Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Май 2024 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1972 – Решением Совета Министров ТАССР имя Героя Советского Союза Магубы Хусановны Сыртлановой присвоено улице в микрорайоне Горки-1 

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Finversia-TV

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Фестиваль мусульманского кино: послевкусие

Почти месяц назад, 9 сентября, завершился XIX Международный фестиваль мусульманского кино. Награды раздали, лауреатов поздравили, комплименты сказали. Но есть желание поговорить о послевкусии после него.

 Поскольку личных впечатлений о фильмах и встречах на этот раз мало, выскажу лишь несколько суждений, появившихся после чтения публикаций в других СМИ и на сайте фестиваля, а также после просмотра фотосессий репортеров «Казанских историй».   

На что обратила внимание? В первую очередь, на то, что фестиваль всё увереннее выходит за пределы локального события, и не только казанского, но и российского значения. У него всё явственнее проявляется действительно международное измерение, чему в немалой степени способствует укрепление связей нашей страны с исламским миром. Чего в имидже кинофестиваля больше — социальной значимости или кинематографических вершин, могут сказать только специалисты. Но в концепции фестиваля, задуманной еще в 2005 году, это две части единого целого.   

Благодаря фестивалю казанцы видят фильмы, которых нигде больше увидеть нельзя. Ведь работы кинематографистов из многих стран, которые участвуют в фестивале, часто остаются за скобками мирового кинематографа. Даже если остаются вопросы по части их качества, интересно видеть на экране неведомую жизнь. И некоторые картины западают в душу надолго. 

 Например, до сих пор в памяти несколько фильмов, которые я видела в прошлом году, в том числе ливанско-германская лента «Гнев», снятая  Марией Ивановой Сурае, — о судьбе молодой ливанки Иды. Мы много знаем о терроризме, но тут неожиданный ракурс на него  («Гнев» — терроризм крупным планом). Очень впечатлила меня азербайджанская короткометражка «Забор», простая история которой лучше всяких политических статей рассказала о непростой судьбе жителей Нагорного Карабаха. До сих пор помню фильм «Круги» сербского режиссера Срджана Голубовича, который стал победителем фестиваля в 2013 году (Фильм «Круги» снова на казанском экране).

Второе суждение — всё увереннее чувствуют себя на фестивале казанские кинематографисты. Их фильмов всё больше в конкурсной программе. Полезны презентации новых кинопроектов. Так, в прошлом году Ильшат Рахимбай представил свою картину «Миколай», а в нынешнем году мы увидели ее во всероссийском прокате.

Стоит отметить, что зрители более охотно идут на просмотры фильмов казанских кинематографистов и на творческие встречи с ними. Я видела, например, при каком аншлаге проходили презентации фильмов «Кырыкдүртнең май аенда» Александра Далматова, «1100 лет в пути» Рената Хабибуллина, «Место силы»  Азата Давлетшина, «Минтимер hәм аның дуслары» Нурании Замалеевой. На творческие встречи приходили не только режиссеры, но и актеры. Например, у Александра Далматова была целая команда, и все выступили.

Александр снял картину по одноименному произведению народного писателя Татарстана Нурихана Фаттаха. Показанный фрагмент, конечно, не передает всей истории, но интерес к фильму вызывает. 

«Я думаю, кино в Татарстане нужно обязательно поддерживать и развивать, для этого в республике есть все возможности. Татарстан неотъемлемая часть многонациональной российской культуры», — сказала режиссер Нурания Замалеева, чей фильм вызвал большой интерес у зрителей.

Главного героя кинофильма «Минтимер hәм аның дуслары» — современного казанского школьника Минтимера родители оставляют в деревне у бабушки и дедушки для того, чтобы он за лето научился лучше говорить на родном языке. Подросток, у которого весь мир в мобильном телефоне, с помощью деда, которого великолепно играет корифей татарской сцены Азгар Шакиров, убеждается в том, что и без телефона в жизни много интересного.

Киноленту «823 километр», представленную в конкурсной программе «Полнометражные игровые фильмы», презентовали режиссеры Амир Галиаскаров и Ирек Хафизов.Желающих  ее увидеть было так много, что было принято решение открыть еще один зал для просмотра. 

Как рассказал Амир Галиаскаров, в фильме поднимается проблема потери связи между поколениями. Он не о том, что сын не может понять отца, а отец не понимает сына, а о том, что оба даже не пытаются этого сделать.

В основу картины легли рассказы «Бер генә сәгатькә» («На один час»), «Кем җырлады?» («Кто пел?») и «Матурлык» («Красота»), которые написаны Амирханом Еники в разные годы и не связаны между собой. Ее название дала локация железнодорожной станции, близ которой находится родная деревня главных героев трех историй, объединенных в одну.

Фильм создан в рамках государственной программы Республики Татарстан «Сохранение национальной идентичности татарского народа (2020-2023 гг.)». Он получил на фестивале приз зрительских симпатий.

Думаю, что эта лента будет с интересом воспринята широкой зрительской аудиторией.  Правда, пока не известно, когда и где ее можно будет посмотреть. Как мне кажется, нужна продуманная система знакомства широкой публики с наиболее интересными фестивальными фильмами. Отдельные показы ее не заменят.

Не сомневалась, что картина Байбулата Батуллина «Бери да помни», которая, как объявили, выходит в прокат по всей стране, вызовет у казанцев большой интерес. Зрителей привлекали прежде всего хорошо знакомые в Казани исполнители: заслуженная артистка РФ и РТ, в прошлом актриса Казанского ТЮЗа Роза Хайруллина и известный драматург, общественный деятель Рабит Батулла. 

Вверху фото Розы Садриевой

«Еще в 2015 году я записал себе в заметках, что можно снять фильм, основанный на игре «Бери да помни», — рассказывал в интервью газете «БИЗНЕС Online»  режиссер Байбулат Батуллин.

— Тогда были другие главные герои и сеттинг. А еще у меня была задумка о романтической комедии про пожилую пару. Мне предложили снять дебютный фильм в студии Bosfor Pictures, и в итоге мы объединили ядэч с историей о пожилых людях».

 «Мой сын никак не мог найти старика, похожего на этого героя. И я бросился его спасать, сыграл старика, то есть самого себя», — сказал корреспонденту газеты Рабит Батулла. 

На показе фильма в «Мире» были наши корреспонденты Роза Садриева и Владимир Зотов. Они видели, с каким восторгом встретили его зрители, сами вышли из кинотеатра в восхищении. Фильм им понравился, а особенно ― Рабит Батулла.

У него есть небольшой театральный опыт ― в молодости Рабит Батулла работал недолго в Татарском академическом театре имени Г. Камала. Но увлекся режиссурой, начал писать ― с инсценировок для Казанского кукольного театра, где работал.

Фильм «Бери да помни» профинансирован частной столичной киностудией Bosfor pictures. Генеральный продюсер студии Иван Яковенко пояснил, что интерес к проекту прежде всего связан с именем постановщика. «Первое, что заставило нас принять участие в этой картине, — режиссер Байбулат Батуллин. Мы делали с ним короткометражную работу, и у нас тенденция — от короткого метра к полному», — рассказал Яковенко корреспонденту «БИЗНЕС Online». И добавил, что в ближайшее время студия объявит о продолжении сотрудничества с режиссером из Казани. 

Производственный бюджет картины — 35 млн рублей. Продюсеры рассчитывают, что лента хорошо покажет себя в прокате. В августе нынешнего года «Бери да помни» признали лучшим полнометражным фильмом на престижном кинофестивале «Короче» в Калининграде.

Фильм имеет как татарский, так и русский варианты. В оригинальном варианте герои фильма говорят на двух языках, как это часто происходит в реальной жизни.  

Многие фильмы татарских режиссеров снимаются на татарском языке, и это понятно. Кино — хороший агитатор за родной язык. И аудитория на фестивале у таких картин соответствующая. Но, к сожалению, далеко не все картины бывают с титрами. И это не может не сужать зрительскую аудиторию. Если, конечно, не ставится задача снимать фильмы только для татар.

Кстати, это понимают и сами деятели культуры. О том, что будущую картину «Кырыкдүртнең май аенда» надо делать с титрами, на ее презентации говорили.

Выражу не только свое мнение, но и мнение многих зрителей, если скажу, что не стоит проводить встречи с создателями фильмов до их показа. Тем более укорачивать их до нескольких минут. Вспоминаю творческие встречи прошлых лет, обстоятельные, без торопливости. Сегодня всё бегом.

С улыбкой зал наблюдал, как Светлана Тома на творческой встрече в «Мире» без конца поглядывала на часы, опасаясь выйти за «регламент».  Конечно, тридцати минут ей было мало. Да и зрителям тоже.  

Понимаю организаторов – им хочется представить как можно более широкую картину современной киноиндустрии, и не только мусульманской ― на фестивале по традиции много внеконкурсных ретроспективных и тематических показов. Но если пришлось сильно сократить время для проведения фестиваля, почему не вспомнили народную мудрость ― лучше меньше, да лучше?

Дать более полную картину последнего фестиваля не берусь, поскольку я в него, по сути, не включилась, хотя, как всегда, была аккредитована. Но увидев серьезные просчеты в организации работы пресс-центра с журналистами, резко изменила первоначальный план публикаций. Если раньше в «Казанских историях» появлялось около десяти, а то и больше публикаций, то на этот раз на кинопоказы и встречи ходили в основном фотокорреспонденты Роза Садриева и Владимир Зотов (Гран-при Фестиваля мусульманского кино получил фильм из Ирана; Фестиваль мусульманского кино в 19 раз; Стали известны адреса, где ждут зрителей Фестиваля мусульманского кино; Знакомые имена среди участников КМФМК-2023).

А через месяц после окончания фестиваля появилось желание поговорить о внутренней «кухне» фестиваля. Приходится повторяться (Кинофестиваль в Казани: сегодня полезно думать о завтра, 2019). Некоторые организационные проблемы, увы, повторяются из года в год, а это не может не отражаться на общем впечатлении о фестивале. Не журналистов – зрителей.

В 2023 году предварительная аккредитация журналистов во многих случаях оказалась бесполезной. Оказывается, аккредитовались 150 человек – это же целый зал небольшого кинотеатра! И потому пресс-центр организовал своего рода фильтры, определив, куда можно всем, а куда – по особому списку. Только сделано это было без предварительного своевременного уведомления аккредитованных, что ожидаемо вызвало их недовольство.

Обилие арт-журналистов заставляет думать, что с этим делать. Тем более, как выясняется, большую часть аккредитованных составляют не журналисты, а блогеры. Только история культуры республики и Казани пишется не в блогах, а в профессиональных СМИ.

Хорошо, что на этот раз пресс-центр создал группу в телефоне. Но нужная информация выставлялась не всегда, а если появлялась, то с опозданием. В основном были сообщения типа СОС — не можем попасть, не пускают...

На творческих встречах с актрисой Равшан Курковой и режиссером Эмиром Кустурицей, который показал в Казани свой фильм «По млечному пути» с Моникой Беллуччи, журналисты могли быть только обычными зрителями. Как нам объяснили, показы организовали продюсеры фильмов и они же выбрали СМИ для бесплатного просмотра. Какие СМИ ― для большинства журналистов  осталось тайной.

Фотокорры «Казанских историй» на эту встречу попали. Благо есть  многолетний опыт входа даже через закрытые двери. А я предпочла остаться дома. Могу себе позволить ходить туда, куда меня приглашают. Моим коллегам сложнее. А чем хуже  аудитория  СМИ, журналисты которых не попали на эту встречу?

  Кадр из фильма «По млечному пути»

Не берусь оценивать инициативу платных показов и встреч на кинофестивале. Этот факт оценивать зрителям. Пресс-службе пришлось извиняться  перед зрительницей, которая не попала на встречу с Кустурицей, поскольку зрителей, оказывается, тоже не предупредили заранее, что показ его фильма платный. Перед нами не извинились.

До нынешнего года на Фестивале мусульманского кино таких проблем не было. Его организаторов 18 лет не интересовала материальная сторона взаимоотношений со зрителями.  Проводилось много встреч с очень известными режиссерами и актерами, и никому не приходило в голову, что вход на них может быть платным. Так что платные фестивальные показы в кинотеатре «Киномакс-IMAX» ― так сказать, «проба пера. И «первый блин» обернулся комом.

Удивительно, но такое же случилось с фильмом «Бери да помни», который тоже показали в этом кинотеатре. Можно было предположить, что всех журналистов будут мотивировать обязательно посмотреть эту картину, ведь она выходит во всероссийский прокат. Но я ошибалась. Пресс-центр не предоставил аккредитованным журналистам возможность ее увидеть.  В кинотеатре торгового центра нам предложили купить билет, хотя их в это время на сайте кинотеатра уже не было, на сеанс в кинотеатр «Мир» посоветовали заранее зарегистрироваться на его сайте (в нынешнем году предварительную регистрацию ввели на многие мероприятия фестиваля). 

Если сеанс в кинотеатре «Киномакс-IMAX мог проходить по разряду «закрытых» показов, о которых речь шла в пресс-релизе, то новость о регистрации  в «Мире» стала для журналистов неожиданной ― в пресс-центре в первый день работы фестиваля нам сказали, что на фильмы и встречи в этом кинотеатре вход будет по аккредитационным бейджам.

Мне повезло, когда я прошла на творческую встречу с актрисой Светланой Тома (Возраст... Мы о нем говорить не будем): во-первых, была без регистрации, во-вторых, никто меня с места не согнал, не нашлось на мое место зрителя с билетом. 

Как мне сказали, даже в этом кинотеатре мест для журналистов предусмотрено не было. То ли пресс-центр фестиваля заранее не позаботился об этом, то ли главный организатор фестиваля (на этот раз, кажется, это была Дирекция парков и скверов) счел, что журналисты на фестивале ―  не самые нужные люди. 

Наверное, я бы не реагировала на такие факты так остро, если бы не знала работу пресс-службы изнутри. У меня есть опыт Международного пресс-центра 1000-летия Казани, когда информационная группа, которой я руководила, готовила материалы для полутора тысяч аккредитованных журналистов. Команда «Татмедиа» тогда предусмотрела заранее все мелочи, которые могут им помешать в работе.

В сентябре 2023 года нашей редакции мешали не мелочи.  

Для организации фестиваля тратятся большие деньги, арендуется несколько кинозалов. И порой там нет свободных мест. Но на большинстве кинопоказов аудитория бывает небольшая. В первый день в одном из залов «Корстона» я сидела в обществе пяти человек. Зрители собрались позднее, на презентацию татарского фильма.

Уже несколько лет прошу пресс-центр фестиваля присылать материалы о фильмах конкурсных программ раньше, чтобы проанонсировать какие-то особо, подготовить зрителей к просмотру. Фестиваль в Казани — не Московский международный, и многих его участников, включая членов жюри, казанцы не знают. 

В нынешнем году электронный каталог выложили на сайт пораньше. Но не проверили, надежно ли работает ссылка. Сумела открыть текст только в день открытия фестиваля.

Справедливости ради, стоит сказать, что редакции получают в преддверии фестиваля много пресс-релизов, но они в основном об информации общего характера. Потенциальной аудитории, конечно, важно знать статистические данные о фестивале, имена членов жюри, места кинопоказов. Но не менее важно знать, какие фильмы им предстоит увидеть.

Несомненно, Фестиваль мусульманского кино набирает вес в киноиндустрии, что не может не радовать. Но большинство казанцев не воспринимают его как важное событие. Это хорошо видно по церемонии «красной дорожки». Как много было народу раньше ― и как мало сейчас.

На следующий год Международный фестиваль мусульманского кино в Казани будет проводиться в 20-й раз. Было бы хорошо, если бы юбилей заставил организаторов внимательно проанализировать опыт 2023 года, чтобы учесть его ошибки.   

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить