Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Июнь 2020 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30          
  • 1913 – В проведении первого всероссийского праздника трезвости приняли участие более 230 обществ и братств трезвости. В Казани по предложению Казанской духовной Консистории был устроен крестный ход, в котором участвовало более 200 человек.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Театр – это не здание: к вопросу о театральных юбилеях

Как относиться к тому, что в истории казанских театров бывали сезоны-«простои»? Правомерны ли в таких случаях юбилейные даты, которые мы отмечаем?

Мы задали эти вопросы Юрию БЛАГОВУ, заведующему музеем при Казанском академическом русском Большом драматическом театре им. В.И.Качалова, заслуженному деятелю искусств Республики Татарстан.

Лет 12 назад, когда Качаловский театр объявил, что собирается праздновать свое 200-летие, в казанской прессе разгорелась жаркая дискуссия по поводу неправомочности такого юбилея. Выдвигались два основных аргумента: 1) Качаловский театр к тому театру, который был основан князем С.М.Баратаевым в 1791 году, не имеет якобы никакого отношения; 2) поскольку в истории казанского театра были годы, когда театр на несколько лет прекращал свое существование, двухсот лет не наберется.

Театральные юбилеи имеют некоторые особенности, и если исходить из указанных аргументов, то и 70-летие театра юного зрителя, отмеченное осенью прошлого года, и 70-летие Тинчуринского театра, которое будет отмечаться нынешней осенью, и 100-летие Камаловского театра, которое грядет в 2006 году, можно тоже поставить под сомнение.

Театр юного зрителя, открытый в 1932 году, был не государственным, а, выражаясь современным языком, муниципальным, содержался на средства города. В составе его труппы были и профессионалы, и любители, существовал он два года и в 1934 году был расформирован. Когда в 1935 году был создан государственный тюз, то это был, в известной степени, совсем другой театр, хотя в состав его труппы вошли некоторые актеры из труппы театра 1932 года.

Этот новый театр просуществовал до 1941 года и тоже был закрыт, а осенью 1942-го в Казань эвакуировался Сталинградский тюз, и именно он стал работать в Казани под именем Казанского театра юного зрителя. Возникал даже вопрос о возвращении его обратно в Сталинград после окончания войны.

Та же самая история происходила и с Тинчуринским театром. Созданный в 1933 году колхозный передвижной филиал Татарского академического театра в 1936 году был преобразован в совершенно самостоятельный театр, с 1938 года он стал Балтасинским театром, с 1942-го – это уже Буинский татарский драматический театр, с 1944-го – Татарский республиканский передвижной.

Считать ли эти театры одним театром или это были разные театры, поскольку менялись и местоположение, и руководство, и творческий состав? Вопрос неоднозначный. Что же касается Камаловского театра, то здесь и вовсе сложная история.

Спектакль, показанный 22 декабря 1906 года в Казани, от которого Камаловский театр ведет свою историю, был всего лишь любительским спектаклем. Никакой связи ни с нынешним Камаловским театром, ни даже с труппой “Сайяр”, правопреемником которой считает себя Камаловский театр, этот спектакль не имел, ни один из исполнителей памятного спектакля не сделался впоследствии профессиональным актером.

Вся последующая история татарского театра вплоть до 1921-1922 гг. – это бесконечные разъезды, это бесконечные переходы актеров из одной труппы в другую, это отсутствие постоянного театрального помещения. И лишь с 1922 году, когда первая государственная татарская театральная труппа обосновалась в помещении нынешнего тюза и был открыт Татарский государственный театр, можно считать, что началась история того творческого коллектива, который именуется ныне “Татарский академический театр имени Г.Камала”.

Хотя и этот коллектив сменил не одно помещение: начав работать в бывшем Купеческом клубе, специально перестроенном под татарский театр, он довольно скоро перешел на сцену Большого театра (Качаловского), потом в здание Нового клуба (Тинчуринского), пока, наконец, в 1986 году не обрел свое нынешнее помещение.

Нечего и говорить, что за более чем двухсотлетнюю историю русский театр в Казани пережил немало перипетий. Надо иметь ввиду, что до 1918 года в России было всего 4 государственных, т.н. императорских театра: два в Петербурге и два в Москве. Все остальные театры были частные, существовали они исключительно за счет своих собственных доходов и даже платили городу за аренду помещения, в котором давались спектакли.

Первый антрепренер казанского театра П.П.Есипов здание для городского театра построил на собственные деньги. После его смерти здание это было разобрано и продано с торгов. Точно так же строили себе помещения и следующие антрепренеры, и лишь в 1852 году город выстроил каменное театральное здание и начал сдавать его в аренду разным труппам.

Постоянной труппы город не имел практически до 1930-х годов. Первые театральные здания в Казани были деревянными. Казань часто горела, во время пожаров, уничтожавших иногда полгорода и больше, сгорали и театры. Спектакли, естественно, прекращались, труппа уезжала в другой город, а Казань ждала, когда вновь какой-либо антрепренер рискнет затеять новое дело.

Горел неоднократно и каменный театр, выстроенный в 1852 году: в 1860-м, в 1874-м, наконец, в 1919-м сгорел окончательно и был к 1925-му году полностью разобран, а на его месте образовалась нынешняя площадь Свободы с памятником Ленину. Скверик позади этого памятника как раз и отмечает примерно площадь, где был прежний театр.

До 1918-1919 годов в провинциальных театрах, как в русском, так и в татарском, не было постоянных трупп, каждый сезон они формировались заново. И каждый год Казанская городская Дума подолгу рассматривала вопрос, кому сдать театральное здание в аренду на будущий сезон, объявляла конкурс, рассылала приглашения, придирчиво рассматривала предложения, составляла условия договора.

Были годы, когда в Казани вообще не было театра, а были годы, когда в течение всего сезона работало одновременно несколько разных театральных трупп. Труппа формировалась антрепренером, и, уезжая из города, тот увозил ее за собой. Так, например, в 1924 году В.С.Зотов и З.М.Славянова, возглавлявшие Казанский Большой театр увезли с собой практически всю труппу, терпеливо созданную в течение предшествующих пяти лет работы в Казани.

Так как же в этом случае быть с юбилеями театров? Насколько они правомерны?

Театр – это не город и это не здание. Юбилей отсчитывает не местоположение театра, не постоянство его труппы и не фактическое количество проведенных сезонов. Тем более что само понятие театрального сезона в нынешнем его понимании раньше не существовало. Юбилей отмечает тот факт, что, к примеру, в 1906 году татарский театр начал свое существование как явление татарской культуры, татарской общественной жизни, и в 2006 году явлению этому исполняется 100 лет.

Точно так же и русский драматический театр в Казани как явление общественной жизни существует с 1791 года, а казанская опера в 2004 году отметит свое 130-летие. Факты эти неоспоримы и не могут подвергаться сомнению, поскольку имеют документальное подтверждение.

Юрий БЛАГОВ

«Казанские истории», №13-14, 2003 год

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского