деятель, основатель и руководитель крупнейшего в России медресе «Мухаммадия», муфтий Центрального духовного управления мусульман внутренней России и Сибири, похоронен на Новотатарском кладбище.

Баруди был внуком отставного николаевского солдата, то есть человека, который за 25 лет_службы ощутил все плюсы и минусы политики Российского государства. Знание русского языка, российских реалий и личные деловые качества превратили отца Галимджана – Мухаммаджана – из человека, не имевшего практически ничего, в миллионера и одного из лидеров мусульманской общины Казани. Борясь за национальное образование и устои ислама, он всегда был готов к разумным компромиссам с властями. Именно эти традиции и воспринял его сын Галимджан.

Родился Галимджан Баруди 5 февраля 1857 года в деревне Малые Ковали Казанского уезда (ныне Высокогорский район Татарстана) Однако его детство прошло в Казани, на улице Тихвинской, неподалеку от порохового завода, где его отец выстроил роскошный особняк.  Семья переехала в Казань, когда Галимджану было три года. В 1862 году он начал учиться чтению и письму в медресе Казани.  

Фамилия отца Галимджана Баруди – Галиев (или Галеев). Баруди – псевдоним, это слово в переводе означает «Пороховой». Оно указывает на то, что именно с Пороховой слободой Казани связано начало родословного древа семьи Галиевых.

Еще в годы учебы юноша поставил пред собой цель – служить Родине, нации и просвещению татар. В 1875 году он уехал в Бухару для продолжения  религиозного образования. В бухарском медресе окончательно убедился в архаичности старых методов. Вместо средневековых идеалов ученого, он выдвигает идеалы служения Родине и нации.

"Для личности самое великое счастье — счастье служить Родине, а для сынов нации — служить ее счастью, моя сладкая мечта использовать достижения образованных наций. Пробуждать сынов Божьих, называемых татарами, направлять их по пути наук и знания — я понимаю эту необходимость, этим я занимаюсь. И, находя в этом священном труде согласие Аллаха, я в этом достигаю счастья".

По его мнению,  цель обучения и воспитания — создание личности, преданной Родине и нации, личности высокоморальной. Примерами для таковых должны служить пророк Мухаммад и его соратники.

В 1882 году Галимджан вернулся в Казань, где стал вторым имамом в Белой мечети, за короткое время значительно преуспев по службе и увеличив круг учеников. Это позволило ему  в 1883 году основать своё медресе. Баруди дал ему имя своего отца — «Мухаммадия». Вскоре это медресе становится крупным и престижным духовным училищем Казани.

При открытии медресе «Мухаммадия» Зайнулла Расули, учитель Баруди, знаменитый шейх, которого современники за его авторитет называли «королем татар», произнес следующую речь:

 «Вместе проявляйте иджтихад (усердие) на пути реформы образования, служите этому пути, не враждуйте и не разделяйтесь в национальных и религиозных делах, на это я даю вам благословение»

Это была высшая мусульманская школа, где преподавали физику, географию, то, что было невозможно в других медресе. Школу Баруди закончили Баки Урманче, Фатых Амирхан, Наки Исанбет и другие видные деятели татарской культуры.

С 1905 года Баруди практически полностью посвятил себя педагогической деятельности, писал учебники, активно публиковался в печати, расширял и совершенствовал учебную программу своего медресе, а число учеников в нём и авторитет созданной им мусульманской школы ещё более выросли. Баруди – автор нескольких учебников на татарском языке, многие из которых впоследствии стали классическими образцами учебных пособий для магометанских школ.

Баруди стремился к модернизации ислама. К концу XIX века ректор медресе «Мухаммадия» Галимджан Баруди начал занимать лидирующее положение среди духовенства Казани. Он настойчиво проводил политику реформы Духовного собрания и татарских школ, выступал за их автономию от государства. На Всероссийском мусульманском съезде в Нижнем Новгороде (август 1906) он был избран членом президиума, председателем комиссии по реорганизации органов духовного управления мусульман. В тот же 1906 год он приступил к воплощению своей давней мечты – изданию и редактированию научного журнала «Ад-Дин ва-ль-адаб» (рус. «Религия и нравственность»), который был запрещён властями в 1908 году. В журнале публиковались толкования законов Шариата, освещались общие и частные проблемы мусульманской философии. Журнал пользовался спросом и имел стабильную читательскую аудиторию.

В 1907 году ректор медресе «Мухаммадия» был обвинен в антигосударственной пропаганде и в 1908 году выслан под гласный надзор в Вологду. Через несколько месяцев ему удалось получить разрешение на выезд за границу, и оставшуюся часть ссылки до апреля 1910 года он провел в Ливане и Сирии, где продолжал научные исследования.

Он  был уже не в том возрасте, когда отлучка от дома, семьи, учеников и паствы дает результаты. К счастью,  Баруди сумел вернуться домой, где возобновил руководство медресе и редактирование богословского журнала «Дин ве адаб» («Религия и литература»).

Идея единого движения мусульман России была подорвана невозможностью создать легальную политическую партию и сильную думскую фракцию. Общие просветительские задачи мусульман России были решены, а религиозное и экономическое единство не были достигнуты. Баруди все больше отходит от общественной деятельности. В 1914 году он тяжело переживает смерть Исмагила Гаспринского, с которым его связывали десятилетия совместной общественной деятельности.

Однако в марте 1917-го года вновь ставится вопрос об автономных национальных органах. Татарская буржуазия финансировала создание национальных фондов, то есть финансовых институтов автономии. 24 марта 1917 года в Казани, в доме Валиуллы Ибрагимова, прошло  собрание наиболее уважаемых членов — старейшин общины под представительством Галимджана Баруди. Буржуазия приняла решение официально создать "Милли сермая" (Национальная казна), составившую 825.223 рубля на 27 марта. Галимджан Баруди сам пожертвовал 1.000 рублей.

          В первые послереволюционные дни после смещения муфтия-черносотенца Сафы Баязитова контроль над Духовным Собранием, установила комиссия, созданная из общественных деятелей Уфы и местного духовенства. Основными кандидатами были Баруди и Фахретдин, представлявшие соответственно мусульман Казани и Оренбурга. Фахретдин отказался от должности, и само избрание Баруди должно было символизировать роль Казани как священной столицы мусульман Волго-Уральского региона.

Баруди стал активным деятелем мусульманского движения в Российской империи. В частности, в январе и августе 1906 года он участвовал в работе съездов мусульман России, был членом комитета правления либерально-демократической мусульманской организации «Иттифак аль-муслимин». Члены партии принимали участие в работе Государственной думы, добиваясь принятия законов, направленных на решение национальных, культурно-религиозных вопросов.

В мае 1917 года на Всероссийском съезде мусульман в Москве большинством голосов Баруди был избран муфтием Центрального духовного управления мусульман России (ЦДУМ), впервые в истории России победив на свободных выборах (до революции муфтий назначался правительством).

Если в мае-июле 1917 года религиозные и светские структуры сосуществовали параллельно, то в июле муфтият стал одним из назаратов (министерств) в правительстве национально-культурной автономии (Милли идарэ), что поставило духовную власть под контроль светской. Лично Баруди от имени духовенства призвал всех членов нации к воплощению автономии в жизнь.

11 января 1918 года на сессии Миллет Меджлисе произошло избрание состава коллегий назаратов (министерств автономии). Пост председателя  Диния назараты (тат. Диния нәзараты, буквально «министерство веры» — министерство по делам религии правительства (Милли Идарә) Национально-культурной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири, созданное в 1917 году, с 1920 года вошло в Центральное духовное управления мусульман (ЦДУМ), просуществовавшего до 1946 года)  сохранил Галимджан Баруди.

Отношения Диния назараты с Советской властью складывались нелегко. Свой первый визит глава мусульман России нанес московским большевистским правителям в мае 1918 года. Результатом встречи с новым руководством страны, и в первую очередь, со Сталиным, Баруди остался неудовлетворенным. Сам муфтий, видимо, поначалу считал новую власть временной и относился к ней соответственно.

Как верховный муфтий России, Баруди много сделал для нормализации религиозной жизни мусульман. В 1918 году под его руководством в Уфе прошло Всероссийское совещание имамов, на котором обсуждались проекты создания широкой системы религиозного просвещения и воспитания. В нем приняли участие самые авторитетные религиозные деятели России. Он выступал за культурно-национальную автономию мусульман Внутренней России и Сибири, за отделение религии от государства.

По постановлению Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР и Татаро-Башкирского комиссариата от 21 апреля 1918 Милли идарэ было ликвидировано, а Центральному духовному управлению мусульман Внутренней России и Сибири, при условии невмешательства в политические дела, предоставлялось право самостоятельного учреждения, ведающего религиозными делами. Диния назараты распространило 25 апреля прокламацию, подписанную Баруди и другими членами духовного управления, с категорическим протестом против роспуска Милли идарэ. Баруди с некоторыми членами бывшего Милли идарэ выехали в Петропавловск (Акмолинская область). В марте 1919 года, когда Уфа была вновь занята белыми, вернулся в Уфу.

После прихода Красной Армии в июне 1918 года он был арестован, затем освобождён и продолжил выполнять обязанности муфтия.

В 1920 году, твердо веря в грядущее торжество разума, муфтий подарил молодой Татарской республике самое большое свое богатство – личную библиотеку, насчитывающую 4288 томов, которую начал собирать еще в середине XIX века его отец. В дальнейшем она составила основу восточного фонда Научной библиотеки Казанского университета.

Очень много труда вложил муфтий в организацию борьбы с голодом в Поволжье и Приуралье. Он объездил всю Уфимскую губернию, чтобы воочию убедиться в размерах бедствия. В августе 1921 года им была написана записка на имя И.Сталина, в которой изложены причины и масштабы голода среди мусульман Уфимской губернии.

ЦДУМ обратилось с воззваниями о помощи к странам мусульманского Востока. На призыв ЦДУМ сразу откликнулись мусульмане Финляндии (татарская распора), Китая, Афганистана и Турции. Турция прислала в помощь Московской комиссии двух своих представителей от Красного Креста. В короткий срок удалось наладить отправку собранного продовольствия по линии международной организации «Помгол».

В то время как активно разворачивалась деятельность ЦДУМ в помощь голодающим, муфтий в Москве пытался прорваться к Сталину, Свердлову. В 1921 году он в очередной раз поехал в Москву и умер там.

Похоронили татарского просветителя в Казани на татарском кладбище, напротив Габдуллы Тукая. Скромнее могилы не было. Надо сказать, что многие муллы его не очень любили за то, что он был ориентирован на светскую культуру, и власти его тоже не особо признавали.

Захоронение Галимджана Баруди с современным надгробным памятником

Баруди был истинным духовным лидером своей нации. Он верил в единство всех мусульман-татар. Но жизнь перечеркнула его многие планы. Однако образ мудрого педагога и суфийского наставника-шейха, богослова, способного дать ответ на требования времени, и, наконец, первого лидера нации остается в памяти татар.

Многие интересные исторические моменты биографии Галимджана Баруди открыл его родственник – известный исследователь в области цветомузыки Булат Махмудович Галеев, доктор философских наук, профессор Казанского государственного технического университета им. А.Н. Туполева, член-корреспондент АН РТ, директор НИИ экспериментальной эстетики «Прометей». О своем родстве с Баруди он узнал, уже повзрослев. Его отец был одним из последних выпускников медресе «Мухамадия». Галимджан Баруди – родной брат его деда.

Интервью с Булатом Галеевым было опубликовано в книге «Татарский век глазами национальной элиты. 100 выдающихся татар», которая послужила основой для написания данного материла. Кроме того, использовались книги «Лидеры нации» (Казань, Татарское книжное издательство, 2003), «Казанских улиц имена» (Казань, Центр инновационных технологий, 2008), публикации журнала «Казань»).

Имя Галимджана Баруди носит улица в Кировском районе Казани.

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов