Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Декабрь 2021 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1985 – Скончался Салих Гилимхановч Батыев, Председатель Президиума Верховного Совета Татарской АССР с 1960 по 1983, заместитель Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Василий Лихачев: три года и вся жизнь

 

Сегодня у Василия Николаевичи Лихачева очередной день рождения. Для нас хороший повод вспомнить его еще раз добрый словом.

Размещаем его интервью, которое он дал Любови Агеевой в конце февраля 1995 года, в знаменательное для него время.

С Василием Николаевичем Лихачевым мы познакомились давно. Объединяет нас то, что оба не отреклись от прошлого, потому что не все в нем было так мрачно, как живописали истовые реформаторы, которые и сегодня не скупятся на черные краски.

Мы стараемся и в новой жизни работать, как работали прежде, чтобы не было стыдно перед людьми.

Прежде чем сесть писать этот очерк, я попросила В.Лихачева подробнее рассказать о жизни, о которой мне известно мало, – о личной. Знаю только некоторые факты; женат, имеет двух дочерей. Как-то признался, что он человек домашний, а многочисленные командировки заставляют все время жить на чемоданах.

Но о личной жизни он сказал всего одну фразу: «В последнее время я и дома чаще всего ощущаю себя вице-президентом – звонки до 11 вечера».

И разговор сразу свернул на работу. Это и понятно: еще живы в памяти события, связанные с годовщиной договора Татарстана и России, главного дела последних лет его жизни.

Я спросила, почему именно на него пал выбор М.Шаймиева. Интересно было узнать, кто его продвигал по служебной лестнице.

Как оказалось, «мохнатой руки» у Лихачева не было. Из Горького в Казань приехал обычный абитуриент из простой советской семьи. Он выбрал Казанский университет.

Надо было добиться цели, которую Василий перед собой поставил, – стать классным специалистом. Словно предвидел, как это ему потом понадобится.

В 25 лет защитил кандидатскую диссертацию, в 38 – докторскую, обе по международному праву.

Первое официальное поручение В.Лихачев получил от М. Шаймиева в 1989 году, когда пошла интенсивная работа над проектом союзного договора.

Трехлетняя работа над договором Татарстана и Российской Федерации закончилась его подписанием в 1 994 году.

Мы вряд ли когда узнаем, как и по чьей инициативе появлялись формулировки этого документа. Не в этом дело. Важно, что была такая атмосфера, когда один мог безбоязненно предлагать, а другой с пониманием слушать.

Василий Николаевич вспоминает:

Шаймиев  прагматик. В фигуре Лихачева для него как бы совместились интересы и Татарстана, и России.

Хочу подчеркнуть: я служил не двум лицам – Ельцину и Шаймиеву. Я служил двум народам – российскому и татарстанскому. Как ученый исходил из тех тенденций, которые существуют. А тенденции эти – гражданский мир, межнациональное согласие.

Президент Татарстана все мои предложения принял, и годовые итоги работы договора таковы, что он в них не разочаровался.

Один из многочисленных вариантов предложил Рафаэль Хакимов. Его идея сводилась к тому, чтобы указать только совместные полномочия России и Татарстана и плюс еще полномочия нашей республики. С точки зрения юридической техники, нарушался баланс текста, с политической – баланс интересов. Мне известно, что российское руководство никогда не пошло бы на такой договор. Могу показать таблицу поправок российской стороны. Но внимательный анализ документа показывает, что основные интересы Татарстана удалось защитить.

Вспоминаем о договоре не потому, что раньше об этом не говорили. Я брала интервью у Лихачева сразу же после возвращения из Москвы. Находятся люди, которые обвиняют вице-президента в том, что это из-за него республика получила меньше, чем хотелось радетелям государственной независимости.

Вместе пытаемся спрогнозировать, не будет ли отката от согласованных позиций, ведь в московской прессе все чаще звучат предостережения о возможной диктатуре. Я отношусь к Б.Ельцину более критически, чем Василий Николаевич.

Видимо, и положение обязывает, и знает он о московских коридорах власти, лично о Борисе Николаевиче больше, чем я. Но в одном мы едины: в Москве есть силы, заинтересованные в унитаризме. И вполне вероятно предположение: упрись Татарстан тогда рогом, как Чечня, танки были бы и на улицах Казани. Но, слава Богу, М.Шаймиев – не Д.Дудаев, и республики у нас разные. Одна, как желток в яйце, а другая – наособицу.

Теперь опыт взаимоотношений России и Татарстана признан международным сообществом, к нам едут учиться аж из Канады, Буквально на днях, 23 февраля, вице-президент принимал оттуда гостей. Как известно, франкоязычная провинция Квебек надумала проводить референдум об отделении от Канады. Там это, конечно, восприняли болезненно, но танки в Квебек посылать не стали – послали гонцов в Татарстан учиться искусству компромисса.

По мнению Лихачева, итоги последних лет таковы, что Президент стал подлинным политическим лидером республики, хотя под ним нет партии. Это тот самый пример, когда политик опирается на весь народ

– Я о вас хочу рассказать, а не о Президенте, – пытаюсь я перевести стрелку разговора. – А почему вдруг вы баллотируетесь в депутаты Госсовета? Ведь совмещать работу вице-президента и депутата нельзя. Вам что, здесь, во Дворце, надоело? Или это – политическая ссылка?

Я написал заявление о том, что в случае избрания депутатом слагаю с себя полномочия вице-президента. Это осознанно. А последний вопрос лучше задать Президенту.

Так вышло, что я смогла это сделать в тот же день. Минтимер Шарипович вопросу удивился, но когда я уточнила, что со стороны именно так может показаться, ответил серьезно: «Только не это». Видимо, полный ответ мы узнаем позже, после выборов. Ходят разговоры, Лихачеву прочат пост Председателя Госсовета.

Кстати, Лихачев – единственное высшее должностное лицо в республике, у которого не узаконено обеспечение деятельности в случае ухода с поста вице-президента, хотя по закону это должен был сделать президиум Верховного Совета. По какой-то причине не сделал. И если его Председателем Госсовета не изберут, его ждет положение рядового депутата. Если, конечно, Совет не оставит его на посту вице-президента, внеся соответствующую поправку в Конституцию.

Есть у меня мечта – собрать 8 своей семье всех Такташовых.

Жена у него из известной татарской фамилии: ее дядя – писатель Хади Такташ.

С Наилей Такташевой они учились в одной группе, но поженились уже выпускниками. Через год после окончания КГУ он сделал будущей жене предложение, но ее отец, человек строгих нравов, жениться целый год не разрешал, проверял на надежность.

Программа-минимум у меня – своими руками посадить сад. Хотя бы маленький. В последнее время тянет меня что-то созидать на земле.

Я вспоминаю, как однажды в «Вечерке» всему городу сообщили, что вице-президент переехал в престижный дом. Подавался этот факт, конечно же, как сенсационный: купился, мол, на новую квартиру.

И слава Богу, что я ее заработал. На сорок втором году жизни впервые сам получил. До этого имел обычную двухкомнатную – получила жена. Новая, конечно, больше, но я льготы имел как профессор, и жена как работник республиканской прокуратуры…

Кстати, в старой квартире в последнее время мы жили вдевятером. Кроме нас еще сестра жены с мужем – военнослужащим – они все потеряли на Украине. С детьми и собакой приехали к нам. Еще племянница жила – училась в университете.

Василий Николаевич заговорил о каком-то Александре Васильевиче. Вроде уж лишка получалось, десятый в квартире. Оказалось, что это попугай, его еще Шуриком зовут. Говорящий, кстати.

Я не могла не поинтересоваться, как живется двунациональной семье: он – русский, жена – татарка. Оказалось, без проблем. Когда приходят гости, звучат три языка. Кроме русского и татарского, украинский. Жена родом из Донецка. Татарский он понимает. Девочки изучали татарский. Они прекрасно понимают, что пригодятся все языки.

Прокручиваю пленку диктофона – и убеждаюсь, что о работе говорили, конечно же, много больше. Не могли не коснуться предвыборной борьбы. Я попросила Василия Николаевича как специалиста по праву прокомментировать то, что происходит. Наверное, Президент преследовал благую цель, когда говорил о необходимости вотума доверия на выборах в Госсовет главам администраций. Мог ли он предвидеть, во что это выльется, когда эти люди держат рычаги власти?

Вы нащупали сердцевину проблемы, – заметил Лихачев.

Выборное законодательство сегодня имеет существенные пробелы. Есть жизненные ситуации, которые просто не отражены на законодательном уровне. Поэтому будущему Госсовету, пусть на меня не обижаются депутаты последнего Верховного Совета, необходимо заняться хорошей селекцией принятых ими законов. В том числе и с точки зрения соответствия договору между Россией и Татарстаном.

Президент шел с открытым забралом. Он шел как демократ. Надо было демократически отработать механизм реализации этой идеи. Нужен кодекс поведения в рамках избирательной кампании. Вообще, если я пройду в Госсовет, буду выступать за принятие кодекса поведения должностных лиц. Пусть это будет вначале какая-то моральная декларация, затем ее можно будет связать с нормами закона о государственных служащих и подвести под соответствующую меру уголовной или административной ответственности.

Не могла не задать Василию Николаевичу вопросы, которые мы сейчас задаем всем кандидатам в депутаты: как оценивает он деятельность Верховного Совета, каким видится ему Госсовет? Вопросы не застали его врасплох. Включаю диктофон.

Государственному совету будет намного легче работать. У него есть определенное правовое поле. Если только какие-то силы не поставят задачу «заболтать» его работу.

Надо лучше, полнее задействовать интеллектуальный капитал депутатов, использовать научные силы республики.

Возникает очень серьезная проблема, которая меня по-настоящему волнует, потому что с ней связана судьба России и Татарстана. Речь – об интеллектуальном оформлении политики, о категории ответственности при принятии решений и воплощении их в жизнь. Многие решения Москвы в этой связи вряд ли можно оценить категорией «хорошо», но… Надо обратить внимание, что в последнее время многие в Москве меняют отношение к Татарстану к лучшему.

Так получилось, что все 4 руководителя республики выполняли свою роль впервые, порой в экстремальных условиях. Опыт, и плохой, и хороший, уже накоплен, его надо изучить.

И здесь я бы высказал свое суждение вот о чем. Есть кандидаты, которые хотят стать депутатами Госсовета, чтобы служить лоббистами своей отрасли. Наше население, некоторые кандидаты, депутаты в том числе, еще не готово воспринять новую роль Государственного совета. Он не должен заниматься проблемами исполнительной власти, для этого есть президентская структура, есть главы администраций.

Совет последнего созыва практически не занимался вопросами местного самоуправления, и местные Советы как бы повисли в воздухе.

У Верховного Совета не было своего лица в международной политике. Уже сейчас у меня есть договоренность с парламентом ряда стран – Польши, Литвы, Канады о том, что депутаты Татарстана будут посланы туда на учёбу.

Важно, чтобы Госсовет стал действительно парламентом, органом не болтающим, а именно говорящим – «говорящим» законы, которые бы отвечали интересам людей, этнических групп, государства, органом, который контролировал бы проведение этих законов в жизнь.

Внешне это, конечно, работа непривлекательная. Но когда получается закон – какой-то законодательный шедевр, юрист не может не вдохновляться. Это как хорошая композиция для скрипки.

Вот на этой ноте, несколько лирической в нашем разговоре, и хотелось бы завершить рассказ о Василии Николаевиче Лихачеве.

Любовь АГЕЕВА.

«Казанские ведомости», 28 февраля 1995 года

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского