Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
27.04.2018

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
+7° / +14°
Ночь / День
.
<< < Апрель 2018 > >>
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30            
  • 1924 – В Казани национализирован кинотеатр «Грингри», который назвали «Унион». В 1938 кинотеатр был реконструирован по проекту архитектора П.Борисова и переименован в «Родину».

    Подробнее...

Когда памятник на могиле – произведение искусства

Кладбищенские захоронения всегда отражали статус усопшего, показывая, был он богат или беден, знатен или нет.

Богатым везло больше – их могилы «живут» дольше. Из века в век сохраняются захоронения с красивыми памятниками из вечного гранита.

Воспользуемся исследованием Анатолия Елдашева и расскажем, если можно так сказать, об эстетической стороне Арского некрополя, дополнив своими наблюдениями и снимками, сделанными мной и другими фоторепортерами во время путешествий по кладбищу.

Недалеко от Первой аллеи, слева по пути к оврагу, есть семейное захоронение Молотковых, людей богатых. Главным в роду был купец Иосиф Яковлевич Молотков, умерший в 1912 году.

На его могиле – величественный гранитный камень, обработанный рукой скульптора. Рядом оригинальный памятник Нины Молотковой, умершей в 13 лет 10 месяцев в Пятигорске. Возможно, могилы тут нет, только памятник. Кенотаф, как говорят специалисты. Впрочем, может, девочку привезли на вечный покой домой...

На высоком постаменте – фигура ангела

Важной составной частью кладбищенского дела было изготовление и продажа памятников и оград. В первой половине XIX века большинство могил оград не имело, но потом их стали ставить все чаще, огораживая, в основном, семейные захоронения. Поскольку большинство оград были деревянными, они, естественно, долго не сохранялись. До нас дошли несколько оград из чугуна и кузнечного железа. Но больше уже современное железо. Причем, ограды устанавливаются бессистемно, хаотично, и сегодня порой дойти до нужной могилы весьма сложно.

Несколько заходов я сделала, например, чтобы сфотографировать красивую фигуру молодой женщины недалеко от церкви, с левой стороны. Близко не подойти - со всех сторон ограды. Снимок сделать удалось, но кто похоронен под двумя надгробными памятниками, прочитать не сумела.

Это огромная беда Арского кладбища. Однако моя идея навести порядок и сделать на этом погосте так, как на новых казанских кладбищах, где теперь хоронят по-европейски,  то есть снести все ограды, кроме декоративных, которые представляют художественную ценность, была встречена руководством Управления по организации ритуальных услуг города Казани без энтузиазма. Даже опрос в Интернете мне посоветовали не проводить. Результат ясен - мало кому эта идея понравится. Сегодня ограда - это еще и определенная гарантия, что на семейном захоронении не будет «подселения».

Совсем другой порядок - на так называемых коммерческих участках Арского кладбища, где участки захоронений имеют четкие границы, как на Самосыровском. Сегодня предприятие «Ритуал» предлагает надгробный памятник в виде гранитной стелы на площадке из гранитной крошки с невысоким ограждением. Такому захоронению не страшна трава, его не затопчут. Цены умеренные. Сама заказывала.

Наряду с довольно грубыми ремесленными поделками на Арском кладбище сохранились ограды, представляющие художественную ценность. В основном, это изделия знаменитой школы художественной ковки, сложившейся во второй половине XIX века в селе Чебакса Казанского уезда.

Например, это ограда семейного захоронения напротив Шамовского склепа. Кстати, здесь упокоилась жена Якова Шамова - Агрипина Хрисанфовна. Говорят, после революции она жила в семье своего бывшего приказчика. На ее могиле обычный крест с плохо прорисованной надписью - ШАМОВА. Даже без имени.   

Раньше изделия чебаксинских мастеров можно было в больших количествах видеть на улицах Казани: на балконах и наддверных козырьках, но сейчас кладбище осталось, пожалуй, одним из немногих мест, где сохранились старинные образцы чебаксинского художественного ремесла.

Есть несколько красивых склепов, как этот.

Когда будете идти по Центральной аллее к воинскому мемориалу, обратите внимание на захоронение казанского художника Ефима Александровича Смбирина. Надгробный памятник, на мой взгляд, удачным не назовешь, а вот ограда представляет несомненную художественную ценность.

На некоторых могилах - красивые  декоративные украшения из металла, как эти розы.

Сегодня заказать такую ограду не проблема, достаточно посмотреть объявления об услугах. Были бы только деньги...

В XIX – начале XX века бедные казанцы устанавливали на могилах своих родных самодельные сосновые кресты, купленные прямо на погосте. Дубовый стоил недешево, но мог простоять многие десятки лет. Кресты поставляли крестьяне села Пановки. Есть среди них и подлинно художественные изделия. Несколько крестов с резьбой хорошо видно, когда идешь по Центральной аллее (левая сторона).

Более дорогим памятником был ажурный чугунный крест, изготовленный в кузнечной мастерской. Таких на кладбище довольно много. На некоторых уже нет фамилии усопшего, но кладбищенские работники следят за их сохранностью. На торговлю памятниками и крестами городские власти не посягали, торговать ими можно было свободно, заплатив за патент и место в палатке около некрополя.

Один из старинных металлических крестов установлен на постаменте, сохранившемся на могиле казанского композитора Виктора Никандровича Пасхалова (левая сторона Центральной аллеи). В прошлом году совместными усилиями кладбищенской администрации и школы искусств имени Балакирева, которая взяла шефство над захоронением, надмогильный памятник преобразился, возле него появилась именная табличка, и теперь каждый проходящий мимо, знает, кто здесь упокоился.

Крест не «родной». Его нашли на разрушенной безымянной могиле. Кто и когда, а главное - кому он был поставлен, не известно.

Дворяне, купцы и интеллигенция ставили на могилах своих родственников дорогие памятники. В Казани не было крупных каменотесных мастерских, памятники прибывали сюда в готовом виде. И сейчас, если внимательно осмотреть сохранившиеся на Арском кладбище дореволюционные памятники, на многих из них можно обнаружить клейма мастерских Рыбинска, Перми, Москвы.

Гранитные памятники поступали в основном из Рыбинска, их перевозка на речных судах была в целом недорогой. В начале XX века оптовой торговлей занимался казанский купец Василий Алексеевич Кожевников. Для него это было не главным делом, поскольку он был хлеботорговец. Но он был уроженцем Рыбинска и именно туда поставлял хлеб, а обратно вез на судах памятники.

Памятник на могиле основателя и первого директора Казанской психиатрической больницы Александра  Устиновича Фрезе (1826-1884)

Мраморные памятники доставлялись в Казань с Урала тоже попутно, вместе с огромными массами железа, перевозившимися по Каме. В Казани памятники продавались, на них высекались надписи. В начале XX века в продаже уже были недорогие памятники из мраморной крошки. Получили распространение литые чугунные памятники.

Надгробья Арского кладбища расскажут и о социальном статусе упокоившихся, и о времени, в котором они ушли в мир иной. Памятники были разные. Состоятельные семьи заказывали гранитные. Есть довольно оригинальные сооружения из материала, похожего на железобетон, скорее всего был такой специальный состав. Такие надгробья у членов большой семьи Хохряковых. Семейное захоронение находится с правой стороны от церкви. 

Формы памятников тоже самые разные. Старообрядцы устанавливали на могилах надгробья в виде гробов. Характерный образец у купца Якова Шамова.

Вы можете встретить их не только на старообрядческих участках. Могилу староверов можно определить и по особому оформлению креста на могиле.

А это типичное надгробье на дореволюционном участке, где хоронили иудеев.

Есть памятники в виде ствола дерева с обрубленными ветками. Возле церкви несколько таких памятников.

А это дореволюционное надгробье - в виде кафедры. Их несколько на Арском кладбище. 

Большинство старинных надгробных памятников типовые. Есть несколько разных вариантов.

Это вариант, как сегодня говорят, бюджетный. А ниже - вариант для богатых. Памятник из гранита, дореволюционный образец. Говорят, такой был на семейном захоронении купца Унженина. Несколько таких памятников сохранилось.

Найдя могилу знаменитого казанского революционера Виктора Тихомирнова, который скончался 31 марта 1919 года в родном городе (тогда здесь шла гражданская война), будучи в командировке, я обратила внимание на деформацию надгробья (Центральная аллея, слева). Подумала, что памятник позаимствовали на чьем-то захоронении, сорвав с него крест. Наверху осталось что-то непонятно.

А потом нашла на могиле Ивана Петровича Васильева, профессора Казанского университета, заслуженного деятеля науки РСФСР и ТАССР (Первая аллея) такой же памятник, только в законченном виде. Видимо, это был один из вариантов типового проекта. Хорошо бы восстановить надгробье Виктора Тихомирнова.

В наше время, естественно, тоже большинство памятников типовые. Есть довольно креативные решения, например, памятник в виде гитары. Иногда на памятнике есть украшения. Их художественные качества разные, но желание выделить захоронение нельзя не отметить в любом случае.

Помогают новейшие технологии, когда на гранитную плиту можно нанести фотографию, рисунок, надпись. Таких памятников довольно много. Есть среди них и оригинальные, как у знаменитого скрипача Леонида Сонца на Четвертой аллее, где сегодня в основном хоронят казанских евреев. 

В последнее время на Арском кладбище стало довольно много скульптур. Причем если раньше их можно было видеть в основном на могилах крупных общественных и государственных деятелей, то сегодня вполне профессиональные работы заказывают обычные семьи. Если есть средства, почему нет?

Надгробный памятник первому секретарю Татарского обкома КПСС Рашиду Мусину

Надгробный памятник Герою Советского Союза Михаилу Девятаеву

Скульптурный портрет знаменитого врача Ивана Владимировича Домрачева находится рядом с церковью, на правой стороне

На Арском кладбище сохранилось несколько оригинальных ангелочков дореволюционной эпохи. Две фигурки можно видеть в самом начале Первой аллеи.

Слышала, что такие скульптурки иногда меняют место жительства. Но есть и фигуры в человеческий рост. Их уже с места не оторвать. Мне понравился надгробный памятник на могиле Любови Алексеевны Таланцевой на Четвертой аллее. В Интернете я нашла подробности о казанских Таланцевых. Как-нибудь расскажу о них подробнее.

Гораздо больше скульптурных портретов. По одним чувствуется рука мастера, другие явно любительские, как у знаменитого борца своего времени Аполлона.

Но есть и работы первоклассных скульпторов. Например, надгробный памятник знаменитому композитору, первому ректору Казанской консерватории Назибу Жиганову сделал не менее знаменитый скульптор из Ленинграда (Н. Жиганов умер  в 1988 году) Михаил Аникушин.  

Говорят, первый архитектор Императорского Казанского университета Михаил Петрович Коринфский спроектировал свой надгробный памятник сам. Его можно видеть на Четвертой аллее, недалеко от Центральной аллеи. Он вошел в историю Казани как автор проектов нескольких зданий университетского городка.

На современных могилах тоже встречаются оригинальные памятники, где наверняка не обошлось без совета художника. Но есть и такие.

На одном из коммерческих участков я видела закрытый балдахин, внутри которого вообще нет захоронения. Заготовили впрок, что называется.

В XIX – начале XX века на памятниках и крестах очень часто помещали стихотворные эпитафии, они почти не сохранились. В 1910 году доцент-филолог Казанского университета Л. Ильинский опубликовал статью «Поэзия кладбища», в которой он проанализировал тексты эпитафий Арского некрополя. Как он выяснил, самыми популярными были изречения ныне полузабытого, но тогда очень популярного поэта Семена Яковлевича Надсона (1862-1887).

Среди современных надписей, пожалуй, самая оригинальная – на памятной плите Николая Павловича Коломийца (старообрядческий погост): «Любимый человек не умирает. Он с нами жить перестает».

Отдельного разговора заслуживают надписи на памятниках. Встречаются любопытные образцы вроде письма на одной из пирамидок советского времени. На нижней части надгробья Юрия Борисенко, знаменитого казанского баса, начертаны названия оперных партий, которые он исполнял на сцене Татарского театра оперы и балета имени М. Джалиля.

Как-то прочитала в Интернете, что на Арское кладбище можно ходить, как в музей. Это, действительно, так. Музей под открытым небом. Причем, бесплатный...

Фото Олега Маковского, Ильи Шалмана, Владимира Зотова,  Любови Агеевой

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов