Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Июль 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 2011 – На Волге возле камско-устьинского села Сюкеево затонул теплоход «Булгария». Погибли 122 человека, спасены 79 человек.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Конструктор из «шарашки» Георгий Жирицкий

Фамилию Г. Жирицкого можно увидеть на одной из мемориальных досок на фасадной стене первого здания Казанского национального исследовательского технического университета имени А.Н. Туполева, где Георгий Сергеевич работал с осени 1940 по 4 июня 1966 года.

Это один из выдающихся ученых в области теплотехники,советский механик и инженер-конструктор, специалист в области теплотехники и турбостроения; один из пионеров отечественного авиационного и ракетного жидкостного двигателестроения, который вошел в истории не только КАИ, но и Киевского политехнического, Московского авиационного институтов и других вузов страны.  

Похоронен ученый в Казани, на главной аллее Арского кладбища, с правой стороны, недалеко от воинских захоронений. Он умер 4 июня 1966 года.

Георгий Сергеевич Жирицкий родился 26 сентября (8 октября) 1893 года в городе Крапивна (ныне – село Щёкинского района Тульской области), в семье лесничего С. Н. Жирицкого. Родители его вскоре разошлись; Георгия воспитывала мать, работавшая счетоводом в Киевской казённой палате, а затем – в Киевской городской управе. Уже с 14 лет Георгий самостоятельно зарабатывал, давая уроки.

Преподавал в Киевском политехническом институте, Московском высшем техническом училище, Московском энергетическом институте, Казанском авиационном институте; работал в КБ-2 при ОКБ-16 и ОКБ-РД в должности заместителя главного конструктора В.П. Глушко.

В 1937 году был необоснованно арестован, после чего сидел в ростовской тюрьме, а в 1939-1944 годах занимался конструкторскими разработками в «шарашках»; в августе 1944 года освобождён.

Автор первого в СССР учебника по паровым турбинам, монографий и учебников по паровым машинам, газовым турбинам, реактивным двигателям летательных аппаратов. Один из основоположников фундаментального инженерного образования в области теплоэнергетики и теплотехники.

Киевский период

В 1911 году Георгий Жирицкий с золотой медалью окончил Первую Киевскую гимназию и в том же году поступил на механический факультет Киевского политехнического института, который окончил в 1915 году. Дипломный проект, разработанный Жирицким, был признан лучшим и отмечен денежной премией; через год последовала публикация его первой научной статьи.

С 1915 году работал на заводе «Наваль» в Николаеве. В 1918 году Жирицкий был избран по конкурсу преподавателем Киевского политехнического института; он переехал в Киев и приступил к работе на кафедре паровых котлов. Совмещая работу инженера на заводе «Физиохимик» с педагогической деятельностью в институте, он преподавал техническое черчение, практическую механику, паровые машины и паровые турбины, тепловые двигатели.

В 1925 году Наркомпрос Украины утвердил 32-летнего Жирицкого профессором по паровым двигателям, а в следующем году его назначили деканом механического факультета и заведующим кафедрой паровых машин.

В 1926 и 1927 годах Жирицкий в ходе научных командировок в Германию познакомился с практикой немецкого турбостроения.

Московский период

В 1929 году Жирицкий участвовал в конкурсе на должность заведующего кафедрой паровых турбин Московского высшего технического училища (МВТУ). После избрания переехал в Москву и в 1929/1930 учебном году работал в этой должности, читая курс паровых турбин для тех студентов, кто специализировался по данному предмету, и курс тепловых двигателей для всех студентов механического факультета МВТУ. Одновременно заведовал кафедрой паровых машин в Московском механико-электротехническом институте имени М.В. Ломоносова, а в Институте народного хозяйства имени Г.В. Плеханова (ИНХ) читал курсы паровых машин и паровых турбин.

В 1930 году ОГПУ сфабриковало дело «Промпартии». По данным следствия, речь шла о создании антисоветской подпольной организации, члены которой занимались вредительством в промышленности и на транспорте и шпионажем по заданиям французского генерального штаба. Главой «Промпартии» был объявлен директор Всесоюзного теплотехнического института профессор Л.К. Рамзин. Всего по данному делу было арестовано несколько сот человек. Аресты коснулись многих специалистов по теплотехнике: Рамзин возглавлял Бюро теплотехнических съездов, занимавшееся подготовкой ко всесоюзным теплотехническим съездам и признанное «вредительской» организацией.

Жирицкому, несмотря на показания некоторых «промпартийцев» о его принадлежности к контрреволюционной организации, ареста удалось избежать.

Летом 1930 года в ходе кампании по разукрупнению московских вузов МВТУ разделили на пять самостоятельных училищ. Электротехнический факультет был выделен в Высшее энергетическое училище. Такому же разукрупнению подвергся и ИНХ имени Г.В. Плеханова –  на базе электропромышленного факультета был создан самостоятельный отраслевой институт с электротехническими специальностями. С осени 1930 года оба отраслевых энергетических вуза были объединены в единый Московский энергетический институт (МЭИ).

Поскольку в Высшем механико-машиностроительном училище, ставшем преемником «старого» МВТУ, специальность «паровые турбины» была закрыта, Жирицкий перешёл на работу в МЭИ, где подготовка инженеров по данной специальности была предусмотрена. В новообразованном МЭИ он стал первым заведующим (1930-1937) кафедрой паротурбинных установок, организованной под его руководством. В 1931 году он создал при этой кафедре лабораторию паровых турбин. Кафедра стала кузницей специалистов по турбинам в СССР.

В 1931 году в МЭИ был произведен первый выпуск инженеров-теплотехников, а в 1932 году все теплотехнические специальности, включая новую специальность – «Тепловые электрические станции (теплосиловые установки)», были объеденены в теплотехнический факультет (ТТФ). В момент своей организации теплотехнический факультет состоял из шести специальных кафедр. Первым деканом теплотехнического факультета был назначен профессор Г.С. Жирицкий. Он оставался на этом посту до 1936 года и вложил немало трудов в организацию учебной и научной работы на факультете.

В 1933 году вновь организованный ВАК утвердил Жирицкого в учёном звании профессора, а в 1937 году ему без защиты диссертации присвоили учёную степень доктора технических наук – на основании ранее опубликованных научных работ (его книги по паровым машинам и по паровым турбинам надолго стали для студентов энергомашиностроительных и теплотехнических специальностей основными учебниками).

Научная, педагогическая и организаторская деятельность Жирицкого в МЭИ закончилась в 1937 году – после его необоснованного ареста. Всего за несколько лет этой работы он заложил надёжную основу для дальнейшего развития кафедры паротурбинных установок и сформировал работоспособный творческий коллектив, возглавлявшийся позже (в 1938-1970) его учеником А.В. Щегляевым.

До 1939 года, пока велось следствие, Жирицкого держали в ростовской тюрьме, в одной камере с уголовниками. От расправы его спасло хорошее знание художественной литературы: своим сокамерникам он ежедневно пересказывал по памяти приключенческие романы Фенимора Купера, Майна Рида, Джека Лондона и других писателей.

В 1939 году он был переведён в Москву, где, отбывая заключение, работал в конструкторской группе 4-го Спецотдела НКВД (так называемой шарашке) при Тушинском авиамоторостроительном заводе №82 НКАП, которая под руководством А Д. Чаромского занималась конструированием авиационных двигателей.

В Тушинской «шарашке» Жирицкий оказался в одной комнате с профессором Б.С. Стечкиным, заместителем Чаромского, и постепенно с ним подружился. Стечкин увлёк Жирицкого проектированием приводного центробежного нагнетателя для многовального авиационного дизельного двигателя, и Жирицкий, ранее не имевший отношения к дизелям, быстро стал отличным специалистом по газовым процессам. Этой переквалификации способствовали его высокий уровень математической подготовки и незаурядные конструкторские навыки.

В тушинский период своего заключения Жирицкий также тесно сотрудничал с В.П. Глушко, который первоначально разрабатывал газогенератор ГГ-3 для привода двигателя быстроходной глиссирующей морской торпеды, а затем – проект вспомогательной установки ЖРД, предназначенной для форсирования манёвром двухмоторного самолёта-истребителя «С-100».

Казанский период

Осенью 1940 года группу Глушко перевели на Казанский авиационный моторостроительный завод №16, где она продолжала заниматься разработкой вспомогательных самолётных установок ЖРД с насосной подачей топлива. Группа находилась на территории завода №16, но подчинялась не директору завода, а начальнику специального КБ НКВД капитану госбезопасности В.А. Бекетову, имевшему дипломом инженера-металлурга.

Осенью 1941 года в Казань была перебазирована и остальная часть работников Тушинской «шарашки», включая и Жирицкого. Первоначально он продолжал работу в группе Чаромского над созданием турбокомпрессора, но в феврале 1942 года Чаромского с частью сотрудников руководство 4-го Спецотдела НКВД перевели в Москву. Жирицкий вместе с другими заключёнными и вольнонаёмными, ранее работавшими с Чаромским, присоединились к группе Глушко.

С осени 1941 года казанская спецтюрьма получила официальное название «ОКБ 4-го Спецотдела НКВД СССР при заводе №16 НКАП» (ОКБ-16). Начальником ОКБ стал Бекетов. Формально это особое КБ тюремного типа было утверждено приказом Наркомата авиационной промышленности СССР только в январе 1942 года.

Тогда же в структуре ОКБ-16 по каждому тематическому проекту были создано конструкторские бюро с закреплённым за каждым из них штатом сотрудников: КБ-1 (главный конструктор Б.С. Стечкин) и КБ-2 (главный конструктор В.П. Глушко. Последний получил должность главного конструктора ещё в конце 1941 года в связи с развёртыванием работ по самолётному ЖРД РД-1.

В штатном расписании КБ-2 было два заместителя главного конструктора: заместитель по конструкторским работам (Г.С. Жирицкий) и заместитель по экспериментальным работам (Д.Д. Севрук).

В ноябре 1942 года в Казанскую «шарашку» перевели С.П. Королёва, которого также зачислили в состав КБ-2 (в 1943–1944 гг. он был начальником группы №5 по разработке реактивной установки», занимавшей в структуре ОКБ-16 относительно автономное положение). Опыт и знания, которые сотрудники КБ-2 принесли из разных областей науки и техники, позволили коллективу бюро успешно разработать и внедрить в производство оригинальные конструкции авиационных ЖРД.

Работы по созданию РД-1 ГКО СССР был признал успешными, и нарком внутренних дел Л.П. Берия 16 июля 1944 года обратился с письмом к председателю ГКО И.В. Сталину, предложив освободить со снятием судимости 35 особо отличившихся заключённых специалистов ОКБ-16 (список прилагался к письму). Сталин дал своё согласие, и 27 июля 1944 года Президиум Верховного Совета СССР принял решение о досрочном освобождении со снятием судимости заключённых из упомянутого списка. В их число вошли и 9 ведущих работников КБ-2, в том числе В.П. Глушко, Г.С. Жирицкий, С.П. Королёв,  Д. Д. Севрук. 9 августа им объявили о досрочном освобождении, а через 3-4 дня выдали паспорта.

В том же августе 1944 года бывшее КБ-2 приказом по НКАП было преобразовано в Опытно-конструкторское бюро реактивных двигателей – ОКБ-РД, известное также под открытым названием ОКБ-СД (специальных двигателей). В него зачислили вольнонаёмных и вновь освобождённых сотрудников КБ-2, а также прикомандировали часть заключённых, входивших в спецконтингент 4-го Спецотдела НКВД. Глушко остался главным конструктором, Жирицкий и Севрук – его заместителями.

Направляя в НКАП просьбу об утверждении в должности своих заместителей и установлении им персональных окладов, В.П. Глушко указывал, что Г.С. Жирицкий приобрёл большой опыт конструирования насосов для реактивных двигателей и является конструктором ряда основных узлов двигателя РД-1, успешно прошедших испытания. Осенью 1944 года ещё одним заместителем главного конструктора был утверждён С.П. Королёв.

Осенью 1944 года профессор Жирицкий возвращается к педагогической деятельности: одновременно с работой ОКБ-РД над перспективными образцами реактивных двигателей он преподаёт в Казанском авиационном институте (КАИ). Другие ведущие работники ОКБ-РД в это время также уделяют время подготовке инженерно-технических кадров по реактивным двигателям. Приказом НКАП от 1 мая 1945 года в КАИ была организована первая в Советском Союзе кафедра ракетных двигателей, возглавляемая В.П. Глушко. В соответствии с утверждённым приказом директора КАИ Г.В. Каменкова от 14 июля 1945 года штатным расписанием новой кафедры, Г.С. Жирицкий занял должность профессора, а С.П. Королёв, Г.Н. Лист, Д.Д. Севрук и Д.Я. Брагин – должности старших преподавателей.

Упорный труд работников ОКБ-РД в годы Великой Отечественной войны был отмечен государственной наградой. В сентябре 1945 года по указу Президиума Верховного Совета СССР «За образцовое выполнение заданий правительства в области конструирования и создания новой техники» была награждена большая группа конструкторов авиационной промышленности, включая и работников ОКБ-РД: Глушко и Севрук получили ордена Трудового Красного Знамени, а Витка, Жирицкий, Королёв, Лист, Уманский и Шнякин – ордена «Знак Почёта».

Однако многим из них всерьёз заняться преподаванием тогда не пришлось. В июле – сентябре 1945 года большинство из них были командированы в Германию для изучения конструкции немецких боевых баллистических ракет А-4 («Фау-2»). Жирицкий и Севрук, первоначально также включённые в составленный Глушко список работников ОКБ-РД, подлежащих командировке в Германию, в 1945 году туда не поехали: они решили не оставлять ОКБ-РД без руководства.

3 июля 1946 года был издан приказ министра авиационной промышленности СССР М.В. Хруничева о перебазировании ОКБ-РД из Казани в подмосковные Химки, где находился авиационный завод №456. Завод подлежал перепрофилированию под производство ЖРД для баллистических ракет и самолётов, а ОКБ-РД переключалось на проектирование мощных ЖРД и переименовывалась в ОКБ-456. В ноябре 1946 года большинство работников бывшего ОКБ-РД вместе с членами семей переехали в Химки.

Жирицкий остался в Казани, решив полностью сосредоточиться на работе в КАИ по подготовке инженеров-двигателистов. В 1947 году он создал в вузе кафедру  турбомашин (с 2006 года – кафедра газотурбинных, паротурбинных установок и двигателей, ГПТУиД), которую возглавлял в течение 18 лет – до 1965 года. Кафедра специализировалась на лопаточных машинах, и прежде всего – на турбомашинах авиационно-ракетных двигателей.

Стараниями Жирицкого кафедра уже через год после основания обрела своё лицо и начала нормальный учебный процесс: развернулась научно-исследовательская работа, в основном сконцентрированная на исследовании систем охлаждения рабочих лопаток авиационных газовых турбин, было организовано курсовое проектирование по дисциплинам кафедры. Жирицкий исходил из того, что именно в организации и постановке проектирования закладываются основы высокого качества подготовки инженера по двигателям летательных аппаратов, и не уставал повторять:

«Без серьёзного, с высокой требовательностью, проектирования не может быть авиационного инженера».

 В 1957 году при кафедре турбомашин КАИ появилась проблемная лаборатория, что открыло новые возможности для интенсификации научных исследований и совершенствования учебного процесса.

Фрагмент экспозиции музея истории КАИ

Длительное время Жирицкий был главным редактором журнала «Авиационная техника».

В 1965 году он Жирицкий тяжело заболел: в результате инсульта у него была потеряна речь и парализована правая рука. Однако ученый научился писать левой рукой и незадолго до смерти практически закончил работу над рукописью своей последней книги. Скончался Георгий Сергеевич Жирицкий в Казани 4 июня 1966 года. Кафедру турбомашин в КАИ после кончины Г.С. Жирицкого возглавил его ученик В.И. Локай, а в 1991 году – Л.В. Горюнов, один из последних аспирантов Жирицкого.

Основные научные труды Г.С. Жирицкого относятся к теплотехнике, турбостроению и ракетному двигателестроению; они посвящены теории и конструированию паровых машин, паровых и газовых турбин, реактивных двигателей. Профессор Жирицкий не только создал основы фундаментального инженерного образования в области теплоэнергетики и теплотехники, но и подготовил значительное количество инженеров и учёных (только в КАИ – 16 кандидатов технических наук, трое из которых позже защитили докторские диссертации. Он внёс существенный вклад в становление научной работы и учебного процесса в Казанском авиационном институте, где он стал основателем научной школы по газотурбостроению и на теплотехническом факультете МЭИ.

Комиссия АН СССР по наименованию образований на обратной стороне Луны присвоила имя Г.С. Жирицкого кратеру диаметром 33,36 км. В 1970 году название было утверждено Международным астрономическим союзом. Кратер Жирицкий (Zhiritskiy) расположен в южном полушарии Луны, к юго-западу от более крупного кратера Ферми.

Георгий Сергеевич награжден орденами Ленина (1961) и «Знак Почёта» (1945). Ему были присвоены почётные звания «Заслуженный деятель науки и техники ТАССР» (1953) и «Заслуженный деятель науки и техники РСФСР» (1963).

В 1983 году, к 90-летию со дня рождения Г.С. Жирицкого, Совет Министров Татарской АССР принял постановление о размещении на главном здании КАИ мемориальной доски в честь выдающегося учёного.

В основе очерка публикация Википедии

  Издательский дом Маковского