Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1930 – ВЦИК  принял постановление «О новом административном делении Татарской АССР», согласно которому вместо кантонов были образованы 46 районов

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Совесть татарского народа – Туфан Миннуллин

«Ушла совесть нации», – так написал анонимный автор в комментарии к фотоподборке о жизни Туфана Миннуллина, размещенной на сайте газеты «БИЗНЕС Online» 2 мая 2012 года, в день смерти известного татарского драматурга.

Пожалуй, это определение лучше всего передает суть явления под именем «Туфан Миннуллин». И не только потому, что сегодня его смело можно назвать не просто известным, а великим драматургом. Но прежде всего он был великой Личностью.

Работая с ним бок о бок в Государственном Совете Республики Татарстан, не раз убеждалась, что в этой характеристике нет ни грана преувеличения.

К сожалению, у меня нет опубликованного интервью с Туфаном Абдулловичем, хотя мы знакомы уже давно. Так часто случается – те, с кем общаешься постоянно, редко становятся героями журналистских материалов.

Попробую сегодня написать о Туфане  Миннуллине с использованием личных воспоминаний и цитат из его бесед с другими журналистами. 

Постаралась дать объемный портрет драматурга и общественного деятеля  и привела объёмные цитаты. Тем не менее советую, воспользовавшись гиперссылками, прочитать и упоминаемые мной публикации.

 Любовь АГЕЕВА

 

Мы сейчас стали смотреть на культуру, как  на нечто примитивное. А ведь культура – это стиль жизни человека, его дух, его верования и убеждения.

Туфан МИННУЛЛИН

 Туфан Миннуллин + Камаловский театр

Есть несколько подробностей из жизни Туфана Миннуллина, которые меня всегда восхищали.

Прежде всего его творческое родство с Татарским академическим театром имени Г. Камала. Не знаю, кому из них больше повезло – театру или драматургу, но благодаря этому творческому союзу мы увидели много примечательных спектаклей. В портретной галерее актеров и режиссеров Камаловского театра есть и портрет Туфана Миннуллина.

Творчество Туфана Абдулловича отличается тематическим разнообразием. Он писал в самых разных жанрах – от водевиля до трагедии и философской притчи. Умел говорить об острых социальных и национальных проблемах в легком жанре комедии. Его называли королем комедии в современной татарской литературе. Туфан Миннуллин внес большой вклад в развитие татарской детской драматургии. Серия его сказочных пьес: «Свободный», «Сказка о Гафияте», «Путешествие на Луну», «Айбулат», «Деревенская собачка Акбай» и многие другие, комедии «Товарищ командир!» и «Где народ, где справедливость?» стали любимыми для нескольких поколений юных зрителей.  

Он был лидером литераторов всего татарского мира не по формальному признаку. Все наши писатели признавали его безусловным аксакалом татарской литературы, более того, он был честью и совестью всего народа. Его книги, пьесы, поступки были исключительно правдивы, точны, поучительны.

Разиль ВАЛЕЕВ. Сын земли.

В разное время на сцене Камаловского театра шли (некоторые идут до сих пор) его пьесы «Четыре жениха для Диляфруз», «Ильгизар + Вера», «Баскетболист» и другие. Пьесы драматурга наполнены оптимизмом и стремлением жить достойно. Особенно ярко это проявилось в образе Альмандара. В исполнении Шауката Биктемирова Старик из деревни Альдермеш воплощал для меня, русского человека, все лучшее, что я видела в татарской нации.

«Легендарный старик Альмандар вобрал в себя лучшие черты народа»,– сказал Президент М. Шаймиев на чествовании драматурга 21 ноября 2010 года по случаю его 75-летнего юбилея. Комедия Туфана Миннуллина «Старик из деревни Альдермеш» шла на сцене Камаловского театра более 25 лет. Она стала своего рода визитной карточкой и театра, и всей татарской театральной культуры.

– Как пишутся пьесы? Яркое событие может спровоцировать мысли, которые хочется всем высказать. Или человек – интересный, яркий. Хороший или плохой – это уже другое дело, главное – яркий, о котором хочется рассказать другим. Такого человека впускаешь в свою жизнь, начинаешь придумывать, как бы он повел себя в той или иной ситуации. Это похоже на то, как дети в куклы играют.

У меня на родине в Камскоустьинском районе был такой интересный старик. Он охранником на току работал. И когда мы с ребятами ходили туда воровать горох, он кричал нам: «Убью, убью!», а сам тихонько приговаривал: «Быстрее, ребята, быстрее». И мы набивали карманы горохом и убегали.

Вот такой старик был балагур. Никто на него не обижался. Говорили ему: «Уйти, дурак!», но был он далеко не дурак.

Однажды мы встретились, ему тогда было лет под девяносто. Он меня не узнал и спросил, чей я сын. А потом показал на гору, куда шел, и сказал: «Я в гору медленно иду, Азраил за подол держится, а когда спускаться буду, сниму галоши, в носках быстро побегу, а он на горе останется».

Такой вот человек был. Жизнь и смерть – тема не новая, но вот появился мой «Старик», который своим юмором как будто примиряет людей с неизбежностью ухода.

Многие мне не советовали в театр пьесу относить, что, говорили, за старик, был бы герой труда, а так... Но я пьесу переделывать не стал.

Мой Старик раздает людям радость, разве этого мало?..

Из беседы с Татьяной МАМАЕВОЙ

Газета «Время и Деньги», 23 сентября 2005 года

Туфан Миннуллин на юбилейном вечере

Последней совместной работой камаловцев и Туфана Миннуллина стал спектакль «Мулла». Эта пьеса в 2006 году была удостоена специальной премии Министерства культуры РТ на конкурсе «Новая татарская пьеса». «Муллу» поставили в Башкирском государственном академическом театре драмы имени М. Гафури, Мензелинском государственном татарском драматическом театре имени С. Амутбаева и Атнинском государственном драматическом театре имени Г. Тукая.

Сцена из спектакля "Мулла"

Финал спектакля "Мулла"

Фарид Бикчантаев сказал журналистам, что спектакль появился на сцене Камаловского театра, когда пришло его время. Кто хочет, может связать его актуальность с трагическими событиями в июле нынешнего года, которые произошли в Казани. Одна из газет так и назвала рецензию на премьерный показ – «В Казани опять стреляют в муллу». Финал спектакля подсказала сама жизнь – главного героя убивают. В пьесе последняя точка не поставлена. Может быть, режиссера-постановщика подтолкнули поставить «Муллу» последние события в спокойной Казани, где ислам традиционно ассоциируется с миром. Не исключено, что немалую роль здесь сыграло и то, что в мае театр попрощался со своим постоянным драматургом.

 Туфан Миннуллин, по-моему, угадал две изначальные религиозные стратегии борьбы со злом. Одна – активно бороться, противостоять злу, которая заключается в позиции «джихада». И другая – отойти в сторону, ждать, когда зло само разрушит себя, доведет себя до логического саморазрушения. То есть активного и пассивного противостояния. Но «отстраненная позиция» и даже помогающая злу саморазрушиться строится на дистанцировании от мира, на надмирности, на потере любви, сострадания, и поэтому она морально слаба, ущербна в некоторых случаях. Поэтому Валиахмет терпит поражение в идейной схватке с муллой. Мулла побеждает и с помощью божественной любви, и с помощью земной силы, здесь Ркаиль Зайдулла предъявил на обсуждении претензии режиссеру и драматургу в том, что мулла должен был победить деревенских парней-хулиганов, не продемонстрировав им «воровские законы», а духовно. Но Туфан Миннуллин живет на реальной, грешной земле, он сам атеистичен и не хочет выдумывать чудесных выходов из сложных жизненных коллизий. Он идет прямо, из жизни, с беспощадностью и реализмом таланта.

Когда нужно, мулла применяет силу. Колеблется, но применяет. И в это веришь.

Рашит АХМЕТОВ

«Звезда Поволжья», №46 и №47, 2009 года

Эта пьеса на тему, которая мучила Туфана Абдулловича, о которой о не раз говорил в беседах с журналистами и с трибуны парламента, – кризис бездуховности в татарской деревне. Сможет ли городской мулла спасти хотя бы одну живую душу, направит ли сельчан на путь истинный? И хотя спектакль не дает однозначного ответа на этот вопрос, он заставляет людей задуматься о вечном.

Туфан Миннуллин и Разиль Валеев

Драматургу не суждено было увидеть новый спектакль камаловцев: в день премьеры, 7 ноября 2012 года, его в театре уже не было.

 Очень интересно: Пушкина переводят на татарский, а Есенина – нет. Потому что язык Пушкина – это доступный, городской язык. Пушкин воспитывался гувернантками. У Есенина – настоящий, натуральный русский язык, и очень трудно адекватно найти перевод этому натуральному русскому Есенина.

У татар Тукая тоже легче перевести. Тукай был сыном муллы и воспитывался на литературе, прошел классическое медресе. Такташа трудно перевести – он имеет свои неуловимые обороты, он выходец из деревни.

Язык нужно чувствовать. Сейчас есть много писателей, которые часто пишут, употребляют массу слов, но язык не чувствуют.

Богатство русского языка я понимаю умом, но татарский чувствую сердцем. Русский человек должен также чувствовать свой язык.

Кто есть татарин? Интервью президента Татарского ПЕН-центра Туфана Миннуллина корреспонденту газеты «Звезда Поволжья». 15-20 июня 2001 г.

 Как мне кажется, в последние годы Туфан Абдуллович и в жизни, и в творчестве все больше уходил от глобальных проблем, концентрируя внимание на жизни конкретного человека. То ли потому, что многое из того, за что он ратовал в 90-е годы, уже реализовано, пусть и не в той мере, как он хотел, то ли убедился, что некоторых проблем не решить, если не увидеть за лесом отдельного дерева. Но в простых житейских историях он искал ответа на те же глобальные вопросы, которые его волновали: что есть человек на земле? для чего он живет? как передать молодым национальные ценности и традиции?

Он не мог не видеть, что далеко не все соплеменники разделяют его горячую озабоченность эрозией нравов в татарской деревне, этой хранительнице народных истоков. Туфан Абдуллович, принимая реалии жизни, грустил о том, что теряется на пути прогресса. Это хорошо видно по его интервью журналу «Право и жизнь» (Туфан Миннуллин: «Чем сильнее женщина, тем слабее мужчина», май, 2010 г.).

 – В одном из изречений Мухаммеда было сказано: «Рай находится под ногами твоей матери». На мой взгляд, это гениальная фраза, которая, по сути, и определила роль женщины. Возьмем, к примеру, татарские семьи.

Женщина в татарской семье всегда была доброй хозяйкой, управляла хозяйством мягко, с душой. Да и все финансы были в ее руках, а ведь, как известно, где финансы – там и жизнь.

Образованная, умная, порядочная, с внутренней культурой, она воспитывалась в такой среде, где женщине отводилась первичная роль, роль мудрой хозяйки. Конечно, все домашние заботы были на плечах женщины. Мужчина утром уезжал на работу, а вечером приезжал. К его приезду обязательно дома было убрано, приготовлена вкусная еда. Умная хозяйка всегда готовила то, что любит ее муж, ее кормилец. Интересно, что воспитанием детей в большей степени занимались бабушки.

В целом можно сказать: какая женщина – такая и семья. Ни в коем случае не хочу умалить роль мужчины. Но он в большей степени выступал как законодатель. Мы мало говорим о том, что миром все-таки управляют не материальные ценности, а духовные. А за развитие последних в первую очередь полностью отвечает женщина.

Сейчас женщина занимается государственными, производственными, политическими делами, а для семьи у нее уже нет времени. Пока не вижу выхода. Сейчас все идет к тому, что женщина просто перестанет быть женщиной, такой, какой ее создал Всевышний. Я всегда говорю, что женщина сильнее мужчин раз в 30-40. Если бы во время войны на фронт отправили их, а не нас, то женщины бы за три месяца дошли до Пиренейского полуострова. Но ее силы на данный момент тратятся не на то, она предназначена для другого.

Намного труднее воспитать из живого существа человека – а это и есть женская роль. Намного легче, по сравнению с рождением человека и его воспитанием, сидеть в министерском кресле.

Не все понимали его горячие выступления в защиту родного языка, когда он кидался на амбразуру, не боясь последствий на свою голову. Впрочем, Туфан Абдуллович, как бы резок он не был в оценках (он выражал свое мнение не только на трибуне Государственного Совета, но и в СМИ, например, в газете «Шахри Казан» у него была своя колонка), как бы сильно не критиковал Президента, руководителей парламента и Правительства, никогда не был в опале. В одном из его интервью я прочитала такое объяснение:  

Хасан Туфан,  Сибгат Хаким и Туфан Миннуллин

«То, что не разрешается другим, позволяется мне, прощается мне. В свое время короли держали шутов. Пусть никто не воспримет мои слова в оскорбительной форме. Кто-то должен говорить правду. Это одна сторона.

Другая – я говорю резкие вещи доброжелательно, я же не себя стремлюсь показать. Я правду говорю. Наверху же не дураки сидят, они подхалимов не любят, они видят, что человек я немолодой, говорю искренне. Мне посты, богатство не нужны, мое литературное творчество позволяет содержать семью. Я – писатель, и больше никто».

 Удивительное дело, но Туфану Миннуллину прощалось то, что не прощалось другим. Помню, как много шума наделала статья Фаузии Байрамовой «Татарин познается на площади», опубликованная в газете «Шахри Казан» в 1991 году, в которой она выступила против межнациональных браков. То же самое говорил Туфан Абдуллович в интервью газете «Звезда Поволжья», но не припомню, чтобы кто-то на него разгневался за это.

 – Скажу прямо: я не сторонник таких браков. Не потому, что русские или татары лучше или хуже. Потому что есть гены, есть менталитет, есть внутреннее отталкивание. Кто-то должен уступить, подчиниться.

Раньше межнациональные браки были только в высших слоях общества. Скажем, царская семья по политическим мотивам заключала брак. Но дети у них рождались для политики, и пользовались они языком не для поэзии, а для обмана, хитрости. Поэтому у нас многие чиновники не знают и не хотят знать татарский язык. Для карьеры не нужно знать и чувствовать красоту родного языка, наоборот, родной язык рождает совесть у человека, а это мешает карьере. Ребенок от смешанного брака будет обделенным человеком.

А как же любовь?

– Все равно будет раздвоение личности, болезненное. Среди этих детей, конечно, есть таланты.

Пушкин вот – негр.

– Но Пушкин в каком поколении негр? Он уже совсем обрусел. Кстати, зачастую русскими шовинистами были обрусевшие нерусские. Потому что у них всегда есть комплекс неполноценности.

Но Вы-то женщин других национальностей любили?

– Почему не любил? Любил. Но возьмем вот среднюю семью. Бывает в жизни разное. Вот приду я, например, навеселе, жена ругается. Я воспринимаю. Но попробуй кто-то скажи примерно так: «Напился, татарская свинья», совсем не со зла. Во мне все перевернулось бы от этого, я не смог бы с таким человеком жить.

Помню, у нас соседка, старуха 76 лет, развелась. Я спрашиваю: «Вы что делаете?» Она говорит: «Жили мы хорошо, прекрасно, человек хороший, и вдруг он мне заявляет: «Надоела со своей татарской лапшой», я сразу собрала вещи и ушла».

Что здесь поделаешь? Может быть, когда-то все гены смешаются, и голос крови не так будет ясно слышан…

Очень трудны межнациональные браки. Потому что не может быть любви только на сорок процентов. Или есть любовь, или ее нет. Сейчас межнациональных браков сорок два процента. Может быть, только в пяти процентах этих случаев в основе лежит любовь, это святое чувство, тут проблем нет. Но без любви межнациональные браки очень неустойчивы.

Считаю, что рост межнациональных браков резко увеличивает количество разводов. Генетики говорят, вот, мол, смешение крови полезно. Но говорят об этом преимущественно американские генетики.

Для меня самый лучший пример смешения крови – это Ленин. Он был бесчувственным человеком. Был умным, гением, но бессердечным. Родился Ленин в Симбирске, жил под Казанью, рядом с татарами, и ни одного слова о татарах не написал. Как будто он их не видел. Он людей совсем не замечал, видел только национальную идею. Он не видел человека.

Фукс, вот, чистокровный немец, целую книгу оставил о татарах, а Ленин людей не видел. Он был сухим человеком, у него работал только «механизм головы», как у робота.

Правда, Разиль Валеев в своих воспоминаниях, написанных уже после смерти коллеги, сообщил, что ни на кого более не писали столько жалоб в вышестоящие инстанции, сколько на депутата Миннуллина. Но, видимо, жалобы в тех письмах и умирали, поскольку не помню ни одного скандала, связанного с его именем. Не думаю, что нашелся бы в Казани хотя бы один редактор или журналист, который захотел посмаковать подробности такого скандала.

Туфана Абдулловича уважали, кажется, все. Он был самым успешным из татарских драматургов. Автор более полусотни пьес, вошедших в золотой фонд татарской драматургии. В республике нет ни одного театра, где бы не ставились его произведения. В этом ряду особое место занимает Камаловский театр, с которым драматург сотрудничал много лет. Туфан Абдуллович успел увидеть часть своей сценической истории – с 14 по 23 октября 2010 года в Татарском академическом театре имени Г. Камала прошел фестиваль спектаклей по пьесам драматурга, посвященный его 75-летию.

 Вся моя сознательная жизнь прошла под знаком Туфана Миннуллина. Для меня он был Туфан абый.

Театр всегда играл особую роль в жизни татарской интеллигенции, он был своего рода выразителем альтернативного мнения о национальной политике и статусе республики. Другого такого средства для выражения своих мыслей не было. А Туфан Миннуллин играл в театральной жизни центральную роль. И для России, и для Союза он был популярной и знаковой фигурой.

Рафаэль ХАКИМОВ, директор Института истории Академии наук РТ, депутат Государственного Совета РТ.

Портал TatCenter.ru

Фестиваль стал доказательством востребованности драматурга: казанская публика увидела сценические версии миннуллинских пьес театров Нижнекамска, Буинска, Набережных Челнов, Альметьевска, Мензелинска… Открыли фестиваль камаловцы комедией «Зятья Гэргэри». Всего в рамках этого проекта они сыграли три спектакля.

Туфан Абдуллович стал народным депутатом в историческое время. Его избрали в Верховный Совет Татарской АССР последнего, 12-го созыва в 1990 году, один созыв он был депутатом Верховного Совета СССР (1989-1991), а с 1995 года профессионально работал в Государственном Совете Республики Татарстан.

В его творческой биографии – пробел в несколько лет, с 1995 по 2003-й. В эти годы, наполненные активной депутатской деятельностью, он молчал как творец. Республика самоопределялась в новой России, и мастер слов поставил работу в парламенте на первое место. Правда, в наших разговорах неизменно сожалел, что не имеет времени, чтобы заниматься творчеством.

Как человек творческий, я хорошо понимаю, как трудно было для писателя Миннуллина отказаться от творчества даже на время. Ведь писательский труд – это не работа, это постоянное самовыражение в художественных образах. Эти образы рождаются в голове независимо от сознания и умирают, не получая выхода на бумагу. Поэтому такое самоотречение для Туфана Абдулловича, очень плодовитого автора, было сродни мужеству. Но он хорошо понимал, что на этом витке истории своего народа больше пользы принесет в парламенте.  

Депутат Миннуллин снова у микрофона

Второе сильное впечатление о Туфане Миннуллине связано у меня с парламентом, где мы вместе работали 8 лет. Он не разрабатывал персональных законопроектов, не так много было его личных поправок к другим проектам. Но неизменно участвовал в процессе внесения коллективных поправок – от Комиссии по культуре, в которой неизменно состоял с 1990 года.

Это был не только самый авторитетный, но и самый страстный оратор. Помнится, однажды, когда на сессии обсуждался проект бюджета и коллеги не хотели принять очередную поправку Комиссии по культуре, Туфан Абдуллович подошел к микрофону, чтобы уговорить коллег поддержать культуру. Но на этот раз в его голосе не было обычных бойцовских интонаций. «Зарубили» уже столько поправок…

«Вы все равно не проголосуете, даже если я удавлюсь тут, у микрофона», – устало сказал он. Зал дружно засмеялся. И вдруг случилось неожиданное: Премьер-министр (по-моему, это был Рустам Минниханов) неожиданно для всех поддержал депутата, и культура получила дополнительные 170 миллионов рублей.

 Стараюсь защищать интересы татарского народа. Национализм – это, по-моему, патриотизм, любовь к своему народу. Люблю свой народ, но одновременно считаю, что татарский народ ничуть не лучше других народов и ничуть не хуже. Вижу свой народ равным среди равных народов во всем мире.

Аллах сотворил все народы равными, без высших и низших рангов. Не люблю анекдоты, в которых народы изображаются глупыми. Особенно не нравятся мне анекдоты о чукчах.

У каждого народа есть своя мудрость. Я коллекционирую сказки, песни, поговорки всех народов, особенно тюркских. И ни у одного народа нет глупых сказок и глупых песен.

(Кто есть татарин? Интервью президента Татарского ПЕН-центра Туфана Миннуллина корреспонденту газеты «Звезда Поволжья». 15-20 июня 2001 г.)

 Он часто выступал на заседаниях Комиссии по культуре, на сессиях, где обсуждались проблемы культуры. И это не были выступления для повышения рейтинга, как говорится, на камеру. Частота появления за трибуной не была для Туфана Абдулловича самоцелью. Если он говорил, это значит – накипело. А накипеть было от чего.

Туфан Миннуллин и Фарид Мухаметшин

Вместе с коллегами-литераторами – Разилем Валеевым, Ренатом Харисом, Робертом Миннуллиным они, как могли, защищали татарскую культуру, право татар говорить на родном языке. Защита эта не была демонстративной, как порой случалось, когда главным аргументом в споре с оппонентами был отказ от русского языка. Туфан Абдуллович тоже чаще выступал на татарском языке. Как он говорил, нет другого способа показать нужность татарского языка для самих татар. Но в этот момент он был уверен, что все остальные его понимают – в парламенте всегда есть синхронный перевод. Но когда заместитель председателя Комиссии по культуре Туфан Миннуллин обращался ко ВСЕМ избирателям, он переходил на русский язык. Более всего опасался, что люди других национальностей, живущие в Татарстане, почувствуют угрозу от желания татар вернуться к историческим корням, развивать национальную культуру, воспитывать детей на традициях предков.  

– Вы – человек театра, причем человек успешный. Зачем вам еще и депутатство?

– Меня об этом часто спрашивают. Вроде бы власть и творчество находятся в противоречии. Когда человек творческий начинает стремиться к власти, это всегда вызывает подозрения.

Я полагаю, что литература всегда должна находиться в оппозиции к власти, потому что у власти свои жестокие рамки, а литература, она демократична. Власть давит на человека, а литература его защищает. А для того, чтобы защитить не только себя, но и других, нужна трибуна. Меня, например, абсолютно не интересует карьера, все премии и звания я уже заработал. Но с трибуны Госсовета я должен озвучить некоторые мысли.

– Гоголь, например, говорил, что «Театр – это кафедра, с которой можно много сказать миру». Эта кафедра для вас уже мала?

– Мала! В нашем обществе – мала. Когда в девяностые годы многие вышли митинговать на площади, Салимжанов не пустил своих актеров. Его тогда многие за это упрекали, но он сказал: «Мы – всегда на площади». Это верно, но...

К сожалению, многие в театр не ходят, книг не читают. Бывает нужно что-то важное сказать открытым текстом с трибуны. Объект изучения литературы – человек, а депутат – избранник народа, призванный этого человека защищать. Все сходится.

Может быть, я наивно рассуждаю, но я построил депутатскую работу так. Я должен по мере сил своим депутатством помогать людям.

Из беседы с Татьяной МАМАЕВОЙ

Газета «Время и Деньги», 23 сентября 2005 года

Вместе с другими депутатами комиссии он не раз инициировал обсуждение на сессии вопросов культуры, касалось это недостаточного финансирования учреждений культуры или отсутствия татарских пьес в репертуаре Татарского театра оперы и балета. Заботами этой комиссии в разное время из республиканского бюджета получали дополнительную поддержку издательства, библиотеки, театры, концертные организации, музеи, архивы.

Туфан Миннулллин на рабочем месте в парламенте

Внимательно следила комиссия за реализацией закона о государственных языках, принимала активное участие в разработке и принятии специальной программы по сохранению и развитию государственных языков, а потом – в контроле за ее исполнением.

Для творческого человека Туфан Миннуллин был чрезвычайно деятельной фигурой. В его кабинете на четвертом этаже Госсовета часто бывали гости. И не только из его избирательного округа. Он всегда старался помочь тем, кто в нему обращался. Много хорошего он сделал для односельчан в Камскоустьинском районе. Как свидетельствует председатель Комитета по культуре, науке, образованию и национальным вопросам республиканского парламента Разиль Валеев, ремонт театра имени Тинчурина, прокладка отопительной системы в Татарском молодежном театре, ремонт здания Союза писателей, восстановление Тетюшской татарской гимназии, строительство нового здания для казанской женской гимназии №12 – во всем этом принимал участие депутат и писатель Туфан Миннуллин.

В последнее время он хлопотал о строительстве новых зданий для татарских театров в Набережных Челнах и Нижнекамске. 

Никакой техники я не признаю. Если ее использовать, в творчестве таинственность теряется. Есть у меня пишущие машинки, но они без дела лежат. Когда пишешь от руки, в этом есть тайна. А тексты, напечатанные на машинке, я читаю как редактор, будто это и не я написал. Иногда ругаю того, кто это сотворил. То есть себя. Так бывает и когда я смотрю постановки своих пьес. Иногда до смеха доходит. Однажды даже закричал: “ Ну разве можно так писать!” Это я про себя...

Ну что поделаешь, живет во мне актер, я актер больше, чем писатель. Я очень люблю театр, однажды даже Президента нашего удивил, сказав, что Набережные Челны, Нижнекамск – это не города, а населенные пункты, потому что в городе должен быть театр. Театр – это не только лицедейство на сцене, но и общение людей, ведь они в зале все вместе. Самая плохая пьеса может воспитать лучше, чем учебники дидактики.

Из беседы с Татьяной МАМАЕВОЙ

Газета «Время и Деньги», 23 сентября 2005 года

Он старался быть конкретным и в своей общественной деятельности. Когда Туфан Миннуллин возглавлял Союз писателей республики (1984-1989), по его инициативе было учреждено звание «Народный писатель Татарстана». Чтобы поднять авторитет не столько конкретных писателей, сколько литературы в целом. Сам получил это звание в 2005 году. Он создал с единомышленниками Татарский ПЕН-центр Международной писательской организации ПЕН-клуб и стал его президентом.

Туфан Абдуллович был человеком с государственным уровнем мышления. Борьба за суверенитет Татарстана была для него не просто политической кампанией и уж тем более не возможностью под шумок прибрать лакомые куски республиканской собственности. Но он оставался при этом гражданином Российской Федерации. Помнится, когда на федеральном уровне было принято решение исключить из нового паспорта граждан России графу «национальность», он сердито задал риторический вопрос: «Почему я, татарин, должен думать о сохранении России?»

В депутатской столовой в это время было много его коллег, и вроде всех задело решение Москвы, но Туфан Абдуллович воспринял его как личное оскорбление. Он думал при этом не столько о согражданах (заранее знал, как будет воспринято это решение в Татарстане), сколько о том, что Россия снова вступает в полосу конфронтации, из которой к этому времени стали понемногу уходить.

Когда мне предстоит выступление в парламенте, я обычно готовлюсь заранее и записываю хотя бы тезисы своего выступления. А Туфан вскакивал во время обсуждения, за несколько минут рвал в клочья не понравившийся ему закон, ставил свое предложение на голосование и нередко находил сторонников.

На мой вопрос: «Как ты можешь, не изучив закон вдоль и поперек, без всякой подготовки так основательно и убедительно выступать?» – в ответ он лишь усмехался из-под своих седоватых усов. Но я и сам понимаю: готовился он к этим своим выступлениям всю жизнь; его интуиция, писательская проницательность, депутатский опыт делали его способным в любой момент встать на защиту интересов народа.

Если бы я стал перечислять все, что было сделано за последние 15-20 лет по предложению и при участии депутата Туфана Миннуллина, мои заметки приобрели бы неимоверный объем. Но об одном я все же немного расскажу…

В 2002 году, когда готовилась новая редакция Конституции Татарстана, мы с Туфаном-агой предложили дополнить ее одной статьей. Как известно, преобладающая часть татар живет за пределами Татарстана. Для наших соплеменников, живущих в регионах России, с каждым годом становится все труднее придерживаться национального образа жизни: обучать детей в татарских школах, пользоваться родным языком, сохранять обычаи и традиции. Статья, которую мы предложили включить в Конституцию, была посвящена как раз этой проблеме. После долгих споров и обсуждений она, наконец, вошла в нашу Конституцию как 14-я статья, которая гласит: «Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан».

Статья была чрезвычайно необходима для того, чтобы поддержать татар, рассеянных по всему свету, сохранить их как единую нацию. Впоследствии она была дополнена словами «совместно… с органами государственной власти Российской Федерации» и заняла свое место во втором Договоре о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между Россией и Татарстаном, затем была закреплена федеральным законом.

Разиль ВАЛЕЕВ. Сын земли.

Когда в парламенте обсуждался проект нового Земельного кодекса, я не понимала, почему Туфан Абдуллович резко выступал против частной собственности на землю. И только в 2001 году поняла.

В интервью корреспонденту газеты «Звезда Поволжья» он сказал следующее:

«Земля для меня не товар, это что-то святое. Американцы землю легко продают. Может быть, им мы кажемся наивными, но, может быть, в конце концов мы окажемся мудрее. Мне один богач недавно говорит: «Туфан абый, вот если бы я купил у тебя пьесу за миллион рублей и на твоих глазах порвал бы ее, что бы ты сделал?» Я отвечаю: «Убил бы. Если тебе нужно, предупреди, я напишу тебе халтуру, тогда рви. А живую пьесу рвать не позволю – это мой ребенок». Разве можно родного ребенка продать за миллион рублей? За миллиард долларов не продашь.

Родной ребенок не товар, человек не товар и земля не товар. Торговать землей – все равно что заниматься работорговлей. Пусть мы будем завидовать американцам, но постоянно будем плакать о родине».

Он и его коллеги по комиссии всегда участвовали в обсуждении любого вопроса, связанного с селом, касался он сельскохозяйственного производства или бытовых услуг, работы учреждений культуры. Помню, как решительно они возражали, когда под видом модной сегодня оптимизации в селах стали закрывать библиотеки. Голос Туфана Абдулловича, и без того громкий, звучал, как боевая труба. Писатели и поэты наверняка лучше других знают, что село – это своего рода грибница татарской нации, татарской культуры. А потому им далеко не безразлично, живет татарская деревня или умирает, есть в селе клуб и школа или нет.  

А ведь и вправду – артист

Третье впечатление о Туфане Миннуллине было очень неожиданным. Я, конечно, знала, что Туфан Абдуллович – профессиональный актер. Он учился в театральном училище имени М.С. Щепкина, работал актером в Мензелинском академическом театре, в Татарском академическом театре имени Г. Камала. Но не приходилось видеть его актерских способностей.

В общении Туфан Абдуллович всегда производил впечатление человека серьезного. Может, даже слишком серьезного. Не раз удивлялась, как при этом он может писать искромётные комедии. И в один момент пришлось отказаться от этого мнения. Потому что однажды увидела совсем другого Миннуллина.

Это было на одной из вечеринок в Государственном Совете в честь праздника 8 Марта. Надо сказать, что такие вечеринки в парламенте традиционно были веселыми и креативными. Но креативят в основном работники аппарата. Тут на трибуну вышел депутат. Туфан Миннулллин сходу настроил всех на юмористический лад, пояснив, что, следуя современным певцам, пригласил двух девушек на подпевки.

Не помню точно, что говорил Туфан Абдуллович и сколько точно времени заняло это буйство фантазии, но в памяти остался непрерывный хохот. Речь шла о депутатских буднях, о вещах, всем знакомых и вроде бы серьезных, но несоответствие между тем, что он говорил по-татарски, и русским переводом было столь уморительным, что смеялись все до боли в животах.

Я и предположить не могла, что у Туфана Абдулловича такое завидное чувство юмора. Ведь репризу для исполнения он написал сам. При этом был серьёзен, как никогда, выдавали лишь глаза, веселые и озорные. Да «девушки на подпевках» – переводчицы из общего отдела, не умеющие сдержать смех при солёных остротах.  

… Ничто не предвещало этой минуты. 26 апреля Туфан Абдуллович выступал на сессии, в который раз говоря о культуре, о духовности, точнее – о дефиците культуры и бездуховности.

 Сейчас мы примитивнее стали относиться к культуре. А ведь культура это – образ жизни, духовность, вера человека. Если нет внутренней культуры, страна и нация никогда не станут цивилизованными.

 Сегодня я задал вопрос мировому судье. Что выше: писаные законы или неписаные законы? Он даже не смог ответить, сказал, что «писаные законы» выше. А ведь людьми должны управлять неписаные законы, внутренний мир, духовность. Когда человек сам на это не способен, пишутся законы. Мы просто вынуждены писать эти законы.

 Мы сегодня говорим: «Татарстан – спортивная республика, Казань – спортивная столица». Очень хорошо. И спорт нужен. Но нас не красит развитие только в одном направлении. Вы, например, когда-нибудь слышали о драках зрителей после спектаклей? Нет. А после хоккея устраивают драки. Это о чем говорит? Это говорит о том, что у драчунов уровень культуры очень низкий, они и на спорт смотрят только с точки зрения неандертальцев. Они не смотрят на него как на духовную потребность. Поэтому мы должны обращать особое внимание на такие вещи.

 К сожалению, сейчас многие перестали читать книги. Что там, я вот наблюдаю, на наших спектаклях не часто бывают и наши депутаты, что говорить, редко бывают. Я думаю, Фарид Хайруллович, как-нибудь найдем возможность, может быть, это будут парламентские слушания, где будем обсуждать наше духовное состояние. В каком состоянии наш духовный мир? Имеем ли мы право называться людьми? Или мы дальше будем жить как отсталый, дикий народ?

Из выступления Туфана Миннуллина на 28-м заседании Государственного Совета РТ IV созыва 26 апреля 2012 года

 

Туфан Миннуллин похоронен на Ново-Татарском кладбище. Символично, что в последний путь 2 мая 2012 года его провожали не в здании Государственного Совета, а в Татарском академическом театре имени Г. Камала.

Парламент – важный период его жизни, но все-таки не главный. Когда я искала в Интернете снимки Туфана Миннуллина, поисковые системы предлагали многочисленные сцены из спектаклей Камаловского театра по его пьесам.

А на место Туфана Миннуллина в парламенте пришел другой человек. Такова жизнь. Как говорится, свято место пусто не бывает.

Но эта расхожая фраза не применима к искусству. Туфана Миннуллина в ряду мастеров слова в татарском искусстве заменить невозможно. И потому, что творчество каждого художника индивидуально, и потому, что Туфан Миннуллин в татарском искусстве – явление уникальное.

25 августа в Камском Устье открыли музей Туфана Миннуллина. Как сообщается, создание музея началось еще при его жизни. Правда, мне мало верится – это очень на него не похоже. Разиль Валеев уточнил, что двухэтажное здание в Камском Устье строилось для районной библиотеки и книжного магазина, и появилось оно благодаря стараниям земляка. Так что музею Туфана Миннулина там – самое место.

Музей создан как филиал Национального музея РТ. Туфан Абдуллович сам принес музейщикам фотографии, письменные принадлежности, подарил свою личную библиотеку. Среди мемориальных вещей – джинсовая куртка, в которой он ходил по деревне, любимая гармонь, книга, которую он читал незадолго до смерти, сотовый телефон и записная книжка. Как известно, драматург не любил печатать на пишущих машинках и компьютере, а писал свои пьесы обычной шариковой ручкой. Ручки, которые скопились у него за последний год работы, он также передал музейщикам.

Говорят, Туфан Миннуллин мечтал, что на втором этаже музея, в мансарде, будет время от времени работать, принимать гостей...

После его смерти здесь будет работать литературный салон.

24 октября XVII сессия Казанской городской Думы приняла решение назвать одну из улиц в Вахитовском районе Казани в честь Туфана Миннуллина. В нее объединили сразу три улицы – Луковского, Мензелинскую и Задне-Хади Такташа.

Готовя этот очерк, я прочитала много публикаций о Туфане Миннуллине. Особое внимание обращала на его интервью, сохранившие для нас не только его мысли, но и интонации его голоса. Но, пожалуй¸ более всего меня порадовали сообщения о двух встречах в квартире Туфана Миннуллина. Семья драматурга взяла на себя нелегкую ношу организации таких встреч.

Туфан Миннуллин с женой - актрисой Камаловского театра Нажибой Иксановой

Так что Туфан Миннуллин продолжает жить среди нас. И это самая большая благодарность потомков.

Любовь АГЕЕВА

  Биография

Туфан Абдуллович Миннуллин родился 25 августа 1935 года в деревне Большое Мереткозино Камскоустьинского района Татарской АССР в семье хлебороба. После окончания в 1952 году средней школы работал счетоводом в селах Олы Кариле и Камское Устье. Затем, окончив в Казани бухгалтерские курсы, по комсомольской путевке отправился на целину в Кустанайскую область Казахстана, где работал главным бухгалтером в одном из совхозов.

В 1956-1961 годах учился в Театральном училище им. М.С.Щепкина в Москве. После окончания училища некоторое время был актером в Мензелинском драматическом театре, затем в Татарском академическом театре им. Г.Камала в Казани. В 1964-1967 годах работал главным редактором на Казанской студии телевидения и одновременно – редактором отдела в журнале «Чаян».

С 1968 года профессионально занимался литературной деятельностью. В 1975-1977 годах учился в Москве на Высших литературных курсах при Союзе писателей СССР. Т. Миннуллин вышел на литературную арену в 60-е годы прошлого столетия с юмористическими рассказами и небольшими пьесами. Затем продолжил свое творчество в крупных драматических формах.

В 1962 году по пьесам молодого автора были осуществлены две постановки, которые сразу привлекли внимание зрителей. На сцене Мензелинского драматического театра была поставлена комедия «Люди нашего села», а на сцене Татарского государственного академического театра им. Г. Камала – сказка для детей «Свободный». После того как в 1967-1969 годах в Альметьевском государственном театре была поставлена «Соседская девушка», в Татарском государственном академическом театре им. Г. Камала – «День рождения Миляуши», на сцене Татарского республиканского передвижного театра (ныне Татарский государственный театр драмы и комедии имени К.Тинчурина) – новые пьесы «Отчий дом» и «Сердце должно гореть», Туфан Миннуллин признается литературной критикой как зрелый драматург.

Семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века можно назвать периодом, когда природный талант Туфана Миннуллина раскрылся во всей полноте. Из-под его мастерского пера вышло более пятидесяти драм и комедий, десятки пьес и сказок для детей.

На сцене одного только Татарского государственного академического театра им. Г. Камала было поставлено около сорока спектаклей по пьесам Т. Миннуллина. С 1984 по 1989 год Т. Миннуллин руководил Союзом писателей Республики Татарстан, в 1997-2008 годах – татарским ПЕН-центром Международного ПЕН-клуба.

Т. Миннуллин избирался народным депутатом СССР (1989-1991), в 1990-1995 годы был народным депутатом последнего, 12-го созыва Верховного Совета Татарской АССР. С 1995 года четыре раза избирался народным депутатом Государственного Совета Республики Татарстан, работал в парламенте на постоянной профессиональной основе.  

Пьесы, получившие наиболее широкое признание театральной общественности:

«Люди нашего села», «Судьбы, избранные нами» (1972); «Матери и дети» (1984); «Мы уходим, вы остаетесь» (1986); «Прощайте» («Хушыгыз») (1993); «Бахтияр Канкаев» (1974); «Ильгизар + Вера», «Баскетболист», «Бичура», «Душа моя», драмы «Без луны звезда нам светит» («Ай булмаса йолдыз бар»), «Матери и дети» («Әниләр һәм бәбиләр», «Без китәбез, сез каласыз» («Мы уходим, вы остаетесь»), «Ай булмаса, йолдыз бар» («Без луны звезда нам светит»), «Авыл эте Акбай» («Деревенский пес Акбай»), «Моңлы бер жыр» («У совести вариантов нет»), «Миләүшәнең туган көне» («День рождения Миляуши»), «Үзебез сайлаган язмыш» («Судьбы, избранные нами») «Әлдермештән Әлмәндәр» («Старик из деревни Альдермыш»), «Әниләр һәм бәбиләр» («Дочки-матери»), «Хушыгыз» («Прощайте»), «Канкай угылы Бәхтияр» («Бахтияр Канкаев»), «Шулай булды шул» («Вот так случилось»), «Җанкисәккәем» («Свет моих очей»), «Гөргөри кияүләре» («Зятья Гэргэри»), «Эзләдем, бәгърем, сине («Искал тебя, любимая»), «Галиябану, сылуым-иркәм» («Галиябану, ненаглядная моя»), «Шәҗәрә» («Родословная»), «Алты кызга бер кияү» («Шесть невест и один жених»), «Диләфрүзгә дүрт кияү» («Четыре жениха Диляфруз»). Отдельные произведения автора, особенно философская комедия «Старик из деревни Альдермыш», драма «Без луны звезда нам светит», водевиль «Четыре жениха для Диляфруз» с успехом шли на сценах национальных театров Башкортостана, Марий Эл, Удмуртии, Бурятии, Дагестана, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, а также русских театров в Омске, Воронеже, Астрахани, Мурманске, Мичурине, Нижнем Новгороде, Новокузнецке.  

Звания и награды

Лауреат республиканской премии им. М. Джалиля (1974, за комедию «Отчий дом» и драматическую повесть «Судьба, выбранная нами»); лауреат Государственной премии РСФСР им. К. Станиславского (1979, вместе с режиссером Марселем Салимжановым и исполнителем главной роли Шаукатом Биктемировым за спектакль «Старик из деревни Альдермеш»), лауреат Государственной премии РТ им. Г. Тукая (1979, за спектакль «Без луны звезда нам светит»). Заслуженный деятель искусств Татарстана (1978); заслуженный деятель искусств России (1984); заслуженный деятель искусств Республики Башкортостан (2005), народный писатель Республики Татарстан (2005). Кавалер орденов «Знак почета» (1984) и «За заслуги перед Республикой Татарстан» (2010). Почётный гражданин Казани. Почетный академик Академии наук Республики Татарстан.

30 августа 2012 года Туфан Миннуллин стал почетным гражданином Казани

  Официальный сайт Туфана Миннулллина – http://www.tufanminnullin.com  

  Издательский дом Маковского