Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
21.10.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
-2° / +2°
Ночь / День
.
<< < Октябрь 2017 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
  • 1907 – Совет Казанского университета принял решение о разработке проекта освещения актового зала посредством лампочек накаливания, а 12 ноября было решено осветить электрическими лампочками всю западную половину главного здания вуза.

    Подробнее...

Публичные слушания будут. Но будет ли публика?

На 6 февраля 2015 года назначены публичные слушания по проекту планировки территории «Центр».

Они будут проходить в здании Управления архитектуры и градостроительства Исполкома Казани по адресу: улица Груздева, дом 5, актовый зал. Начало в 16 часов. Записаться для выступления мог каждый желающий. Постановление Мэра Казани И. Метшина от 26 декабря 2014 года на этот счет появилось в Сборнике документов и правовых актов муниципального образования г. Казани 22 января 2012 года.

Свое мнение о проекте решила высказать главный редактор газеты «Казанские истории» Любовь Агеева.

Замечательно, что коллега из «Вечерней Казани» своевременно откликнулась на факт проведения публичных слушаний, значение которых трудно переоценить. При этом она взяла в собеседники человека знающего. Профессор Казанского государственного архитектурно-строительного университета, член правления Союза архитекторов Татарстана Александр Дембич в 2002 году участвовал в разработке проекта детальной планировки центра Казани, за который коллектив авторов был награжден Большой медалью Российской академии архитектуры и строительных наук, но который так и не был воплощен.

К проекту территории «Центр» Александр Дембич уже не имел отношения – рабочую группу возглавила руководитель центра разработки генплана института «Казгражданпроект» Талия Мухаметшина.

Материалы Инны Серовой вы можете прочитать и в «Вечерке», и на нашем сайте, в рубрике «Компас в мире информации». Не буду касаться вопросов, уже обсужденные в «Вечерней Казани». Обращу внимание на аспекты, которые она с собеседником не обсуждала.

Коллега не коснулась такой задачи, как вывод промышленных предприятий под общественно-жилые функции. Называются при этом обувная фабрика «Спартак», ОАО «Татаркрахмалпатока», Казанский завод нестандартного оборудования. Все остальное спрятано в «и т.д.».

Входит ли в это «и т.д» швейная фабрика «Адонис» на улице Профсоюзной, здания которой лишают возможности казанцев и туристов видеть одно из самых старых памятников культурного наследия  – Дом Микляева? Все-таки хочется надеяться на его возрождение...

Мы понимаем, что не так-то просто сегодня осуществить такие отселения, поскольку у всех предприятий есть собственник или собственники, которыми просто так не скомандуешь. Значит, нужно договариваться, а кто согласится на такое без компенсации потерь?

Планируется также перепрофилировать под культурно-просветительские нужды республиканский клинический диспансер по улице Батурина и следственный изолятор №1 УФСИН России по РТ, но тут собственник – государство, и договориться с ним, наверное, будет проще.

Оба здания примечательные, с большой историей. Знать бы еще, для каких конкретно целей они будут использоваться.

Нельзя не приветствовать позицию 2.1.13, в которой предусмотрено увеличение в центре музеев, выставочных залов, театров, кинотеатров и т.д., поскольку культурное пространство Казани, огромного города с более чем миллионным населением, явно не достаточно. Но вопрос вызывает слово «строительство».

Жизнь показывает, что большой популярностью пользуются культурные объекты с небольшими залами, многофункциональными или предназначенными для какой-то одной цели. Практика работы центра современной культуры «Смена», расположенного на втором этаже обычного складского здания, показывает, что при выборе места досуга человек не всегда выбирает дворцы.

В этой связи почему бы не решить эту задачу, приспособив под новые объекты инфраструктуры культуры памятники культурного наследия на Тукаевской, Московской и других улицах, которые уже прошли первый этап реставрации?      

Я согласна с профессором Казанского государственного архитектурно-строительного университета, членом правления Союза архитекторов Татарстана Александром Дембичем – центры больших городов, из которых уходит жилая застройка и деловая жизнь, по вечерам превращаются в места мало привлекательные. Помнится, во время путешествия по городам США нас предупреждали, что после 18 часов в будние дни и в воскресенье  даже хлеба с молоком в центре купить нельзя. Зачем держать магазин и кафе, если в них некому ходить? А потому вечером, гуляя по центру (гостиницы нам определяли везде именно в центре) мы видели пустые города.

Зачем же нам повторять чужие ошибки?

Я видела, как решали эту проблему в одном из городов. Не помню, то ли в Де-Мойне, то ли в Оклахома-сити. Там открыли многофункциональный центр в бывшем железнодорожном вокзале и прорыли канал для катания на лодках. Специально для того, чтобы заманить людей в центр на выходные дни.

По счастью, российские богатые люди, в отличие от американских, еще видят смысл жить в центре города. Отсюда обилие элитного жилья, например, на улице Щапова, с которой я начинала жизнь в Казани. Снесли все, кроме нескольких домов. И на Щапова, и в Профессорском переулке, где издавна селилась в индивидуальных домах казанская профессура, а сейчас понастроили многоэтажек.   

В одном из американских городов нам показали такой элитный дом – он пустой. Жить в нем никто не хочет. Еще Ильф и Петров писали про одноэтажную Америку.

Я, например, не очень бы хотела жить в центре еще по одной причине. Здесь мало магазинов, детских садов, школ. Все это планируется построить. А как жить сегодня?

Мы безжалостно выгнали трамвай из центра города, и, судя по всему, наступление на этот вид транспорта будет продолжаться. Правда, радует, что в центре будет больше станций метро. Жаль только, «что в эту пору прекрасную жить не придется ни мне, ни тебе».

Три личных наблюдения за границей.

В Ницце (Франция) трамвай передвигается по центральной площади, где в любое время суток полно народу, без «рогов», то есть без внешнего электричества. Хотя он и без этого почти бесшумный.

В Берне (Швейцария)  трамваи и автобусы сосуществуют так мирно, что никогда бы не поверила, если бы не видела своими глазами. Никакого нетерпения ни со стороны водителей, ни со стороны пешеходов. Автобус терпеливо ждет, пока пройдет тургруппа, пешеходы спокойно отходят в сторону, видя машину. А улица, замечу, довольно узкая. На снимке хорошо видно. 

Значит, при современных технологиях, при соответствующей культуре поведения можно транспорта в городе не боятся.

Мы же рубим с плеча. Будто трамвай во всем виноват.

Намерение сделать менее крутыми улицы Толстого, Кави Наджми, Университетскую, Бутлерова и Япеева, срыв уклоны, меня, как и коллегу из «Вечерки», встревожило. Мы уже порезвились, уничтожив своеобразие казанского ландшафта в самом центре города, когда закрыли холм между улицей Пушкина и Собачьим переулком зданием Пенсионного фонда. Между тем холмистость казанского центра – это одна из его ярких красок.

Мне вдруг вспомнился  случай из советского прошлого, когда какому-то партийному гостю из Москвы не понравился кремлевский склон, точнее каменная мостовая, которая идет мимо Кремля на улицу Баумана. Мол, слишком трясет в машине. И старинные камни  в одночасье убрали, спуск заасфальтировали. Потом пришлось  мостовую восстанавливать…

Если уничтожим холм под памятником Хусаину Ямашева (гулял по Интернету такой слух), а потом опомнимся – создадим гору заново?

Некоторые градостроительные решения по сносу старых домов город только украшают. Так, обнажение одного из холмов, на котором ныне стоит памятник Муллануру Вахитову, еще более открыло перспективу улицы Бутлерова, здание Казанского финансово-экономического института на соседнем холме стало еще величественнее. Про кинотеатр "Вузовец" сегодня вспоминают только старожилы. Но без особого сожаления

Да, подняться по улице Бутлерова стоит каких-то усилий. Недавнее путешествие к моему дому на Щапова едва не закончилось падением – тротуар почему-то ледяной.

Но все это окупается, когда видишь, как необычен пейзаж Казани в центре города.

Летом я побывала в одном из маленьких городков юга Франции. Сен-Поль де Ванс укрылся за стенами средневековой крепости. Там вообще нет ни одной прямой улицы, почти нет асфальта – вместо него каменные тротуары, по которым ох как непросто ходить в туфлях на каблуках.

Вот такие там улочки

И вот такие дороги, они же тротуары

Мы, туристы, приехали и уехали, а как жить тут постоянно? Живут! И очень любят свой город. И готовы к нему подстраиваться. Хотя бы потому, что туристы – надежный способ пополнения городского бюджета и доходов собственников туристической инфраструктуры.

Прагматичность современных решений пугает. Порой, действительно, нет выбора. Но если он есть, почему бы не поставить во главу угла историческую ценность ландшафта, отдельных объектов культурного наследия?  В переводе на язык прагматиков, это ведь тоже экономика. Ведь туристы едут в Казань не ради новостроек. 

И еще. Надо отдавать себе отчет в том, что любые «выносы» и «вносы» требуют огромных вложений. Легко написать – «постепенное сокращение путевого и коммунального хозяйства ж/д станции Казань-1 в прибрежной зоне».

РЖД точно этого делать не будет. Это было очевидно, когда утверждался новый Генплан Казани и подобные преобразования  представители железной дороги посоветовали делать за свой счет.

Легкость, с которой проектировщики порой предлагают грандиозные решения, а власти их утверждают, во многом связана с тем, что планируют и решают одни, а жить в такой Казани будут другие.  Ни в постановлении Мэра, ни в проекте планировки территории «Центр» я не нашла сроков, в которые планируются все эти преобразования. Но уж точно все эти планы – на вырост. А тогда у нас будет точно другой Мэр, другие депутаты. 

Нам не дано предугадать… Хорошие слова. И хотя у города есть Генеральный план, который не без трудностей утвердили, когда город уже успели изменить до неузнаваемости, все равно всего предвидеть нельзя. Не зря в том же Генплане есть планы на 5 лет, а есть – на 20 и 50 лет.  

Маленький пример. Когда в 1991 году была создана газета «Казанские ведомости», редакции долго не давали помещения. Глава городской администрации предложил нам на выбор два небольших дома: один – в самом начале улицы Свердлова, сразу за гостиницей «Татарстан», другой – на Баумана, возле Дома политпросвещения. Нас не устроил ни тот, ни   другой вариант, хотя ремонт старинных развалюх было обещано сделать за дополнительные бюджетные деньги.

Мы согласились на новостройку по улице Чистопольской, где под две городские редакции отдали часть огромного помещения, предназначенного для торговли. Вариант был тоже не оптимальный, поскольку пришлось приспосабливать «аэродром» под небольшие кабинеты.

А если бы я тогда согласилась? Мы бы сделали ремонт, возможно даже не косметический.

Сегодня оба дома не существуют… Вот как непросто заглядывать в завтрашний день.

Во время путешествия по США нам рассказывали, что по вопросу распределения средств на городские нужды в американских городах нередко проводят референдумы. Одному  в этом месте нужен сквер, другому – жилом дом. И послушать стоит и того, и другого. 

В конце концов «вносить»  и «выносить» будут за наши деньги, поскольку городской бюджет в значительной части – это налоги горожан.

С этой точки зрения трудно переоценить значение публичных слушаний, которые стали обычным делом в Казани. Но это не тот случай, когда – «вы сказали, я послушал, но решил по-другому?»

И   проявляют ли казанцы активность при таких обсуждениях?

Я только что прочитала в сетевой газете  «БИЗНЕС Online» интервью советника Президента РТ Оксаны Балтусовой, отчет журналистов этого издания с заседания Совета республиканской организации ВООПИиК и комментарии к нему. Какие разные суждения по одному и тому же поводу! И как сложно решать вопросы сохранения старинных объектов, даже если ты рядом с главой республики.

Как мне кажется, упрек Оксаны Балтусовой широкой казанской общественности в том, что люди в лучшем  случае готовы поговорить, да и только, во многом справедлив. Хорошо, что есть активисты, в основном, правда, люди преклонного возраста. Это и понятно - они знают, что защищают. Они понимают: очень важно, какой след оставит на лице Казани сегодняшнее  поколение.

Большинство в лучшем случае поговорит, побранит власть в узком кругу. И стоит ли упрекать людей в таком случае? Человек готов говорить, когда его слушают, когда есть толк. А у власти нет привычки слушать, а главное - слышать.

Я давно живу на этом свете. И никогда на моей памяти общественность особо не слушали. Нет, слушали - когда ее возражения особо власть не тревожили. А когда она очень сильно возражала, обходились  и без нее. Как в свое время обошлись без подписи руководителя местной организации ВООПИиК (была такая обязательная процедура в советское время), отказавшейся благословить уничтожение старинной мостовой у Кремля.  

А сегодня порой не только не слушают, но даже создают массу неприятностей тем, кто осмеливается возражать. Как минимум, два примера имеем.

На том собрании, где я была, говорили о судьбе Октябрьского городка. Он совсем скоро останется только в памяти старожилов Советского района Казани. О сути разговора - в другой публикации. Здесь - о решении, которое было принято. Написать петицию в адрес Президента Р. Минниханова с просьбой сохранить хотя бы часть домов, разместить ее в Интернете на специальном ресурсе - авось, поможет. До этого была петиция в защиту Дома  Микляева.

Конечно, Интернет вполне может быть площадкой для выражения общественного мнения. Только я особо не верю в пикеты, петиции и прочие формы выражения общественного мнения. Порой они, действительно, срабатывают, когда власть предержащие - того же мнения. Так было, например, когда журналисты "Вечерней Казани" подняли казанцев на борьбу против биохимзавода в пригороде Казани - и он построен не был. Но тогда очень этого не хотели и городские власти. Так что власть и общественность дудели в одну дуду.

Предпочитаю регламентные формы. Когда никакие объективные и тем более субъективные обстоятельства не могут отменить процедуры. Это - как выборы Президента в США. Уже много десятилетий всегда в один и тот же день через 4 года.  

И регламентом прописано, что может власть и что может общественность, объединенная в какие-то организации или  представленная в одном лице.

Опять вспомню путешествие по Америке. Кстати, это была служебная командировка, которая позволила нам, руководителям пресс-служб региональных органов власти, познакомиться с формированием информационных потоков Штатов.

Меня поразила демократичность парламента штата Оклахома. Как известно, этот штат находится на тропе торнадо, а потому здесь нельзя построить без особого разрешения даже двухэтажного дома. Мы были на заседании городского совета, когда обсуждалась одна такая просьба. Дали слово не только тому, кто хотел построить такой дом, но и соседям. И только потом совет принял решение.

А если перенести эту процедуру на наши условия? Скажем, принимать решения по важным памятникам культурного наследия (а, может, и по каждому, потому что они все сегодня важны - раз памятники) в такой обстановке, с приглашением всех заинтересованных сторон, с возможностью озвучить все позиции, все точки зрения.

Кстати, мне понравилась еще одна процедура в парламенте Оклахомы. В конце заседания к микрофону в зале может подойти любой житель штата и выступить на любую тему, по любому поводу. Когда мы спросили руководительницу пресс-службы, не боится ли власть таких незапланированных выступлений, нас не поняли.

Планирую быть 6 февраля на публичных слушаниях. Значит, разговор не завершен. Ждите продолжения.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов