Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1970 – В Казани сданы в эксплуатацию высотная гостиница «Татарстан» и подземный переход через площадь Куйбышева (ныне пл.Тукая), первый в городе

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Подарок городу от семьи Хисамутдиновых

Наш собеседник ― Гарафутдин Хисамутдинов, благотворитель, на средства которого в Кировском районе открыт памятник и скоро появится мемориальная доска.

Мы познакомились 21 февраля на заседании Комиссии по увековечению памяти выдающихся личностей и знаменательных событий в Республике Татарстан, куда его пригласили, чтобы публично поблагодарить за добрые дела. Комиссия рекомендовала Исполкому Казани совместно с Министерством культуры инициировать в Кабинет Министров  РТ ходатайство о поощрении Гарафутдина Минегазизовича Благодар­ственном письмом Премьер-министра А.В. Песошина.

На следующем заседании Комиссии 13 июня такое Благодарственное письмо ему вручила ее председатель, вице-премьер Лейла Фазлеева.

Одно дело уже сделано памятник, изготовленный на его средства, в конце августа 2020 года появился в сквере Николая  Столярова Кировского района. Эта скульптурная композиция, отлитая в бронзе, пять мужских фигур в узкой ладье задумана благотворителем как напоминание жителям современной Казани о деревне Бишбалта и проживавших там плотниках.

Гарафутдин Хисамутдинов задумал памятник в преддверии 300-летия Адмиралтейской слободы. Называется он «Умельцы Бишбалты» и посвящен основателям деревни Бишбалта. Скульптурная композиция была изготовлена молодым, но уже известным казанским скульптором Зульфией Мухамедьяновой. Она удостоена Диплома I степени на конкурсе-фестивале национальных культур России.

Официального открытия памятника тогда из-за ковида не получилось, оно состоялось позднее, летом 2022 года, когда отмечали 300-летие приезда Петра I в Казань за 25 кораблями, которые потом приняли участие в Азовском походе. Торжественное открытие памятника организовало Министерство культуры РТ во главе с министром Ирадой Аюповой.

Открытие освещалось телеканалами «Россия-2», ТНВ, интернет-газетами «Реальное время» и «Вечерняя Казань», газетой «Ватаным Татарстан».

В одной из публикаций в сети, в которой рассказывается о благотворителе Хисамутдинове, дана иллюстрация другого памятника в Кировском районе, который тоже посвящен кораблестроителям-лесорубам деревни Бишбалта и Адмиралтейской слободы. Их Петр I назвал лашманами.

Кстати, памятник «Бишбалта - пять топоров» в сквере на углу улиц Клары Цеткин и Урицкого тоже построен на спонсорские средства. Как сообщала 6 сентября 2019 года газета «БИЗНЕС Online», главным спонсором был директор бывшего Казанского подшипникового завода Даниял Бикмухаметов.

В начале нашей беседы я спросила Гарафутдина Хисамутдинова, как у него появилось желание напомнить согражданам о таких далеких событиях. Оказалось, что он уже давно увлечен историей этих мест, поскольку живет в Кировском районе, там, где когда-то была Адмиралтейская слобода, а еще раньше – татарская деревня Бишбалта.

― Я многие годы живу и работаю в Кировском районе. Был депутатом Кировского районного Совета депутатов в течение 15-ти лет, председателем депутатской группы Адмиралтейской слободы в течение 13-ти лет. Хорошо знаком с историей и проблемами этих мест.

Когда создавался музей завода «Серп и Молот» (в это время я был секретарем парткома), я узнал много нового об истории не только предприятия, но и всего Кировского района. Узнал, например, что во время Великой Отечественной войны завод «Серп и Молот» поставлял на фронт саперные лопатки, каски, на заводе делали гильзы для снарядов. Тогда я стал интересоваться историей Казани, Кировского района конкретно.

В X-XI веке деревня Бишбалта, расположенная в месте слияния Арсу (Казанки) и Итиль (Волги), была крупным населенным пунктом. Исследования казанских историков подтверждают наличие у Казанского ханства военного флота, который строился на его верфях.

 «Бишбалта» в переводе с татарского означает «пять топоров». По легенде, деревню заложили пятеро умельцев, смастерив на живописном берегу первый дом для красавицы Айсылу, бежавшей от домогательств восточного купца, и ее избранника Шункара. Мастера работали только топорами.

Хочу напомнить: слово биш (пять) является священным для тюркских народов: мусульмане пять раз в день читают намаз, пятый день недели является праздничным. Отсюда и было название села ― Бишбалта.

В первой четверти XVIII века на землях деревни по велению Петра I возникло Казанское адмиралтейство. Это были сооружения для постройки кораблей, склады, сараи, казармы, разные мастерские. После упразднения адмиралтейства в 1829 году слобода была присоединена к Казани. Это случилось в 1833 году.

Сегодня к наследию Бишбалты можно отнести древнее татарское кладбище на берегу Волги, часть которого затоплена (Мусульманский некрополь Казани: описание и проблемы сохранения). По разным сведениям, появление этого кладбища относят к эпохе Казанского ханства (называется даже дата первого захоронения ― 1321 год, то есть времена еще эпохи Золотой Орды).

В первой половине прошлого века кладбище было действующим, в 1957 году, после строительства Куйбышевского водохранилища, большая его часть оказалась под водой. Нетронутой осталась лишь малая часть некрополя. Захоронения после этого на его территории уже не велись.

Мне хочется сохранить память об этой татарской деревне, а также ее древнее кладбище.   Мы многого не помним и даже не знаем. Например, Аракчино тоже когда-то было татарской деревней. Ее название произошло от слова «уракчы» (жнец). Здесь жили жнецы, которые поставляли сено для царской армии.

Моя цель — сохранить татарские следы этих мест, чтобы люди знали, где и как жили их предки. Еще в 2019-2020 годах я написал проект об этом и передал в Кабмин, вице-премьеру Василю Шайхразиеву и в мэрию города, Ильсуру Метшину, получил положительные отзывы. А потом узнал, что рядом с кладбищем планируют добывать песок. Забил тревогу. Мое сообщение было опубликовано в газете «Реальное время». Ведь нас хотели лишить любимого пляжа «Локомотив» на реке Волге, совсем уничтожить следы острова Маркиз, где в булгарский период проходили международные ярмарки «Ефәк юл» («Шелковый путь»). В своем проекте я предлагал создать на этом месте международный лагерь «Сәләт» для талантливой молодежи.

Видимо, вас услышали. В 2019 году кладбищу был присвоен статус объекта культурного наследия регионального значения в виде достопримечательного места. После этого там провели очистку территории от мусора, убрали поросль и аварийные деревья. Заказчиком работ выступило Управление по организации ритуальных услуг Исполкома города по согласованию с Комитетом внешнего благоустройства Казани. 

Научные сотрудники Института истории имени Марджани провели исследование старинного некрополя. Они выявили около 25-ти надмогильных камней. Самое раннее сохранившееся захоронение датируется концом XIX – началом XX века, самое позднее – 1930-ми годами. Целых немного, в основном, фрагменты. Насколько я знаю, кладбище после этого было огорожено, чтобы казанцы не устраивали на его территории пикники. Есть надежда, что уцелевшие остатки захоронений сохранятся.  

Недавно я услышала, что на пляже «Локомотив» идут к завершению работы по благоустройству.  Там запланировано создание инфраструктуры для полноценного отдыха, чтобы была возможность пользоваться пляжем не только утром, но и вечером.

Со временем это будет часть нового микрорайона Казани – я была недавно на обсуждении проекта «Новая Портовая».

Теперь о мемориальной доске. В феврале вы впервые представили ее проект на заседании Комиссии по увековечению памяти выдающихся деятелей. Мемориальную доску предлагаете установить по адресу: улица Клары Цеткин, дом 8. В июне, насколько я поняла по вашему выступлению, мемориальная доска, а лучше сказать ―  мемориальная конструкция  уже готова.

 ― Да, осталось уладить некоторые формальности. На последнем заседании Комиссии я внес уточнение – мемориальная доска будет установлена не на доме №8, как указано в протоколе заседания от 21 февраля, а на доме №10. В этом здании когда-то был инструментальный цех завода «Серп и Молот».

― Меня несколько смутило представление вашего обращения в Комиссию в повестке заседания – предлагалось увековечить память о выдающемся ученом Игоре Васильевиче Курчатове и Герое Советского Союза Владимире Александровиче Иовлеве, а также о заводе «Серп и Молот», ныне не существующем. А на экране я увидела проект с тремя скульптурными портретами.

Прояснить ситуацию могли только вы, и, выступая на заседании, вы это сделали. Но у меня все-таки остались вопросы. Не могли бы вы рассказать подробнее, какая связь между казанским заводом, Героем Советского Союза Иовлевым, погибшим во время Великой Отечественной войны, и легендарным Курчатовым, который работал в Казани во время эвакуации?

― На заседании Комиссии дали не совсем точную справку о моем предложении. Да, на мемориальной доске есть такая запись: «Здесь располагался первый в Казани машиностроительный завод «Серп и Молот», 1851-2015 гг.». Но в композицию, действительно, входит три скульптурных портрета. Завод «Серп и молот» для меня олицетворяет один из его директоров ― Мирсаид Мухаметович Рахимкулов. Я с ним работал как секретарь парткома.

Мирсаид Мухаметович пришел на завод в 1945 году, с 1961 по 1979 год был его директором.  При нем предприятие прошло глубокую реконструкцию. Ему как-то удалось уговорить первого секретаря Татарского обкома КПСС Фикрята Ахметжановича Табеева во время визита в Татарию Председателя Совета Министров СССР Алексея Николаевича Косыгина привезти его на «Серп и Молот». После этого и было принято решение о реконструкции.

― Косыгин приезжал в наш город в 1971 году. Как сообщается в учебниках истории республики, он интересовался трудовыми успехами и планами моторостроителей, побывал в цехах КМПО. Потом была поездка на КамАЗ.

― Вот видите, цель поездки была совсем другая. Но Мирсаид Мухаметович сумел доказать Табееву, что проблемы завода «Серп и Молот» не менее важны. И Косыгин с этим согласился. Нам выделили средства на модернизацию производства.

Завод у нас был особый. Это одно из старейших предприятий Казани. Завод был образован на базе чугунолитейного, машиностроительного, кузнечно-котельного и механического завода купца-старообрядца Александра Свешникова. Он появился в 1851 году. Это было литейное производство, а также кузнечный цех.

Когда умер основатель, завод перешел его сыну, а в 1913 году сын за долги передал завод главному инженеру Ярцеву. С 1918 год по 1922 год завод простаивал. В 1922 году завод Свешникова национализировали, и новое предприятие назвали «Серп и Молот».

В советское время он был известен тем, что только в Казани делали грузовые канатные дороги и оборудование для конвейеров.  На нашем оборудовании работали автомобильные заводы в Набережных Челнах и Тольятти. Продукция завода поставлялась на Кубу, во Вьетнам, Югославию, Болгарию.

В 2000-е годы завод был разорен и после неудачных попыток спасти его, был закрыт. Люди остались без работы.

Увы, история, типичная для постсоветской России. То же самое случилось с московским металлургическим заводом с таким же названием «Серп и Молот». Готовясь к нашему разговору, я шерстила интернет и находила тексты и снимки только московского завода. На фото разоренные цеха, заводские корпуса без стен и окон.

К сожалению, историю вашего завода не нашла. Правда, нашла такое сообщение 2007 года ― производственные помещения по улице Клары Цеткин, ранее принадлежавшие заводу «Серп и Молот», приобрело ЗАО «УК «АС Менеджмент» (генеральный директор Роберт Хайруллин). Нашла также ссылку на сообщение агентства «Татар-информ» 2010 года  о том, что «Серп и Молот» распродает свое имущество, а на заводской территории создается многофункциональный комплекс.

На бывшей производственной площадке появится центральное торговое здание, состоящее из блока корпусов. Благодаря проведенной реконструкции будет открыт продовольственный магазин площадью 10500 квадратных метров и магазины сопутствующих товаров.

Сообщение Татар-информа

Бывший торговый центр «Адмирал» это не часть ли того многофункционального комплекса?

― Да. Завод выкупил известный казанский бизнесмен Алексей Семин. Он разместил «Адмирал» в самом большом заводском корпусе.

― Насколько я знаю, Семин не был собственником «Адмирала». Владельцем сгоревшего ТЦ «Адмирал» был закрытый паевой инвестфонд «Казанский земельный инвестиционный фонд», который арендовал здание и нёс за его состояние полную ответственность. Кстати, именно поэтому суд не признал бизнесмена виновным в пожаре, случившемся 11 марта 2015 года. Хотя Семин был одним из пайщиков фонда.

― Я видел, как горел «Адмирал». Мы недалеко живем. Тогда погибло 19 человек, пострадало более 70-ти. Конструкция бывшего заводского цеха частично обрушилась. Было принято решение обрушать всё здание целиком, поскольку оно представляло угрозу. Это случилось 14 марта.

До сих пор с болью прохожу мимо уцелевших зданий нашего завода. Их осталось только два. На одном из них, где был инструментальный цех, в котором я был начальником, и установят мемориальную доску. Пусть она напоминает жителям Кировского района о нашем заводе.

Как я понимаю, «отец» советской атомной бомбы Игорь Васильевич Курчатов – это напоминание о Великой Отечественной войне?

― Да. Мало кто из казанцев знает, что в сентябре 1942 года именно завод «Серп и Молот» получил задание изготовить центрифугу для обогащения урана, и заводчане с этим, можно сказать, историческим, заданием справились.

― Напомню читателям «Казанских историй», что Казань имела самое непосредственное отношение к созданию урановой бомбы. Вместе с единомышленниками Игорь Курчатов заложил здесь основы отечественной ядерной науки и техники. Распоряжением Государственного Комитета Обороны от 28 сентября 1942 года «Об организации работ по урану», подписанным Председателем ГКО Сталиным, в Казани была сформирована Урановая комиссия АН СССР. Думаю, полезно будет привести несколько цитат из него:

2. Академии Наук УССР (акад. Богомолец) организовать под руководством проф. Ланге разработку проекта лабораторной установки для выделения урана 235 методом центрифугирования и к 20-му октября 1942 года сдать технический проект Казанскому заводу «Серп и Молот» Наркомата Тяжелого Машиностроения.

3. Народному Комиссариату Тяжелого Машиностроения (т. Казаков) изготовить на Казанском заводе подъемно-транспортного машиностроения «Серп и Молот» для Академии Наук СССР к 1-му января 1943 года лабораторную установку центрифуги по проекту проф. Ланге, разрабатываемому в Академии Наук УССР.

4. Народному Комиссариату Финансов СССР (т. Зверев) передать к 1-му ноября 1942 года Академии Наук СССР один грамм радия для приготовления постоянного источника нейтронов и 30 грамм платины для изготовления лабораторной установки центрифуги.

Игорь Курчатов был назначен руководителем проекта. Уже в сентябре на заводе начали сборку высокоскоростных газовых центрифуг для разделения изотопов природного урана и обогащения его ураном-235. Метод, который и сегодня является основным промышленным методом разделения изотопов в России.  

 

Игорь  Курчатов молодой. Возможно, таким он был в Казани

Это его известный фотопортрет более позднего времени

― Я узнал подробности о работе Курчатова в Казани из очерка Булата Файзрахмановича Султанбекова. В Казани было сделано 20 кг урана.

― Место, где работала лаборатория, созданная им в феврале 1942 года, точно неизвестно. В одном источнике это подвал первого здания КАИ, по улице Карла Маркса, дом №10, второй источник называет дом №4 по улице Жуковского. Впрочем, может, ученые работали и там, и там.

Насколько мне известно из публикации Султанбекова, лаборатория работала на улице Жуковского.

Интересно… Мы многое знаем об истории этого здания. Тут была управа Казанского земства, в которой работал юный Федя Шаляпин. Здесь учились многие музыканты и композиторы нашей республики. После революции в здании сначала разместили отдел народного образования, потом Народный Комиссариат просвещения ТАССР. В мае 2018 года на здании появилась мемориальная доска памяти знаменитого разведчика Исхака Ахмерова. В 1920-1921 годах он работал здесь в Наркомате.

Но почему о том, что здесь была лаборатория, не известно? Впрочем, о чем спрашиваю? Это был супер-секретный объект. Ученым было запрещено говорить об атомном проекте даже дома.

Память об Игоре Курчатове, выдающемся физике и организаторе, действительном члене Академии наук СССР, трижды Герое Социалистического Труда, лауреате Ленинской премии и четырежды лауреате Государственных премий, о его работе в Казани увековечена – его именем в 1968 году названа одна из улиц Танкодрома. Насколько мне известно, мемориальной доски в честь Игоря Курчатова в Казани нет. И это несправедливо.

В сети есть снимок, под которым написано: «Товарищи Первухин, Харитон, Курчатов и Зернов вернулись с уборки урожая картофеля». Это могло случиться только в эвакуации. Ученые, невзирая на звания, посылались на общественные работы

Читайте в «Казанских историях»:

В Казани была сформирована Урановая комиссия АН СССР

 «Успешный сталинский нарком» Сулейман Гафиатуллин

Казань – колыбель новой отрасли науки

Курчатов Игорь, «отец атомной бомбы»

В этом списке была Казань 

― Третий скульптурный портрет на вашей мемориальной доске – это изображение Героя Советского Союза Владимира Александровича Иовлева. Естественно, я нашла в сети сведения о нем. Участник Великой Отечественной войны, танкист, гвардии капитан. В 1942 году окончил Сызранское танковое училище. Участвовал в Сталинградской и Курской битвах, других важных сражениях. Звание Героя Советского Союза получил посмертно, 28 апреля 1945 года.

8 октября 1944 года танковая рота 250-го отдельного танкового полка (13-я гвардейская кавалерийская дивизия, 6-й гвардейский кавалерийский корпус, 2-й Украинский фронт) под командованием Иовлева прорвала немецкую оборону и в числе первых ворвалась в венгерский город Дебрецен. Капитан Иовлев в этих боях уничтожил 4 танка, 2 бронетранспортёра, 2 зенитных орудия и свыше 40 солдат, а его рота ― 10 танков, 6 полевых орудий, 4 зенитных орудия, 22 повозки, 1 склад боеприпасов и до 200 солдат. В бою Иовлев получил тяжелое ранение, но продолжал сражаться. 18 октября 1944 года он вел огонь из повреждённого танка. Скончался Владимир Александрович от тяжелых ранений. Похоронен в Дебрецене.

Но какое отношение Владимир Иовлев имеет к вашему заводу «Серп и Молот»?

― Он жил до войны в Казани. Родился в Ташкенте 13 января 1920 года. Как попал в наш город, неизвестно. Но в его биографии указано, что он работал токарем на заводе «Серп и Молот». Среднего образования у него не было – только семилетка. В 1940 году он был призван в армию Казанским городским военкоматом Татарской АССР. Это всё, что известно о его казанской жизни.

В Кировском районе, в исторической части Адмиралтейской слободе, есть улица Иовлева. Постановлением главы администрации Казани в 2005 году часть улицы Серп и Молот от Клары Цеткин до Гладилова была названа его именем. Мне показалось справедливым увековечить его память в нашем городе и мемориальной доской на здании бывшего заводского цеха.

― Насколько мне известно, мемориальная доска в честь Героя недавно в Кировском районе установлена.

― Да, ее установили в апреле на фасаде дома №7 по улице, названной в его честь. Но там только текст, а у нас скульптурный портрет. Когда я задумал свой проект, не знал, что такая доска будет.

― А кому вы заказали проект своей мемориальной композиции?

Автору памятника «Умельцы Бишбалты» Зульфие Мухамедьяновой. Знающие люди посоветовали.   

― Правильно посоветовали. Во время заседаний Комиссии, на которых я была, рассматривалось несколько ее проектов мемориальных досок – и всегда они утверждались с первого раза.

Теперь поговорим о вас. В ходе акции «Казанские некрополи» было много ситуаций, когда требовалась помощь общественников, однако упование на энтузиазм горожан было напрасным. Тем более если речь заходила о финансовой помощи.  И вдруг встречаю человека, который отдает свои деньги на добрые дела. У вас большие жизненные накопления ― и поделиться не жалко? Или наследство получили?

―  Ни то, ни другое. Да и деньги, на которые поставлен памятник и создается мемориальная доска, не только мои. Это вклад всей нашей семьи, детей: сыновей Рената и Руфата, у которых успешный бизнес, дочери Чулпан. Я уже давно на пенсии, но продолжаю работать.

― А как смотрит на благотворительность ваша жена? Ведь наверняка деньги можно потратить на благо семьи?

― С Зайтуной Гафиевной мы единомышленники.

― Вот так история! И давно вы занимаетесь благотворительностью?

― Началось всё с поощрения призеров ежегодного конкурса на знание татарского языка и истории родного края, посвященного Габдулле Тукаю, в татарской гимназии №15. Его итоги подводятся к дню рождения поэта. Захотелось как-то порадовать школьников, которые были на конкурсе лучше всех. Уже несколько лет выделяем на это деньги.

Расскажите немного о себе.

― Я родился в Кукморском районе. Поскольку семейные обстоятельства не позволяли думать о вузе, я, сын инвалида Великой Отечественной войны 2-й группы, после восьмилетки решил пойти в ГПТУ. Закончил одно из профессиональных училищ Ижевска. Получил третий разряд, самый высокий, слесаря-инструментальщика и сборщика. Это было в 1967 году. Тогда мне было 17 лет.

Поехал в Казань, где жила моя двоюродная сестра. Думал устроиться на какой-нибудь завод. Сестра посоветовала съездить в Кировский район, где много заводов. Я сел на трамвай с номером 1 и вышел на 1-й остановке, где был завод «Серп и Молот». Дали мне место в общежитии. Так начиналась моя жизнь в Казани.

Хотелось учиться дальше, в вузе, но у меня не было среднего образования. К экзаменам за среднюю школу подготовился сам, сдал их экстерном. Поступил в КАИ, на второй факультет, где готовят специалистов по двигателям. Учиться было трудно. Поступало нас 28 человек, дипломы получили только 13. Было это в 1975 году.

Кстати, мне предлагали остаться в аспирантуре, но на заводе обещали дать квартиру, если женюсь. Выбрал завод. Работал мастером, начальником цеха, секретарем парткома завода.

Учился в Высшей партийной школе. Был депутатом Кировского районного совета. В начале 90-х годов получил третье высшее образование — в Казанском финансово-экономическом университете. Работал заместителем председателя правления банка «Заречье».

В начале нулевых ушел из банка и основал свою строительную фирму «Татипотека центр». Она построила первые многоквартирные дома по улице Столярова.

― Надеюсь, что уже скоро вы пригласите казанцев на открытие скульптурной композиции на доме №10 по улице Клары Цеткин. И теперь они будут знать, что это подарок городу от семьи Хисамутдиновых.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить