Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Хронограф

<< < Октябрь 2020 > >>
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
  • 1896 – На площади между церковью Воскресения и Ксенинской женской гимназией был торжественно открыт памятник Н.И. Лобачевского великого математика, ректора Императорского Казанского университета в 1827-1846 годах (скульптор Мария Диллон) 

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Дания Сабирова стояла у истоков новой профессии в России

О ней вспоминают люди, с которыми она работала, одна из выпускниц Института социальных технологий, который она создала в КНИТУ-КАИ.

Новой встречи уже не быть 

Я познакомился с профессором Сабировой летом 1990 года, когда мой однокурсник Сергей Миронов защищал кандидатскую диссертацию. Первый оппонент у нас был один – московский профессор Сергей Владимирович Кулешов. Знакомиться с ним в гостиницу пришли два профессора казанских – Савея Мухаметдиновна Михайлова и Дания Киямовна Сабирова.

Отлично помню, что гость в стилистике лихих 90-х практически вместо «Здрасте» сказал: «А слабо сказать на лекции, что Ленин был дурак?».

Естественно, что у обеих женщин вытянулись лица, но замешательство Сабировой было мимолетным: «Зачем же говорить глупости, особенно на лекциях?».

Потом я понял, что иначе она и не могла сказать. Во-первых, она не терпела фальши. Во-вторых, слишком серьезно и ответственно относилась к своему призванию.

По-настоящему мы познакомились спустя четыре года, когда Казанский университет направил меня на ИПК (институт повышения квалификации – Ред.).

Честно говоря, вначале показалось несколько странным, что преподаватели-гуманитарии проходят переподготовку в техническом вузе. Теперь-то я твердо знаю, что именно в так называемых непрофильных вузах научно-педагогическая работа по истории, политологии, социологии и другим общественным дисциплинам подчас поставлена сильнее, чем в «большом» университете.

Уже в период учебы в ИПК Дания Киямовна произвела сильное впечатление своей жизненной энергией, оптимизмом, широтой взглядов, демократичностью.

Чаще мы стали встречаться, когда я перешел на работу в Аппарат Президента Республики Татарстан. Тогда вузы, вузовские преподаватели очень нуждались в поддержке власти. Ведь не хватало буквально всего: не только стульев и столов в аудиториях, но и писчей бумаги для печатания сборников статей. Сабирова регулярно приходила к нам в Кремль с идеей провести очередную научно-практическую конференцию, и, как правило, тематика их, состав участников, итоговый документ были глубоко продуманы.

На моих глазах шло становление ее главного детища – гуманитарного факультета и специальности «Связи с общественностью». Без преувеличения это стало смыслом всей ее работы.

Красивой и своевременной идеей было проведение регионального конкурса «Хрустальный Апельсин». Он выделялся на фоне достаточно унылого облика Казани первых постсоветских лет.

А затем пришло время Дней PR в Казани. Дания Киямовна всегда по-особому готовилась к этому событию. Она очень старалась, чтобы это был настоящий праздник для студентов всей России. Одновременно это была и встреча со старыми друзьями, своей молодостью.

Не открою большого секрета, если скажу, что, будучи человеком принципиальным и объективным, она, тем не менее, в первую очередь болела за своих и от души радовалась успехам каевцев на Олимпиадах.

Конечно, я не думал, что Олимпиада этого года будет для нее последней. Однако очень хотелось как-то по-особому поддержать Данию Киямовну, публично сказать ей добрые слова. Когда я вручал ей Благодарность руководителя нашего аппарата, зал встал и устроил ей овацию. Она тихо шепнула: «Спасибо тебе за все!»

Гоню мысли, что это было прощание. Тем более что дней за десять до ее кончины я говорил с ней по телефону, и мы условились вскоре встретиться.

Дания Киямовна Сабирова до самого конца оставалась самой собой: те же точные характеристики, прежняя уверенность в правоте, всегдашнее спокойствие и душевность.

Когда знаешь человека почти четверть века, трудно смириться с мыслью, что его нет рядом.

Я всегда буду помнить, что Дания Киямовна первой предложила мне вернуться в вуз. И какой! Ведь в КАИ кроме меня учились и работали два Беляковых – мой отец и его родной брат, мой дядя.

Семнадцать лет совместной с Данией Киямовной работы на одной кафедре – это треть всей моей жизни.

Но в последние годы нас связывала не только и даже не столько работа, а настоящая человеческая дружба. Мы могли неделями не видеться. Чего греха таить, не всегда в круговерти дней я вовремя поздравлял ее с праздниками. Но главное было в том, что редкое взаимопонимание и душевная близость составляли сердцевину наших отношений.

Как всегда, остается ощущение, что не все дела успели сделать. Например, очень жалею, что Дания Киямовна не была членом нашей республиканской Общественной палаты. Экспертом была, а в состав палаты так и не включили. А там она многое могла бы сделать полезного.

Профессор Сабирова с удовольствием работала членом межвузовского совета по социально-экономическим и гуманитарным наукам. Но и здесь можно было полнее использовать ее потенциал.

Как говорится, не судьба.

Будем помнить! Постараемся сохранить ею заложенные традиции. Хочется в ответ тоже сказать: спасибо Вам за все!

Роман БЕЛЯКОВ,

начальник Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества – заместитель руководителя Департамента Президента РТ по вопросам внутренней политики, доцент кафедры ИСО

 Мой друг Дания Киямовна Сабирова

Редко, когда люди сохраняют дружбу на протяжение всей жизни: меняются условия, меняются ценностные установки – меняется и круг друзей. Еще реже, когда друзья приобретаются во взрослом состоянии: каждый является уже сложившейся личностью и подстраиваться под другого никто не хочет.

Но мне повезло – я приобрела друга, причем, настоящего друга, когда обычно друзей уже теряют. Мой друг – Дания Киямовна Сабирова.

Нас объединяли не только профессиональные интересы. Так думали многие, кто видел, как мы работали в тандеме в области связей с общественностью и в плане административной деятельности в Ассоциации преподавателей по связям с общественностью, и в научной сфере (у нас написано и опубликовано в соавторстве около десятка статей и книг). Но мало кто знал, что у нас сходные судьбы, одинаковые нравственные принципы, общий взгляд на окружающую нас действительность.

Историк и филолог, мы дополняли и обогащали друг друга. Меня всегда интересовала история нашей страны, и Дания Киямовна рассказывала мне о таких вещах, о которых знает только историк, который много лет проработал в архиве с документами. А я в ответ рассказывала о тайнах языка.

Дания Киямовна схватывала лингвистические тонкости на лету и часто удивляла меня неожиданными обобщениями. Она очень хотела выучить английский язык, поскольку в школе учила немецкий, который сейчас не очень популярен, но, к сожалению, время было упущено, и овладеть языком она просто не могла в силу своего возраста и занятости. Однако отдельные слова и фразы запоминала и потом использовала в наших совместных путешествиях.

Я от души хохотала, когда, соединяя русский, немецкий, английский и татарский и чуть-чуть невербальной коммуникации, Дания Киямовна добивалась в Дубаи лучших результатов, чем я со своим британским английским.

Мы учились друг у друга. Дания Киямовна восхищалась моими кулинарными способностями и удивляла своих друзей и знакомых блюдами «от Минаевой», а я привозила в Москву семена и отростки из ее сада.

Дания Киямовна самозабвенно любила свою дачу в Царицыно. Огромное количество самых разных цветов и растений поражало ухоженностью, хотя сама Дания Киямовна постоянно жаловалась, что времени на уход не хватает и, если бы не помощь родных, то ничего бы и не выросло. Конечно, родные помогали, но я-то знаю, что во всех наших поездках она собирала семена, орешки, какие-то веточки, а потом они удивительным образом возникали в Царицыно.

У англичан есть выражение «зеленые пальцы» («to have green fingers») – о человеке, у которого все растет. У Дании Киямовны, несомненно, были «зеленые пальцы». Действительно, росло все: и цветы, и овощи, и ягоды. А все сорняки тоже шли в дело: одуванчики и молодая сныть использовались в салате, а крапива и полынь заваривались для бани.

Вот к бане Дания Киямовна меня так и не приучила, хотя настойчиво пыталась воспитать во мне «банную культуру», объясняя все правила и ритуалы. На своем примере демонстрировала, «как надо», и удивлялась, почему я не получаю удовольствие. Сама она парилась от души и всегда была рада, когда после бани можно было попить чаю и насладиться неспешной беседой.

А потом были песни… Дания Киямовна любила петь и всегда именно она запевала на всех наших посиделках, будь это большая компания членов АПСО или наш дуэт. Пели советские песни, пели романсы и, конечно, всегда она пела какую-нибудь татарскую песню, а потом переводила ее содержание. Голос у нее был небольшой, довольно высокий, но пела Дания Киямовна очень точно, и всегда чувствовалось, что она поет всем сердцем. Поэтому и слушатели получали огромное удовольствие от ее пения.

Говорят, что когда умирает человек, то исчезает целый мир. Мир Дании Киямовны был ярким, светлым и добрым. Но… он теперь от нас ушел.

Сможем ли мы создать такой же мир? Во всяком случае, надо к этому стремиться – и тогда мы будем достойны памяти прекрасного человека Дании Киямовны Сабировой.

Людмила Владимировна МИНАЕВА,

профессор МГУ имени М.В. Ломоносова, президент Ассоциации

преподавателей по связям с общественностью России

 Калейдоскоп воспоминаний

Думаю, каждый из нас любит ясность и определенность. Так легче. Потому что раз мы знаем причину, то можем прогнозировать следствие. Намного легче писать, когда тебе ясна конечная цель. Наверное, поэтому в голове сейчас, как в калейдоскопе – множество кусочков. Вопрос лишь в том, соберутся ли они в законченный пазл.

Вспоминаю 1 сентября 2008 года. Именно тогда состоялось наше первое знакомство с тогда еще деканом гуманитарного факультета Данией Киямовной Сабировой, которая, приветствуя нас – новоиспеченных студентов – сказала, что здесь мы не только будем получать знания, но и обретем новых друзей – и оказалась права. Наше здание стало для каждого студента вторым домом, факультет (потом институт) с великолепным преподавательским составом стал для нас настоящей семьей.

Мне всегда казалось, что мое первое интервью с Данией Киямовной было самым сложным, самым волнительным. Сейчас я понимаю, волнительным – да, но самым сложным оказалось не то интервью, а этот материал.

На мой взгляд, намного проще было задавать вопросы и знать, что ты получишь полный и исчерпывающий ответ от компетентного собеседника. Намного сложнее искать ответы самому.

Но мы не ищем легких путейтак сказала Дания Киямовна, когда мы с Яной Айдаровой и Лилей Фахрутдиновой пришли после формирования команд на фестиваль «Дни PR в Казани – 2012» и сообщили тему для проекта, но она казалась нам сложной. Если все в жизни будет легко доставаться, тогда нам будет неинтересно жить, а нам, в силу специфики профессии, нужно воспитывать в себе не только внимание к мелочам, но и терпение.

Дания Киямовна призналась, что в студенческие годы была нетерпеливой. Наверное, удивление отразилось на наших, лицах, потому что она улыбнулась. И рассказала, как воспитывала в себе терпение, развязывая разные узелки. Разрезать узелок сможет каждый, а вот развязать его – терпения хватит не у всех.

Помню, на моем первом корпоративе был конкурс по развязыванию узелков Тогда я снова вспомнила совет нашего профессора.

Казалось бы, какая мелочь, но это маленькое воспоминание никогда меня не покинет, когда я развязываю новый узелок, будь-то очередная работа по дому или решение сложного вопроса, требующего терпения и настойчивости. Я знаю что становлюсь еще на один узелок терпеливее.

Наша работа состоит из мелочей, но мелочей в нашей работе нетименно эта фраза приходит при мысли о директоре Института социальных технологий. Помню, как на ежегодных Днях PR в Казани мы отвечали за кофе-брейк в PR-лаборатории. Казалось бы, ничего сложного – после очередного этапа олимпиады нужно оперативно подготовить чай или кофе для членов жюри.

Помнится, что кто-то неудачно пошутил о том, что мы учимся вроде на специалистов по связям с общественностью, а не на официантов, не заметив при этом Данию Киямовну. Услышав эти слова, она произнесла свою легендарную фразу – мелочей в нашей работе не бывает. PR-специалисты отвечают не только за пресс-релизы и презентации.

Кстати, члены жюри похвалили нас за грамотное проведение кофе-брейка. Мы были немного смущены, но потом поняли, что, помимо приобретения опыта проведения специальных мероприятий, в PR-лаборатории мы видели «кухню» олимпиады, наблюдая, как шло обсуждение проектов, презентаций, пресс-релизов. И лишь потом мы осознали, что где бы мы ни оказались во время проведения олимпиады по связям с общественностью, будь то гардероб, помощь в организации конкурсов, работа в пресс-центре или проведение кофе-брейка – на каждом этапе мы продолжали учиться. Даже тогда, когда сами не понимали этого.

В нашем обучении все было органично, не только теория, но и практические навыки, которым обучали нас преподаватели во главе с Данией Киямовной.

Еще одно воспоминание связано с вручением дипломов. Помню, как подошла к Дание Киямовне, сказала, что в Японии тех учителей, которые влияют на жизнь человека, называют сенсеями. Мне очень повезло, что здесь, в КАИ, у меня появилось несколько таких наставников. Я поблагодарила ее за эти пять лет неповторимого студенчества. Помню, как заблестели ее глаза и как она обняла меня… Она, действительно, повлияла на мою жизнь, в каких-то случаях осознанно, а где-то, может быть, незаметно для себя.

Некоторые уроки усваиваются сразу, а некоторые лишь с течением времени. Главное – не переставать учиться, быть открытым ко всему новому и неустанно идти к своей цели. Сначала тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой, а потом ты побеждаешь.

Притча:

Ученики были подавлены. Они узнали, что Мастер скоро умрет.

Но Мастер произнес с улыбкой:

– Разве вы не знаете, что смерть придает жизни особую прелесть?

– Нет. Мы бы хотели, чтобы ты никогда не умирал.

– Все истинно живое должно умереть. Посмотрите на цветы – никогда не умирают только искусственные.

А Дания Киямовна была настоящей, но я не хочу прощаться. Потому что она навсегда с нами, в наших воспоминаниях, сердцах, в том опыте и мудрости, что передала нам.

Светлая память.

Ольга ПРОКОФЬЕВА, выпускница 2013 года

 

Постскриптум:

Все воспоминания о Дание Сабировой опубликованы в специальном номере студенческой газеты "Семёрочка" - http://history.kai.ru (сайт кафедры ИСО)

 

Читайте в «Казанских историях»:

Говорим: кафедра ИСО, подразумеваем: Дания Сабирова

Дания Сабирова, человек, у которого было одно место работы - КАИ

  Издательский дом Маковского