Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1930 – ВЦИК  принял постановление «О новом административном делении Татарской АССР», согласно которому вместо кантонов были образованы 46 районов

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Нежметдиновы, братья - писатель Кави Наджми и шахматист Рашид Нежметдинов

Не все знают, что писатель Кави Наджми и известный шахматист Рашид Нежметдинов - родные братья.

В самом центре Казани, где мраморные лестницы поднимают нас на открытую площадку возле памятника Муллануру Вахитову, возвышается красивое здание. Это Дворец шахмат имени Рашида Нежметдинова – основателя казанского шахматно-шашечного движения.

Кави Наджми, знаменитый татарский писатель, поэт, переводчик, обладатель главной литературной премии СССР, чьим именем названа одна из центральных улиц столицы Татарстана, – старший брат выдающегося шахматиста Рашида Нежметдинова. Он всегда был ему поддержкой и опорой в жизни, особенно после ранней смерти родителей, когда на плечи старшего Кави легла забота о троих младших, оставшихся сиротами.

Писатель Кави Наджми 

Деревня Красный Остров в Симбирской губернии (ныне Нижегородская область) – родина писателя Кави Наджми. Его брат родился в затерянном в казахских степях городке Актюбинске, где в поисках лучшей доли осела семья Нежметдиновых. Но родным городом для обоих братьев стала Казань. Здесь бывший пастушок Кави, с юных лет приобщившийся к поэзии, стал одним из организаторов Союза писателей Татарии и мастером пера. Здесь простой татарский мальчик Рашид стал подлинным лидером шахматной Казани, потом долгие годы играя роль первой скрипки в оркестре шахматного движения всей страны. Он воспитал целую плеяду мастеров спорта, которые, став тренерами, сделали так, чтобы нынешнее поколение шахматистов нашего города вошло в элиту мирового спорта.

Семейное фото

Грозный 1919 год. Перед уходом в Красную Армию Кави привозит братишку в Казань, где определяет в детский дом, где Рашид находился до его возвращения. В 1924 году, после окончания в Москве военно-педагогического института, Кави стал преподавать в татаро-башкирской военной школе, в 1928-м возглавил окружную военную газету “Красноармеец”. Здесь школу писательского мастерства проходили Ибрагим Салахов, Фатых Карим, Шамиль Усманов, Мирсай Амир и другие.

В этот период Кави активно занимается литературной деятельностью, знакомится с Фадеевым, Шолоховым, многими, кто являл собой цвет русской и татарской литературы и искусства. Именно тогда началась его дружба с М.Горьким. Вечерами в доме Наджми собиралась вся творческая интеллигенция Казани. Человек широкий души, Кави всегда готов был поддержать друзей в трудный момент. Когда для Хади Такташа настали черные дни и он был уволен из редакции журнала “Азат Хатын”, он протянул ему руку помощи.

По инициативе К.Наджми того включили в состав делегации представителей литературы и искусства, которая по предложению М.Горького посетила республики Закавказья и Украину.

Будучи лидером литературной жизни республики, Кави Наджми стал первым председателем Союза писателей Татарии, возглавлял его до 1937 года, того страшного года, когда тучи сгустились над головой многих писателей. Не обошел он и его. 2 июля 1937-го Кави Гибятович был арестован.

Автор этих строк держит в руках ответ Комитета государственной безопасности сыну К.Наджми – Тансыку Кавиевичу на запрос о судьбе родителей. “…В ходе следствия Нежметдинову К.Г.(так в материалах дела) предъявлено обвинение в том, что он, как член троцкистско – националистической организации, вел практическую контрреволюционную работу с Шагиахметовым, Сайфи и другими. 12 декабря 1937 года дополнительно предъявлено обвинение в том, что он являлся активным членом пантюркистской военной организации”.

Насколько труднее было бы выстоять Кави Наджми, если бы не согревали его душу мысли о семье, о жене, которая всю жизнь была ему преданным другом и помощником. Она тоже попала под жернова сталинской мельницы, обвиненная в том, что после ареста мужа вела активную контрреволюционную работу в Союзе писателей Татарии.

Сарвар Сабировна Адгамова была арестована 4 января 1938 года. Ей также вменялось в вину, что она, будучи осведомлена о преступной деятельности мужа, не сообщила об этом в соответствующие органы. Сколько горя, разочарований, душевных мук выпало на их долю! Сколько сил стоило Кави Гибятовичу – не опустить руки, чтобы защитить не только себя, но и других – друзей-писателей Фатыха Карима, Мирсая Амира и других!

В конце сороковых годов в его руки попали Моабитские тетради Мусы Джалиля, и он приложил немало усилий, чтобы имя поэта-героя было ограждено от незаслуженных обвинений в предательстве. Неоценим его вклад в предотвращение депортации татар Поволжья. Он был инициатором и организатором издания Книги героев в начале 1945 года. Значительно позже, как депутат Верховного Совета ТАССР, много занимался общественной деятельностью. В частности, выступил с предложением о переводе туберкулезного диспансера из города в Каменку, где больные люди не представляли угрозы другим.

Мало кто знает, что диспансер находился тогда в бывшем особняке командующего военным округом А.Г.Сандецкого – одном из красивейших зданий Казани. Ныне здесь Музей изобразительных искусств.

Писатель поднял вопрос о строительстве Дворца пионеров, названного впоследствии в честь казненного фашистами детского писателя Абдуллы Алиша. Он много еще мог сделать, но выпавшие на его долю беды и преследовавшая его клевета подточили здоровье – 24 марта 1957 года его не стало.

Проститься с ним пришли рабочие и служащие казанских предприятий и учреждений, художники, артисты, литераторы, учителя. В многочисленной колонне поклонников его таланта шел М.Шаймиев, в то время студент сельхозинститута.

С конца 70-х годов, когда стал возможен доступ в архивы КГБ, сын писателя – Тансык Нежметдинов и его супруга Сания Ахтямова приложили много сил, чтобы имя выдающегося писателя не было забыто. Профессор Тансык Кавиевич написал 12 статей о своем отце и его дружбе с выдающимися писателями своего времени, где его личные воспоминания пересекаются с материалами дела, заведенными на арестованного К.Наджми, впоследствии полностью реабилитированного. Обидно, что произведения человека, так много сделавшего для развития татарской культуры, не включены в школьную программу. Изъятые из учебников во время репрессий, они так и не заняли подобающее им достойное место.

Шахматист Рашид Нежметдинов

 В декабре 2002 года, 15 числа, исполнилось 90 лет со дня рождения первого в Татарстане международного мастера, пятикратного чемпиона России по шахматам Рашида Нежметдинова. Он – шахматный гений, а гениев много не рождается. Смешно сказать, но до его смерти в Казани не было даже помещения для шахматного клуба.

Ютясь в подвалах, часто меняя прописку, трудно рассчитывать на достижения, титулы и звания. До Нежметдинова шахматисты Казани не поднимались выше кандидата в мастера. Он же, став первым по-настоящему сильным игроком нашего города, доказал личным примером, что даже в очень трудных условиях выдающаяся личность способна добиться значительного успеха.

Он единственный в нашей стране мастер двух интеллектуальных видов спорта – шахмат и шашек. Поклонников нежметдиновского таланта всегда мучил вопрос: почему он не стал гроссмейстером? Ведь на его личном счету – огромное количество блестящих побед над многими прославленными гроссмейстерами, в том числе над пятью чемпионами мира – соотечественниками. Сам Нежметдинов, отвечая на этот вопрос, ссылался на сильное отставание в шахматном совершенствовании.

Действительно, начав серьезно заниматься шахматами за пределами тридцатилетнего возраста, он вряд ли мог рассчитывать на завоевание высшего шахматного титула. Ведь обычно шахматисты увлекаются любимой игрой с раннего детства. А у него, детдомовского ребенка, все было по-другому.

Он прожил нелегкую, но интересную жизнь. Был на войне, там закалился его несгибаемый характер, выработалось стремление добиваться цели только праведным путем. Никаких компромиссов, никаких уступок любому сопернику – вот что выделяло характер Рашида Гибятовича, по сравнению со многими известными шахматистами и шашистами. Стиль его игры вулканического свойства. Яркий, живой и взрывной, но обязательно красивый.

Он часто получал призы за красоту. Даже в игре с таким кудесником комбинаций, каким являлся чемпион мира Михаил Таль, Нежметдинов умудрился удостоиться такого приза. Таль, обладатель сотни призов, был поражен блестящей игрой Рашида Гибятовича и пригласил его в свою секундантскую команду для самого главного матча своей жизни на звание чемпиона мира. Будучи великолепным тренером Нежметдинов (был удостоен звания “Заслуженный тренер СССР”), он не смог до конца реализовать как шахматист. Причина этого кроется и в его характере.

Он проводил партии неодинаково: в одних воспламенялся, в других скучал. Чем острее была ситуация, тем сильнее играл Рашид, ярче проявлялся его комбинационный талант, умение проходить любую оборону. Простые позиции его не интересовали. Стремление к сложному и порождало великолепные партии-шедевры, которые остались в истории шахмат. Но это же давало возможность менее талантливым шахматистам побеждать Рашида: они просто переходили в спокойный эндшпиль, где их соперник чувствовал себя не в своей тарелке. Кроме того, занимаясь профессионально двумя видами спорта, он затрачивал гораздо больше сил и энергии, чем другие спортсмены.

Вторая страсть Нежметдинова – шашки, по утверждению второго чемпиона мира по шахматам Эммануила Ласкера, – достойная мать шахмат. Единственный в своем роде сеанс одновременной игры на сорока досках по шашкам и шахматам, проведенный Нежметдиновым в 1952 году в Новосибирске, в 1993 году попал в русскую книгу рекордов “Диво” – аналог книги Гиннесса.

Итогом двухгранного творчества Нежметдинова стала созданная им шахматно-шашечная школа в Казани. Наш город помнит и чтит гениального земляка. Ежегодно, с 1979 года в Казани проводится Мемориал его памяти, где всегда успешно выступают питомцы его школы. В 1992 году здесь проходил шахматный фестиваль, посвященный 80-летию Р.Нежметдинову.

Семья Нежметдиновых – одна из тех, что составляют гордость как нашей республики, так и России.

Вадим ПУГАЧ

«Казанские истории», №3-4, 2003 год

 

  Издательский дом Маковского