Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Если хочешь узнать человека, не слушай, что о нём говорят другие, послушай, что он говорит о других.

Вуди Аллен

Хронограф

<< < Февраль 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
  • 1832 – Адъюнкт-профессор, ректор Казанского университета Николай Иванович Лобачевский впервые представил свой труд по неэвклидовой геометрии «Сжатое изложение начал геометрии со строгим доказательством теоремы о параллельных»

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Коллектив для нас родней, чем дом, а редактор нам папаши ближе!»

Сегодня стало известно, что ушел в мир иной еще один наш коллега по редакции газеты «Вечерняя Казань». Сергей Федотов был хорошим журналистом, сочинял стихи, пел песни под гитару. Но главное - это был эмоциональный центр всех редакционных посиделок.

По его стихам можно вспоминать историю газеты, поскольку в них нашли отражение все основные события. Достаточно вспомнить стихотворение «К ПЕРЕСТРОЙКЕ В «ВК», затеянной Андреем Петровичем Гавриловым», которые он пел под гитару.

Еще он был организатором шутливых торгов, когда продавались самые неожиданные вещи, например, автограф шефа – Андрея Петровича Гаврилова, или книжка, не помню какого содержания, сугубо техническая, к нашей жизни не имеющая никакого отношения. Но именно ее купили за самые большие деньги, которые когда-либо разыгрывались на таких торгах.

На праздничном ужине в ресторане "Нарат" по случаю 10-летия "Вечерки"

Сергей работал в отделе новостей, любил жанр интервью, который давал возможность познакомится с сотнями интересных людей, казанцев и гостей города. Когда мы стали собирать материал к будущей книге о редакции гавриловской «Вечерки», он прислал свои стихи и одно из воспоминаний о том, как ходить на интервью. Обещал прислать еще два. Не успел…

Не успел написать текст для своей персональной странички. Как оказалось, мы не знаем даже основных событий в его личной жизни. Он никогда не тянул одеяло на себя и не делал свою персону центром общественного внимания. Такое было только на посиделках, когда он пел, читал стихи, шутил, острил – и ему нравилось то, что нам это очень нравится.

В редакции было несколько поэтов. Но Сергей, он же Сергей Парус, был особенный. Поскольку писал стихи и пел про нас. Других песен многие просто не знали. Теперь, думаю, как я, найдут в Интернете его страничку (он разместил ее еще в 2002 году) и послушают другие песни. В том числе серьезные, как песню «Я из детства вышел налегке…», «Серая дорога» и много других. Теперь это единственная возможность – услышать знакомый Сережкин голос. Он молодец – оставил о себе такую память…

На сайте есть его небольшая биография.

Сергей Александрович Федотов «Вася Парус» – автор песен. Родился 1 апреля 1954 г. в г.Зеленодольске. Был токарем, служил в морской авиации. В 1976 году закончил историко-филологический факультет Казанского университета. Работал в газетах «Зеленодольская правда», «Вечерняя Казань»,  был заведующим отделом культуры и спорта газеты «Комсомолец Татарии», корреспондентом газеты «Коммерсантъ», корреспондентом информационного агентства «Интерфакс». Член Союза журналистов СССР.

Стихи начал писать в школе. Все его песни написаны на свои стихи. На сайте можно найти его песни в исполнении других бардов.

 

Оказывается, Сергей Федотов издал книгу своих стихов и песен –  «Час езды на электричке». Книга состоит не из привычных глав, а как длинная электричка – из 10 вагонов. 7 из них – это сказки, 2 – «мелочевка» – то есть юмористические миниатюры, и один вагон коротеньких стихотворений.

Последняя встреча Сергея с коллегами по редакции в январе 2015 года

Сергей был удивительно остроумным человеком. В любой ситуации. Это хорошо передают его стихи. Когда-то мы посмеялись над его куплетами «ВОТ УМРУ Я, УМРУ Я».

Сегодня шутить не хочется. Поскольку стихи стали реальностью…

Сергей перенес две тяжелые операции и умер в больнице. Прощание с Сергеем Федотовым состоится в понедельник, 15 июня, с 9 до 10 часов в ритуальной комнате 7-й горбольницы (улица Чуйкова).

Любовь АГЕЕВА

«Вечерняя Казань», 1979-1991 годы

 КАК ХОДИТЬ НА ИНТЕРВЬЮ

(из опыта конца 80-х прошлого века)

 Как учили в «Вечерке»: сначала найди того, о прибытии кого никто не знает, а затем сумей разговорить его. Три случая из практики.

СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ

Всякий профессиональный журналист должен иметь знакомых, которые ему могут предоставить информацию о неофициальном появлении в городе известной личности. Так и получилось в конце восьмидесятых, когда в Казань с «неофициальным визитом» прибыл Сергей Юрский. Никаких официальных мероприятий (кроме встречи со студентами театрального училища) не намечалось, но вечером ему в номер гостиницы позвонил корреспондент «Вечерней Казани», представился и напросился на интервью.

– Ну… Ладно, – малодовольным голосом ответил Юрский. – Вас устроит десять минут до встречи со студентами?

– Конечно…

Следующий вечер. Назначенное время. У порога театрального училища стоит подмерзнувший журналист. Подъезжает черная «Волга», из нее выпускают народного артиста РСФСР со своими предпланами на выступление перед будущими актерами. И тут:

– Здравствуйте! Газета «Вечерняя Казань». Я вам звонил накануне…

– Ах, да. Ну, зайдемте.

Подсобное помещение, стол, накрытый чашками с кофе. Юрский просит окружение:

– Дайте мне минут десять, я поговорю с корреспондентом. А студенты уже собрались?

– Да, полный зал. Ждут вас.

– Хорошо, я скоро. Так какие вопросы будут у вас, молодой человек?

– Сергей Юрьевич, а вы на чем на работу ездите?

Тоска в мятущемся взгляде актера – какого дурака подослали!..

– На машине.

– А когда машина сломается?

Юрский нервно отхлебнул кофе, завертел головой и создал на лице что-то вроде вежливой улыбки.

– В метро!

– А что вы там видите?

Выражение лица Юрского сменилось. Он как будто ушел в себя, вспоминая ситуации. Актеру и писателю – ему наверняка виделось что-то особенное в окружающем мире. Тем более, когда в стране набирала ход перестройка.

– Глаза, – задумчиво сказал Юрский.

– А много изменилось в глазах людей за последнее время?

– Вы знаете…

И дальше Юрского не надо было подгонять вопросами. Он так увлекся «озвучкой» своих наблюдений и мнений по этому поводу, что когда через полчаса в подсобку заглянули и напомнили, что «студенты ждут», актер попросил:

– Да-да, мы завершаем. Я сейчас-сейчас. А вы… Сергей Александрович?.. Почему не пьете кофе? Наливайте. Так вот…

Студентам пришлось ждать еще минут двадцать. В конце интервью Юрский отметил:

– Кажется, у нас с вами что-то получилось. Если вас не затруднит… Вот мой адрес и домашний телефон – пришлите, пожалуйста, вырезку из газеты.

Просьба Сергея Юрского была исполнена.

 

На всякий – может пригодится))

 

СТИХИ О «ВЕЧЕРКЕ»,

сочиненные лично корреспондентом «ВК» Сергеем ФЕДОТОВЫМ

в начальный период перестройки – в СССР, РСФСР и «ВК»

 

К ВОПРОСУ ОБ ИНФОРМАЦИЯХ

на первую полосу

 

День такой хороший,

а я пашу, как лошадь.

Мне еще писать – не дописать.

Требуют, как проще,

и под это площадь

мне отводят строк на 40-45!

 

Па-а-азвольте!

я и в сто не помещусь -

мне с моим талантом в рамках тесно!

Не, ну вы даете тоже,

ну, я тащусь!

Ну, зачем давить на шею песне?

 

Полыхнет редактор*,

как второй реактор**,

прибегут с дубьем секретари.

А мне они до фени,

Я известный гений,

без меня газета эта – прогорит!

 

Извольте,

два червонца, как с куста -

па-апрошу за букву по копейке!

И не надо шума -

я так устал...

У меня и так судьба – индейка!

 

* – А.П. Гаврилов.

** – Первым был Чернобыльский.

 

* * *

 

К ПЕРЕСТРОЙКЕ В «ВК»,

затеянной Андреем Петровичем Гавриловым

 

Опускалось солнце в киноварь...

Перестройку начали с приездом.*

Не по делу снятый секретарь

целовал насиженное кресло.

И рукой, тяжелой, как металл,

рвал с груди последнюю рубаху.

Он газету потом пропитал,

а она его послала... на фиг!

 

Дернулся под люстрой и затих

заместитель, снятый не по делу.

Ели кашу в зале для простых

восемь безутешных завотделов.

По ночам редактор, весь седой,

лил во сне невидимые слезы -

снилось, что на пленум городской**

он пешком тащился по морозу.

 

За неделю справили процент,

выполнили план по сокращенью.

Ох, зажировал корреспондент,

от судьбы дождавшийся прощенья!

Может, я теперь не так дышу.

Плюнут в душу – я подставлю щеку.

Но и перед смертью попрошу:

«Подпишите, братцы, на «Вечерку»!»

 

* – Имеется в виду приезд А.П. из Москвы, где он наслушался

от Александра Яковлева, чего не надо, про гласность и перестройку!

** Казанского горкома КПСС. Не путать с другими партиями -

их тогда не было.

 

* * *

 

ОПЯТЬ ПРО ИНФОРМАЦИЮ

 

Ты – цыган, и я – цыган,

цыганские сиятельства.

ты цыганишь про госплан,

а я – про обязательства...

 

Цыган цыгана укорят

за гнусное строкачество,*

а у того авторы горят -

какое к черту качество!**

 

Три цыгана у дверей***

тянут на три голоса:

-А ну, да ну, давай скорей

матерьял на полосу!

 

То-то в таборе тоска,

да от судьбы не деться -

не поймут цыгане, как

всем им переделаться...

 

Все бы нам, цыганам,

плясать под переборы, да!

Да-ну ты, черт-сатана,

убегу из города...

 

* – Как актуально до сих пор, господа газетчики, а!?

** – Ну, актуально же!!

*** – Это про тех замов ответсекретаря: Евгения Макарова, Василия Мартинкова, и Владимира Рощектаева, которые вечно требовали с несчастных корреспондентов информашки.

 

* * *

 

ПРАЗДНИЧНО-ПОЗДРАВИТЕЛЬНАЯ

 

С праздником, товарищи-друзья!

С праздником, коллеги и коллегши!

В праздник петь тяжелое нельзя -

я спою чего-нибудь полегче...

 

Ничего нет легче похвалы

и воздушной лести комплиментов.

Полкило словесной пастилы -

налетай, друзья-корреспонденты!

 

Все мы замечательно живем

и, конечно, гениально пишем!

Коллектив для нас родней, чем дом,

а редактор нам папаши ближе!

 

Наш горком – горкомей всех других,

исполком других горисполкомей.

Кошельки от денежек туги

и цветут бананы на балконе.

 

Нас боятся местные князья,

к нам директора бегут с поклоном...

С праздником, товарищи-друзья -

становись с плакатами в колонны!

 

Мы теперь про все могём писать,

критикуем, раздувая щеки...

Кстати, не забудьте подписать

тещу на казанскую «Вечерку»!

 

* * *

 

ПО ГАЗЕТАМ Я С ДЕТСТВА СКИТАЛСЯ

Журналистская народная

 

По газетам я с детства скитался,

не имея куска и угла.

Ах, зачем я на свет появился,

ах, зачем меня мать родила!

 

Раз в период былого застоя

я на скользкую тему пошел -

мне в горторге подставили ножку,

и мой злой репортаж не прошел.

 

Намотался я, братцы, по свету,

пока взяли опять на постой.

Ах, во всем виновата газета

и, конечно, проклятый застой!

 

* * *

 

ВОТ УМРУ Я, УМРУ Я

 

Вот умру я, умру я, -

похоронят меня.

Моя авторскую норму

станут делать друзья...

 

И мои гонорары

на себя размечать,

и в ругачке на летучке

дни свои сокращать.

 

А потом свежий ветер

приберет остальных.

Ох, что-то нынче с ускореньем

стало много больных...

 

Вот умру я, умру я,

никого не виня,

и на первой странице

не увидят меня...

 

* * *

 

О, ЖЕНЩИНЫ ГАЗЕТЫ!

 

Мы все – от секретарши до секретаря -

работаем все дальше и вроде бы не зря.

Копаем мы все глубже, а колем все острей,

кто хуже, а кто лучше – за 150 рублей!

 

Но женщины газеты – особая статья,

про них молчат поэты, на них ворчат зятья,

мужья, отцы и дети, редактор и отсек.

Всё счастье – в сигарете, и наплевать на всех!

 

Ах, что я натворила на двадцати листах -

редактор наш Гаврилов прочел и белым стал.

Никак понять не хочет и режет на корню...

Во мне ж весна клокочет на двадцать пятом дню!

 

Во мне ж такие силы, что хочется рожать!

Взяла вот и родила, а он его кромсать -

детёночку, детище моих трудоночей!

Ах, был бы голос чище, взяла бы позвончей...

 

Мой Бог, как я страдала – с ресниц стекала тушь.

Но полчаса скандала не выдержит и муж.

Дошло до междометий, но выжило дитя...

Да, женщины в газете – особая статья...

 

* * *

 

КРИЗИС. ПЕРЕСТРОЙКА...

 

Кризис. Перестройка.

Прессы голос нервный.

Гласная «Вечеря»...

Первым выступает

вслед за самым первым

тот, кто побойчее...

Следом – разночинцы,

после – демократы,

рожи волосаты...

Дальше пацифисты

и экономисты -

как в шестидесятых!

Все слабее звуки

прежних конференций,

голоса былые...

Только ропот мерный,

прессы голос нервный,

да надежды злые...

Все слабее запах

молока и мяса,

все сильнее – смога.

И не видно точки

в этой длинной строчке

на большой дороге...

 

* * *

 

ЗАДАНИЕ НА РЕПОРТАЖ

 

День такой хороший.

Глухариной рощей

я спешу на Кировский завод.

Вдруг какой-то леший

бросил сверху вишней -

видно, думал – это с рук ему сойдет!

 

И, в общем,

я за лешим не полез -

пусть он во степи меня догонит!

Мне-то, в общем, казаку

по пояс ваш лес,

но волнует, в общем-то, другое...

 

Он, в общем,

как мне кажется с пером.

А ну как фраер мой портрет распишет?

Так с меня смеяться

будет весь Ланжерон,

где токуют глухари на крышах...

 

* * *

 

Я СМОТРЮ НА ФОТОКАРТОЧКУ...

Поздравления от «Вечерки» газете «Ленинец»

Казанского университета и ее редактору

Элеоноре Михайловой

 

Я смотрю на фотокарточку -

там редакция стоит.

У нее глаза усталые,

но довольно бодрый вид.

В КГУ идут занятия,

обучительный процесс.

Все его мероприятия

попадут, конечно, в пресс... у!..

 

Вот настрочат корреспонденты,

вот обласкает их партком!

Ах, как волнующи моменты...

Но, впрочем, песня не о том!

Как жаль!..

 

За углом под старой лестницей

на пяти квадратных мэ

та редакция-чудесница

защищает реноме.

А ее глаза растерянны,

а ее рука дрожит...

Ничего,не все потеряно!

Например, задорный вид!

 

Вот, налегая на миноры,

с белых полос ударил гром!

Ах, как нам жаль, Элеонора...

Но, впрочем, песня не о том...

 

* * *

 

ПОРУЛИЛИ!

Рассказ старшего письмоводителя Себенаумова *

 

Жили-были два громилы -

(дзынь-дзынь-дзынь)

один я, другой Гаврилов.

(дзынь-дзынь-дзынь)

Всё мы знаем, что почем,

(друла-полдрула-я)

кого надо – кирпичом.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Но однажды мы попались -

порулить вдвоем собрались.

Только сели у руля,

собралось народу – гля!..

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Нас на этом заловили,

в залу к судьям посадили.

Судьи хмурые сидят,

нас с Гавриловым едят.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Говорит один судейский,

что поступок наш злодейский,

что рулить мы не того -

не на то у нас правов!

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

А защитник наш печальный

кофий пьет из кружки чайной.

Он качает головой -

тоже хочет быть живой.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Мы уж думали – приплыли...

Эх, зачем только рулили!

Вдруг в окне раззявил рот

кой-то худенький народ.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Грит, они не виноваты,

пожалейте их, ребяты!

Вместо молодость губить,

лучше дайте порулить!

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Тут же нас освободили.

Только пальцем пригрозили...

Не шалили чтоб с рулем,

наградили нас рублем.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Мы, конечно, в кафетерий -

проедать свои потери.

Аппетит наш невредим,

нас едят, и мы едим.

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

Ели черствые баранки,

размочив их в минералке.

И опять – туды их прыть! -

захотелось порулить....

Здравствуйте! Да-да-да-да...

 

* – зав. отделом писем Геннадий Наумов.

 

* * *

 

БОЧКА

Рассказ тренера по гребле Забодалова

 

(Навеяно поисками на дне озера Кабан ханских сокровищ -

чем долгое время безуспешно занимались журналисты «ВК»)

 

Раз поймали бочку я и Гибадуллин -

прибежали сразу до «ВК».

Там сидела дама *

в кофте из Панамы,

под стеклом у ей портрет зэка.**

 

Я кричу: «Гражданка, мы пришли по делу!

Пропускай скорее в кабинет!!»

А она, зараза,

не моргнувши глазом,

говорит, редактора что нет...

 

Мы тогда напротив – я и Гибадуллин.

Там такая драма, что балет:

четверо рыдают,

пятеро страдают

возле голой бабы на столе.* * *

 

Мы к людям с расспросом. Узнаем такое,

что у них начальства больше нет.

То ли сократили,

то ль разоблачили,

а в живых всего один брюнет.* * * *

 

Мы по коридору к черному брюнету,

чтобы разобрать он нас помог.

А у того брюнета

дверь от кабинета

заперта на англицкий замок.

 

Целый день ходили, нас никто не слушал, * * * * *

и пошли мы с горя в ресторан.

Там, дойдя до точки,

взяли нашу бочку

и обратно кинули в Кабан.

 

* – Марина Сажина, секретарь редактора Андрея Гаврилова.

* * – плакат Александра Розенбаума.

* * * – календарь с обнаженной женщиной. Тогда такие календари... и женщины в стране только-только появились.

* * * * – ответсек редакции Михаил Бирин.

* * * * * – именно так журналисты и зевают сокровищ

 

  Издательский дом Маковского