Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Ноябрь 2020 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1948 – В Казани появился первый троллейбусный маршрут, который соединил поселок Караваево с центром города. Решение о создании в Казани троллейбусной линии было принято постановлением Совета Министров СССР от 13 февраля 1948, которое подписал И. В. Сталин

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Сколько неизвестного в известном…

Доцент КХТИ Рамзи Галимзянович Нугманов изучает «Слово о полку Игореве».

Круг занятий казанских ученых в свободное время самый широкий. Одни увлечены туризмом, другие не пропускают симфонических концертов, третьи любят мастерить. Так или иначе, все эти занятия связаны с отдыхом. А вот доцент КХТИ Рамзи Галимзянович Нугманов выбрал себе такое увлечение, которое требует напряженнейшего умственного труда. Правда, весьма далекого от его основной работы.

Он изучает «Слово о полку Игореве», великое произведение древнерусской литературы. При нашей встрече он медленно, нараспев читал его бессмертные строки, и чувствовалось, что текст знает до каждой запятой. Но это его «Слово». Оно у каждого – свое.

Вот уже 200 лет поэты и ученые изучают «Слово», пытаются осмыслить текст до конца. Рамзи Галимзянович не убоялся авторитетов и занялся собственными изысканиями.

Я спросила его, в чем он видит причину неослабевающего интереса к шедевру русской литературы. Вот что он ответил:  

– На мой взгляд, можно выделить несколько причин. «Слову» 800 лет, что уже само по себе говорит о многом. Великое «Слово» оказалось достойным того, чтобы его изучали веками. Поэма эта эпическая, а эпика, как известно, – это боль народная. Понять своих предков и помнить об их страданиях – наша святая обязанность.

Кроме того, история, рассказанная в «Слове», необычайно интересна по самой сути. Она – о трудном, но счастливом времени становления народов нашей страны. А как говорит академик Лихачев, «если ничего нет от прошлого, то не так дорого и будущее».

Каждое новое поколение исследователей непременно обращается к этому «сокровенному сказанию» Древней Руси. Почему? Пожалуй, здесь уместны слова другого именитого ученого, академика Орлова, который писал: « Ни один из переводов «Слова» не может считаться окончательным завершением переводческого труда потому, прежде всего, что каждый перевод способен удовлетворить потребности лишь своего времени и притом не по всем запросам его культуры».

Взять, к примеру, следующие вступительные слова поэмы: «Не лепо ли ны бяшеть, братие, начатии старыми словесы…» Спрашивается, о каких «старых словесах» автор ведет речь? Многие переводчики трактуют их как «старинные слова», «старинную речь», «древний склад» и тому подобное.

Думается, не так все просто. На мой взгляд, определением «старый» великий автор пользуется для обозначения более конкретного времени. Например, «старый Владимир» – это для него Мономах конца XI века. А в это время, точнее в 1097 году, состоялось такое значительное событие, как Любечский съезд князей, положивший конец тяжелому противоборству между Мономахом и Олегом «Гориславичем».

Съезд вынес решение: «Почто губим Руськую землю, сами на ся которую деюще… Да ныне отселе имеемся в едино сердце и блюдем Рускыя земли!» Так был провозглашен новый принцип единения, основанный на началах братства, ставший силой, которая сыграла роль единой государственной власти.

Не этими ли «старыми речениями» съезда в Любече начинает спустя примерно столетие автор свое произведение?.. К сожалению, с годами установились определенные стереотипы восприятия «Слова». Это прежде всего относится к пониманию к цели похода Игоря.

Считается неопровержимым фактом, что Игорь предпринял поход именно против половцев. Между тем северские княжества имели постоянные добрососедские отношения с донскими половцами и лишь в марте 1185 года, то есть перед походом, возобновили договор вновь.

И «Див кличет» со знамени Игоря поискать земли «незнаеме» далеко не на Дону! Не походя ли столкнулись войска Игоря с половцами и не случайно ли погибли русичи на поле половецком?

Говоря о взаимоотношениях Поля и Руси, следует напомнить и о распространенном представлении о половцах, как о «страшном враге и проклятии Руси». А ведь в защиту этих «врагов» от монголо-татарского нашествия в 1224 году семнадцать русских князей сложили в бою свои головы!

Я рад, что в последнее время все большее число ученых склоняется к этой гипотезе. Так, недавно в телепередаче, посвященной «Слову», известные исследователь древнерусского шедевра Дмитрий Сергеевич Лихачев говорил о том, что половцы не были врагами русского народа. Насколько мне известно, раньше он придерживался другой точки зрения.

Не совсем верными представляются также утверждения некоторых толкователей «Слова» о личности Игоря. Например, в книге известного казахского писателя Олжаса Сулейменова он предстает как разбойник, отправившийся грабить половецкие земли. Скорее всего такая точка зрения вызвана какими-то личными чувствами, что в науке весьма непродуктивно.

Здесь нужна полная объективность.

Как видим, исторические представления со временем могут быть пересмотрены. И помогает нам в этом изучение «Слова». Нужен свежий взгляд на вещи, здоровый критический анализ достигнутого в понимании этого поистине великого творения.

И последнее. Многие сожалеют о том, что утерян изначальный экземпляр поэмы. Может быть, и хорошо, что мы его пока не имеем. Иначе могли бы и не вчитываться в произведение так, как это приходится делать сейчас. Ведь не все известное уже познано!

Знание истории сегодня важно не только с точки зрения академической, но и в прикладном смысле. Мышление, не воспитанное исторически, легко подпадает под влияние моды. Человек в таком случае не имеет твердых убеждений, не ощущает своих корней на земле. А это так важно, особенно для молодежи.

Рамзи Галимзянович, каким образом вы пришли к мысли об изучении «Слово о полку Игореве»?

– По-моему, дело в возрасте. По мере взросления каждый из нас проникается особой любовью к языку. Не проходит бесследно юношеское стихотворчество (кто не пишет стихов в молодые годы). В зрелые годы чтение становится избирательным: мы ищем истинные ценности. Например, вдруг обнаруживаешь неповторимую прелесть языка в следующих строчках: «…Долго ночь меркнет в поле. Мгла поля покрыла …» или: «…Юноше цветы в скорби поникли и дерево с тугою к земле преклонилось…»

Как поют слова! И нет ничего удивительного в том, что в конце концов приходишь к такому творению человеческого разума, как «Слово»… А более глубокое увлечение им у меня началось в середине 70-х годов. Я имел тогда девятилетний стаж научной работы.

– Какой, если не секрет?

– Я химик-технолог. Закончил химико-технологический институт имени Кирова, Сейчас в нем работаю, на кафедре процессов и аппаратов технологии. Преподаю на 3-м и 4-м курсах полимерного факультета. А как научный работник изучаю законы поведения массообменных систем химической технологии. Как видите, связи с филологическими исследованиями никакой.

Хотя как посмотреть. В нынешнем году я открыл для себя необыкновенную экономичность поэтической мысли автора «Слова». У него в этом плане можно многому научиться.

– Связаны ли вы с теми учеными, которые изучают «Слово»?

– Личных связей нет. Думаю съездить в Ленинград, к Лихачеву. Однако мне хорошо известны всех исследователей, касающиеся «Слова». Дома у меня большая библиотека специальной литературы. С интересом читал труды А. Никитина, Е. Осетрова, И. Шкляревского. Уже называл имя О. Сулейменова.

– А есть ли у вас коллеги по увлечению в Казани?

– В Казани нет. Но я поддерживаю тесные связи с учителями буинской школы имени Луначарского, которые тоже изучают «Слово». – Очень хотелось бы сделать его объяснительный перевод на современный русский язык. И уже как сверхзадача – поэтическое переложение на татарский. Выбор любительского занятия, разумеется, дело вкуса, и, как говорят, о вкусах не спорят. Однако с точки зрения методологической изучения «Слова» подобно решению проблем химической технологии или даже чтению литературы детективного жанра. Важно найти только саму методу.

Однако детективы читают сотни тысяч людей, а «Словом» интересуются…

– Все дело в том, что в школе, как мне кажется, этому памятнику древнерусской культуры не уделяется должного внимания. Да что в школе! Студенты-филологи его, как говорится, лишь «проходят». Между тем изучать такие литературные произведения полезно всем. И студентам технических вузов в том числе.

По своим занятиям знаю, «Слово» никого не оставит равнодушным. Оно всегда к месту, даже в лекции преподавателя-химика. Я уже давно пропагандирую это произведение среди своих студентов. Сначала рассказывал о каких-то занимательных фактах – это были своего рода эмоциональные переключения с одного вида знаний на другой, полезные для восприятия.

Сейчас пытаюсь говорить со студентами о более серьезных вещах. Даже нынешнее интервью «Вечерке» обсуждал с ними. «Слово» способно быть не только «гуманитарной составляющей» в воспитании будущего инженера. Оно – образец гуманизма. И прикоснуться к нему всем сейчас особенно важно.

Если XXI век мы не сделаем гуманитарным, то у нас его может и не быть! «Слово» поможет противостоять натиску материального в духовно-нравственной сфере. Утрата таких нематериальных ценностей, как честь и благородство, очень дорого обходится даже в экономике. Я уже не говорю о человеческих отношениях.

Поэма о походе Игоря – высокий образец человеколюбия. Устами древнерусского автора еще восемь веков назад в России был дан однозначный ответ на вопрос о войне и мире. Народ никогда не хотел войны, был против любого кровопролития.

В отличие от буржуазного инженерного образования, где идет подготовка «чистых технарей», наши вузы могут и должны позволить себе и такое отступление от учебных программ, как изучение истории и литературы, способствуя всестороннему развитию своих выпускников.

Не обязательно изучать великие творения прошлого, как это делают ученые. Но знать их необходимо.  

Интервью взяла Любовь Агеева

«Вечерняя Казань», 5 июля 1986 года

 

  Издательский дом Маковского