Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1930 – ВЦИК  принял постановление «О новом административном делении Татарской АССР», согласно которому вместо кантонов были образованы 46 районов

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Филантроп Талгат Дубин

В первом номере газеты «Казанские истории», который вышел 22 августа 2001 года, был опубликован очерк об удивительном человеке и музыканте – пианисте Талгате Дубине.

Мы решили разместить этот материал, наконец-то преобразованный в электронную копию, в реальном времени. Чтобы его прочитало как можно больше посетителей нашего сайта.Также в  Интернете, в газете «Казанский университет» (март 2001 года), нашелся отзыв о его концерте в Казанском государственном университете. Давайте вспомним Талгата Дубина…

Эти мелодии я слышу, как говорится, с пеленок. Их волшебные звуки живут в моей душе, моем сердце. Но те же звуки, струясь сквозь его длинные тонкие пальцы, потрясают драматичным звучанием. Затаив дыхание, слушаю я вдохновенную игру – его создание от которого он сам же хмелеет. А губы его глаза, даже волосы – я ничуть не преувеличиваю! – даже его волосы с проседью счастливо улыбаются.

О боже, что только не делает с человеком музыка! Не в силах удержать в груди поток счастья, он сквозь стекла очков устремляет на меня очарованный взгляд. Улыбка не сходит с его губ. Ах, если бы глаза эти еще и видели! Как бы спрашивая: «Ну что, понравилось?» – торжествующе пробежала лавиной по всей клавиатуре последняя музыкальная фраза, возвращая меня из волшебного мира музыки в реальный. Да, в этом человеке волшебная сила. Благодаря ей он и живет, не поддаваясь чувству угнетенности или отчаяния. Она спасает его от надлома, отчаяния, равнодушия и тоски. Кажется, что даже его слепота растворяется в чарующих волнах музыки.

Уже семнадцать лет, как он почти совсем не видит. Однако умение радоваться жизни сумел-таки сохранить.

– Свыкся и с этой бедой! Без глаз жить могу – а вот без музыки, без рояля невозможно. Пока пальцы движутся, уши слышат, пока могу играть – я счастлив.

Слушаю я его, и невольно думается: а ведь многие из его ровесников, да и более молодых артистов, покинули поле сражения с жестокой действительностью, когда зрительные залы стали недоступны многим любителям искусства.

– На сегодняшний день на моем счету 500 концертов,– продолжает Талгат Абдулхаевич. – Нынче немногие могут посещать платные представления. Парадокс ведь: истинные поклонники искусства, большей частью, люди несостоятельные. У денежных, как говорится, своя свадьба. Ну а я считаю долгом выступать перед сиротами, инвалидами, пусть даже бесплатно. Мне радостно вносить в жизнь слепых детей, например, свет прекрасной музыки.

Съездил вот в Лаишево, познакомил ребятишек с подлинными произведениями искусства. И знаете, среди инвалидов есть чрезвычайно талантливые дети. Надо выявить их, помогать развитию их дарований. Ведь возможности здорового ребенка безграничны, и он увлекается одновременно многим. А ребенок-инвалид умеет выбрать свое призвание и отдает делу все свои силы. Мне так хочется помочь им! Пока делаю, что могу – знакомлю их с мировой классикой, произведениями татарских композиторов...

Тихо, неторопливо льется речь этого милого человека, прерываясь время от времени отрывками из пьес Шуберта, Танеева, Шарифуллина... Он поведал мне, что родился в Казани, в войну, в музыкальной семье. Выпускник Казанского музыкального училища 1960 года. Учился по классу фортепиано у доцента Казанской консерватории Б. Печерского, а позднее, в 1970-м, закончил аспирантуру по классу профессора И. Дубининой. Преподашь начал с 16-ти лет, а с 1966-го вел класс камерного ансамбля в Казанской консерватории...

– Минувшим летом указом Президента мне было присвоено звание «Народный артист Республики Татарстан», – продолжает Талгат абый, и в голосе его звучит такая радость! – Посыпались звонки, поздравления. Мой труд, мое творчество получили-таки признание. Восторг, удовлетворение, благодарность – в те дни я жил опьяненный этими чувствами. Жаль, папа не застал это известие. Не успел! Вот бы радовался! Он ведь тоже был музыкант, окончил в Москве оперную студию. Сильный, богатый, красивый был голос! И у мамы хороший голос, она и теперь еще порой напевает...

Да, размышляю я, слушая его рассказ, все бы так любили жизнь и людей, ценили и оберегали своих родителей, не уставали помогать людям. Но нет, не все такие. И не каждого поэтому называют филантропом. А Казанская государственная консерватория обратилась в Оргкомитет с ходатайством о присвоении международной премии «Филантроп» пианисту, инвалиду I группы по зрению, заслуженному деятелю искусств Татарстана, лауреату I премии Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей дефектом зрения, народному артисту РТ Талгату Абдулхаевичу Дубину.

Талгат-эфендэ продолжает:

– После похорон отца я целый год не мог играть – такая была для меня утрата. Но... у меня есть друзья! Человеку творчества падать духом никак нельзя, это губит, я знаю. И я работаю. Разучиваю новые пьесы. Через сильнейший бинокль минут по пять удается читать, хотя при этом из обоих глаз льют слезы: ведь два глаза – два друга! Впрочем, на жизнь и судьбу я не жалуюсь. Как говорится, зализываю свои раны: играю, исцеляю душу...

Когда был жив отец, я благословлял судьбу: он был для меня и глазами, и ногами. Тропку к магазину он вытаптывал. Мама уже столько лет не поднимается с постели! Покормить, вымыть, ухаживать за ней – все это теперь на мне. Она тоже ослепла. Вы можете себе представить: слепой ухаживает за слепой! Но – держусь.

Если исправен мой рояль, поиграю – и тает застрявший в горле ком. Когда играю на сцене, я радуюсь, как дитя! А ведь давно бы умер, живи взаперти. Слава богу, в музыке моя жизнь! Пока мои пальцы ощущают клавиши, я – на коне.

Меня не страшат ни голод, ни холод – боюсь остаться никому не нужным, ни к чему не пригодным. За концерты не платят, но я иду на встречи окрыленный. Не знаю, как переживает это здоровый человек, а инвалид считает для себя счастьем всегда быть в центре внимания, приносить пользу.

И Талгат Дубин всегда приносит пользу, всегда в центре внимания В недалеком прошлом, на европейском чемпионате, ему выпала честь выступить по тандему среди слепых в числе представителей от двенадцати стран. На открытии чемпионата в культурно-музыкальной программе в течение восьми минут он исполнял произведения Еникеева и Яхина. Пианисту на 12-ти языках кричат «Браво!»...

Как-то приехал Талгат в Москву, надо было показаться окулистам. Даже тут он, неугомонный, не выдержал: отправился в Центральный дом культуры Всероссийского общества слепых играть на фортепиано. («Куда бы я ни приехал, начинаю искать рояль...», – говорит он). Здесь на него обращает внимание испанская делегация. Один за другим собираются около пианиста, с восхищением слушают произведения татарских композиторов. И... предлагают Талгату приехать к ним в Испанию с полной концертной программой.

К сожалению, не нашлось никого, кто мог бы взять на себя дорожные расходы... Профессор Дубинина, характеризуя творчество своего ученика, пишет о нем:

 «Музыкант, пианист Т.А. Дубин интересен в любом исполнительском амплуа: солиста, артиста камерного ансамбля в любом инструментальном составе: концертмейстера с певцом, инструменталистом, чтецом, хором. Он первым в республике освоил клавесин и вышел на эстраду клавесинистом. Концерты замечательного пианиста проходят с неизменным успехом, программы всегда предельно продуманы, тонко выстроены и содержательны, репертуар обширен и разнообразен: от французских клавесинистов и Скарлатти до музыки XX века, в том числе и в особенности произведений татарских композиторов. В его репертуаре музыка Танеева и Шостаковича, Шуберта и Брамса, Монасыпова, Бакирова, Шарифуллина и других.

Неподражаемо исполнительское мастерство Дубина, игру отличает певучесть и насыщенность звука, благородство фразировки, безупречный вкус. Внешняя простота и непритязательность его исполнительской манеры не могут скрыть от слушателей внутренний огонь и целеустремленность музыканта».

 Кого бы не порадовала такая оценка редкостного педагога, заслуженного деятеля искусств России и Татарстана! Сегодня – время сильных, время денег! Нелегко приходится даже здоровому человеку. Живешь, пытаясь приспособиться к бешеной инфляции, считая копеечки-рубли... Как, интересно, ощущает себя в этой действительности Талгат?

– Эту сторону жизни я, может быть, и не очень понимаю, быть может, боюсь заблудиться, зайдя слишком глубоко. По-моему, очень правильна мысль французского писателя Андре Моруа. Он писал: «Талантливому человеку и богатым быть плохо, и бедным быть плохо!» Богач не может гореть творчеством, у него тысячи забот о том, как сберечь свое богатство. А бедняк будет жить мыслями не о творчестве, а о том, как прокормиться. Моя мечта – думать только о творчестве... И все же...

Талгат-эфендэ усмехнулся. – Реальная жизнь груба и толкает наземь. Мне довелось однажды выступать в Германии. Там ко мне подошел один музыкант и спросил на ломаном русском: как, мол, оценивается на моей родине такой концерт. Я растерялся, а он продолжал: у нас, говорит, за такой концерт заплатили бы пять тысяч марок... Ого! Думаю, – я ведь даже пять тысяч наших «деревянных» никогда не видел!

Слава богу, узнал теперь, сколько стою – оказывается, мои концерты хороши и по цене. Только вот беда – не оплачивают их! Впрочем, над этим голову себе морочить не хочу, подумаю лишь порой: сколько лекарств мог бы купить для мамы, ну и, конечно, обеспечить себя, не быть обузой для Общества слепых. Но главное, конечно, смог бы знакомить широкого зрителя с нашим искусством. Здесь организовать платные концерты чрезвычайно трудно...

Вот они, проблемы! Но решить их сумеем лишь сообща, всем обществом, которое должно-таки осознать всю важность культуры и искусства, необходимость духовной пищи для всех нас. Но это уже другая песня. Вернемся к нашей – жизни уникальной личности. Талгат Дубин несмотря ни на что продолжает восхождение к вершинам музыкального искусства. Он делится своим жизненным опытом, послушаем его:

– Ежегодно посещаю Шаляпинский фестиваль, музыкальные вечера. Хочется слушать, обогащать мастерство. Как говорится, не будешь идти вперед – быстро покатишься назад!...

В большом зале пианино. Только я и Талгат. Я не могу оторвать глаз от проворных пальцев пианиста. Они извлекают из инструмента чудные звуки. Сила, заключенная в этой музыке, завораживает и заставляет мыслить, мечтать, радоваться жизни.

 Р.  НИЗАМИЕВА

Обработала и перевела с татарского З. Халитова

 

  ТАЛАНТ ОТ БОГА

Я познакомилась с творчеством Талгата Абдулхаевича Дубина в мае 2000 года. Как сейчас вижу тот памятный вечер в 1-й физической аудитории главного здания. Откинутая крышка рояля, на которой переливается разноцветными бликами заходящее солнце, за роялем – человек с чуть седеющими волосами.

Руки его удивительны! Они как будто не касаются клавиш, а звуки льются приятной мягкой волной прямо из глубины души.

Талгат Абдулхаевич Дубин родился в Казани. Учился в музыкальной школе имени П. Чайковского; блестяще окончил Казанскую консерваторию по классу профессора И. Дубининой и остался там преподавать спецфортепиано. Инвалид первой группы по зрению.

Все выступления Талгата Дубина – это не просто яркое и незабываемое исполнение произведений, но и своеобразные концерты-лекции, во время которых он рассказывает о композиторе, эпохе, в которой он жил, о самом музыкальном произведении, его жанре, форме.

Талгат Абдулхаевич – лауреат 1-й премии Всесоюзного конкурса музыкантов-исполнителей в Москве (1990 г.), Заслуженный деятель искусств РТ, а недавно ему было присвоено еще и звание народного артиста РТ. Этими высокими званиями отмечена большая просветительская деятельность музыканта: за неполных 10 лет своей сольной деятельности он дал более 400 концертов.

Сам Талгат Дубин говорит:

– Я даю свои концерты во имя Бога, а не во имя денег (их он, кстати, за свои выступления никогда не берет). Хочется, чтобы души людей всегда пребывали в возвышенном состоянии.

Его кредо: Жизнь – всегда преодоление, нельзя сдаваться. Сломался – утонул. Репертуар исполняемых им произведений очень широк. Но особенно Талгат Абдулхаевич популяризирует классику и музыку татарских композиторов. Первый сольный концерт он дал в 1963 году в 5-й музыкальной школе, где работает и по сей день. Выступления Т. Дубина в университете стали традицией.

В ноябре 2000 года состоялся очередной его концерт, посвященный 100-летию со дня рождения Салиха Сайдашева, на котором Талгат Абдулхаевич исполнил произведения Сайдашева и Бетховена. Кроме того, Талгат Дубин выступил в музее истории КГУ на вечере памяти Л. Толстого.

Следующий его концерт в alma-mater планируется в мае 2001 года. Там прозвучат произведения Шопена, Моцарта и татарских композиторов. Хочется пожелать, чтобы здоровье еще долгие годы позволяло Талгату Дубину вести активную творческую деятельность, давать концерты, которые для нас, студентов и преподавателей КГУ, и всех, кто хоть раз слышал игру этого прекрасного пианиста, всегда становятся счастливым событием.

  Екатерина МИРОНОВА, студентка 3-го курса химфака

  Издательский дом Маковского