Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Finversia-TV
Яндекс.Погода

Хронограф

<< < Июль 2019 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • Дважды в этот день - в 1899 и в 1903 годах ректором Императорского Казанского университета был назначен профессор астрономии Дмитрий Иванович  Дубяго.

    Подробнее...

«Когда этот человек был жив, мы не смогли до конца оценить, какого он большого масштаба»

Василия Лихачева, первого и последнего вице-президента Татарстана, в прошлом председателя Государственного Совета РТ, заместителя Председателя Совета Федерации, депутата Государственной Думы, пришли хоронить сотни людей.

«Василий Николаевич, простите нас за то, что мы были такими. Но вы понимали, что такое политическая борьба», — просили друзья и коллеги на церемонии прощания с Василием Лихачевым. На гражданской панихиде вспоминали, как Лихачев стоял у истоков Государственного Совета РТ, как вместе с коллегами растил на юрфаке КГУ плеяду блестящих юристов. О том, кто пришел, а кто не пришел проводить Василия Лихачева в последний путь, рассказали репортеры газеты «БИЗНЕС Online».

Я пока не могу сосредоточиться, чтобы написать собственный репортаж с похорон Василия Николаевича Лихачева. Среди всех людей из власти, с кем мне пришлось иметь дело, он занимал особое место. Поэтому  размещаю публикацию газеты «БИЗНЕС Online», по мере необходимости делая небольшие добавления в текст.  Думаю, коллеги на меня не обидятся.

 «ЕСЛИ ПОСМОТРЕТЬ ЕГО БИОГРАФИЮ, ЕГО ДОЛЖНОСТИ КАК ДИАГРАММА СЕРДЦА»

Сегодня в здании Татарской государственной филармонии имени Габдуллы Тукая прошла гражданская панихида по Василию Лихачеву. С раннего утра рядом с филармонией уже дежурили машины скорой помощи, полиции, пара нарядов ГИБДД и черный катафалк Mercedes, ожидающий своего пассажира в последний путь. За полтора часа до начала церемонии к зданию начали подходить люди с букетами цветов. Многие не спешили вовнутрь, скромно стояли у входа в здание, переговариваясь друг с другом.

Фото Олега Маковского

В глубине холла перед лестницей на второй этаж организаторы панихиды установили портрет Василия Николаевича с датами его рождения и смерти.

Как оказалось, я не оставила в пресс-центре Госсовета фотопортрета, который бы подходил для такого скорбного случая. Василий Николаевич очень не любил фотографироваться, особенно по специальному заданию. Снимков и без того было много – встречи, сессии, участие в разного рода мероприятий…

Попросила Фарита Губаева поискать в своем архиве. Он нашел прекрасный снимок, но времени на поиске потратил много, и на снимке, который встречал всех приходящих на церемонию, мы увидели другое фото.

Фото Фарита Губаева

По обе стороны вдоль стен расположились многочисленные венки: от мэрии Казани, российского МИДа и Минюста, от друзей и коллег в Совете Федерации, Комитета Госдумы по международным делам, Российской ассоциации содействия ООН, МГИМО МИД России, Ассоциации юристов России, Постоянного представительства РТ в РФ, ЦИК РФ, Государственного Совета РТ... Ближе всех к портрету Лихачева стояла скромная корзина красных роз, обвязанных ленточкой, — «От председателя ЦИК РФ». На установленном на стене экране сменяли друг друга черно-белые фотографии из жизни Василия Николаевича.

Фойе на втором этаже переоборудовали в траурный зал. В центре зала — гроб с телом, над которым возвышался огромный портрет усопшего. К появлению корреспондента «БИЗНЕС Online» организаторы прикрепляли на подушечках многочисленные ордена и медали Лихачев.

— Уже 8:45, скоро пойдут, — нервно поглядывали организаторы на часы, и через несколько минут в зал медленно вошла супруга Василия Николаевича Наиля Иматовна, за ней дочери Рината и Ильнара, внуки Арман и Самир. Родные подошли к гробу, вытирая слезы, стекающие из-под темных очков и с каменными лицами сели рядом. Родственники будто открыли шлюзы — в здание филармонии двинулась толпа желающих проститься с Василием Николаевичем. У каждого в руках букет цветов, представители Конституционного суда РТ, ПАО «Татнефть» и другие несли траурные венки. Большинство собравшихся подходили к супруге и детям выразить свою скорбь.

Фото Олега Маковского

Одним из первых в зале появился лидер татарстанского КПРФ Хафиз Миргалимов.«Он в нашей истории оставил глубокий след, хотя и сложным был человеком, порой противоречивым. Но всегда имел свою позицию, имел свой стержень, был принципиальным. Несмотря ни на что, высказывал свою точку зрения по любому вопросу, — заявил он в беседе с корреспондентом „БИЗНЕС Online“. — Когда Василий Николаевич был депутатом, я потеснее с ним общался. Он был очень информированным, поэтому я думал, что он все-таки вернется в республику. Общаясь с ним, я иногда чувствовал, что он тоскует по республике. Поэтому он мог бы еще принести пользу. А то, что у него оборвалась жизнь в 67 лет, — для мужчины это еще не возраст. Если посмотреть его биографию, должности Василия Николаевича как диаграмма сердца. Поэтому я сожалею о его уходе и выражаю свои искренние соболезнования родным и близким».

Для многих на предпоследних выборах в Государственную Думу было неожиданным включение Лихачева в список КПРФ. Я не могла не спросить, с чем это связано: изменились взгляды, нужен был надежный способ попасть в Думу? Василий Николаевич прокомментировал коротко: "Решение принималось не только руководством КПРФ, но и в Кремле". От сведущих людей узнала, что коммунистам при распределении "портфелей" был обещан Комитет по международным делам, значит, Лихачев мог его возглавить. Но комитет отошел "Единой России", и Василий Николаевич проработал весь свой депутатский срок рядовым членом. Насколько мне известно, в это время он исполнял важные поручения, не связанные с Думой. Только на днях узнала, что он имел право направлять служебные записки напрямую Президенту России.

В одном из интервью он так объяснил свое решение идти по списку КПРФ (членом партии он не был):

«В Думе я оказался по заданию Министерства иностранных дел Российской Федерации. Заместитель министра Квицинский, который был в Думе во фракции КПРФ, скончался. Это был профессионал, никакой «краснотой» от него и не пахло. Его признавали не за то, что он во фракции Зюганова, а за то, что он работал послом во многих странах, что он прекрасно коррелирует идеи и воплощает их через парламентскую дипломатию.

Когда он скончался, естественно, возник вопрос, кем его заменить. Мне предложили, и я счел, что у меня есть дипломатический опыт, прекрасное образование Казанского университета, докторская степень, голова на плечах, и я согласился.

Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/321226

Председатель Общественной палаты РТ Анатолий Фомин назвал Лихачева «блестящим юристом», который был «очень нужен, когда принималась Декларация о государственном суверенитете»: «Всегда был в теме, всегда в курсе всех событий. Он был соратником Минтимера Шариповича. Очень жаль, что такие люди уходят в таком раннем возрасте.

 «ХОТЯ ВСЕ ПРОИСХОДИЛО В ПЫЛУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОЛЕМИКИ, ЭТО ЛОЖИЛОСЬ ОЧЕНЬ БОЛЬНО НА БОЛЬНОЕ СЕРДЦЕ ЭТОГО БОЛЬШОГО ПОЛИТИКА»

В считанные минуты проход к гробу оказался забит людьми с цветами. Корреспондент «БИЗНЕС Online» узнал университетских коллег Лихачева: советника ректора КФУ Юрия Алаева, директора Высшей школы журналистики Леонида Толчинского, директора Института социально-философских наук Михаила Щелкунова. Чуть позже подошел ректор КФУ Ильшат Гафуров. Пришли и депутаты Госсовета — Разиль Валеев, Артем Прокофьев, Муслима Латыпова, Рафил Нугуманов, Николай Рыбушкин, Шакир Ягудин  и многие другие.

Примерно за полчаса до начала панихиды перед гробом выставили вахту памяти — первыми на нее заступили родственники. Через каждые 5 минут участники церемонии сменяли друг друга. К этому моменту в зале можно было видеть заместителей председателя республиканского парламента Римму Ратникову и Юрия Камалтынова, члена Совета Федерации Олега Морозова, вице-премьера РТ Василя Шайхразиева, начальника Государственно-правового управления президента РТ Ларису Глухову и других.

Фото Олега Маковского

 Среди собравшихся было очень много тех, кто работал с В. Лихачевым в Государственном Совете: депутаты Ренат Харисов, Роберт Миннуллин, Валентина Липужина, Разиль Валеев, Валентин Паймухин, Сергей Кирилов, Ольга Ермакова, Сурия Усманова, Миннефаик Вафин, Вениамин Чубаренко, Фарит Шайдуллин. Возможно, кого-то не видела. Марат Галеев пришел только на поминки у него в этот  день было выездное заседание Комитета по экономике, инвестициям и предпринимательству, который он возглавляет. Пришли многие работники парламентского аппарата. Со многими мы не встречались с 1999 года.

Был здесь и Фандас Сафиуллин, горячий оппонент Василия Николаевича на сессиях. Тогда казалось, что между ними пропасть непонимания, и 27 мая 1998 года большой неожиданностью для всех стало выступление Фандаса Шакировича. Он сказал так: «Василий Николаевич, вы знаете, наши острые разногласия по принципиальным политическим вопросам, они сегодня не сглаживаются.  Я не скрою, я не стану лицемерить, по многим вопросам мы с вами не сходимся. Если я случайно окажусь членом Европейского парламента, мы так же с  вами  будем  остро спорить, так же непримиримо, как здесь. Но, Василий Николаевич,  никогда наши отношения с вами, при любой остроте до синевы взаимной, никогда не переходили на личные взаимоотношения. И не перейдут! У нас личные отношения оставались всегда товарищескими…»

Я видела в толпе много членов Правительства того времени. При всей напряженности отношений между двумя ветвями власти, это было конструктивное сотрудничество. Потому что в то время учились новой жизни все. И над всеми висел груз прежней жизни, когда парламент – это всего лишь украшение государственной власти, прописанное в Конституции.

Василий Николаевич, работая в системе государственной власти: в Татарском обкоме КПСС, вице-президентом, руководителем Комитета конституционного надзора, был в этой среде человеком, можно смело сказать, несистемным. Отношение к нему во многом определялось тем, что его очень высоко ценил Минтимер Шаймиев. И как только стало очевидно, что между Минтимером Шариповичем и Василием Николаевичем возникли разногласия, это сразу отразилось на авторитете Председателя Государственного Совета.  И не только на нем лично, но и на авторитете Госсовета.

Но были в исполнительной власти люди, которые уважали Лихачева вне зависимости от того, как к нему относился Минтимер Шарипович. Вот они-то и пришли попрощаться с Василием Николаевичем. Не по должности, так сказать.

О подробностях жизни в Татарстане в то время можно прочитать в третьем томе книги «Республика Татарстан»: новейшая история», продолжение будет в томе четвертом, который готовится к печати.

Заместитель Председателя Госсовета РТ Татьяна Ларионова и экс-заместитель Лихачева, директор музея-заповедника «Казанский Кремль» Зиля Валеева пришли вместе и вместе же утешали родных Лихачева. «Василий Николаевич — один из обаятельнейших политиков современности. Потому что его особый талант, готовность в любую минуту выходить на любую аудиторию и разговаривать, и вести диалог, это, конечно, было обеспечено и его предыдущей жизнью, и каким-то особым дипломатическим даром», — рассказала Валеева, отметив и богатые гуманитарные знаниями политика.

Фото Олега Маковского

«Я очень хорошо помню Василия Николаевича в 90-е, когда он возглавлял Государственный Совет Татарстана. Я тогда работала редактором молодежной газеты, и, наверное, более дерзких оппонентов, чем наша газета, у него не было. Мы его сильно кусали. А сегодня я поняла, что, хотя все происходило в пылу политической полемики, это ложилось очень больно на большое сердце этого большого политика, — рассказала „БИЗНЕС Online“ Ратникова. — Наверное, в свое время, когда этот человек был еще жив, мы не смогли до конца оценить, какого большого масштаба этот человек. Но, к сожалению, это начинаешь понимать, когда его рядом уже нет. Василий Николаевич, простите нас за то, что мы были такими. Но я думаю, что вы понимали вполне, что такое политическая дискуссия и что такое политическая борьба. Хотя, конечно, мы были по одну сторону баррикад». 

Ближе к началу панихиды у гроба с телом можно было заметить зампрокурора РТ Олега Даминова, бизнес-омбудсмена РТ Тимура Нагуманова, председателя Верховного суда РТ Ильгиза Гилазова, председателя Торгово-промышленной палаты РТ Шамиля Агеева. К родственникам подошел и глава аппарата Президента РТ Асгат Сафаров и с какой-то особой чуткостью старался утешить их.

Фото Олега Маковского

По самым скромным оценкам корреспондента «БИЗНЕС Online», в зале находились по меньшей мере 300 человек. Все это происходило почти в полной тишине, изредка прерываемой скорбными репликами сквозь слезы, вроде: «Да… Вот и все…»

Собравшиеся в зале периодически спрашивали друг друга, приедут ли на прощание Минтимер Шаймиев и Рустам Минниханов. Позже выяснилось, что госсоветник РТ находится в отпуске в Карловых Варах. По информации «БИЗНЕС Online», первый президент РТ лично звонил вдове Наиле Иматовне и выразил свои глубочайшие соболезнования. Рустам Нургалиевич Минниханов сегодня вместе с российским вице-премьером Дмитрием Козаком в Набережных Челнах, Премьер-министр Алексей Песошин тоже за пределами Казани,  а председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин с понедельника в краткосрочном отпуске, и тоже за границей.

На то, что в зале нет первых лиц, конечно же, все обратили внимание сразу. В том, что так объективно сложились обстоятельства (дату похорон нельзя было заложить не в один план, так что все оказались занятыми), я все-таки вижу провидение судьбы.  Если был бы на панихиде Президент, наверняка пришли бы все министры, другая чиновничья рать. Я знаю, как организуются подобные визиты.

Но не могу не заметить, что лично Рустам Минниханов, руководство Государственного Совета (на парламент легли все хлопоты по организации похорон) сделали все возможное, чтобы проводить Лихачева в последний путь достойно. Президент распорядился выделить борт для транспортировки тела из Москвы, где гражданская панихида прошла накануне. Были выделены необходимые средства для погребения и поминок, которые прошли в ресторане «Татарская усадьба». Фарит Мухаметшин  оставил  пост в Instagram, отметив «большой вклад» Лихачева «в развитие законодательства Татарстана».

Выступая там, Наиля Иматовна искренне поблагодарила всех, кто пришел проститься с Василием Николаевичем, особенно – руководство республики. 

«ПАРЕНЬ ИЗ ПРОСТОЙ СЕМЬИ С БЕРЕГОВ ВОЛГИ ВПИСАЛ СВОЕ ИМЯ В БОЛЬШУЮ ФЕДЕРАЛЬНУЮ ПОЛИТИКУ»

«Российская Федерация, Республика Татарстан понесли тяжелую утрату — на 68-м году жизни скончался видный государственный, общественный и политический деятель… — открыл траурный митинг Шайхразиев. — Профессионализм, интеллигентность, отзывчивость, чувство ответственности Василия Николаевича проявлялись на всех участках его работы».

Юрий Камалтынов от имени депутатского корпуса передал искренние соболезнования вдове и дочерям Лихачева. «Можно смело говорить, что многие вещи, которые сегодня вошли в обыденную практику Госсовета начинались с его легкой руки, — рассказал он. — Первые парламентские слушания, елка для детей из малоимущих семей, выставки в холле второго этажа — это все было по его инициативе». Камалтынов напомнил также, что в заслугу Лихачеву можно отнести формирование правового механизма Конституционного суда РТ. Василий Николаевич стоял у истоков такого мощного института, как уполномоченный по правам человека в РТ. «Это был высоко порядочный, очень интеллектуально Богом отмеченный человек… Думаю, все, кто с ним хоть ненадолго соприкоснулся, будут помнить его очень долго», — заметил Юрий Зимелевич.   

«Вчера с Василием Николаевичем прощалась Москва, сегодня прощается Казань. Это очень символично, — отметил Олег Морозов. — Парень из простой семьи с берегов Волги прошел жизненную траекторию, став одним из выдающихся лидеров Татарстана и вписал свое имя в большую федеральную политику. Про Василия Николаевича с полным основанием можно говорить, что он один из ярких политиков федерального масштаба. Он, безусловно, сделал так много для Республики Татарстан, если бы не он, не та команда, которая была рядом с первым Президентом Минтимером Шариповичем Шаймиевым, республика была бы сегодня другой. Они заложили фундамент, который делает сегодня Татарстан одним из лидеров РФ. Этот уход, безусловно, преждевременный, скоротечный, трагичный. Но безусловно и то, что этот человек прожил очень яркую, очень достойную жизнь. И каждый, кто его знал, ничего не сможет о нем сказать дурного, а вспомнит только добрым словом».

Его огромный авторитет, его порядочность, его человечность собрали этих людей, — заметил вице-премьер РТ Равиль Ахметшин. — Его имя, его слово было весомо не только в аппарате Правительства и Президента России, в министерствах РФ, но и в татарской общине Москвы, где его авторитет дал возможность решать многие проблемы. Василий Николаевич сам прекрасно говорил на татарском языке… Огромное спасибо ему за то, что был действительно интернационалистом с большой буквы, помогал нам сохранять и развивать татарский язык и культуру…»

Фото Олега Маковского

«Я выступаю от имени выпускников юрфака, учеников Василия Николаевича, — сказал мэр Казани Ильсур Метшин. — Мы имели  большую радость, большое удовольствие быть учениками этого выдающегося человека и даже гораздо больше — соратниками на государственной и муниципальной службе. Безусловно, нам очень дорого имя нашего учителя. Я хочу сказать о его человеческих качествах. Несмотря на то, что по-разному мы все учились, по-разному проявляли себя в университете, для всех нас на первых этапах становления нашей государственной службы Василий Николаевич находил всегда не только добрые слова поддержки… Он всегда давал мудрые советы, всегда помогал, всегда ощущалось его плечо учителя — на всех этапах. Это было и в Казани, это было и в Нижнекамске, и позже… Он всегда нас поддерживал, его опыт государственного деятеля, который вырос после юридического факультета, помогал нам в трудные моменты. Он, на самом деле, государственный муж, масштабы которого выходили за пределы Татарстана, за пределы родного Казанского федерального университета. Это политик российского масштаба. К большому сожалению, он так рано и внезапно от нас ушел».

«БОЛЕЛЬЩИКАМ ХОККЕЙНОЙ КОМАНДЫ «АК БАРС»: ВАСИЛИЙ НИКОЛАЕВИЧ ПОМОГ ЭТОМУ КЛУБУ ВЫЖИТЬ»

От лица Казанского университета выступил бывший декан юрфака Ильдар Тарханов. «Он любил Казань, всегда возвращался сюда с мыслью о том, что едет в родной город, где его любят, — вспоминал Тарханов. — Учился он так, как мало кто: дважды был лауреатом Ленинской стипендии, вначале как студент, потом как аспирант. Его общительность не позволяла ему быть человеком, который все время сидит в читальном зале с учебниками, не поднимая головы. Василий Николаевич всегда участвовал в жизни факультета, был в гуще событий. Был секретарем комитета комсомола, потом секретарем парткома… И позже он никогда не забывал свой университет и факультет. Как только предоставлялась такая возможность, он приезжал сюда. Как-то даже сказал: у меня есть мысль — может быть, вернуться в университет и работать здесь».

Фото Олега Маковского

Тарханов припомнил также малоизвестный факт: «Хочу сказать болельщикам хоккейной команды «Ак Барс»: Василий Николаевич помог этому клубу выжить. Когда моторостроительный завод не смог финансово поддерживать этот хоккейный клуб, мы, члены его правления, пришли к Василию Николаевичу и попросили о помощи. И он помог. То есть в то, что «Ак Барс» стал многолетним чемпионом, есть личный вклад и Василия Николаевича…»

Работать вместе с Лихачевым в парламенте РТ довелось и председателю Комитета ГС РТ по законности и правопорядку Шакиру Ягудину (в первом созыве он возглавлял Правовое управление Л.А.), который знал Лихачева и его супругу со студенческих лет. По его словам, уже с того времени его отличали «стремление к знаниям, профессионализм, порядочность, ответственность, интеллигентность, оптимизм, доброта и уважение к людям». «Эти качества он пронес через всю свою жизнь, на каких бы высоких постах ни трудился, — отметил Шакир Шахмедович. — Человек с большой буквы — таким он останется для нас навсегда…»

После выступлений все, кто не успел попрощаться с Василием Николаевичем, стихийно поспешили сделать это. Как только панихида закончилось, всем предложили проехать на Арское кладбище на специально подготовленных автобусах.

СОБОЛЕЗНОВАНИЯ ОТ МИТРОПОЛИТА ФЕОФАНА

Машина-катафалк с телом Лихачева прибыла на Арское кладбище около 11 часов утра, но сами похороны начались позже. Сначала в церкви Ярославских чудотворцев прошел обряд отпевания. Родственники и часть сопровождавших усопшего в последний путь людей вошли в храм, часть людей осталась ждать на улице.

Перед началом траурной церемонии отец Владимир (Самойленко)  передал слова соболезнования вдове и дочерям от имени митрополита Казанского и Татарстанского Феофана. После отпевания под звон колоколов молодые люди в строгих черных костюмах вновь погрузили гроб с телом покойного в черный катафалк. Военный оркестр огласил окрестности похоронным маршем. И скорбная процессия направилась к могиле, выкопанной у кирпичного забора, который отделяет кладбище от дороги, идущей с улицы Ершова к мосту «Миллениум». Там уже собралось много народу.

 Процессию возглавляли молодые люди в военной форме, которые несли на красных подушечках государственные награды Василия Николаевича. Наверное, так положено на похоронах Чрезвычайного и Полномочного Посла. Ведь этот важный дипломатический статус, полученный в 1999 году, Лихачев сохранил после того, как вернулся из Брюсселя.

  Не могу не заметить, что никто не регулировал церемонию прощания у могилы. Проститься и даже бросить по православной традиции горсть земли мог любой желающий. Люди старались не мешать друг другу, отходили в сторону, давая место другим… 

Когда на могиле вырос земляной холм, его накрыли ковром из живых цветов, роз и гвоздик — отдельные букеты и корзины. С большим трудом расставили венки, которые не уместились у могилы, и их установили коридором на подходе к ней.

После ухода оркестра зазвучала мелодия песни из кинофильма «Земля Санникова»: «Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь…». Безвестный трубач провожает этой мелодией сотни и даже тысячи казанцев. Возможно, он знал человека, для кого играл на этот раз.  

Фото на кладбище Любови Агеевой

Друзья и близкие Лихачева вскоре потянулись к выходу с территории кладбища. Для тех, кто мог поехать на поминки, подали два автобуса.

Главным на поминках был постоянный представитель РТ в Москве, вице-премьер РТ Равиль Ахметшин. Он и все, кто выступал в ресторане, сказали много добрых слов о Василии Николаевиче. Я видела за столами не только знакомые лица, но и тех, кого не знала. Это были родные, близкие и знакомые сокурсники Лихачева по университету, коллеги по  всем местам его работы в Казани.

Нельзя было не заметить, что кроме Ахметшина, на поминках почти не было официальных лиц. Организационные вопросы решал заместитель Председателя Государственного Совета Юрий Камалтынов. Видимо, список выступающих не согласовывался, причем, даже с теми, кому потом дали слово. Предложили выступить Марату Галееву, с которым Лихачев работал в парламенте в 1995-1998 годах, дали слово мне…

За эти дни мне пришлось дать много комментариев коллегам, но здесь хотелось сказать что-то особое. И я вспомнила, как мы прощались с Лихачевым 27 мая 1999 года. Когда ему дали прощальное слово, он неожиданно для всех прочитал стихотворение поэта Леонида Мартынова, написанное в 1963 году:

Я не прощаюсь, Ибо недаром Не возвращаюсь В облике старом.

Да, и ручаюсь: Видеть дано вам, Как возвращаюсь В облике новом.

Не обольщаясь Верою сладкой, Я возвращаюсь Горькой догадкой

И исключаюсь, Будто бы ересь; И возвращаюсь, Силою мерясь,. .

И воспрещаюсь, И, не смущаясь, Я возвращаюсь; И, возвращаясь,

Быть обещаюсь Лучше и лучше.

 

И, не прощаясь Все-таки с вами И не прельщаясь

Даже словами, Я не прощаюсь Рукопожатьем,

Я возвращаюсь Крепким объятьем!

За 8 лет работы в Госсовета я много чего слышала в этих стенах. Неожиданные исторические аналогии, цитаты из самых разных книг. Стихов с парламентской трибуны не читали даже поэты, а их среди депутатов было много.

Но я вспомнила этот эпизод не столько для того, чтобы подчеркнуть образованность Лихачева. Он с 1998 года  жил за пределами республики, но так и остался татарстанцем, истинным ее патриотом. И завещал похоронить его в Казани, не в Москве, не в Нижнем Новгороде...

Еще я вспоминаю с этой сессии слова Индуса Ризаковича Тагирова, который, напомнив совместную с Лихачевым работу в делегации Татарстана на переговорах с Российской Федерацией, сказал: «Я не сомневаюсь в том, что тот вклад, который внесен им в становление государственности Татарстана, будет оценен историей».

Наверное, время таких оценок еще не пришло. История никогда и никуда не спешит. И, как говорится, большое видится на расстоянии. Видимо, пока расстояние еще не столь велико, чтобы вклад этот оценили по достоинству.

Прощание на поминках  получилось неформальным, душевным и искренним. Василий Николаевич Лихачев смотрел на нас с большого портрета в самом начале большого зала. И наверное, именно здесь, ему было максимально спокойно и комфортно.  

 

Максим Кирилов, Елена Чернобровкина и Александр Кириленко  
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/420326

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского