Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Октябрь 2022 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1926 – Заключен договор об организации в Казани немецкой танковой школы.  Школа размещалась в бывших Каргопольских казармах

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Фильм о воссоздании мечети Кул Шариф: судьба мечети – судьба народа

В субботу, 30 июля, с 13-ти часов на канале ТНВ будет демонстрироваться документальный фильм «Кул Шариф. Возрождение», который рассказывает об истории строительства мечети в Кремле.

Показ фильма в Москве

Его первый просмотр прошел 26 апреля в одном из залов присутственных мест Кремля с участием тех, кто оставил свои имена в этой истории. Герои фильма – идеологи уникального проекта, архитекторы, проектировщики, художники, участники строительства, религиозные и государственные деятели.

Творческая группа, герои фильма и зрители после первого просмотра в Кремле

Лента уже показывалась в самых разных аудиториях. Причем, прокат организовал сам центр «Аярис». Пришлось договариваться с каждой площадкой отдельно. Странно, но фильм не показали участникам торжеств по случаю 1100-летия принятия ислама  Волжской Булгарией.  Насколько мне известно, и на телеканал ТНВ фильм попал не по чьей-то рекомендации – «Аярис» сам себя предложил. И правильно сделал.  Эту картину стоит посмотреть всем. Поскольку для многих это будет точно езда в незнаемое.

 О фильме

Я смотрела фильм в кинотеатре «Мир», когда на встречу со зрителями пришли директор съемочной группы Татьяна Михайлова, режиссер Эльвира Фархутдинова и оператор Максим Бикмуллин. После просмотра практически никто из зала не ушел. Люди задавали вопросы, делились впечатлениями. Такой приятный аккорд в завершение долгой и трудной работы дорого стоит.

Фильм «Кул Шариф. Возрождение» создан творческой группой Культурного центра «Аярис» при поддержке федерального Президентского фонда культурных инициатив.

В пресс-релизе, приглашавшем на презентацию картины, ее создатели подчеркивали, что хотели рассказать не столько о мечети Кул Шариф (об этом написано много), сколько о людях, которые ее создавали. По их мнению, они могут быть примером для подражания в творческом поиске и самоотверженности, поскольку «это была не только работа, но скорее миссия». Жители республики должны знать, сколько усилий вложено в создание этого уникального в своем роде архитектурного и культового объекта.

Создание фильма «Кул Шариф. Возрождение» – несомненная творческая удача «Аяриса». Мне знаком этот творческий коллектив, который был когда-то задуман с чисто утилитарной целью – записать интервью участников Великой Отечественной войны, чтобы сохранить их воспоминания для истории. Но со временем возможности проекта значительно расширились, и сегодня каждый желающий может воспользоваться его услугами. Кто бы не пришел в центр, известная персона или человек, имя которого знают только коллеги и родственники, специалисты центра помогают сделать из разговора с ним настоящее интервью, чаще всего интересное не только для близких. Подробнее о том, что такое «Аярис», узнаете из моей публикации о нем – История республики и страны через биографии конкретных людей – это «Аярис».

За 10 лет работы в студии сформирован фонд биографических интервью, который включает более 4000 записей. С приходом в «Аярис» Татьяны Михайловой, имеющей навыки режиссера и продюсера, в истории центра начался новый творческий этап. Имея в записи интервью на самые разные темы, знакомясь с большим количеством знаковых персон Казани и республики, центр оказался на своего рода Клондайке, и этим нельзя было не воспользоваться. Так родилась идея первых фильмов, смонтированных из интервью. С 2019 года, когда на средства Фонда Президентских грантов был снят цикл из трех лент цикла «Персона» – о Назибе Жиганове, Салихе Япееве и Марате Тазетдинове, «Аярис» приступил к производству полнометражных документальных фильмов.

Я смотрела фильм о Назибе Гаязовиче Жиганове, выдающемся композиторе и первом ректоре Казанской государственной консерватории. Его вспоминали сын Иван Жиганов, директор детского музыкального театра «Домисолька» (Москва), профессор консерватории Зиля Сунгатуллина, солист Татгосфилармонии Эмиль Залялетдинов и другие деятели культуры, знавшие или работавшие вместе с ним. Он получился интересным по содержанию, поскольку речь шла об интересном человеке и вспоминали его интересные люди. Но как ни старались создатели картины динамизировать сюжетную линию, картина все равно вышла весьма статичной по форме.

В отличие от многих зрителей, я хорошо знакома с историей строительства мечети Кул Шариф и потому наблюдала в кинотеатре в первую очередь за тем, как сделан новый фильм «Аяриса». И могу засвидетельствовать, что он стал значительным шагом вперед именно в творческом отношении.

Идея картины родилась после партнерства с Музеем Исламской культуры, который в 2021 году провел выставку, посвященную 25-летию закладки первого камня в строительстве мечети. Первые же интервью с участниками событий показали огромную историческую ценность их воспоминаний. Их было важно систематизировать, расширив число участников проекта, и оставить для истории в виде документального фильма, что и сделано. Я располагаю полным списком собеседников творческой группы – в нем 25 фамилий.

С предыдущим опытом картину о строительстве мечети роднит только общая основа – фильм «Кул Шариф. Возрождение» тоже сделан из многочисленных интервью. Но кроме этого в нем есть еще много того, что делает полуторачасовую ленту увлекательным занятием.

В фильме нет закадрового дикторского текста: фрагменты интервью, следуя один за другим,  выстраивают цельную историю строительства мечети Кул Шариф. Динамика визуального ряда создается обильным использованием фотоиллюстраций  и  видео (архивных и современных кадров),  подачей исторической информации через мультимедиа.  Зрители фильма увидят на экране наиболее значимые события – закладка первого камня на месте строительства 21 февраля 1996 года, торжественное открытие мечети 24 июня 2005 года, когда в Казань приехали полтысячи высоких гостей из разных стран мира. Всего на церемонии смогли побывать пять тысяч приглашенных, полторы тысячи из них приняли участие в первом богослужении в новой мечети, еще три тысячи молились на площади около нее.

24 июня 2005 года

Режиссер Эльвира Фархутдинова удачно применила прием нарезки, когда в один ряд соединены кадры разных событий, случившихся во время строительства мечети. За несколько минут мы увидим весь технологический процесс ее возведения. Работы по залитию монолитной бетонной подушки фундамента были начаты в апреле 1997 года. С апреля 1998-го началось возведение монолитного бетонного каркаса здания. С 1999 года КАПО имени С.П. Горбунова совместно с ОАО «Вакууммаш» занималось изготовлением металлических конструкций шпилей минаретов и купола основного шатра. Их установили в августе 2000 года. Потом была довольно сложная операция по укреплению на куполе и минаретах полумесяцев. Как вспоминают участники события, день тогда выдался ветреным. А потом в будущей мечети состоялся первый намаз.

Не могу не отметить высокопрофессиональную съемку интерьеров мечети (оператор Максим Бикмуллин). Конечно, по-настоящему дух захватывает от такой красоты только тогда, когда ты находишься там реально. Увидев ее на экране, зрители наверняка поспешат в Кремль, чтобы еще раз испытать эмоции, которые посещают нас, когда мы встречаемся с прекрасным.

В команду, которая работала над фильмом, входили: директор Татьяна Михайлова, режиссер и журналист Эльвира Фархутдинова, оператор Максим Бикмуллин, помощник руководителя Александр Хованский, режиссер монтажа Равиля Салахова. Свет, цветокоррекция и анимация – от Алексея Любарского.

Подавая заявку на грант, творческая группа написала в синопсисе: «Мы стремимся создать эффект присутствия, равносильный рукопожатию и личному контакту». Надо сказать, им это удалось. И не только потому, что все, кто уже посмотрел  этот фильм, не могут не ощущать свою сопричастность к тому, что произошло в Казани в 2005 году. Фильм сделан с удивительной эмоциональной интонацией. И хотя в нем нет того, что мы называем авторской позицией, он воспринимается как искреннее авторское высказывание.

О мечети

История возрождения мечети в Кремле – это часть новейшей истории Татарстана. Кул Шариф попала в сотню лучших архитектурных творений мира («100 лучших мечетей мира» и «100 лучших религиозных объектов мира»). В Малайзии есть макет казанской мечети в формате 1:30, размещенный в парке среди макетов других выдающихся объектов мирового культурного наследия.

Помнится, Минтимер Шаймиев сказал на церемонии открытия мечети, что она будет не только новым символом Казани и Татарстана, но и притягательным центром для всего татарского мира. Это своего рода мост, соединяющий через настоящее наше прошлое и будущее, подчеркнул он. О том, что именно так и случилось, говорят с экрана Шейх-уль-Ислам,  Верховный муфтий России, Председатель Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин, муфтий, председатель РДУМ Кировской области, имам мечети Кул Шариф в 1997-2010 годах Зуфар Галиуллин, сегодняшний имам мечети Кул Шариф Ильфар Хасанов, академик Академии наук РТ, политолог, доктор исторических наук, государственный советник при Президенте РТ по политическим вопросам в 1991-2008 годах Рафаэль Хакимов.

Это была особенная стройка для татар, для всей республики, когда ради общего дела собрался весь народ, когда общественно значимое дело было сделано, как говорится, всем миром. Над созданием мечети бок о бок трудились люди разных вероисповеданий. Так что Кул Шариф – это еще и символ исторической справедливости и единства двух основных конфессий республики.

«Раскрывая красоту материального и духовного мира, мы даем повод гордиться малой родиной, повышаем и культурный уровень общества, и уровень удовлетворенности жизнью, что особенно актуально в период эмоционального напряжения и депрессивных тенденций, связанных с непростым историческим этапом» – так говорилось в пресс-релизе.

Фильм начинается и завершается словами Минтимера Шаймиева, Президента РТ в 1991-2010 годах. Его имя занимает в истории создания соборной мечети в Кремле особое место. Он благословил этот проект еще на уровне идеи, а потом всячески способствовал его реализации. Картина тоже завершается его словами: «Судьба мечети – судьба народа!».

О том, как возникла идея возродить в Кремле татарскую мечеть, вспоминает в фильме Фарида Забирова, в ту пору (1991-2000) председатель правления Союза архитекторов РТ и начальник Управления государственного контроля охраны памятников ГлавАПУ Казани. Творческая группа успела записать ее эмоциональный рассказ, уже знакомый тем, кто читал интервью в «Казанских историях» (Таких масштабных реализованных проектов в России по пальцам посчитать). Мы потеряли Фариду Мухамедовну в июне 2021 года. Процитирую ее воспоминания по этому интервью:

Главный вопрос, на который нам надо было уже тогда дать ответ, – размещать ли мечеть в Кремле? Об этом уже два года как шла дискуссия в газетах. Нам приходилось отвечать на многочисленные обращения граждан, Татарского общественного центра.

И, вы знаете, у нас со Светой Мамлеевой с этим связаны переживания сакральные, можно сказать, мистические моменты. Мы работали ночью – Светлана рисует панораму, а я пишу текст. И вот на рассвете у меня рука сама пишет: «Необходимо возвести мечеть на территории Кремля». Я не знаю, как об этом сказать коллеге. Светлана оглядывается на меня и осторожно так говорит: «Я тебе, Фарида, боюсь сказать, у меня рука сама рисует мечеть». Мы друг на друга смотрим в полном изумлении. Тут у нас такой прилив сил и энергии появился – как столб света. Благодать на нас нашла, мы такую эйфорию ощутили, словно воспарили.

Мы этот момент вспоминаем как один из ярчайших счастливых моментов в своей жизни. Это было очень сильное переживание, ощущение чего-то очень важного и высокого. После этого мы перестали сомневаться в правильности этого решения, этого гласа народа, желающего возродить одну из пяти разрушенных мечетей на территории крепости.

Фарида Забирова вспомнила приезд Бориса Ельцина, который был в Кремле, задавал заинтересованные вопросы  о ходе строительства. Он посоветовал не делать минареты выше башни Сююмбике, чтобы не нарушать высотность зданий в исторической застройке Кремля. Так и получилось.

Конечно, мечеть Кул Шариф – это не реконструкция древнего сооружения. Никто не знает, как она выглядела. По преданию, мечеть поражала гостей Казанского ханства своим великолепием и изяществом, а также богатой библиотекой. Здесь в XVI столетии был центр религиозного просвещения мусульман в Среднем Поволжье. Мечеть вмещала несколько тысяч человек. По пятницам в ней собиралось практически всё мужское население Казани. Здесь проходили церемонии возведения на престол ханов.

Мечеть при взятии Казани в 1552 году была разрушена, от нее не осталось даже фундамента. С тех пор образ мечети и ее легендарного имама жил только в памяти татарского народа. В разных аудиториях обсуждались идеи памятника героическим защитникам Казани. О том, что такой памятник должен быть, говорили не только татары, но и русские. Так что сегодня можно уверенно сказать, что памятник в Казани есть – это мечеть Кул Шариф.  Это реальное воплощение идеи о существовании древней мечети

Как известно, решение о воссоздании мечети в Кремле было принято в 1995 году. Тогда в одном указе Президента РТ Минтимера Шаймиева ставились две задачи – реставрировать Благовещенский собор и построить мечеть Кул Шариф. По-другому в Татарстане быть не могло. Фильм обращает на этот факт особое внимание.

Создателям картины удалось пообщаться в зуме с Муниром Бушенаки, директором Арабского регионального центра всемирного наследия ЮНЕСКО, директором Отдела культурного наследия этой организации в 1990-2000 годах. Вспоминая свою поездку в Казань для вручения свидетельства о включении Казанского кремля в Список всемирного наследия, он сказал:

 «Организация ЮНЕСКО была создана в 1945 году, чтобы вселить в сознание человечества идею мира, мирного сосуществования разных культур. И Казанский Кремль является прекрасным примером этого. Посетители Кремля смогут наглядно увидеть, что здесь дружно живут два сообщества – мусульман и христиан, и это важнейший символ единства, который проповедует ЮНЕСКО».

Разговор с Муниром Бушенаки 

Мунир Бушенаки прав. Если сегодня смотреть на Кремль со стороны Казанки, в этой картине причудливо сочетаются Благовещенский собор и мечеть Кул Шариф, башня Сююмбике и бывший губернаторский дворец. Скорее всего, таким вот зримым образом наши предки завещали нам традиции толерантности, научили жить с соседями в мире и согласии.

О том, как мечеть строили

Чтобы определиться с местом строительства, был проведен опрос, в котором участвовало 86 экспертов – ученые, специалисты градостроительства, священнослужители. Большинством голосов выбрали площадку во дворе бывшего юнкерского училища. Судя по известной гравюре Дженкинсона (1558 г.), где запечатлена древняя Казань, приблизительно на этом месте виден контур грандиозной мечети. Было немаловажном и то, что эта территория считается относительно безопасной в геологическом отношении – диагностика Кремлевского холма фиксирует многочисленные геологические разломы, оползни и карстовые провалы.

Был объявлен конкурс на лучший проект мечети. Проекты пришли из Ливана, Турции, Финляндии, из российских городов. Победителями конкурса стали казанские архитекторы. Авторами лучшей композиционной идеи и генерального плана были признаны Шамиль Латыпов, Искандэр Сайфуллин, Айвар Сатаров и Михаил Сафронов, объемно-пластического решения – Искандер Сайфуллин и Сергей Шакуров. Они учли исторические свидетельства об облике мечети, мировой опыт, а также татарские традиции зодчества – и мечеть органично вписалась в ансамбль Кремля. Ее восемь минаретов спроектированы по мотивам сохраненной Азимовской мечети, они напоминали о восьми провинциях Булгарского государства.

Окончательный проект предусматривал использование перепада рельефа двора на две платформы. Верхняя предназначена для ритуальных мероприятий, нижняя – для музейно- экскурсионных. Комплекс мечети состоит из двух больших павильонов и декоративных бассейнов. По принятой в архитектуре мусульманских культовых сооружений классификации Кул Шариф относится к типу центрично-купольных многоминаретных мечетей. Ее ориентация на Мекку была определена через спутник с точностью до сотой доли секунды.

Искандэр Сайфуллин, Айвар Сатаров и Сергей Шакуров, интервью которых записаны на фоне интерьеров мечети, рассказали о многих подробностях, ранее знакомых только небольшому кругу лиц. Мы узнаем, например, о том, почему было выбрано именное такое композиционное решение здания (это два квадрата, пересекающиеся под углом в 45 градусов и формирующие знак «благословение Аллаха»); как искалось решение уместить на стенах все 99 имен Аллаха (на куполе внутри мечети арабской вязью начертана сура Корана «Ихлас», на стенах повторены имена Аллаха, на шамаилях – имена всех пророков, от Адама до Мухаммеда; кто причастен к созданию оригинальной крыши сооружения. Дополнили их воспоминания художник-монументалист Фарид Валиуллин, художник-каллиграф Ришат Саляхутдинов, один из авторов художественного оформления интерьеров Альбина Даишева и другие участники грандиозной стройки в Казанском кремле.

Не могу не выделить одно интервью – архитектора Марата Валиева. Во время строительства он был студентом и оказался на проекте случайно. Проявил готовность выполнять любую черновую работу, но оказался на одном из ответственнейших участков – росписи купола, был бригадиром художников-маляров. Многие члены студенческой бригады стали в дальнейшем значимыми фигурами в области архитектуры, как сказала Марат, он видят в этом промысел Всевышнего.

О том, что это была поистине всенародная стройка, рассказывают глава администрации Казани в 1989-2005 годах Камиль Исхаков, специалисты ГУП «Татинвестгражданпроект» – главный инженер проекта Алмаз Исхаков и главный архитектор проекта Андрей Головин, работники Музея-заповедника «Казанский Кремль» – Ильдус Вахитов, директор в 1994-2007 годах, Ильгиз Зарипов,  заместитель директора по реконструкции и реставрации  в 1998-2010 годах, и действующий главный архитектор Рустэм Забиров.

Запись интервью Рустэма Забирова

Возводили мечеть, высота купола которой – 35,6 м, минаретов – около 60 метров, преимущественно турецкие фирмы. Генеральным подрядчиком была фирма «Умташ». О том, как работалось в Казани, вспоминает исполнительный директор турецкой фирмы «Одак» Мехмед Онал.

Запись интервью Мехмеда Онала

Многие заказы выполнялись на предприятиях Татарстана и других регионов России. В облицовке внешних поверхностей сооружения и интерьеров был использован мрамор из Челябинской области, люстры по специальному проекту изготовлялись в Чехии (в самой большой из них, диаметром 5 м и весом 1,8 т – 300 лампочек). Ковры на полу мечети – подарок правительства Ирана.

После просмотра фильма становится понятно, как удалось в непростые экономические и политические времена реализовать проект такого масштаба. Строилась мечеть частично на бюджетные средства, но основная доля – спонсорские пожертвования, которые собирались в специально созданном фонде. Общая проектная стоимость строительных работ превысила 500 миллионов рублей. Главным спонсором выступила «Татнефть» (генеральный директор Шафагат Тахаутдинов), свой вклад внесли практически все предприятия и агропромышленные комплексы республики. Активное участие в благотворительных акциях, проводимых под эгидой Фонда мечети Кул Шариф, принимала участие творческая интеллигенция. Немало татарстанцев – люди всех национальностей, а также представители татарских диаспор России и мира внесли личные сбережения на возрождение святыни. Пожертвования обычных граждан составили примерно четверть собранных средств. Имена всех жертвователей, как частных лиц, так и организаций, были внесены в пятитомную «Книгу памяти».  24 июня 2005 года тем, кто  внес ощутимый вклад в Фонд мечети, были вручены 50 золотых и 250 серебряных памятных медалей.

Комплекс мечети Кул Шариф стал не только культовым, но и культурно-просветительным и научным центром. В его состав сразу планировалось включить библиотеку, музеи древней рукописи и исламской культуры Поволжья. Об этой стороне деятельности соборной мечети в фильме рассказали директор Музея исламской культуры Ильнур Низамиев и религиовед, доцент кафедры востоковедения и исламоведения КФУ Резеда Сафиуллина.

Мне приходилось бывать в Музее исламской культуры, где можно увидеть под стеклянным саркофагом старинное издание Корана. Поток туристов тут неиссякаем. Особенно летом. Мне кажется, что архитекторы, проектируя мечеть, заблаговременно подумали о том, как сделать, чтобы посторонние не мешали верующим по время молитвы. В это время попасть можно только на галереи, которые опоясывают большой молельный зал. Но какой замечательный оттуда открывается вид на мечеть!

Наша республика, где издавна мирно живут представители разных народов, исповедующие разные религии, в глазах жителей многих стран – оазис терпимости и благотворного взаимовлияния. Думаю, удается это нам потому, что мы ищем в своей истории не то, что нас разъединяет, а то, что объединяет. И пример с мечетью Кул Шариф – яркое доказательство этому.

Читайте в «Казанских историях»:

Мечеть Кул Шариф – мост, соединяющий через настоящее прошлое и будущее 

Мечеть Кул Шариф — в первой двадцатке величайших памятников архитектуры и природы России

Мечеть Кул Шариф вчера и сегодня

Мечеть Кул Шариф, которой мы не видели

 

НАША СПРАВКА

АНО «Культурный центр «Аярис» – это видеостудия биографических интервью. Ее специализация – сохранение семейной истории, истории рода, истории организации. Глубинные интервью с участниками событий раскрывают историю так, чтобы она коснулась сердца, а не просто сообщила о каком-либо факте биографии.

Марат Бикмуллин, основатель проекта:                                                        

Я основал этот проект в 2010 году, чтобы сохранять историю человека, рассказанную от первого лица, любого из нас с вами, вне зависимости от социального статуса или популярности. Считаю, что это бесценно – живая озвученная память. Она не должна исчезать.

В моем понимании, след в истории – не пустой звук, это ценность. Уверен, что для каждой семьи дорого не только материальное наследство, но и память о корнях. Надо признать, что в нашей стране утрачена традиция – знать своих предков до седьмого колена. Самая частая история, которую рассказывают герои «Аярис»: «Отец советовал мне, поговори с дедушкой,… а я не успел».                                                                      

Да, сегодня фиксируются на камеру и видео любые незначимые мелочи – еда, путешествия, вещи, но все это преходяще и будет забыто. В душе и памяти остается совсем другое – история становления и преодоления, судьбоносные встречи и люди, взлеты и падения.

Истории человека, семьи, рода должны и будут сохранены в биографических фильмах студии «Аярис».  

 

Ул. Спартаковская, 2, корп. 1, офис 238, телефон +7 (925) 313-26-02, E-mail - Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра., сайт  www.ayaris.ru

https://www.youtube.com/channel/UCKmQrdR38Worx_PZVe4WZ_w

https://vk.com/ayaris

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

  Издательский дом Маковского