Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
24.11.2017

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Погода в Казани
-1° / -1°
Ночь / День
.
<< < Ноябрь 2017 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
  • 1977 – С 24 по 28 ноября работал IV съезд композиторов Татарской АССР. На первом пленуме правления 1 декабря председателем правления на новый срок избран композитор М. Яруллин, сменивший Н. Жиганова.

    Подробнее...

«Враг народа» Салах Атнагулов

В 1985 году в кафе рядом с казанским ЦУМом друзья-товарищи отмечали пятидесятилетие Виля Мустафина.

Его, наверное, можно охарактеризовать так: математик по образованию и поэт по призванию. Многим казанцам, конечно, знакомо это имя, особенно тем, кто интересуется поэзией.

Кто-то из присутствующих гостей поднял бокал, предложив тост за родителей Виля:

«К сожалению, мы ничего не знаем о его отце, да и сам Виль мало что знает…»

Зазвенели бокалы. И тут поднялся Виль:

«Уважаемые гости, я хочу дополнить предложенный тост и сказать, что об отце я уже кое-что знаю: это Атнагулов Салах Садреевич, журналист и языковед, расстрелян в 1937 году. Вот его портрет...».

И поднял в руке фотографию размером 18 на 24 см. Так я впервые увидел фотографию отца своего школьного товарища и узнал, что он был расстрелян как враг народа.

«Да, конечно же, это был «враг», судя по выражению его симпатичного одухотворенного лица. Я думаю, глупых не расстреливали в то время».

С.С.Атнагулов родился в 1893 году (по другим данным – в 1894) в селе Суккулово Ермекеевского уезда Башкирии. Из архивно-следственного дела мне стало известно, что дед Виля был лесоторговцем и имел наемного батрака. Атнагулов окончил мусульманское высшее духовное учебное заведение – уфимское медресе «Галия». По окончании медресе он не стал муллой, а избрал путь народного учителя, но эта его деятельность была прервана событиями 1917 года.

Атнагулов был членом партии эсеров и тесно сотрудничал с Галимджаном Ибрагимовым, Шагитом Худайбардиным, другими ведущими деятелями татаро-башкирских левых эсеров. По справке, имеющейся в следственном деле, он расценивается как активный эсер, «один из лидеров татаро-башкирских националистических элементов». В послеоктябрьский период Салах Садреевич состоял членом комиссии Мусульманского военного шуро и членом Военного совета Идель-Уральского штата – «буржуазно-националистического государственного образования», которому не суждено было состояться. После создания Центрального татаро-башкирского комиссариата он включился в работу по созданию Татаро-Башкирской Советской Республики. Это был проект московской власти, который тоже не был осуществлен.

В апреле 1918 года Салах Садреевич едет в Москву, работает в комиссии по созыву Учредительного съезда Советов Татаро-Башкирской Республики. В начале мая вместе с Г.Ибрагимовым приезжает в Уфу как уполномоченный Центрального татаро-башкирского комиссариата, участвует в создании Уфимского губернского комиссариата, становится его членом и «товарищем» (заместителем) заведующего губернским отделом просвещения. Летом 1918 года Атнагулов заведует губернскими педагогическими курсами.

В июле того года он вступает в боевой отряд татаро-башкирских левых эсеров, который тогда входил в состав Красной Армии как часть общего Уфимского отряда. Но принять участия в боевых действиях против белочехов ему не пришлось: с боевым заданием – вести разведывательную и агитационную работу в войсках антисоветского националистического Башкирского правительства – Атнагулов направляется в тыл белых.

Думаю, что в рамках газетной статьи невозможно вместить описание всех перипетий жизни и деятельности этого человека: материала хватит даже не на одну книгу. Остановлюсь на главных событиях.

В конце 1919 года Салах Садреевич участвует в работе II Всероссийского съезда коммунистических организаций народов Востока, затем его назначают редактором издательства Центрального бюро коммунистических организаций Востока. Там же, в Москве, в 1922-1925 годах он редактирует центральный печатный орган этой организации – газету «Эшче» («Рабочий»).

C 1925 года Атнагулов работает в Казани. Он становится одним из ведущих журналистов ТАССР: редактирует газету «Кызыл Татарстан», организует газетно-журнальное объединенное издательство «Гажур», становится его руководителем и на этом посту участвует в создании новых республиканских газет и журналов: сатирического журнала «Чаян», комсомольской газеты «Кызыл яшләр» («Красная молодежь»), журналов «Безнең юл» («Наш путь»), «Кызыл Шәрык яшләре» («Юность Красного Востока»), «Мәгариф» («Просвещение») и других изданий.

В Казани Салах Садреевич возобновил свою научную и педагогическую деятельность: читал курс древнетатарской литературы в пединституте, выступал с лекциями в Институте марксизма. Одновременно являлся руководителем Академического центра Наркомата просвещения ТАССР, возглавлял комиссию по переводу трудов классиков марксизма на татарский язык, был председателем терминологической комиссии и членом правления общества «Яңалиф» («Новый алфавит»).

Атнагулов внес большой вклад в разработку вопросов татарского литературного языка, являясь автором нескольких книг и учебников по вопросам татарского языкознания. Писал он и литературно-критические, искусствоведческие статьи, и школьные учебники, и научно-педагогические труды. К сожалению, они напечатаны на арабском или латинском шрифтах, а потому не доступны современному читателю. Тем более что после ареста и расстрела Атнагулова все его сочинения были запрещены, изъяты из библиотек и книгохранилищ и почти полностью уничтожены.

В августе 1936 года Салах Садреевич был исключен из рядов ВКП(б) и арестован. Как явствует из документов следственного дела, он был «уличен» в связях с троцкистами. Из того же следственного дела, к моему изумлению, я узнал, что свидетельские показания против Атнагулова дал среди многих и мой родственник – Сагит Файзуллин, известный у нас в Татарстане переводчик и журналист. К моему удовлетворению, допрошенный вновь по делу о реабилитации Атнагулова в июне 1956 года, свои показания он не подтвердил.

16 августа 1937 года в Москве, куда перевезли арестованного Атнагулова, состоялось закрытое судебное заседание Военной коллегии Верховного суда СССР. Атнагулова обвиняли по нескольким пунктам 58 статьи. Как явствует из его протокола, обвиняемый виновным себя не признал. Решением суда он был приговорен «к высшей мере уголовного наказания – расстрелу». Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Так погиб славный сын башкирского народа, татарский ученый, педагог, общественный деятель, писатель и журналист Салах Садреевич Атнагулов, который заслуживает того, чтобы его знали и помнили потомки.

11 июля 1956 года он был посмертно реабилитирован «за отсутствием состава преступления».

                                                                                                                                                                                                                           Альфред ФАЙЗУЛЛИН

                                                                                                                                                                                                   «Казанские истории», №1-2, 2005 год

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов