Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Лучше молчать и быть заподозренным в глупости, чем отрыть рот и сразу рассеять все сомнения на этот счёт.

Ларри Кинг, тележурналист, США

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1948 – В Казани появился первый троллейбусный маршрут, который соединил поселок Караваево с центром города. Решение о создании в Казани троллейбусной линии было принято постановлением Совета Министров СССР от 13 февраля 1948, которое подписал И. В. Сталин

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Миллион алых роз

Овациями приветствовали  в Татарском академическом театре имени Г. Камала заслуженную артистку РСФСР, народную артистку ТАССР Шахсанем Асфандьярову.

Корреспондент "Вечерней Казани" Любовь Агеева была на юбилейном концерте популярнейшей татарской актрисы, а потом у нее дома.

Есть аплодисменты – дань вежливости. Они затихают, едва начавшись. Бывают аплодисменты – дань уважения, смолкающие при малейшем переключении внимания зрителей или слушателей.

А есть аплодисменты, которые невозможно остановить, даже если очень захотеть, – это знак горячей любви и глубокого почтения. Для всех желающих поздравить ее с 60-летием со дня рождения и 40-летием творческой деятельности не хватило мест в зале, и кое-кому пришлось стоять. Но люди не роптали. Не каждый день случаются в театре такие праздники.

Отметить юбилей актрисы решили бенефисом. Уже одно то, что вспомнили эту старую актерскую традицию, говорит об особом месте Асфандьяровой в труппе. Она из поколения камаловцев, принявших в пятидесятом году эстафету первых корифеев татарской сцены. Молодые актеры не забыли традиций основателей театра, наоборот, творчески их развили. Ведь они принесли на сцену не только свой талант и жар своих сердец, но и знания, полученные в Москве, в татарской студии Гиттиса.

Их учителем была знаменитая Ольга Ивановна Пыжова, ученица Станиславского. Шахсанем Ибрагимовна вспоминает годы учебы в Москве – и словно молодеет. Непросто им тогда приходилось – в трудное военное послевоенное время. Не всегда были сыты. Однако в избытке было творческое горение, огромная жажда познания. И вот уже тридцать с лишним лет минуло…

Организаторы юбилейного вечера развернули в фойе театра выставку, рассказывающую об актрисе: афиши спектаклей, в которых она играла, фотоснимки в разных ролях. Хорошим комментарием к ней стало выступление кандидата искусствоведения, знатока истории татарского театра И. Иляловой. Она проследила, как с годами, с творческой зрелостью, менялась актриса. Начинала она с милых внешне особ, хищниц по натуре, таких, как Эсмеральда («Зифа» Н. Исанбета), Дильбар («Без ветрил» К. Тинчурина), Лидия («Бешеные деньги» А. Островского). В спектакле по пьесе Ш. Шахгали «Мы не расстанемся» она получила роль буфетчицы и сыграла ее с большим драматическим накалом.

Потом в творческой биографии актрисы еще будет много женщин с неустроенной судьбой, которые, не мирясь с обстоятельствами, боролись за свое счастье. Она стремилась не только к четкому внешнему рисунку каждой роли, но прежде всего к психологизму.

Одной из самых интересных работ стала Хадича в спектакле «Тополек мой в красной косынке» Ч. Айтманова. За эту роль в числе других актеров, занятых в постановке, Асфандьярова была удостоена Государственной премии ТАССР имени Г. Тукая.

Новый этап в ее творчестве открыла роль Клеи в спектакле «Эзоп» Фигерейдо – характер неординарный, трагический. Одна из последних работ Шахсанем Ибрагимовны – Огудалова  в «Бесприданнице» А. Островского. Она дает несколько непривычный рисунок этой роли. Другие актрисы акцентируют внимание на любви Огудаловой к дочери, тем самым как бы оправдывая ее действия – о счастье дочери человек печется.

Шахсанем Ибрагимовна не оставляет сомнений в том, что ее Огудалова готова пожертвовать счастьем дочери ради собственного благополучия. И оттого еще трагичнее становится судьба Ларисы, осознающей в конце спектакля, что она – вещь даже для матери...

Благодаря телевидению я видела несколько спектаклей «Бесприданница», но прочтение нашего Камаловского театра показалось мне одним из самых значительных. И среди актеров, занятых в казанской постановке, особо запомнилась Шахсанем Ибрагимовна.

Самые разные роли, но их объединяет личность актрисы, свойственные ей интеллигентность, внутреннее благородство, добрый характер и большое человеческое обаяние. Она даже в отрицательных персонажах пытается найти хорошее.

Шахсанем Ибрагимовна и сегодня красива, она доказала, что можно оставаться молодой в любом возрасте. Зал не мог сдержать вздоха удивления, когда Шахсанем Ибрагимовна появилась на сцене – в длинном белом платье со шлейфом, какая-то удивительно величавая и в то же время по-домашнему своя, близкая каждому сидящему в зале. Не было в этот вечер дежурных комплиментов – слова шли от души, кто бы ни выступал.

Ей признавались в любви, ей пели песни и читали стихи. Правда, стихов этих не найдешь ни в одном поэтическом сборнике, потому что сочинили их специально для юбиляра, используя хорошо знакомые произведения Маяковского, Гамзатова... 

Министр культуры ТАССР М. Таишев вручил актрисе Почетную грамоту Президиума Верховного Совета ТАССР. Ее поздравили ученики Казанского театрального училища, где она преподавала многие годы, представители общественности и, конечно, коллеги: от президиума Татарского отделения ВТО – народная артистка РСФСР Р. 3иганшина, от камаловцев – народный артист СССР М. Салимжанов.

Но, пожалуй, больше всего растрогали Шахсанем Ибрагимовну ученицы хореографического отделения музыкального училища, шесть граций. Ведь когда-то давным-давно и она, выпускница Ташкентского хореографического училища, тоже надевала по вечерам пуанты.

Возможно, кто из казанцев помнит балерину Асфандьярову – в годы войны она оказалась в Казани, где до поступления в ГИТИС работала в труппе театра оперы и балета. Танцевала на той же самой сцене, где работает сейчас (оперный театр давал тогда спектакли в знакомом казанцам здании на улице Горького).

Это обстоятельство и учел молодой режиссер Дамир Сиразеев, когда думал над решением концертной части бенефиса. Он отказался от простого монтажа фрагментов постановок с участием Асфандьяровой, создав целостное представление: монолог актрисы о времени и о себе, органично дополнив его киносюжетами, снятыми во время давних постановок камаловцев («Зифа», «Эзоп»), отрывками из современных спектаклей.

Конечно, и в этот вечер актриса не могла обойтись без партнеров. Интересным было художественное решение сцены – для зрителей словно приоткрылись двери артистической гримерной.

– Я была такая счастливая в этот вечер,– рассказывала Шахсанем Ибрагимовна, когда мы встретились после бенефиса. – За такие мгновения не жаль отдать и жизни...

Мы говорили о ее творческих планах (она мечтает о роли матушки Кураж), об учениках, которые не могли не прийти на бенефис своего учителя, ее дочери Джамили, о будущем второкурсницы театрального училища, актрисе уже в третьем поколении.

Привыкшая к популярности Шахсанем Ибрагимовна тем не менее словно впервые открывала для себя зрителей. – Представляете, звонили совсем незнакомые люди, поздравляли, читали стихи…

Весь дом в цветах, розы пришлось поставить всюду. Розовый сад!..

На отдых она не собирается. Это значит, мы еще не раз увидим Асфандьярову на сцене театра имени Камала.

Л. АГЕЕВА.

«Вечерняя Казань», 10 апреля 1986 г.

  Издательский дом Маковского