Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
28.05.2017

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+1° / +8°
Ночь / День
.
<< < Май 2017 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1988 – В Набережных Челнах родился 500-тысячный житель.

    Подробнее...

В каком же доме обедал в Казани Александр Пушкин?

Не так давно на одном из домов по улице Профсоюзной, недалеко от улицы Пушкина, появился бар-ресторан «Перцов». Памятная табличка у входа напоминала, что здесь в 1833 году у Александра Пушкина, была важная встреча.

Сразу же нашлись знатоки казанской старины, которые уличили его хозяина –  ресторатора Азата Ислаева, гендиректора компании «Гурмэ Групп» – в незнании истории, поскольку фамилия человека, с которым встречался поэт, не Перцов, а Перцев. Эраст Перцев.

Известный краевед Ильдар Алиев возразил – в документах, которые он видел в архиве, фамилия все-таки ПЕРЦОВ.

Известный краевед Ильдар Алиев возразил – в документах, которые он видел в архиве, фамилия все-таки ПЕРЦОВ. Но он возразил по существу, заявив в СМИ, что встреча произошла не в этом доме по улице Малой Проломной, а по соседству, в здании, которое выходит на улицу Пушкина, в прошлом Рыбнорядскую.

Однако именно этот адрес назван во многих краеведческих источниках, начиная с 1956 года. Более подробно Ильдар Алиев рассказал о Перцовых и их городском доме в своей книге «Старая Казань: Рыбная площадь – Кольцо».

Если вы не знаете, зачем Пушкин приезжал в Казань, советуем прочитать в «Казанских историях» хронику его пребывания в нашем городе  Александр Пушкин в Казани.  Но кое-что мы все-таки напомним, ссылаясь на Ильдара Алиева.

Известно, что Пушкин свое давнего знакомого по Санкт-Петербургу – поэта и прозаика Эраста Петровича Перцова 7-го сентября 1833 года. Об этом человеке, судьба и жизнь которого во многом интересна и столь же противоречива, писали многие, но действительность в их описании иногда содержит некоторые невероятные вымыслы. Ильдар Алиев обращается к материалу внучатого племянника Эраста Петровича – Валерия Перцова, сына его младшего брата Владимира, опубликованному в журнале «Казань» в 2004 году (№№11-12).

Отец Эраста – Петр Алексеевич Перцов, родился в 1778 году в семье воронежского дворянина Александра Кондратьевича Перцова и его жены Пелагеи Степановны. Дворяне тогда с рождения записывались в гвардию, поэтому уже к 18-ти годам Петр Алексеевич стал унтер-офицером Павлоградского гусарского полка. В 1801 году в чине поручика вышел в отставку. Ему было 26 лет, когда он женился на Марии Ивановне Веневитиновой – дочери богатого воронежского помещика, получив большое приданое.

Первым ребенком в семье стал сын Эраст, названый в честь героя «Бедной Лизы». Он появился на свет в семь часов утри 20 декабря 1804 года.

Однако Перцовы вскоре уезжают из Воронежа, живут по несколько лет в Тамбове, Смоленске, а и марте 1811 года переезжают в Казань. Петр Алексеевич ранее покупает у казны имение в Казанском уезде и заселяет его крестьянами, часть вторых перевозит из своего воронежского имения. Строит винокуренный завод в Кашкаре и берет у казны винные откупа. За все эти годы семья Петра Алексеевича пополнилась детьми: число выживших детей достигло к 1827 году 13 человек.

Перцовы прибыли в Казань в 1811 году. Сразу же они поселились на углу улиц Рыбнорядской и Малой Проломной или нет, у кого купили усадьбу или строились сами осталось неизвестным, потому что при большом пожаре 1842 года в Казани почти полностью сгорел архив. Из наиболее старых документов о владельцах домов в Казани сохранился лишь датированный 1828 годом, в котором дом, лавки числятся за Перцовыми.

Уклад жизни был чисто дворянским, с богатым размахом. Первоначальное образование Эраст Петрович получил от домашних учителей, и оно было столь основательным, что позволило ему в три года окончить Благородный Пансион при Московском Университете.

Сокурсниками Эраста Петровича были такие выдающиеся впоследствии деятели, как: князь В.Ф. Одоевский – писатель, музыковед и общественный деятель; А.И. Писарев – водевилист, сотрудничавший с композитором Верстовским; Д.П. Ознобишин – известный поэт; Н.И. Тарасенко-Отрешков – член «Опеки над детьми и имуществом А.С. Пушкина» и другие. Эти талантливые выпускники, объединившись в кружок под названием «Собрание питомцев «Благородного пансиона», выпускали свои печатные издания.

Сам же Эраст Петрович, будучи талантливым и энергичным человеком, печатался в журналах, писал стихи. Увлечение поэзией было свойственно молодежи тех лет.

После окончания пансиона в 1823 году, побыв недолго в Казанской губернии, Эраст Петрович отправился на службу в Санкт-Петербург. Кем и где служил он, осталось неизвестным, но сам он стал фигурой известной в светских литературных салонах.

После возвращения в 1827 году Пушкина в Санкт-Петербург, именно вокруг него начинает сосредотачиваться передовая молодежь, в числе которой оказался и Эраст Петрович Перцов. По словам князя П.А. Вяземского, Александр Пушкин читал ему стихи молодого Перцова, в которых было «много перца, соли и веселости». Он же указывал, что Перцов служит в «Северной пчеле».

Хотя и проживал Эраст Петрович постоянно в Санкт-Петербурге, он не забывал Казань. Будучи в 1830 году в Казани в период с июля до конца августа, он был радушно принят в казанском высшем обществе. Этот год оказался последним для Петра Алексеевича Перцова, погибшего, скорее всего, от холеры, но оставившего после себя порядочное наследство в виде недвижимости и капитала.

Эраст Петрович, как старший сын, взял на себя все хлопоты по наследству, которое, по завещанию отца, было нераздельным. Здесь выявилось, что деловая хватка у Эраста Петровича полностью отсутствует, а это положило начало разорению семьи Перцовых, которому во многом способствовала широкая и рассеянная жизнь самого Эраста. Теперь он вынужден был чаще посещать Казань. Это привело к его знакомству с Н.А. Боратынским и его тестем А.Н. Энгельгардом.

Приехав в I832 году в Казань, он значительное время прожил в нашем городе, лишь иногда ненадолго посещая Санкт-Петербург. Этого требовала необходимость управлять имениями, так как его братья были еще слишком молоды. Уклад жизни самого Эраста Петровича, однако мало способствовал успешному ведению хозяйственных дел. Разорение шло, но еще не чувствовалось его пагубных последствий.

Именно в это время Эраст Петрович стал одним из самых близких друзей Александры Андреевны Фукс, посещая се литературный салон. Он был душой и движущей передовой силой не только ее салона, но и всего высшего казанского общества. Без его участия не обходился ни один спектакль, вечер или литературные чтения.

Естественно, что когда Александр Сергеевич Пушкин прибыл в Казань для сбора материалов для написания «Истории Пугачевского бунта», он не только встретился с Эрастом Петровичем Перцовым, но и вместе с ним посещал многие места, связанные с пребыванием Пугачева в Казани.

Особо остановимся на дне 7 сентября 1833 года, когда Александр Сергеевич Пушкин по приглашению Эраста Петровича посетил дом Перцовых, отобедал и сыграл партию в шахматы.

Вот как в своих воспоминаниях об этом написал в апреле 1940 года Петр Петрович Перцов:

«Если не считать Эраста Петровича, которого я не знал, то Платон Петрович был единственным из моих дядей (взрослых), которые помнили Пушкина. Он присутствовал на том обеде у Эраста Петровича (в сентябре 1833 года), где был гостем Пушкин. Обед происходил в большой зале нашего фамильного дома на Рыбнорядской улице (собственно на Рыбной Площади) в Казани (теперь улица Куйбышева). Квартира наша помещалась во 2-м этаже, окнами на площадь. Теперь дом сильно перестроили – антресоли обращены в третий этаж, парадный подъезд уничтожен и прочее.

Из передней через боковую дверь попадали прямо в залу, и с этим связан рассказ о том, что Пушкин, приехавший в домашнем костюме, так как условился с Эрастом Петровичем, чтобы никого посторонних не было, очень смутился, увидев через эту дверь много народу в зале. Он подумал, что Эраст Петрович нарушил условия и назвал гостей – попятился и хотел из передней улепетнуть домой. Но Эраст Петрович успел перехватить его и объяснил ему, то никого посторонних нет, а несмотря на многолюдство, все это одна наша семья. Тогда Пушкин оправился и вошел в залу.

Платону Петровичу как раз в том сентябре минуло 20 лет, но тем не менее он не мог рассказать ничего запоминаемого об этом посещении или, вернее, я по своей тогдашней глупости (я был, конечно, поклонник Писарева) не умел его расспросить. Помню только его указание в нашем зале места, где сидел Пушкин: «Вот тут сидел я, а тут Пушкин. Теперь как-то странно вспоминать это, странно думать, что знал человека, который обедал с Пушкиным.

После обеда Пушкин и Эраст Петрович сели играть в шахматы. Тут другое воспоминание – одного из младших дядей, Александра Петровича, которому было тогда 14 лет. Он мог вспомнить только огромный ноготь на пальце Пушкина, которым тот передвигал фигуры и который, видимо, запомнился ему как нечто ранее невиданное. Никаких, других подробностей об обеде и об этой шахматной партии я, к сожалению, не могу сообщить. Не знаю даже кто выиграл партию. А между тем, зная впоследствии (около 1890 года) вдову Эраста Петровича (я даже не раз пил у нее вечерний чий), я мог бы, конечно, обо многом ее расспросить. Но писаревщина сидели тогда почти во всех юношеских умах. А выпороть нас никто, увы, не догадывался…»

Данное воспоминание ставит окончательную точку в вопросе, в каком именно доме Перцовых был 7 сентября 1833 года на обеде Александр Сергеевич Пушкин.

Дом, в котором обедал Пушкин, вдали, в самом начале улицы Профсоюзной

Ильдар Алиев проследил судьбу усадьбы Перцовых после того, как ее купил купец 1-й гильдии Агафон Васильевич Афанасьев. Это случилось 22 декабря 1890 года на торгах Казанского Общественного Банка. В состав приобретенного имущества входило:

1. Дом каменный 2-х этажный с антресолями и подвалом по Рыбнорядской улице:

а) под домом два подвала

б) в нижнем этаже 5 комнат и одна лавка на два раствора

в) в верхнем этаже 8 комнат

г) в антресолях 3 комнаты

2. При входе во двор с левой стороны флигель каменный 2-х этажный с подвалом (по Мало-Проломной улице 5 и во дворе)

а) в нижнем этаже 8 комнат

б) в верхнем этаже 5 комнат

в) под флигелем подвал

3. Во дворе флигель каменный 2-х этажный:

а) в нижнем этаже 2 комнаты и 2 кухни

б) в верхнем этаже 2 сушильни

4. Службы каменные, в них

а) три амбара

б) три погреба

в) два каретника

г) две конюшни

5. Деревянный сарай (в длину и ширину 4 сажень)

6. К дому пристроены 4 каменные лавки, расположенные по Рыбнорядской улице.

Ильдар Алиев выяснил, что обширная усадьба отца Перцова – поручика Петра Алексеевича Перцова, после его смерти, была разделена между наследниками, причем угловая часть участка с двухэтажным домом отошла к его жене – Марии Ивановне Перцовой, а соседний дом с флигелем по Профсоюзной улице унаследовал сын – Эраст Петрович.

Принадлежность жилых домов указанным лицам подтверждается строительными документами о застройке этих участков в тридцатых годах прошлого столетия.

29 мая 1834 года в казанский Строительный Комитет поступило от Казанского коллежского асессора Эраста Петровича Перцова прошение следующего содержания:

«Имея двор в 1-ой части города, в 2-м квартале, желаю ныне соединить флигель с каменным домом, а посему представляю составленные план и фасад в двух экземплярах и на право владение мое тем двором копию, имею честь покорнейше просить оный Комитет о следующем представлении к начальству на утверждение и разрешение мне по означенным чертежам допустить к просимой постройке».

Представленный Э.П. Перцовым проект получил утверждение, и по нему было осуществлено просимое соединение принадлежащих ему домов. А это достоверное указание на тот дом, в котором происходила дружеская «беседа хозяина с дорогим и почетным гостем».

Так появился дом по улице Пушкина, дошедший до наших дней. В нем сейчас офис фирмы «Таттелеком». Дом перестроен, но зал и комната, где был великий поэт, сохранилось.

Думается, у хозяина ресторана «Перцов», открывшего ресторан в доме №23/12, не было оснований огорчаться. Поскольку здание, в котором ресторан работал, все-таки входило в комплекс усадьбы Эраста Перцова. Кстати, прототипа героя романов Акунина Эраста Фандорина. И напрасно, оригинальная вывеска  с дома снята.

Как оказалось, уже нет и ресторана «Перцов». Вместо него –  бар «730» и ресторан-караоке «Голос». Того же хозяина.

Что же касается мемориальной доски, то она, конечно, должна быть по месту назначения, то есть на доме, где находятся «Таттелеком» и магазин швейцарских часов.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов