Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Июнь 2024 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
  • 1888 – В Казани праздновали 100-летие открытия порохового завода, построенного по велению императрицы Екатерины II на правом берегу реки Казанки, всего в семи верстах от города, напротив Зилантова монастыря. Был заложен к лету 1786.

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Культура памяти ― пока только акция и один день в году

29 апреля Казань приняла участие в акции «Культура памяти», поддержав инициативу москвичей почтить память ушедших деятелей культуры.

Акция «Культура памяти» началась в Москве 24 апреля. Сотрудники Министерства культуры России, работники федеральных музеев, театров, музыкальных коллективов провели уборку захоронений известных деятелей искусств на Ваганьковском и Новодевичьем кладбищах.

 Министр культуры Ольга Любимова предложила сделать акцию традиционной и проводить ее ежегодно. «Акция «Культура памяти» это свидетельство нашего уважения к выдающимся деятелям культуры прошлого», сказала она журналистам.

Предполагалось, что федеральный статус акция приобретет следующей весной, но в Татарстане решили последовать примеру москвичей уже в нынешнем году. Участники субботника работали на двух кладбищах ― Арском и Ново-Татарском.

О том, что сделано на Арском кладбище, рассказывает Любовь Агеева, руководитель акции  «Казанские некрополи».

«Много же сделано! Молодцы! А мы думали придут, чтобы селфи сделать...» такими словами подвели итоги субботника в администрации Арского кладбища.

Большое спасибо стоит сказать за это прежде всего Айрату Файзрахманову, начальнику отдела по взаимодействию с общественными организациями Министерства культуры РТ, и его команде. За то, что он не отнесся формально к поручению руководства министерства, и вот результат последовав примеру москвичей, казанцы провели не парадную акцию, в которой, как мне кажется, было много пиара, а настоящий, памятный по советским временам, субботник.

Общий сбор был назначен на 10 часов утра. День выдался солнечный, даже жаркий. Народу пришло довольно много. Пока не знаю, в каких творческих коллективах откликнулись на призыв. Могу назвать только тех, с кем общалась по ходу работы  представители  Качаловского театра, Казанского ТЮЗа, Культурного центра имени А.С. Пушкина, Казанского городского цирка... Как я поняла, общего списка я получить не смогу.  В Министерстве культуры мне сказали, что в субботнике участвовали практические все подведомственные учреждения ведомства. 

На память участники субботника на Арском кладбище сделали коллективный снимок и разошлись по аллеям. В их руках были не букеты цветов, а метлы, грабли, емкости для воды, мешки для мусора. Инвентарь приготовили организаторы субботника из министерства и администрация кладбища. Домой уходили уже в обед, усталые и довольные собой.

Однако несколько групп работали дольше. Например, работники Казанского цирка намеревались прибраться только на могиле О.Н. Турчаниновой, заслуженного работника культуры РТ, директора ведомственной гостиницы, но откликнулись на просьбу и убрали еще несколько захоронений на 1-й аллеи.

Как сказали мне женщины, они всегда ходят к Ольге Николаевне в преддверии Дня Великой Победы, ведь она в годы войны была медсестрой. Больше прийти к ней некому – ее единственная дочь живет за границей. Сотрудниц культурного центра имени Пушкина я встречала в этот день в разных местах. Увидела их, уставших, когда они уже намеревались уходить домой. Но на мой призыв прибрать еще одну могилу на Немецком участке откликнулись сразу. Мы поработали там вместе и преобразили захоронение до неузнаваемости.

После завершения субботника я прошла по Центральной и 1-й аллеям, где более всего памятных захоронений, и увидела разительные перемены. Убрана прошлогодняя листва на могилах, срезаны ветки, закрывающие надгробные памятники, кое-где подправлены надгробия. На Центральной аллее упакован в мешки мусор, оставленный в Радоницу у памятника участника первой мировой войны подпоручика Всеволода Меера.

Участников той войны упокоилось в Казани много, поскольку, как и в 1941-1945 годах, в нашем городе работало много госпиталей. Но могил тех давно уже нет. А вот могилы участников Великой Отечественной войны, благодаря членам республиканского общественного объединения «Отечество», в полном порядке

По публикациях в СМИ увидела, что могилу выдающегося композитора, народного артиста СССР, Героя Социалистического труда Назиба Жиганова посетила делегация Казанской консерватории имени Н.Г. Жиганова, которая возложила цветы к памятнику (это захоронение является объектом культурного наследия республиканского значения и всегда содержится в порядке).

Могила художника Хариса Якупова, народного художника СССР, действительного члена Российской академии художеств  (не так давно рядом с рядом с ним похоронена его жена Рушан Мустафовна), тоже не нуждается в уходе. Но группа участников субботника нашли, чем заняться  они помыли надгробные памятники.

То же самое было сделано на могиле Фешина. У памятника художника Николая Фешина  на Немецком участке, действительного члена Императорской Академии художеств  (кто не знает, в 1976 году его дочь привезла прах отца в Казань из США, как он просил, а сейчас сама упокоилась в его могиле), мимо которого не проходит ни одна экскурсия на Арском кладбище, побывала делегация Казанского художественного имени Н.И. Фешина.

Ольга Гильмутдинова, его директор, дала интервью корреспонденту Татар-информа:

«Я пришла отдать дань уважения художникам, которые здесь похоронены, в первую очередь посетить могилу  Николая Фешина, хотя мы ее навещаем и убираем несколько раз в год. Мне кажется, акция «Культура памяти» поможет обратить внимание общественности на состояние захоронений. Потому что могилы будут существовать ровно столько, сколько мы сюда будем приходить. Арское кладбище — это своеобразный музей, каждая могила содержит рассказ о человеке и о его творчестве. Особенно важно передавать эту историю и наследие будущим поколениям».

Золотые  слова. Только не всегда мы им следуем. И потому, кроме ухоженных могил, на Арском кладбище много захоронений, к которым мало кто приходит. Именно эти могилы я и посоветовала убрать в первую очередь. Вместе с непосредственными организаторами субботника из Минкульта РТ Айратом Файзрахмановым, Данисом Гизатуллиным и Гузелью Галеевой мы накануне субботника обговорили фронт работы, посетив конкретные захоронения. То же самое было сделано на Ново-Татарском кладбище.

Дело в том, что Айрат Файзрахманов хорошо знаком с ходом акции «Казанские некрополи», в курсе работы по формированию каталогов-справочников памятных захоронений на Арском и Ново-Татарском кладбищах. А потому понимает, что лучше нас с Айратом Ногмановым никто не может подсказать, какие могилы нуждаются в приборке.

Две могилы были в этот день в зоне моего особого внимания. Они взяты на учет нашей исследовательской группой в последнее время.

Как мне несколько лет назад сказали в Национальном музее, захоронение Раисы Ивановны Лихачевой, жены знаменитого коллекционера Андрея Федоровича Лихачева, с коллекций которого началась история казанского музея, потерялась. Прошлым летом я ее нашла. Рядом упокоились их дочери Екатерина и Анна, умершие в младенчестве. Я сразу же сообщила в музей, где захоронения находятся. 

Но могилу на 2-й пешеходной аллее убрали не музейщики. Впрочем, работа осталась и для них. Необходимо привести в порядок надгробия, отмыть надписи на них. 

Василий Андреев-Бурлак был актером, которого хорошо знали в дореволюционной России. Восхищались его творчеством Алеша Пешков, будущий Максим Горький, Лев Толстой, Илья Репин. Василий Николаевич выступал в Казани два раза. Третья гастроль не состоялась он умер в нашем городе и был похоронен на Арском кладбище.  Но мало кто сегодня знает об этом в Казани.

Совершенно случайно я узнала, что его могила с памятником, установленным в 1973 году по инициативе Марии Елизаровой, в то время директора Литературно-мемориального музея А.М. Горького, сохранилась на 2-й пешеходной аллее Арского кладбища. И вот сегодня добрые руки привели ее в порядок. Было бы хорошо еще обновить надгробный памятник, который начал разрушаться.

На Арском кладбище убрали гораздо больше запланированного. Прибирались не только на могилах деятелей культуры и искусств (в каталоге памятных захоронений их более ста), но и на могилах ученых и государственных деятелей. Например, привели в порядок запущенное захоронение на Центральной аллее Председателя Президиума Верховного Совета ТАССР Галея Афзалетдиновича Динмухаметова,  депутата Верховного Совета СССР в 1937-1951 годах, Верховного Совета РСФСР в 1938-1951 годах.

Убрали мусор на могилах трех депутатов первого созыва Верховного Совета Татарии на этой же аллее.

На первой аллее не прошли мимо могилы композитора Василия Виноградова, одного из создателей татарских опер "Сания" и "Яшчы" - первого опыта в этом жанре для национального музыкального театра.

Сразу несколько человек прибирали могилу Николая Ивановича Лобачевского. Кто-то «добрый» в последний родительский день усыпал семечками постамент, на котором стоят три ажурных креста великому математику,  ректору университета и его родственникам.

Не могу не заметить, что Казанский федеральный университет, в отличие от Казанского медицинского университета, за могилами своих профессоров не следит. Их могилы, а это были люди, как правило, достойнейшие, мало кто посещает.

Будем самокритичны многие из нас не очень любят ходить на кладбище, некоторые даже могилы родственников не навещают. Но на Арском много могил, к которым просто некому прийти. Например, далеко от дома упокоился профессор Московского государственного университета, член-корреспондент, почетный член АН СССР Дмитрий Федорович Егоров, который был подвергнут гонениям по религиозным убеждениям и сослан в Казань, где умер 10 сентября 1931 года в больнице, после голодовки, объявленной в тюрьме. 

Несколько таких могил 29 апреля сильно преобразились. Например, наконец-то приведена в порядок могила профессора Императорского Казанского университета Михаила Эдуардовича Ноинского на Центральной аллее. В 1929 году на совещании нефтяников в Москве по его докладу было принято решение об организации на территории Поволжья и Приуралья нефтяного поискового бурения. Это позволило начать добычу нефти в Башкирии (1930-е) и Татарии (1943-1944). Только за это можно сделать ученому огромный памятник из гранита.

Но у профессора очень скромное надгробие в виде камня. Оно было в таком запущенном состоянии, что надписи видно не было. Едва два молодых человека завершили уборку, кто-то положил на надгробие две красные гвоздики. 

Теперь видно надгробие и у Михаила Михайловича Покровского, профессора Московского университета, академика Академии наук СССР, на Католическом участке. Он умер в 1942 году. Был в нашем городе в эвакуации. Могила заросла так, что сотрудницы КЦ имени Пушкина едва справились с лианообразной растительностью.

Кстати, это захоронение объект культурного наследия республиканского значения. Хорошее доказательство того, что этот правовой статус защиты государства еще не гарантирует.

Качаловцы прибирались на могилах коллег. Их на Арском кладбище довольно много. Здесь покоятся и те, кого, можно сказать, хоронила вся Казань: Людмила Милова, Николай Якушенко, Юрий Федотов, и те, кого зрители не знали, но без кого театра бы не было: директор Григорий Ригорин, художники Владимир Никитин и Петр Сперанский. За последний год упокоились Марина Кобчикова и Вадим Кешнер. Всего 24 человека.

Под защитой Казанского ТЮЗа находились четыре могилы: Александра Фейгина, Александра Кичигина, Татьяны Максимовой и Бориса Роскина. Не так давно на Арском нашел упокоение актер Александр Кокурин.

Трудно переоценить субботник, который состоялся 29 апреля. Но, как мне кажется, если мы и вправду хотим помнить тех, кто жил в Казани до нас, кто оставил значимый след не только в истории города, но и всей России, разовой акцией, пусть даже такой массовой, не обойтись. Во-первых, могилы лучше убирать дважды за лето весной и осенью, во-вторых, какие-то захоронения требуют более серьезной работы. Например, требуется ремонт надгробного памятника соратника В.И. Ленина Виктора Тихомирнова на Центральной аллее. Кстати, это объект культурного наследия республиканского значения.

Нельзя не испытывать угрызений совести за всех нас, когда видишь супер-скромное надгробие профессора Михаила Николаевича Чебоксарова на Центральной аллее. Ректор Казанского университета в 1922-1923 годах, заведующий кафедрой факультетской терапии вновь созданного Казанского государственного медицинского института, ей богу, достоин не просто хорошего надгробия, а гранитного памятника. Но на это нужны средства. Кто их выделит КФУ или КГМУ?  А знаменитых профессоров, которые работали и там, и там, более десятка.

Увы, такая могила не единична. Уже который год в различных инстанциях говорю, что тут нужна системная работа, возможно, в виде шефства. В дореволюционной Казани в трудовых коллективах были кладбищенские попечители, которые следили за порядком на могилах ушедших работников. У нас же порой связь человека с коллективом, которому он отдал многие годы своей жизни, а иногда и всю жизнь, обрывается сразу, как он уйдет на пенсию или прозвучат заупокойные речи.

 Когда кто-то умирает, это трагедия прежде всего для его семьи. Но есть среди нас люди, когда это утрата не только для родственников. Их можно назвать известными, знаменитыми, выдающимися деятелями. Это люди, внесшие большой вклад в историю страны и конкретной территории, и потому общество и государство должны способствовать тому, чтобы их имена не забылись, чтобы их могилы не заросли травой запустения.

Ни на одном старинном кладбище не сохраняются все могилы. Как говорят специалисты, в среднем уровень захоронений изменяется через каждые три поколения. То есть через 75 лет. Однако есть могилы, которые люди сохраняют, передавая от поколения к поколению, как эстафету. Их можно считать народным достоянием. Это могилы, которые напоминают нам не только о конкретных людях, но и о нашей истории. В этом смысле Арское и Ново-Татарское кладбища не зря называют музеями под открытым небом. Не раз убеждалась, что через биографии конкретных людей можно узнать много нового об истории Казани и даже всей страны. 

Из выступления Л.В. Агеевой

на первом генеалогическом форуме «Терра. Татарстан»

Как мне кажется, мы в Казани нашли хорошую форму увековечения памяти выдающихся личностей скоро будет принято решение об учреждении Реестра памятных захоронений Республики Татарстан. Но это будет все-таки более формальная форма памяти. А нужна память живая, и традиционная весенняя приборка здесь не единственный способ   рассказать горожанам о городе, которого нет на карте страны, но который реально существует.

В Казани уже около сорока кладбищ, где мы хороним близких, друзей, коллег. Среди них самые старые Арское и Ново-Татарское некрополи занимают особое место, поскольку на них похоронены сотни знаменитых горожан. За большинством могил ухаживают прибираются весной и осенью, меняют надгробие, если оно разрушается, обновляют надписи. Но есть захоронения, к которым не приходит никто, хотя имена этих людей вписаны в историю города и республики.

В последние годы предприняты серьезные шаги, чтобы вспомнить всех выдающихся людей, захороненных на казанских кладбищах, поименно. И не только вспомнить, но и воздать им должное. Тем более что чаще всего для этого многого не требуется.

Так что субботник 29 мая  всего лишь один из шагов к этому.

 Захоронение писателя Ивана Петровича Заботина - объект культурного наследия

Захоронение легендарной балерины  Нинель Юлтыевой 

Захоронение профессора Казанской духовной академии Александр Александрович Некрасов

 Несколько снимков сделаны на Ново-Татарском кладбище

 

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО?

В 2016 году редакция культурно-просветительского издания «Казанские истории» объявила акцию «Казанские некрополи, которая на следующий год была включена в число приоритетных направлений деятельности Татарстанского республиканского отделения  Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

В январе 2017 года к президенту РТ Р.Н. Минниханову обратилась группа казанских краеведов с просьбой принять меры для защиты исторических захоронений на казанских кладбищах. В феврале президент дал поручение Институту истории им. Марджани и соответствующим органам республиканской и муниципальной власти составить и издать каталог-справочник таких захоронений. В Институте истории в июне были созданы две исследовательские группы: одна по формированию каталога-справочника Ново-Татарского кладбища (руководитель Айдар Ильсурович Ногманов), вторая по формированию справочника Арского кладбища (руководитель – Любовь Владимировна Агеева).

Подробнее ― В поле зрения – Арский некрополь; «КультПросвет»: путешествие на казанские некрополи (телепередача на канале «Татарстан-24»)

К работе были привлечены известные знатоки казанской истории: Леонид Абрамов, Анатолий Елдашев, Лев Жаржевский, Ильдар Валеев, Сергей Саначин, Роман Царевский. Акцию «Казанские некрополи» поддержали руководство Республиканского молодежного общественного объединение «Отечество», Совета ветеранов РТ, двух  старообрядческих общин, Казанского немецкого общества имени К. Фукса. Данные для каталога-справочника предоставили Казанский вертолетный завод, Казанская академия ветеринарной медицины медицинский университет, медицинская академия, КНИТУ-КАИ, КГАСУ, КНИТУ-КХТИ, Национальный музей РТ, филармония, театры: оперный, Камаловский, Качаловский, имени Тинчурина, Большую помощь оказывает Управление по организации ритуальных услуг Исполкома Казани, которое возглавляет Марат Ишкин.

Подробнее ― «Если мы этот пласт поднимем – значит, жизнь свою прожили не зря»

На сегодня сформированы предварительные списки памятных захоронений по двум старейшим кладбищам. По Ново-Татарскому кладбищу выпушена книга, в которой есть информация по 720 выдающимся казанцам.

Подробнее ―  «Казанские некрополи»: началась верстка каталога-справочника Ново-Татарского кладбища

По Арскому кладбищу изучение захоронений еще продолжается, идет сбор и проверка фактического материала. Начато изучение Архангельского кладбища.

На городском информационном портале «Мемориал» появился сайт «Некрополь», где создано уже более трехсот персональных страниц (https://cemetery.kzn.ru/necropolis/).

Летом 2022 гора на Арском и Ново-Татарском кладбищах проведена цифровизция, идет работа по выведению ее результатов на сайт муниципального предприятия «Ритуал» (https://xn--80aawgiandeqxm.xn--p1ai/archive-search/).

Подробнее Арское кладбище: всеобщая перепись для электронной базы

Готовится решение по созданию Реестра памятных захоронений Республики Татарстан, который будет одной из форм увековечения памяти знаменитых людей республики.

4-5 февраля 2023 года в Казани проходил первый генеалогический форум «Терра. Татарстан», одной их тем которого были проблемы современных некрополей.

ПодробнееГенеалогический форум – это школа, где все и ученики, и учителя; Знать тех, кто был до нас. И не только своих предков

 Читайте в «Казанских историях»:

Акция «Казанские некрополи»: библиография, в том числе материалы специального печатного выпуска альманаха «Казанские истории», посвященного акции «Казанские некрополи»:

Город, которого нет на карте;  Арское кладбище вчера и сегодня; Наше прошлое – это прежде всего люди; Не просто могилы: склепы и часовни

 

1 мая. Пост Любови Агеевой в паблике «ВКонтакте»

Не могу молчать как писал один великий человек. Просмотрела в интернете все  публикации, которые сделаны после субботника 29 апреля, и еще раз убедилась, что мои коллеги - журналисты казанских СМИ намерены жить вечно. Иначе как объяснить, что приглашение рассказать об акции «Культура памяти», сделанное им ее организаторами из Министерства культуры РТ, проигнорировано?

На нескольких сетевых ресурсах увидела  фрагменты текста пресс-релиза он поступил и в «Казанские истории». Прочитала нечто похожее на репортаж с субботника на Арском кладбище с фотографиями на сайте агентства «Татар-информ». Правда, с серьезной ошибкой коллективная фотография участников субботника была сделана не в конце субботника, а в его начале. Видимо, в этот момент корреспондента на кладбище не было. Что напишут газеты, наверное, узнаем уже после праздника 1 Мая. 

Моего знания законов журналистики, моего практического опыта работы в газетах, моих личных знакомств в редакциях современных СМИ не хватает, чтобы объяснить, почему казанские журналисты так прохладно относятся к теме памяти о тех, кто жил в Казани и похоронен здесь. Субботник 29 апреля это ведь только штрих к портрету. Начиная работу над каталогом-справочником памятных захоронений, мы, конечно же, надеялись  на поддержку моих коллег. Как без них сообщить казанцам, что такая работа идет, и можно проверить, не забыт ли родственник или коллега? 

Когда-то достаточно было публикации в «Вечерней Казани», чтобы на субботник пришли не десятки, а сотни казанцев, а, может, даже тысячи. Сегодня многие горожане вообще живут вне пределов информационного поля города. Хотя принято считать, что все они днюют и ночуют в сети. Может, молодежь и ночует, но казанские старожилы, у которых на кладбищах уже много и родственников, и друзей, и просто хороших знакомых, уверена, ничего про акцию «Казанские некрополи» не знают. А нам сейчас так нужна их поддержка. Все ли знаменитые казанцы учтены в ходе исследований на кладбищах, точна ли у нас информация об их жизни и деятельности? Вопросов возникает много.

Можно начинать формировать каталоги-справочники и по другим кладбищам. Силами общественности, семей и трудовых коллективов. Поскольку пока не вижу возможности сделать это на официальном уровне, как было на Арском и Ново-Татарском некрополях.  Сегодня памятных захоронений много на многих кладбищах. В том числе в Самосырово.

Я даже не знаю, кому адресую этот свой пост. Журналистам, их начальникам, управлению «Татмедиа», руководству города и республики? Мне известно, что далеко не все публикации СМИ попадают в мониторинг пресс-служб раиса и Кабинета Министров, Министерства культуры РТ и других республиканских ведомств. Имела не раз возможность убедиться в этом. Наверное, пишу в пустоту. Чтобы просто выговориться…

Значительную часть своей жизни я прожила в условиях, когда тебе не обо всех можно было писать. Сейчас пиши о чем хочешь. Только кто тебя прочитает? Если кому-то из коллег нужна такая свобода слова, то мне нет!

Вот такие горестные мысли возникли у меня сегодня, когда поставлена точка в моем репортаже об акции «Культура памяти».

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить