Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Сентябрь 2019 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1930 – Введено обязательное изучение татарского языка для всех студентов 1, 2 и 3 курсов Казанского университета,  на факультетах медицинском, экономическом, советского строительства и права.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Какую Казань оставим потомкам?

Об этом думали участники заседания клуба любителей истории “Кирмэн” 14 ноября 2002 года в   Национальном музее Республики Татарстан, где прошло первое заседание клуба любителей истории “Кирмэн”.

Его учредителями, кроме музея, выступили Институт истории Академии наук РТ и редакция газеты “Казанские истории”.

Мало кто ожидал, что первая же встреча в новом клубе любителей истории “Кирмэн” соберет такую большую аудиторию. Скорее всего, организаторам помогли два  обстоятельства.

Прежде всего, то, что встреча была назначена в только что отреставрированном крыле главного здания Национального музея с парадным входом со стороны улицы Кремлевской – и участники заседания имели возможность впервые увидеть помещения, которым возвращен их прежний облик. Как известно, до пожара 1987 года здесь обитали десятки контор, ничего общего не имеющие с музейным делом. Работники одной из них, где случилось возгорание, в конечном счете, и привели к несчастью, повлекшему столь серьезные последствия: уже около 15 лет  музей  не может вести нормальную выставочную деятельность.

Второе обстоятельство связано с тем, что несколько дней здесь же работала выставка участников первого смотра-конкурса молодых архитекторов, и ее многочисленных посетителей приглашали на заседание клуба, за что редакция благодарна коллегам из журнала “Дизайн и новая архитектура”, с которыми мы тесно сотрудничаем.

А, возможно, главным мотивом для тех, кто решил прийти в новый клуб, была тема первого заседания. Учредители намеренно выбрали для открытия  одну из самых острых проблем последнего времени, которая активно обсуждается и на официальных совещаниях, и в средствах массовой информации.

“Какую Казань оставим потомкам?” – этот вопрос был задан всем присутствующим. В ходе двухчасовой  бурной дискуссии ответ мы так и не нашли, договорившись посвятить этот теме и второе заседание.  Проблема оказалась  столь многогранной, что на первом сумели ее лишь обозначить.

Специально к заседанию была оформлена выставка публикаций из казанских газет, посвященных реконструкции центра Казани, в основном критических. Кроме того, демонстрировались фотоснимки деревянного зодчества, сделанные Гузель Саранцевой.

Сначала слово было предоставлено тем, кто занимается поиском ответа на этот вопрос по долгу службы. Ильдар Шигабутдинов, заместитель начальника специального управления администрации города по подготовке 1000-летия Казани  рассказал о том, как идет работа по реализации федеральной целевой программы по реконструкции исторического центра Казани.

Затем выступила Фарида Забирова, начальник управления госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры Главного управления архитектуры и градостроительства Министерства архитектуры, строительства и ЖКХ РТ. И если первое сообщение было не более чем короткая информационная справка (так договаривались), то второе сразу втянуло присутствующих в водоворот дискуссии. Фарида Мухамедовна, начитавшись критических статей о разрушении старой Казани, о “целенаправленной стерилизации исторической памяти” (“Вечерняя Казань”) сразу “перекинула мяч” обвинений на другую сторону. Она призвала журналистов быть не пристрастными наблюдателями со стороны, а активными помощниками специалистов по охране памятников архитектуры и культуры. По ее мнению, критика в СМИ очень часто не достигает цели, так как истинные виновники остаются в тени.

  “Разделяете ли вы опасения, прозвучавшие в СМИ, о том, что от древней Казани в ходе реконструкции исторического центра ничего не останется?”

Отвечая на первый вопрос дискуссии, кто-то из ее участников иронично написал на пресс-релизе, оставленном на столе после заседания: “Что-то останется…”

В новый клуб  пришли многие известные журналисты – авторы острых публикаций о разрушении памятников старины. Пользуясь тем, что в заседании принимали участие представители специализированных подразделений городской администрации и министерств, ученые и архитекторы, Алексей Демин, Лев Жаржевский и Ольга Юхновская, обратили внимание на ряд конкретных объектов, за судьбой которых  внимательно наблюдают. Например, О.Юхновская напомнила в своем выступлении о печальной  судьбе дома по улице Япеева, где когда-то проживала семья Толстых. Журналистка несколько раз писала на эту тему.

Генеральный директор Национального музея Г.Муханов заверил ее, что дом не пропадет, поскольку уже начаты работы по созданию в нем музея. Он неспроста делал такие заверения в присутствии высоких должностных лиц из администрации Казани и Министерства культуры – финансовые возможности главного республиканского музея невелики. Кто знает, может, именно поэтому в конце ноября и.о. директора музея Толстого С.Коновалова могла сообщить О. Юхновской радостную весть: Министерство культуры выделило музею  500 тысяч рублей на проектные работы.

Известный филокартист Абдулла Дубин, услышавший на заседании    теплые слова о своей просветительской работе, с горечью говорил о том, что люди со средствами, а порой и чиновники не понимают необходимости широкой пропаганды истории родного края.

Выступления журналистов были столь “колючими”, что  академическая поначалу атмосфера в зале сразу накалилась, и было достаточно сложно удержать участников диалога от обычной перепалки. Но называемые проблемы были столь очевидны, что от взаимных обвинений довольно быстро перешли к поиску точек соприкосновения.  И тут выяснилось, что недопонимание возникает из-за того, что люди, одинаково озабоченные судьбой исторического центра Казани, не умеют слышать друг друга. Масла в огонь зачастую подливает неосведомленность и непрофессионализм журналистов и неумение чиновников от культуры  работать с прессой.

Характерный пример. Л.Жаржевский, известный краевед и знаток истории (как правило, публикуется на страницах газеты “Московский комсомолец” в Татарстане”), высказал риторическое пожелание “взглянуть в глаза”  архитектору, по проекту которого построен фонтан в Кремле. Его возмущение вызвало то, что Светлана Мамлеева заявила в СМИ, что видела чертежи ханского фонтана. Как оказалось, желание было вполне реализуемое, поскольку она на заседании присутствовала. И вот тут выяснилось, что стрелы негодования  должны лететь совсем по другому адресу.

Поскольку архитектор, кстати, член-корреспондент Академии архитектурного наследия России, ничего подобного журналисту, бравшему у нее интервью,  не говорила. Она рассказывала о проектной документации фонтана возле губернаторского дворца, построенного, как известно, в  XIX  веке. По ее словам, документация, действительно, сохранилась, именно ее Мамлеева изучала, что помогло ей в работе над проектом современного фонтана.

Что же касается  фонтана перед дворцом хана, то ей известно, что он стоял там же, где и фонтан перед дворцом губернатора. Именно на этом месте находится теперь оригинальное сооружение, созданное на заводе КНИИ ВОЛТ.

Быть арбитром в таких случаях сложно. Остается пожелать обеим сторонам быть осторожнее со словом. Выяснилось, что подобные примеры   может высказать практически каждый специалист, который хотя бы однажды встречался с журналистами.

Один из участников дискуссии категорично отказался выступать до тех пор, пока не закончится телесъемка. Однажды его так процитировали, что ему долго потом пришлось оправдываться за произвольно вырванное из контекста утверждение.

Как оказалось, далеко не всех порадовал тот факт, что Казанский Кремль включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Во-первых, критике было подвергнуто решение установить на одном из православных храмов Кремля вместо креста знак ЮНЕСКО, во-вторых, в ряде публикаций были подвергнуты сомнению выводы экспертов о том, что Казанский Кремль – “единственная в мире уцелевшая татарская крепость”. Так, Алексей Демин на личном сайте в Интернете, а потом в газете “Казанский телеграфъ” писал о том, что “сговорчивость заместителя председателя ЮНЕСКО М.Бушенаки была должным образом простимулирована из неких специальных фондов”. Журналист сообщал, что некие чиновники даже называли ему сумму, “якобы пожертвованную для торжества исторической справедливости”.

В ходе клубной дискуссии А.Демин намекнул, что услуги экспертов, подготовивших заключение для руководства ЮНЕСКО, тоже были не бескорыстными, что вызвало бурную реакцию  Ниаза Халитова и Фариды Забировой, воспринявших намек как личное оскорбление, поскольку тоже работали над тем самым заключением.

Как заметил профессор Халитов, за подобные клеветнические  намеки, высказанные публично, вполне можно привлечь к уголовной ответственности.  Он привел  доводы в обоснование данного в 2001 году заключения, сообщил некоторые подробности принятия решения об установке символа ЮНЕСКО на православной церкви.

Дело в том, что церковь эта была построена на месте разрушенной в 1552 году мечети. Нейтральный символ ЮНЕСКО, по замыслу тех, кто принимал решение, должен был примирить православных и мусульман: и не крест, и не полумесяц. Многим присутствующим этот мотив показался убедительным.

Кого-то доводы Н.Халитова не убедили, однако знаменателен сам диалог между оппонентами. Профессор Халитов вполне резонно заметил, что ничто не мешает журналистам задавать  специалистам вопросы не только со страниц газет, но и по телефону. Чтобы писать с большим знанием дела, а значит – и с большей эффективностью.

К сожалению, не все желающие смогли высказаться по первому вопросу. Некоторые оставили свое мнение письменно. Так, заслуженный архитектор РТ В.Шаповалов отметил, что журналистские материалы часто носят тенденциозный характер: в них больше эмоций, чем справедливой и беспристрастной оценки: “Они хороши как “набат”, поднимающий общественное мнение на профессиональную дискуссию. Однако удары “набата” носят разовый  характер. Именно поэтому часто не достигают цели”.

В.Шаповалов высказал свое мнение и по поводу конкретных объектов. Он не жалеет о сносе старой застройки на нижнем подкремлевском ярусе, правда, не считает разумным “конъюнктурное” решение казанской администрации оставить там павильон для продажи пива. Тем не менее, как считает архитектор, “очень много объектов, включенных в реестр памятников архитектуры, незаслуженно уничтожены”.

Показательно, что проблемы защиты памятников – это проблемы не только казанские. В последнее время в московских СМИ появилось сразу несколько публикаций на аналогичные темы, в которых критиковалась команда Юрия Лужкова. Проблемы похожи, как две капли воды – только названия памятников разные. Выходит, дело не только в субъективном факторе. Есть и объективные обстоятельства, которые способствуют тому, что города теряют свое прошлое.

Рынок не всегда согласуется с чувством патриотизма. Удивительно, но города с меньшим историческим опытом более бережно относятся к своему наследию. Как тут  не вспомнить Америку, где на исторические реликвии, будь то старый дом или памятник, можно сказать, молятся? Страна, где очень хотят оставить свой зримый след на земле. И думают об этом уже сегодня.

Конечно, возможностей за океаном для этого больше. Там не делят тришкин кафтан вместо бюджета. Надо сказать, что на заседании клуба никто и не пытался преуменьшить роль объективных факторов, которые заставляют власти города и республики принимать непопулярные решения. Было бы наивно думать, что в служебных кабинетах город любят меньше. Но как показывает судьба отдельных памятников, роль субъективных факторов уж слишком велика…

“Что может сделать общественность, чтобы защитить памятники истории и культуры от разрушения и  уничтожения?”

Позиция Сергея Саначина,главного архитектора проекта треста “Казгражданпроект” и одного из серьезных оппонентов тех, кто реконструирует центр Казани, более чем пессимистична. Он разделяет опасения, звучащие со страниц газет, в радио- и телеэфире, о том, что наше поколение оставит потомкам плохую память о себе. Сам использует любую возможность, чтобы предостеречь от дальнейших разрушений исторической части Казани.

Сергей Павлович высоко отозвался о журналистах, которые не дают спокойно спать городской власти, защищая памятники архитектуры и культуры. Назывались публикации в газетах “Время и деньги”, “Вечерняя Казань”, “Аргументы и факты. Регион”, “Казанские ведомости” и других, специального номера газеты “Казанский телеграфъ”.

Вспоминали сюжеты  телекомпаний “Эфир” и ТРТ “Татарстан”, радио “Татарстан” о здании Дворянского собрания, домах, где жили Федор Шаляпин и Лев Толстой, других объектах, которым грозит уничтожение. Речь шла не только о судьбе конкретных сооружений, но и о том, как меняется в целом облик города. Например, новое здание фитнес-центра настолько изменит ландшафт возле озера Кабан, что Закабанная мечеть совсем потеряется.

Ей вообще не везет. В советское время рядом хотели построить ресторан – то ли возмущение общественности сказалось, то ли какие другие причины, но стройка была заморожена. Новый проект оказался удачнее. И можно было бы  радоваться, что в Казани появилось еще одно современное спортивное сооружение, которое строится, кстати сказать, рекордными темпами, если бы не потеря еще одного уголка древней Казани, причем ее татарской части.

И такие потери, увы, невосполнимы. По мнению С.Саначина, отдельные выступления в СМИ положения не спасут. Вся беда в том, что общественное мнение сегодня не представляет собой силы, с которой власть не может не считаться. В этом смысле даже Общество охраны памятников, которое мы дружно критиковали в прежние годы за формализм в работе, что-то собой представляло. Во всяком случае,  для принятия решений о судьбе памятников нужна была подпись его руководителя.

Сегодня традиции общественной защиты утеряны. Хотя в республиканском законе “Об охране и использовании культурных и исторических ценностей” сказано, что в “отдельных случаях снос, перемещение и изменение фасадов и интерьеров недвижимых памятников истории и культуры допускается с разрешения Кабинета Министров Республики Татарстан с учетом мнения населения”.

Правда, каков  механизм учета мнения, в законе не сказано.

Перед заседанием клуба мы узнали, что общество охраны памятников вроде бы намерено возродиться, уже прошла его юридическая регистрации. Каковы будут его возможности, сказать пока трудно, если даже  государственные чиновники, ответственные за охрану памятников, порой беспомощно разводят руками. Ф.Забирова говорила о том, что порой  приходится прибегать к услугам милиции.

Никому не секрет, почему в старой части города участились пожары. 

Противостоять приходится “большим деньгам”, “дикому капитализму”, а на вооружении защитников нет ни строгих законов, ни экономических стимулов, чтобы привлечь к реставрации памятников инвесторов. Единственная форма борьбы – публичное обсуждение проблем в СМИ.

Однако сами журналисты силу своих публикаций   не  преувеличивают. Например, А.Демин, рассказав об истории появления спецвыпуска газеты “Казанский телеграфъ”, изданного на деньги ее редактора – Андрея Морозова, горько заметил в заключение, что все ушло в песок. Поговорили, читая обжигающие строки о том, как исчезает древняя Казань, – и забыли.

Как же так? – последовало возражение. Ведь вслед за критическими статьями, радио- и телепередачами появился указ Президента РТ М.Шаймиева “О мерах по обеспечению соблюдения законодательства об охране  и использовании памятников истории и культуры”.

Но, как оказалось, указ был вызван вовсе не залпом критических материалов в СМИ. Просто события совпали по времени. Игорь Нестеренко, заведующий отделом Главного управления государственного контроля, охраны и использования памятников истории и культуры Министерства культуры РТ, уточнил, что проект указа ходил по разным кабинетам целых полтора года, пока не были собраны все подписи  для согласования. Полтора года! За это время в центре Казани произошли разительные перемены.

Но и сейчас не поздно: все ждут, что с появлением указа положение начнет улучшаться к лучшему.

Профессор Казанской архитектурно-строительной академии С.Айдаров, чье выступление завершало дискуссию, смотрит на силу общественного мнения оптимистичнее, однако, тем не менее, подлинную защиту памятников связывает все-таки с именем Президента М.Шаймиева. По мнению Сайяра Ситдиковича, многие годы возглавлявшего правление Союза архитекторов республики, те, кто готовит проекты решений о сносе или изменении памятников, зачастую вводят главу государства в заблуждение. Ведь сама идея сноса ветхого жилья в центре города и переселения людей, чаще всего коренных жителей Казани, в новое благоустроенное жилье – достойна всяческих похвал. Разве задумывалось, что под сурдинку будут сноситься приличные здания, что будут гореть синим пламенем здания, простоявшие века, напоминая нам о многих исторических событиях и земляках, имена которых составляют гордость Татарстана и татарского народа? Положение с реконструкцией центра Казани Айдаров назвал “катастрофой”.

Одно дело, когда об этом говорят непрофессионалы – и совсем другое дело слышать такую оценку от известного профессора архитектуры. Участники заседания предложили продолжить разговор, обратив внимание на конкретные объекты. Ведь за каждым решением о сносе или новом строительстве в центре Казани стоят вполне конкретные люди. Всегда ли они понимают все последствия принимаемых решений? И вообще – достаточны ли меры, которые предпринимают органы государственной власти для исполнения федерального и республиканского законодательства о защите культурных и исторических ценностей? И что оказывается решающим при определении ответственности за нарушение закона – невозможность наказания или нежелание прибегнуть к силе закона?

На следующем заседании клуба предстоит обсудить еще два вопроса:

–  Что может способствовать росту инвестиций на восстановление и сохранение памятников?

– Каков новый архитектурный облик Казани? Переживут ли века новые архитектурные проекты?

Поскольку первое заседание клуба было организационным, речь шла и о некоторых внутренних вопросах. Так, С.Саначин предложил более четко определить статус клуба. Прежде всего надо решить, будет ли это открытое общество  или организация с постоянным членством?

Участники заседания не возражали против того, чтобы функции правления клуба исполняли члены редакционного совета газеты “Казанские истории”. Сопредседателями клуба стали: от Института истории – Рамиль Хайрутдинов,   заместитель директора по научной работе; от Национального музея РТ – Светлана Измайлова, заведующая отделом   истории края до ХХ века; от редакции  “Казанских историй” – ваш покорный слуга.

Никто не возражал против предложенного учредителями названия – “Кирмэн” (то есть “Кремль”), но все-таки дали возможность присутствующим до следующего заседания подумать  – возможно, будут другие варианты.

Все поддержали идею организаторов сделать клуб не просто просветительским салоном, но  местом для публичных дискуссий по актуальным проблемам, связанным с историей. В качестве тем для обсуждения были озвучены предложения членов редакционного совета газеты “Казанские истории”. Так, профессор А.Литвин считает, что будет полезно узнать неизвестные факты времен гражданской войны в нашем крае, профессор Б.Султанбеков предложил обратиться к истории НКВД и КГБ, в которой очень много белых пятен.

В планах  – дискуссии на темы “Был ли предателем  Александр Невский? (о взаимоотношениях Руси и Казанского ханства); “Мусульманка в парандже и без паранджи”.

Свои предложения может высказать каждый желающий. В том числе и читатели “Казанских историй”. Второе заседание клуба состоится в декабре. Мы найдем возможность сообщить об этом.

"Казанские истории", №23-24, 2002 год

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского