Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

Сей город, бесспорно, первый в России после Москвы, а Тверь – лучший после Петербурга; во всем видно, что Казань столица большого царства. По всей дороге прием мне был весьма ласковый и одинаковый, только здесь еще кажется градусом выше, по причине редкости для них видеть. Однако же с Ярославом, Нижним и Казанью да сбудется французская пословица, что от господского взгляду лошади разжиреют: вы уже узнаете в сенате, что я для сих городов сделала распоряжение

Письмо А. В. Олсуфьеву
ЕКАТЕРИНА II И КАЗАНЬ

Хронограф

<< < Июль 2020 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 2011 – На Волге возле камско-устьинского села Сюкеево затонул теплоход «Булгария». Погибли 122 человека, спасены 79 человек.

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости «100 в 1»

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

«Айболит республики» Сергей Абуладзе

Сергей Владимирович Абуладзе (1949-1995) – один из самых известных и уважаемых в Татарстане врачей. Он очень рано ушел из жизни, но оставил после себя заметный след. В том числе материальный.

Сергей Владимирович Абуладзе родился 4 октября 1949 года в городе Фрунзе Киргизской ССР в семье военного летчика. В 1972 году успешно окончил Саратовский медицинский институт и был направлен в Татарскую АССР, где сначала работал врачом-интерном в Республиканской клинической больнице (РКБ) в Казани, а затем – в Арской центральной больнице.

С 1976 по 1978 год проходил подготовку в специальной ординатуре на кафедре факультетской хирургии при Казанском медицинском институте имени С.В. Курашова, по окончании которой работал заведующим отделением экстренной и планово консультативной помощи в санитарной авиации. В 1979 году стал заместителем главного врача РКБ-2 – так до недавнего времени называлась обкомовская больница. 30 июля 1986 года был назначен главным врачом РКБ. Так называлась Республиканская клиническая больница, которая в это время уже находилась на южной окраине города Казани, где шло строительство целого больничного городка.

Современная история РКБ началась в 1953 году с основополагающего документа – приказа по Министерству здравоохранения ТАССР от 25 июня 1953 года №242, согласно которому на базе клиник Казанского государственного медицинского института, переданных Министерству здравоохранения Татарской АССР, организовалась Республиканская клиническая больница на 805 коек, действующая на самостоятельном балансе, с подчинением непосредственно Министерству здравоохранения ТАССР.

В 1969 году было начато строительство комплекса зданий Республиканской клинической больницы, ввод которых в эксплуатацию проводился в 3 этапа: первый этап (1978 год) – поликлиника, патологоанатомический и хозяйственный корпус, второй этап (1982 год) – основной корпус со стационаром, операционный блок, пищеблок, третий этап (1983 год) – административный корпус (IX блок).

Под руководством С.В. Абуладзе продолжилось развитие и совершенствование работы консультативной поликлиники и стационара, было начато строительство семиэтажного здания диагностического центра и акушерского корпуса, были апробированы, освоены и внедрены сначала новый экономический механизм, а затем – страховая медицина.

Вот как он рассказал о том, как стал главным врачом РКБ в интервью специализированному сетевому ресурсу для врачей Healthy Nation:

– Это произошло в 1986-м году. В ту пору система выдвижения кадров не терпела анархии. Я находился в обойме номенклатуры, прошел весь цикл служебных подвижек – после Саратовского мединститута поработал врачом-интерном РКБ, потом хирургом Арской райбольницы, спецординатором в Казанском мединституте, заведовал санитарной авиацией в РКБ и, наконец, к моменту моего утверждения главным врачом РКБ занимал должность заместителя главного врача второй республиканской больницы, где мне посчастливилось трудиться рядом с удивительным человеком, прекрасным организатором здравоохранения, ныне покойным Николаем Ивановичем Чугуновым.

Так что «восшествие на престол» было обычным – пригласили к секретарю обкома КПСС и сказали: «Партия тебе доверяет...» Но элемент неожиданности все же был. Дело в том, что в Москве готовился контракт для моей работы в Африке, и я напомнил секретарю об этом, на что он заметил: «В РКБ тебе будет жарче, чем в Аддис-Абебе...»

И действительно: перед моим приходом тысячный коллектив буквально лихорадило от склок, интриг и противостояния группировок. Инспекции, комиссии, жалобы в прессу... Мне пришлось очень тяжело, особенно в первые 2-3 года, поскольку такие испытания легли на мои плечи впервые. Спасибо моим заместителям, особенно первому заму – Раисе Петровне Гусляковой, отвечающей за медицинскую часть.

Удивительный человек, талантливый руководитель - так вспоминают об Абуладзе все, кто его знал. С его приходом в 1986 году на должность главврача в РКБ началось строительство новых больничных корпусов, жилого дома для сотрудников. 

С.В. Абуладзе входил в состав коллегии Министерства здравоохранения Республики Татарстан, ученых советов Казанского медицинского университета и Казанской медицинской академии. Талантливый хирург и руководитель, обладающий незаурядными организаторскими способностями, Сергей Владимирович Абуладзе активно участвовал в общественной жизни республики: с 1984 по 1989 год избирался депутатом Казанского городского Совета народных депутатов, с 1990 по 1995 год – депутатом Верховного Совета Республики Татарстан.

Деятельность С.В. Абуладзе была высоко оценена: в 1993 году он удостоен почетного звания «Заслуженный работник здравоохранения Республики Татарстан», награжден знаком «Отличник здравоохранения».

К сожалению, Сергей Владимирович рано ушел из жизни. Он скончался 4 ноября 1995 года в возрасте 46 лет, не успев завершить многие из своих начинаний. Болезнь была серьезная. Он прошел курс лечения в одной из немецких клиник. Врачи, к сожалению, не всегда могут помочь коллегам.

Вот как вспоминают это горестное событие его коллеги:

Начмед  Раиса Петровна Гуслякова: 

- Самые тяжелые пятиминутки были, когда умирал наш главный врач Сергей Владимирович Абуладзе. Все за него переживали. Помню, только в одну ночь для него сдали теплую кровь 120 сотрудников больницы. Надеялись остановить кровотечение. Не удалось...

Профессор Дмитрий Красильников:

- Когда после операции в гамбургской клинике Сергей Владимирович был экстубирован, то есть стал дышать без аппарата, первое, о чем он заговорил - о диагностическом центре, которым буквально грезил. Я возил его по клинике на каталке и подзадоривал: "Смотри, как должно быть". "Да я ведь стараюсь, стараюсь", - повторял он, и по щекам его текли слезы.

После смерти Абуладзе строительство диагностического центра приостановилось на 10 лет. В ноябре 2000 года, после 11 лет долгостроя, принял первых рожениц перинатальный центр, куда поступают со всей республики беременные с высокой группой риска - с пороками сердца, врожденными заболеваниями крови и другими сложными патологиями.

- В свое время именно Сергей Владимирович настоял на полном изменении устаревшего проекта, - вспоминала в разговоре с корреспондентом «Вечерней Казани»  заместитель главврача по родовспоможению Наталья Голованова. - Он любил повторять, что наши женщины достойны того, чтобы рожать в достойных условиях. И этот центр - лучшая ему память. Кстати, почти за три года в нашем центре родилось более 2000 младенцев.

Похоронен Сергей Владимирович на Арском кладбище. Могила с приметным мраморным надгробием находится на территории бывшего католического (немецкого) участка, недалеко от захоронения художника Николая Фешина.

Сергей Владимирович Абуладзе много сделал для укрепления и реформирования системы здравоохранения Республики Татарстан. Он был ярким представителем плеяды наших замечательных врачей и организаторов здравоохранения. Абуладзе рано ушел из жизни и не успел завершить многое из того, что задумывал, но это сделали его сподвижники и ученики. А прошедшие годы подтвердили перспективность многих из его начинаний.

В честь Сергея Владимировича Абуладзе в Казани названа улица в Приволжском районе.

О своем муже рассказывает Наталия Алексеевна Абуладзе:

«Родители Сергея Владимировича были замечательными, очень душевными и доброжелательными людьми. Отец, Абуладзе Владимир Акакиевич, был летчиком-испытателем, поэтому семье пришлось поездить по бывшему Союзу предостаточно. Так, будучи школьником, Сергей поступил в очередной класс на западной границе, а окончил его на Сахалине.

В школе и вузе учился очень хорошо. Читал много специальной литературы, но не забывал и художественную. Его любимым писателем был Э.М. Ремарк. Любовь к книгам ему привили в семье – дома была богатая библиотека. С детства Сергей увлекался спортом, занимался футболом и в студенческие годы играл за команду института.

Познакомились мы в Арске, где начиналась наша трудовая биография. Работа в Арске дала нам многое, а главное – приучила к самостоятельности: профессоров и академиков на селе нет. Приходилось брать на себя всю ответственность и принимать решения. В общем, Арск – особая полоса жизни. Арчане всегда бывали желанными гостями на работе и в нашем доме.

В РКБ №2 Сергею посчастливилось трудиться рядом с удивительным человеком, прекрасным организатором здравоохранения, ныне покойным Николаем Ивановичем Чугуновым. Это была серьезная школа, которая позволила Сергею расти профессионально и в последующем возглавить больницу такого ранга, как РКБ №1. В первые 2–3 года работы в должности главного врача ему пришлось особенно тяжело. Сергей приложил много усилий для того, чтобы заработал на полную мощность тысячный коллектив больницы.

Вдумчивый, обязательный, находящий общий язык с разными людьми, умеющий быстро сориентироваться в обстановке и принять правильное решение Сергей сумел повести за собой людей. Его отличали большое трудолюбие и упорство в достижении намеченной цели. Он был человеком большого полета, очень много знал, в том числе и то, как надо реформировать нашу медицину. Правда, до сих пор далеко не все его идеи реализованы. Будучи очень общительным и дружелюбным человеком, Сергей никому не отказывал в помощи. Друзья называли его «Айболит республики».

Одним из первых в Татарстане начал изучать и внедрять зарубежный опыт, ездил в Германию. Там его заинтересовало не столько оборудование, как экономические вопросы здравоохранения. Деньги у них по-другому считают: если человек лежит на больничной койке – это ущерб для государства, поэтому койко-дни стараются сокращать, лечат быстро и качественно. И это Сергей стал внедрять в Татарстане. Перевел больницу на хозрасчет, очень интересный был опыт по внедрению страховой медицины, созданию службы экспертов в РКБ.

Его трижды приглашали на должность министра здравоохранения – сначала в Татарстане, потом Шеварднадзе звал в Грузию, а с Бразаускасом – президентом Литвы – я уже сама говорила после смерти Сергея – он был так расстроен. Видимо, хороших организаторов везде не хватает. А Абуладзе – они ведь все головастые. Отец Сергея – Владимир Акакиевич Абуладзе – фронтовик, летчик-испытатель первых советских МиГов, даже был зачислен в отряд космонавтов.

Мне как невестке очень повезло, что я попала в такую дружную семью – доброжелательную, гостеприимную. Никогда не слышала, чтобы кто-то повышал голос, что-то выяснял. Сергей мог быть жестким на работе – руководитель должен уметь требовать, но дома он был очень мягким, очень любил дочерей».

Сергей Абуладзе глазами коллег

Это был талантливый организатор

Александр ЦАРЕГОРОДЦЕВ, директор Московского НИИ педиатрии и детской хирургии, министр здравоохранения Татарской АССР (1986–1989), министр здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации (1995–1996), заслуженный врач Российской Федерации, профессор, д.м.н.:

 – Я всегда очень высоко ценил Сергея Владимировича Абуладзе. Это был талантливейший организатор здравоохранения в Республике Татарстан. Его огромное человеческое обаяние, доброжелательность, простота в общении, коммуникабельность всегда приносили свои плоды. Он решал все тяжелейшие вопросы по организации деятельности Республиканской клинической больницы и оказал огромное влияние на ее развитие.

Он был инициатором строительства клинико-диагностического центра на базе РКБ. В то время диагностические центры создавались в отрыве от клинической базы, а он, напротив, предупреждал о нецелесообразности такого подхода, который значительно удлинял путь больного к получению помощи и затруднял корректировку лечения.

Понимая, что клиническая койка в отделении обходится дорого, он развернул в пансионате предварительно-диагностические койки, благодаря чему больной в клинике не лежал, а действительно получал эффективное лечение. Сергей Абуладзе решил задачу перехода санавиации с устаревших самолетов «АН-2» на вертолеты, был инициатором организации вертолетных площадок в Казани (на базе Республиканской детской клинической больницы) и в ЦРБ республики.

Республика была школой передового опыта по низкому уровню младенческой и материнской смертности, для укрепления этой тенденции Сергей Владимирович стал организатором и строителем родильного дома. Он фактически предвосхитил сегодняшнюю систему перинатальных центров, поскольку в РКБ имелись все специалисты и при необходимости женщина с патологией беременности могла получить любую помощь – нейрохирургическую, по абдоминальной или торакальной хирургии и т.п.

Сергей Владимирович был очень веселым, неунывающим человеком. Любая трудная ситуация не выводила его из равновесия, он всегда находил пути решения, причем очень оригинальные. Я с большим удовольствием вспоминаю те годы, когда мы вместе с ним работали.

Умение сплотить коллектив

Раиса ГУСЛЯКОВА, заместитель главного врача РКБ МЗ РТ по медицинской части, терапевт высшей категории, заслуженный врач РФ и РТ, отличник здравоохранения:

– Сергей Владимирович работал в РКБ еще до того, как пришел к нам на должность главного врача – он проходил интернатуру в клинике Вишневского, два года возглавлял отделение санавиации. Его знали все наши специалисты как очень преданного делу человека, образованного, знающего медицину, умеющего найти правильное решение в экстремальных ситуациях. В 1986 году, когда он стал главврачом, в коллективе больницы был раскол, были правые и левые, и большая победа Сергея Абуладзе заключалась в том, что он сумел объединить коллектив. Не принимая ни одну из сторон, он поставил главную задачу – работать, работать хорошо, качественно, помогать больным. И люди поняли, что нужно выполнять эту задачу, и снова стали коллективом – единым, мощным, способным решать большие задачи.

Во время его руководства были улучшены специализированные службы, целый ряд их создан заново, в том числе служба трансплантации органов – начались операции по пересадке почки, а теперь у нас уже и печень трансплантируют.

Он стремился создать комфортные условия для больных. Ведь болезнь в какой-то мере унижает человека, делает зависимым от близких и медперсонала. Чтобы преодолеть это чувство, Сергей Владимирович наладил работу почты, установил в отделениях телефонные аппараты для общения пациентов с родными людьми – мобильной связи тогда не было. На территории больницы открылся магазин, в котором можно было приобрести предметы первой необходимости. Большое внимание уделялось вопросам диетического питания. Много было сделано по благоустройству территории больницы.

А для сотрудников РКБ очень важным было внедрение хозрасчета – по сути, нового хозяйственного механизма. И мы смогли в то безденежное время зарабатывать своим трудом. Это сохранило коллектив, дало нам возможность ходить с поднятой головой, иметь чувство собственного достоинства. Это было важно и для государства – медицина считалась бесплатной, но государство-то за нее платило. Расходы надо было учиться считать и оптимизировать. Наш опыт стал, по сути, первым этапом стандартизации, и потом его транслировали на всю республику. И не случайно Сергей Владимирович был депутатом Госсовета РТ двух созывов. Также он построил для сотрудников дом, в котором многие получили жилье. Больница его буквально боготворила.

Он был принципиален, когда дело касалось больного, если что-то делалось вопреки медицинской науке. Это были и выговоры, и другие дисциплинарные меры. Но он никогда не делал ставку на наказание. Он всегда стремился понять человека и найти в нем то хорошее, на что можно опереться в работе и личных отношениях. Даже когда я, будучи его заместителем, начинала излишне отстаивать свое мнение, доводя ситуацию до легкого конфликта, для него ничего не стоило, когда подходило время обеда, зайти и позвать вместе поесть. И конфликт исчерпывался сам собой.

У него была замечательная семья, прекрасная жена, три дочки, которых он очень любил. И много друзей – круг мужчин, очень мощных умом, сильных в социальном и духовном плане. С ними было приятно общаться. Они выезжали на охоту, вместе встречали праздники, что приводило к удивительному единению и помогало решать многие вопросы, которые касались нашей больницы.

 

Любимая цитата

Спешить надо не спеша.

Любовь – это…

Чувство, ради которого стоит жить.

Любимая игрушка детства!

Футбольный мяч. И вообще, неплохо бы вернуться в детство: оно у меня было хорошим, добрым и счастливым.

Что-нибудь из профессионального юмора!

Говорят, СПИД – это болезнь XX века. Но двум странам она не угрожает – Япония живет в ХXI веке, а мы – в XIX.

Какая разница между демократией и демократизацией?

Такая же, как между каналом и канализацией.

  Издательский дом Маковского