Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Март 2021 > >>
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
  • 1932 – На базе аэродинамического отделения Казанского университета организован Казанский авиационный институт (КАИ). Его открытие состоялось 1 сентября

    Подробнее...

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Муса Джалиль: «Песни всегда посвящал я отчизне, Ныне отчизне я жизнь отдаю»

Самый известный татарский поэт Муса Джалиль (Залилов Муса Мустафович), родился 15 февраля 1906 года в деревне Мустафино Оренбургской губернии в семье малоземельного крестьянина. После окончания сельской татарской школы (мектебэ) учился в Оренбургском мусульманском духовном училище (медресе). Но священнослужителем не стал.

Татарский литературовед Рафаэль Мустафин, известный знаток жизни и творчества Муссы Джалиля, в биографическом очерке напоминает о том, что в годы гражданской войны Оренбург стал ареной жестоких схваток, власть попеременно переходила от одних сил к другим: свои порядки устанавливали то дутовцы, то колчаковцы.

В оренбургском караван-сарае (гостинице для приезжих) двенадцатилетний Муса видел окровавленные трупы красноармейцев, женщин и детей, изрубленных белоказаками во время ночного налета. На его глазах армия Колчака устанавливала «твердую власть» – реквизировала скот, отбирала лошадей, арестовывала и расстреливала сочувствующих Советской власти. Муса ходил на митинги и собрания, жадно читал газеты и брошюры.

«Когда весной 1919 года в окруженном белогвардейцами Оренбурге возникла комсомольская организация, тринадцатилетний Муса записывается в ряды Союза молодежи, рвется на фронт. Но в отряд его не берут: маленький, щуплый, он выглядит совсем мальчишкой. Вернувшись после смерти отца в родную деревню, Джалиль создает детскую коммунистическую организацию «Красный цветок». В 1920 году по инициативе Мусы в Мустафине возникает комсомольская ячейка. Кипучий, деятельный по натуре, Муса становится признанным вожаком сельской молодежи. Его выбирают членом волостного комитета РКСМ, посылают делегатом на губернскую конференцию комсомола.

Муса не просто агитировал за новую жизнь, но и с оружием в руках отстаивал молодую Советскую власть: в отрядах частей особого назначения воевал с белыми бандами. 27 мая 1920 года В. И. Ленин подписал декрет, провозгласивший образование в составе РСФСР Татарской Автономной Республики. Появилась прочная основа для развития национальной экономики, науки, культуры. В Казань съезжаются молодые татарские литераторы, музыканты, художники, одержимые желанием принять участие в становлении нового искусства.

Осенью 1922 года в Казань переезжает и шестнадцатилетний Джалиль.

«Меня вела... окрыляла вера в свою поэтическую силу», – писал он позднее («Мой жизненный путь»).

Поэтический талант у будущего поэта проявился в раннем возрасте – уже в тринадцать лет Джалиль опубликовал в газете «Красная звезда» свое первое стихотворение «Счастье». Будучи студентом рабфака Восточного педагогического института, он плодотворно сотрудничал со многими казанскими газетами и журналами. Познакомился с наиболее яркими представителями татарской советской поэзии: Кави Наджми, Хади Такташем, Аделем Кутуем и другими, участвовал в диспутах, литературных вечерах. С 1924 года стал членом литературной группы «Октябрь», стоявшей на пролеткультовских позициях.

В 1927 году его послали делегатом на Всесоюзную конференцию ВЛКСМ, где он был избран членом татаро-башкирской секции ЦК ВЛКСМ. После переезда в Москву Джалиль совмещал учебу в МГУ с большой общественной работой в ЦК комсомола. Был членом бюро секции и впоследствии заместителем ответственного секретаря.

«Комсомольская работа обогатила мой жизненный опыт, закалила меня, воспитала во мне новый взгляд на жизнь»,– отмечал позднее поэт («Мой жизненный путь»).

Общение Джалиля с такими известными поэтами, как А. Жаров, А. Безыменский, Э. Багрицкий, М. Светлов, оказало большое влияние на формирование его литературных взглядов. Он вступает в МАПП (Московскую ассоциацию пролетарских писателей), становится третьим секретарем ассоциации и руководителем татарской секции организации.

После окончания Московского университета Джалиль работал в детских журналах, занимался переводами русской классической поэзии. В эти годы вышли в свет его поэмы «Джиган» и «Письмоносец».

Муса Джалиль с дочерью Чулпан

В 1931 году Джалиля направили в Казань, где он целиком отдался творческой работе и общественной деятельности. В 1939 году Мусу Джалиля избрали председателем Союза писателей Татарской АССР и депутатом городского Совета.

Татарские поэты: Исхак, Шайхи Манур (стоят), Хасан Туфан, Сибгхат Хаким, Муса Джалиль

Как писатель он работал практически во всех литературных жанрах: пишет песни, стихи, поэмы, пьесы, публицистику, собирает материал для романа о комсомоле. По его либретто композитор Н.Г.Жиганов написал оперу «Алтынчеч». После смерти поэта композитор Жиганов написал о своем друге, которая называется «Джалиль».

Джалиль много сделал для становления татарской оперы: в течение шести лет он заведовал литературной частью Татарской оперной студии при Московской консерватории, а с 1939 года работал заведующим литературной частью Татарского оперного театра, который сегодня носит его имя.

23 июня 1941 года, на второй день войны, Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой направить его на фронт, а 13 июля надел военную форму. Окончил краткосрочные курсы политсостава. Воевал на Ленинградском и Волховском фронтах, в должности корреспондента армейской газеты «Отвага» 2-й ударной армии (Волховский фронт). Он был старшим политруком.

26 июня 1942 года старший политрук М.М.Залилов с группой солдат и офицеров, пробиваясь из окружения, попал в засаду гитлеровцев. В завязавшемся бою был тяжело ранен в грудь и в бессознательном состоянии попал в плен.

Находясь в концлагере Шпандау, он стал участником группы татарских легионеров, которая вела политическую работу среди пленных, выпускала листовки.

 Заключенных о наручниках ввели в большой двухсветный зал со сводчатыми потолками и огромными полукруглыми окнами. Перед ними на возвышении стоял внушительный судейский стол из мореного дуба, рядом такая же дубовая кафедра с фашистским орлом и свастикой. Друг против друга располагались места прокурора и адвоката. Тяжелые, обитые черной кожей судейские стулья с непомерно высокими спинками, импозантные люстры, громоздкие и неудобные скамьи для публики – все было рассчитано на то, чтобы подсудимый чувствовал себя жалким червем, песчинкой перед незыблемой глыбой фашистского правопорядка...

Исход суда был предрешен заранее – ни судьи, ни подсудимые в этом не сомневались. Разбирательство не спеша катилось по заведенному раз и навсегда порядку. Выступал обвинитель, зачитывались протоколы допросов, приводились «изобличающие» документы и фотографии, заслушивались свидетели. Мог ли Джалиль представить себе хоть на миг, что в этом самом зале, где звучит тусклый голос судьи, усиленный прекрасной акустикой, через какие-нибудь тридцать с небольшим лет громовым раскатом будут звенеть его стихи, переведенные на немецкий язык.

По доносу провокатора Джалиль и еще несколько участников группы были схвачены и заключён в берлинскую тюрьму Моабит. Они были приговорены к смерти, и 25 августа 1944 года казнёны на гильотине в тюрьме Плётцензее, в Берлине.

Джалиль и в плену продолжал писать стихи. Уже после смерти поэта бывший военнопленный Н. Терегулов и бельгийский патриот А. Тиммерманс передали в Казань тетради со стихами Джалиля, которые были изданы под названием «Моабитская тетрадь».

Моабитсткие записные книжки Мусы Джалиля

Долгое время судьба Мусы Джалиля оставалась неизвестной. Только благодаря многолетним усилиям следопытов была установлена его трагическая гибель.

 Подробнее читайте в очерке Рафаэля Мустафина – http://kitap.net.ru/mustafin/2.php

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1956 года за исключительную стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Залилову Мусе Мустафовичу (Мусе Джалилю) было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Муса Джалиль в плену. Картина Хариса Якупова

Он награждён орденом Ленина. За цикл стихов «Моабитская театрадь» Джалилю была присуждена Ленинская премия (1957).

В центре столицы Татарстана – Казани Мусе Джалилю установлен памятник. Его автор - известный советский скульптор Владимир Цигаль.

Памятники есть во многих городах Татарстана, а также в   Санкт-Петербурге.

В октябре 2008 года памятник поэту открыт в Москве, на юго-востоке столицы, во дворе школы №1186, которая носит его имя.

Его имя присвоено Татарскому театру оперы и балета, теплоходу, курсировавшему по Волге, посёлку городского типа в Татарстане.

В 1983 году, в день рождения поэта, то есть 15 февраля, в Казани появился Музей-квартира Мусы Джалиля. Мемориальная обстановка была восстановлена по воспоминаниям его жены – Амины Кутдусовны и его современников.

Кроме стационарной экспозиции, в музее работает интерактивная выставка «В гостях у Мусы». Она рассчитана на учащихся младших классов и воспроизводит обстановку дома в селе Мустафино бывшей Шарлыкской волости Исаево-Дедовского уезда (ныне Шарлыкский район Оренбургской области), в котором в 1906 году родился Муса.

Председатель правления Союза писателей Татарии, заведующий литературной частью оперного театра, депутат Казанского городского совета Муса Джалиль жил в квартире №28 дома №17 по улице М. Горького, в самом центре Казани, в 1940-1941 годах, то есть незадолго до войны. Здесь он работал над либретто опер «Алтынчэч», «Ильдар», создал цикл лирических и патриотических стихотворений.

8 января 1942 года именно отсюда он ушел на фронт. Сюда были устремлены душа и помыслы поэта, в июне 1942 года захваченного в плен, с 1943 года – узника Моабитской тюрьмы.

Расширение площади музея после реконструкции в 1995 года позволило организовать выставочный зал и литературный салон, где работают выставки, проходят встречи с учеными, деятелями культуры, искусства.

Иллюстрации из открытых источников

 Муса Җэлил (1906-1944)

Муса Җэлил 1906 нчы елныц 15 нче февралендэ Оренбург елкэсе Шарлык районы Мостафа авылында туа. Оренбургтагы «Хесэения» мэдрэсэсендэ укый. 1922 нче елныц кезендэ Казанга килэ hэм «Татарстан» (хэзерге «Ватаным Татарстан») газетасы ре– дакциясендэ эшли, рабфакта укый. 1927-1931 нче елларда ул Мэскэу дэулэт университетынын, эдэбият– сэнгать факультетында югары белем ала. Шул ук вакытта Мэскэудэ татар телендэ чыгып килгэн «Кечкенэ иптэшлэр» исемле балалар журналында эцаваплы редактор булып эшли. «Коммунист» газетасында эдэбият-сэнгать булеген ж;итэкли. Мэскэу дэулэт консерваториясе каршындагы Татар опера студиясендэ эдэби булек мехэррире вазифасын башкара. Ялкынланып ижат итэ.

1938 нче елда М. Җэлил Казанга кайта. 1941 нче елда армиягэ алына. Твньяк-кенбатыш Волхов фронтында «Отвага» газетасыньщ корреспонденты була. Канлы бэрелешлэрнец берсендэ аларньщ чаете чолганышта кала, hэм Муса Җэлил дошман кулына элэгэ. Тоткынлыкта да ул, хэрби эсирлэрдэн яшерен оешма тезеп, фашизмга каршы керэш алып бара. Куренекле «Моабит дэфтэрлэре» циклына кергэн шигырьлэрен иж;ат итэ. 1944 нче елныц 25 нче августында Муса Җэлил hэм аныц фи– кердэшлэре Германиянец Плетцензее термэсендэ гильотинада зцэзалап утерелэ.

Шагыйрьнец «Моабит дэфтэрлэре» циклына кергэн шигырьлэре инглиз, француз, испан, немец, гарэп, япон, венгр, румын, чех, корея, рус, украин h.б. теллэргэ тэрж,емэ ителэ.

1956 елның 2 февралендә СССР Верховный Советы Президиумы Указы белән Муса Җәлилгә Ватан сугышы чорында күрсәткән тиңдәшсез ныклыгы һәм батырлыгы өчен Советлар Союзы Герое исеме бирелде, ә әсирлектә тудырган поэтик иҗаты – бөтен дөньяга мәшһүр «Моабит дәфтәрләре» Ленин премиясенә лаек булды.

 

СТИХИ МУСЫ ДЖАЛИЛЯ

Слеза

Покидая город в тихий час,

Долго я глядел в твои глаза.

Помню, как из этих черных глаз

Покатилась светлая слеза.

 

И любви и ненависти в ней

Был неиссякаемый родник.

Но к щеке зардевшейся твоей

Я губами жаркими приник.

 

Я приник к святому роднику,

Чтобы грусть слезы твоей испить

И за все жестокому врагу

Полной мерой гнева отомстить.

 

И отныне светлая слеза

Стала для врага страшнее гроз,

Чтобы никогда твои глаза

Больше не туманились от слез.

Февраль 1942. Волховский фронт

 

Мои песни

Песни, в душе я взрастил ваши всходы,

Ныне в отчизне цветите в тепле.

Сколько дано вам огня и свободы,

Столько дано вам прожить на земле!

 

Вам я поверил свое вдохновенье,

Жаркие чувства и слез чистоту.

Если умрете – умру я в забвенье,

Будете жить – с вами жизнь обрету.

 

В песне зажег я огонь, исполняя

Сердца приказ и народа приказ.

Друга лелеяла песня простая.

Песня – врага побеждала не раз.

 

Низкие радости, мелкое счастье

Я отвергаю, над ними смеюсь.

Песня исполнена правды и страсти -

Тем, для чего я живу и борюсь.

 

Сердце с последним дыханием жизни

Выполнит твердую клятву свою:

Песни всегда посвящал я отчизне,

Ныне отчизне я жизнь отдаю.

 

Пел я, весеннюю свежесть почуя,

Пел я, вступая за родину в бой.

Вот и последнюю песню пишу я,

Видя топор палача над собой.

 

Песня меня научила свободе,

Песня борцом умереть мне велит.

Жизнь моя песней звенела в народе,

Смерть моя песней борьбы прозвучит.

26 ноября 1943

 

Лишь была бы волюшка

Если б ласточкой я был,

Если б крыльями я бил,

В час, когда рассвет блеснет

И Чулпан-звезда взойдет,

Дом родной, страна моя,

Прилетел к тебе бы я,

Только свет заря прольет.

 

Был бы рыбкой золотой,

В час, когда волной крутой

Белая кипит река,

Затопляя берега,

Тонкобедрая моя,

Верь, приплыл к тебе бы я,

Лишь туман падет в луга.

 

Был бы быстрым я конем,

В час, когда живым огнем

На траве роса блеснет,

Ветер гриву разовьет,

Дочь моя, звезда моя,

Прибежал к тебе бы я,

Лишь цветами ночь дохнет.

 

Нет, лишь воля мне мила,

Лишь бы воля мне была -

Я бы саблю в руки взял,

Карабин свой верный взял,

Край любимый мой, тебя

Защитил бы я, любя,

В славной битве храбро пал!

1942

 

Любимой

Быть может, годы будут без письма,

Без вести обо мне.

Мои следы затянутся землей,

Мои дороги зарастут травой.

 

Быть может, в сны твои, печальный, я приду,

В одежде черной вдруг войду.

И смоет времени бесстрастный вал

Прощальный миг, когда тебя я целовал.

 

Так бремя ожиданья велико,

Так изнурит тебя оно,

Так убедит тебя, что «нет его»,

Как будто это было суждено.

 

Уйдет твоя любовь.

А у меня,

Быть может, нету ничего сильней.

Придется мне в один нежданный день

Уйти совсем из памяти твоей.

 

И лишь тогда, вот в этот самый миг,

Когда придется от тебя уйти,

Быть может, смерть тогда и победит,

Лишит меня обратного пути.

 

Я был силен, покуда ты ждала,-

Смерть не брала меня в бою:

Твоей любви волшебный талисман

Хранил в походах голову мою.

 

И падал я. Но клятвы: «Поборю!». -

Ничем не запятнал я на войне.

Ведь если б я пришел, не победив,

«Спасибо» ты бы не сказала мне.

 

Солдатский путь извилист и далек,

Но ты надейся и люби меня,

И я приду: твоя любовь – залог

Спасенья от воды и от огня.

Сентябрь 1943

 

Могила цветка

Оторвался от стебля цветок

И упал, и на крыльях метели

Прилетели в назначенный срок

На равнину снега прилетели.

 

Белым саваном стали снега.

И не грядка теперь, а могила.

И береза, стройна и строга,

Как надгробье, цветок осенила.

 

Вдоль ограды бушует метель,

Леденя и губя все живое.

Широка снеговая постель,

Спит цветок в непробудном покое.

 

Но весной на могилу цветка

Благодатные ливни прольются,

И зажгутся зарей облака,

И цветы молодые проснутся.

 

Как увядший цветок, в забытьи

Я под снежной засну пеленою,

Но последние песни мои

Расцветут в вашем сердце весною.

Сентябрь 1943

 

Случается порой

Порой душа бывает так тверда,

Что поразить ее ничто не может.

Пусть ветер смерти холоднее льда,

Он лепестков души не потревожит.

 

Улыбкой гордою опять сияет взгляд.

И, суету мирскую забывая,

Я вновь хочу, не ведая преград,

Писать, писать, писать, не уставая.

 

Пускай мои минуты сочтены,

Пусть ждет меня палач и вырыта могила,

Я ко всему готов. Но мне еще нужны

Бумага белая и черные чернила.

Ноябрь 1943

 

Новогодние пожелания

Андре Тиммермансу

 

Здесь нет вина. Так пусть напитком

Нам служит наших слез вино!

Нельзя! У нас его с избытком.

Сердца насквозь прожжет оно.

 

Быть может, с горечью и солью

И боль сердечных ран пройдет...

Нельзя! Так пусть же с этой болью

Уходит сорок третий год.

 

Уходишь, борода седая,

Навеки землю покидая?

Ты крепко запер нас в подвал.

Прощай! На счастье уповая,

Я поднимаю мой бокал.

Довольно жизням обрываться!

Довольно крови утекло!

Пусть наши муки утолятся!

Пусть станет на душе светло!

 

Да принесет грядущий Новый

Свободу сладкую для нас!

Да снимет с наших рук оковы!

Да вытрет слезы с наших глаз!

Согрев целебными лучами,

Тюремный кашель унесет!

И в час победы пусть с друзьями

Соединит нас Новый год!

 

Пусть будут жаркие объятья

И слезы счастья на очах!

Пускай в честь нас печет оладьи

В родном дому родной очаг!

Да встретятся жена и дети

С любимым мужем и отцом!

И чтобы в радостной беседе,

Стихи читая о победе

И запивая их вином,

Истекший год мы провожали

И наступающий встречали

За пышным праздничным столом!..

1 января 1944

  Издательский дом Маковского