Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Октябрь 2021 > >>
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
  • 1876 – В Казани открылся Учительский институт, который должен был готовить учителей для городских училищ, пришедших на смену училищам уездным. Это был третий подобный вуз после Петербургского и Московского

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Каждый ищет свой смысл в смерти, как и в жизни

Ничто, кажется, так не завораживает обывателя, как смерть. В конце концов, даже загадки Вселенной учёные уже приноровились разгадывать, а с загадками существования и особенно того, что ждёт человеческое сознание после, пока ещё туго.

Скептики считают, что ничего нас там не ждёт, но многотысячелетнняя история человечества из поколения в поколение передаёт обряды, ритуалы и суеверия, которые объединяют порой целые народности.

В Новосибирске находится единственный в России музей смерти. Открыт он был в 2012 году Сергеем Якушиным, бывшим переводчиком «Интуриста», а ныне академиком Европейской академии естественных наук, вице-президентом Союза похоронных организаций и крематориев.

Называется он, конечно, по-другому – Музей мировой погребальной культуры. Основу коллекций составляют экспонаты XIX – начала XX веков. Несколько десятков тысяч экспонатов, среди которых около 200 траурных платьев, модели катафалков, около 10 000 гравюр похоронной тематики, около 1000 картин и скульптур. Стоимость входного билета – от 700 рублей.

Кто бывает в Новосибирске, непременно приходит в этот музей. Он работает как обычное учреждение. Здесь есть постоянная выставка, сменные экспозиции, проходят массовые мероприятия, например, «Ночь в музее». Не все рискуют оказаться так близко со смертью, но рост посещаемости музея говорит о том, что порой любопытство пересиливает другие чувства.

Вполне безопасно познакомиться с музеем на его сайте. Вот что пишет в приветствии Сергей Якушин, основатель Музея мировой погребальной культуры.

«Приветствую вас в моем Музее! Многие годы я коллекционирую все, что связано с одной единственной темой – уход человека из земной жизни и великая культура памятования.

Жизнь и смерть неразрывно связаны в нашем мире. Без жизни не может быть смерти, а без смерти не может быть новой жизни. Все мы приходим в этот мир, чтобы однажды умереть. Но смерть для человеческой души – это не конец. Для верующих представление о жизни и смерти вложено в короткую фразу – мы рождаемся, чтобы умереть, умираем ради вечной жизни. Для атеистов жизнь продолжается в благодарной памяти о любимых усопших, в жизни их потомков. Почти половина человечества, исповедующая буддизм и схожие верования, верит в реинкарнацию. Для эзотериков, экстрасенсов, всех, кто обладает уникальным даром общаться с тонким миром, жизнь и смерть – бесконечная череда все новых воплощений на земле, каждый раз для решения новых задач по укреплению и развитию духа. Каждый ищет свой смысл в смерти, как и в жизни, которая скоротечна по сравнению с космическими измерениями Вселенной.

Человек – единственный вид на Земле, который заботится о похоронах и памяти о своих умерших близких. Только в человеческом обществе есть культура погребения, прощания, памятования. В моем музее я рассказываю об этом с позиций истории, культуры, искусства, религии, философии, социологии, психологии, семейных и национальных ценностей.

Музей мировой погребальной культуры, еще его называют Историко-художественным Музеем Смерти, – это музей со многими смыслами и для всех возрастов. Музей смерти, как и сама смерть, объединяет всех, независимо от религии, политических взглядов, национальности, мировоззрения. В атмосфере музея, в его особой ауре, слетает все ненужное, наносное, все социальные маски, врождённые и приобретенные страхи, бессмысленные программы поведения, установленные нами, обществом и семьей. Многие посетители признаются, они становятся истинно самим собой. У многих Душа исцеляется, и они получают новый импульс к осознанной жизни.

Желаю вам жизненно важных откровений, многих ключевых размышлений в стенах моего музея, в создание которого я вложил частицу своей души».

Идея такого музея возникла у Сергея Якушина, когда он создавал «Сибирскую ярмарку» и придумывал темы для выставок. Самой известной из них стал «Некрополь», где впервые состоялся обмен опытом между российскими и европейскими специалистами-похоронщиками. Поездка в Лондон вдохновила Сергея Борисовича собирать предметы старины. Он увидел, что многие владельцы похоронных домов имеют внушительные коллекции.

На антикварных рынках Лондона были куплены гравюры XIX столетия. Сцены похорон в разных странах Европы украсили комнату жюри выставки. Коллекция гравюр росла с каждым годом: Сергей Борисович подбирал новые сюжеты, чтобы удивить гостей «Сибирской ярмарки». Гравюры привели публику в удивление, и коллекционирование стало жизненным кредо Сергея Борисовича. Он стал искать не только гравюры, но и других «свидетелей истории»…

Сейчас в коллекции Музея хранится более 10 тысяч гравюр. Они посвящены не только смерти и похоронам. Знаковые исторические события и повседневная жизнь остались запечатлены руками мастеров.

Музей мировой погребальной культуры находится на территории Парка памяти Новосибирского крематория, что логически (и логистически) оправдано. Парк памяти занимает огромную площадь. Крематорий, расположенный в этом парке, впечатляет своей архитектурой.

Он возведен по классическим, эталонным правилам культуры погребения и памяти, по высоким античным, храмовым стандартам. Это эпическое обрядовое здание в стиле античной торжественности, закольцованое жемчужной парковой зоной – зеленой, благоухающей свежестью трав, запахом тысячи хвойных деревьев, с ухоженными дорожками, аллеями, аккуратными скамейками и затейливыми фонарями на длинных черных, как воронье крыло, стойках; украшенной античными вазами, памятниками мировой культуры, обелисками, стеллами.

Музейный комплекс состоит из трех отдельно расположенных зданий. Первый зал – это помещение бывшей котельной, а второй и третий залы – ангары, которые создают иллюзию того самого чёрного туннеля с ярким светом в конце…

Под открытым небом можно видеть много погребальных экспонатов: гробы, повозки, памятники, надгробия.

Масштабный плакат на внешней стене первого зала освещает тему топологии намогильных памятников. Чуть в стороне грациозно восседает на пьедестале египетский сфинкс. С тыльной стороны первого зала находится скамья примирения… Это, видимо, призыв использовать прижизненную возможность наладить испорченные с кем-то отношения…

Возле входа во второй зал находится огромный череп… с милой белозубой улыбкой. В пристроенном к ангару здании (тамбуре) размещена двухэтажная экспозиция манекенов-скелетов в одеждах народов мира. Два плотных ряда мраморных надгробных плит находятся на полу, вдоль стен стоят гробы со стеклянными крышками или просто открытые.

С чёрного потолка нависает массивная люстра, сделанная из человеческих костей с плафонами-черепами.

Стены тамбура выполнены из разноцветного кирпича, в тон стен и одежды манекенов пестрят яркими красками. От такого зрелища захватывает дух…

В Музее погребальной культуры немало весьма ценных экспонатов. Среди них – старинные надгробия – каменные, чугунные плиты, кресты, обелиски с различных кладбищ мира. В музее есть гроб с телевизором, который никто до сих пор не купил, вело-катафалк, мото-катафалк, карета-катафалк. Можно увидеть коллекции урн для праха.

В музее представлена копия московского Мавзолея Владимира Ильича Ленина. Утверждают, что она – как настоящая.

Неожиданны экспонаты Великой Отечественной войны с мини-диорамой военных действий.

В первом зале музея содержится коллекция траурных платьев (их порядка двухсот). В отдельном помещении на втором этаже находятся витрины с ювелирными украшениями и бижутерией. Есть и пошивочный цех со старинными швейными машинками и швеями-манекенами.

Один из залов рассказывает о транспорте – от саней до современного катафалка. В ангаре в два ряда выставлен транспорт для похоронных ритуалов, вдоль стен находятся витрины с моделями катафалков и предметами траурной атрибутики.

В музее много тематических инсталляций – похоронного бюро, церемоний прощания и много ещё чего. Кресты, скульптуры, памятники, картины, документы, траурная атрибутика – всё это имеет место быть в огромном количестве. И, конечно, много надгробий. Больше всего каменных в виде саркофага, с изображением восьмиконечного православного креста.

Восьмиконечный православный крест наиболее соответствует исторически достоверной форме креста, на котором был уже распят Христос. Православный крест, который чаще всего используется Русской православной церковью, содержит, кроме большой горизонтальной перекладины, ещё две. Верхняя символизирует табличку на кресте Христа с надписью «Иисус назарянин, царь иудейский». Нижняя косая перекладина – подпорка для ног Иисуса Христа символизирует «мерило праведное», взвешивающее грехи и добродетели всех людей. Вокруг креста подпись «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь».

Мемориальные произведения и сегодня являются частью современной жизни. Основным материалом для надгробий является камень, а наиболее распространенной формой – надгробная плита. На Руси надгробные плиты первоначально устанавливались на могилах знатных людей. Крест, как символ христианства появился на Руси с момента ее крещения и до сих пор часто используется при оформлении могил.

Раньше на деревенских погостах стояли деревянные кресты, на городских кладбищах обычно устанавливались каменные. С XVII века распространенным видом надгробия стала лежащая на земле плита из обтесанного камня. Такую плиту не полировали, она была толстой и оформлялась резными украшениями. Некоторые плиты имели форму гроба, по бокам и крышке которого выполнялась резьба. Такой каменный гроб часто стоял на резных ножках разной формы.

Возникновение надписей на могильных плитах относится, вероятнее всего, к концу XV века. Это обуславливалось необходимостью посмертного поминовения. До конца XV века орнамент надгробий не предусматривал места для записей. Наиболее ранние эпитафии нарушали композиционное единство надгробий. Первые эпитафии не содержали социальных характеристик. В основном встречаются такие надписи как «раб Божий», или эпитафии, определяющие духовный чин человека «инок», «схимник» и княжеский титул «князь», «княгиня».

Со второй половины XVI века в эпитафии включаются социальные характеристики: «боярин», «палач». Связано это было с формированием абсолютистского государства, в котором на первом месте находилась социальная роль человека.

Позднее на эпитафиях появилась эмоциональная оценка событий, связанных со смертью человека. На массивном надгробии XVII века сохранилась такая надпись: : «а внук... згорели... во едином... их и пепел». Скорее всего надгробие посвящено сгоревшим во время пожара, погребенным, возможно, в одном гробу.

Интересен тот факт, что в эпитафиях на могилах мужчин почти не встречается указание имен их родителей, что подчеркивает их социальную активность. Тогда как в эпитафиях женских захоронений обязательно указывается девичья фамилия усопшей, то есть делается акцент на ее родовом происхождении. Причина смерти часто указывалась на мужских могилах и реже на женских.

В XVIII веке на русских захоронениях появились эпитафии, которые рассказывали в прозе или стихах о достоинствах жизни умершего.

Музей рассказывает о технологиях погребения, старинных и современных, в том числе о кремации. Она известна человечеству многие тысячи лет. В древнем Риме знатные патриции имели собственные склепы, людей победнее хоронили в общественных башнях. Как они (башни) назывались, мы не знаем. «Колумбарий» – это эвфемизм, слово-замена. В переводе с латыни оно обозначает голубятня (от columba – голубь). Если человек не хотел задевать чувства собеседника, то говорил, что идет не на кладбище, на могилу, а в голубятню.

Колумбарии вернулись только в XIX веке, до этого католическая церковь сжигала в наказание: считалось, что сожженный не сможет воскреснуть. Но в позапрошлом веке во время нескольких слишком масштабных эпидемий умерших не успевали хоронить, более того, наспех закопанные гробы вымывало дождями – начинался новый мор. По этой причине, а еще потому, что кладбища стремительно разрастались, а земли не хватало, люди вернулись к идее колумбариев.

Первый крематорий нового времени появился в Милане в 1876 году.

Музей не зря называется музеем мировой погребальной культуры. И его посещение – это своеобразная экскурсия по разным эпохам и странам. Например, зал номер 1 знакомит с культурой похорон в Викторианскую эпоху. Королева, сидящая за своим рабочим столом, «встречает» каждого входящего посетителя строгим взглядом…

Во всех галереях музея на стенах размещено огромное количество картин. Возле большинства экспонатов имеется поясняющая информация и при желании можно более подробно ознакомиться с выставочными экземплярами. Но правильнее, конечно, будет воспользоваться услугой экскурсовода музея.

В сувенирной лавке Музея смерти продается вся серия книг А.Тамоникова – мистические детективы в мягкой обложке: «Музей смерти», «Нетленный», «Время мертвых», «Чужое тело». Здесь же можно приобрести книгу Кейтлин Даути «Уйти красиво. Удивительные похоронные обряды разных стран».

На специализированной выставке в Казани, которая проходила в 2018 году, в экспозиции новосибирского музея эти книги можно было купить. Там же было много сувенирной продукции, и многие покупали, например, брелок в виде гробика.

Музей в Новосибирске примиряет с кончиной настолько, что экскурсанты готовы относиться к экспонатам с юмором. Например, в одном из залов им предлагают… лечь в гроб.

Особо можно сказать о сайте музея (https://musei-smerti.ru/).  С его помощью можно не только узнать новости об экспозиции и работе учреждения, но и совершить видеоэкскурсию. Здесь много интересной информации о погребальных обрядах разных стран и традициях поминовения.

Некоторые традиции могут показаться нам странными. Например, в некоторых странах кладбища используются как место отдыха. В то время как чопорные американские и европейские кладбища долгое время оставались строгими и аскетичными местами на церковной территории, наполненными памятными подарками и напоминаниями о том, как не грешить, новые кладбища располагались за пределами городских центров и создавались как сады для отдыха и наслаждения красотой природы. Цветочные мотивы заменили черепа и скрещенные кости, и новодельные некрополи были только рады вниманию публики.

Пикники на кладбищах Нового света не являются уникальным историческим прецедентом. Подобные традиции трапезы среди предков были и в Гватемале, и в Греции, и в Азии. Но все же многие американцы считали пикники на местных кладбищах «ужасающим весельем». Критика старших поколений, однако, не остановила молодежь от встреч на погостах, дискуссия свелась лишь к правилам поведения.

Нельзя не подивиться рассказам о кладбищах в других странах. Например, музей FAMOUS ENDINGS появился по инициативе владельца похоронного дома. Джону Херцигу принадлежат три крематория в Огайо: они расположены в Нью-Филадельфии, Страсбурге и Дувре. При последнем и работает музейная экспозиция. Херциг – профессионал похоронного дела. Он получил образование бальзаматора и работал в разных штатах, пока не поселился в Огайо и не основал свой похоронный дом.

Как и многие американцы, Херциг собирал автографы знаменитых спортсменов и актёров. Однажды он договорился о покупке фото боксёра Джо Льюиса с автографом. Владелец карточки принёс ему целый пакет разных буклетов и календариков с боксёрами. Но один документ заинтересовал Херцига: программа похорон Льюиса в 1981 году. Кстати, Херциг уточнил, знает ли тот парень, кому продаёт коллекцию. Услышал «нет» в ответ, и они оба знатно посмеялись над совпадением.

 С сайтом знакомилась Любовь Климова

  Издательский дом Маковского