Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год

Цитата

<...> Казань по странной фантазии ее строителей – не на Волге, а в 7 верстах от нее. Может быть разливы великой реки и низменность волжского берега заставили былую столицу татарского ханства уйти так далеко от Волги. Впрочем, все большие города татарской Азии, как убедились мы во время своих поездок по Туркестану, – Бухара, Самарканд, Ташкент, – выстроены в нескольких верстах от берега своих рек, по-видимому, из той же осторожности.

Е.Марков. Столица казанского царства. 1902 год

Хронограф

<< < Август 2020 > >>
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
  • 1991 – С 12 августа  в Москве начались переговоры между делегациями Российской Федерации и Республики Татарстан, которым было поручено разработать двусторонний договор. Они были прерваны 19 августа в связи с созданием ГКЧП  

    Подробнее...
Finversia-TV

Новости от Издательского дома Маковского

Погода в Казани

Яндекс.Погода

Физика – «наука бесполезная»?

Заведующий кафедрой Казанской государственной академии ветеринарной медицины Руслан БУШКОВ передал в редакцию интересные материалы о том, почему известный советский ученый Константин Завойский не получил Нобелевскую премию. Ему рассказала об этом дочь выдающегося ученого – Наталья Евгеньевна Завойская.

Как сообщил в газете «Известия» в октябре 2003 г. Сергей Лесков, с 1917 г. лишь 12 российских ученых были удостоены Нобелевской премии. Американцы получили около 150 наград, англичане – 70, немцы – около 60.

Объясняется это во многом тем, что советская наука была закрыта, по идеологическим соображениям не было сотрудничества с Нобелевским комитетом. Но были случаи, когда премию не присуждали даже после представления, хотя номинант имел весомые заслуги перед мировой наукой. Возможно, к их числу принадлежит и ученый из Казани Евгений Завойский.

Обиднее всего, что в 1952 г. премию получили американцы Блох и Перселл за открытие в этом же направлении, сделанное двумя годами позже.  Н.Завойская замечает, что успех американских ученых, ставших Нобелевскими лауреатами, был достигнут с помощью использования методики измерений, предложенной казанским коллегой еще в 1944 г.

Открытие доцента Завойского было выдающимся событием в мировой науке. Оно положило начало новому разделу физики – магнитной радиоспектропии. На основе ЭПР появилась новая область знаний – квантовая электроника.

«Казанские истории» писали об этом открытии, в частности, о том, что прибор, с помощью которого удалось увидеть явление парамагнитного резонанса, Евгений Константинович сконструировал сам.

Как уточняет Наталья Евгеньевна, он использовал при этом магнит Дюбуа. В 1939-1941 гг. Завойский вместе с С.Альтшулером и Б.Козыревым проводили поиски ядерного магнитного резонанса, но закончить эту работу помешала война – им пришлось демонтировать установку, с помощью которой они наблюдали первые сигналы.

С.Альтшулер впоследствии вспоминал, что успеху помешало низкое качество «старомодного электромагнита»: «Имей Завойский еще 2-3 месяца времени для экспериментов, он без сомнения нашел бы причину плохой воспроизводимости результатов».

Евгений Константинович еще во время войны продолжил исследования и в мае 1944 года представил диссертацию в Физический институт АН СССР. Там не придали его открытию должного значения, и тогда ученый обратился в Институт физических проблем.

Академик П.Капица предоставил ему возможность собрать установку по ЭПР и провести свои эксперименты. На заседании в ИФП 27 декабря 1944 г. доклад казанского ученого слушали 49 ученых – цвет советской физической науки. «Однако и тогда идея отца и его эксперименты были поставлены под сомнение», – пишет Наталья Завойская.

Тем не менее 30 января 1945 г. в Физическом институте им.П.Н.Лебедева состоялась защита диссертации Завойского на соискание ученой степени доктора физико-математических наук. «В архиве РАН сохранилась стенограмма этой защиты. Увы, при ее прочтении возникает впечатление, что только очень немногие поняли, что такое ЭПР».

В очерке о Семене Альтшулере (изд-во КГУ, 2002) можно найти косвенное доказательство неприятия работ  по ядерной физике. Ее считали наукой бесполезной, так как у исследований не было практического применения. В 1946 г. работа Завойского по ЭПР была выдвинута на соискание Сталинской премии, но положительное  решение принято не было.

В архиве экономики (РГАЭ) сохранился отзыв И.Кикоина, в котором говорится: «Если эта гипотеза действительно окажется верной, то физики получат мощный и достаточно простой метод для определения магнитных моментов».

В 1994 г., когда отмечалось 50-летие открытия Завойского, в Казани прошла 27-я международная Амперовская конференция ученых-физиков. Среди участников был швейцарский ученый Рихард Эрнст – основатель научной школы по парамагнитному резонансу, который развил метод Завойского в химии.

Конечно же, он не мог упустить случая самому увидеть лабораторию, где сделал открытие коллега, и был крайне удивлен тем, как в таких примитивных условиях, при какой технике было сделано это открытие. В письмах Бушкову Наталья Евгеньевна рассказала, в каких страшных условиях жил в это время выдающийся ученый.

Семья Завойского обитала в служебной квартире в университетском дворе. Комнат было две, но зимой одна не отапливалась. Сырость была невероятная: по стенам текла вода…

Скорее всего именно по этой причине очень серьезно заболела жена ученого.

Как сообщает Наталья Евгеньевна, ее отец по крайней мере дважды выдвигался на Нобелевскую премию: первый раз – в 1964 г., второй – в 1975 г.  В книге, изданной ей, приводится текст представления от академика С.Вонсовского, в архиве отца она нашла представление от имени академика А.Александрова.

Нобелевский лауреат 2003 г. академик Виталий Гинзбург в одном из интервью вспомнил, что однажды инициатором выдвижения был он. Версии, почему Завойский так и не стал лауреатом, приводились самые разные.

Во-первых, условия секретности – но у исследований в области ЭПР их не было.

Во-вторых, переход Евгения Константиновича к работам по оборонной тематике –  чего в  жизни Нобелевского лауреата якобы не должно быть. В третьих, кратковременность занятия этой проблематикой…

Как известно, дальнейшая жизнь Завойского была связана с другими научными направлениями. Завойская считает эти версии неглубокими. К тому же есть показательный опыт присуждения ученому Ленинской премии в 1957 г., чему предшествовала достаточно скандальная история, разразившаяся буквально накануне принятия решения. Хотя обсуждение в Комитете по Ленинским премиям происходило конфиденциально, все же слухи о письме против Завойского, направленном Я.Дорфманом (кто он такой, выяснить не удалось – Ред.)в адрес Комитета, не могли не дойти до номинанта.

Хорошо, что Завойский относился к выдвижению и «задвижению» совершенно равнодушно.  Как пишет Завойская, это было «крайне некрасивое и несправедливое нападение из-за угла. Как она считает, «одномерные» причины неприсуждения Нобелевской премии слишком просты. Искать отгадку «тайны века» надо в архивах РНЦ, академии наук, Президентском архиве и, возможно, в Нобелевском комитете. Если документы вообще дошли до комитета.

В дни празднования 200-летия Казанского университета перед зданием физфака был торжественно открыт памятник выдающемуся ученому. Отсутствие Нобелевской премии нисколько не умалило его заслуг перед мировой наукой. Тем более в СССР. В 1969 г. он был удостоен звания Героя Социалистического Труда, имел три ордена Ленина, орден Трудового Красного Знамени. Ему была присуждена, кроме Ленинской, Государственная премия (1949).

За рубежом открытие Завойского было отмечено посмертным присуждением ему премии Международного общества магнитного резонанса. Теперь в научном мире  есть и престижная премия его имени. Она  была учреждена в 1991 г. Физико-техническим институтом Казанского научного центра Российской академии наук, Академией наук РТ и Казанским государственным университетом.

Присуждается ученым-физикам за выдающийся вклад в развитие методов ЭПР. В 2004 г. отмечалось 60-летие открытия ЭПР.

Наталья Евгеньевна Завойская передала в дар Казанскому университету последний из 12-ти альбомов, посвященных отцу и его научной работе. Это фотографии, сделанные Евгением Константиновичем, Натальей Евгеньевной, подаренные ученому, а также вырезки из газет и журналов, многочисленные документы. Несколько лет она систематизировала отцовский архив, работала во многих российских архивах.

Будучи литературоведом, специалистом по немецкой литературе XVIII-XIX веков и не имея специфических познаний в области физических наук, собрала уникальный материал, «рассеянный везде по капелькам». Изучила работы по ЭПР не только в России, но и за рубежом. Проанализировала российско-американские связи в этом научном направлении. Составила именной указатель на 200 имен. Альбомы находятся сейчас в отделе редких книг и рукописей Научной библиотеки КГУ имени Лобачевского.

«Знаете, как трудно расставаться с ними? – писала Наталья Евгеньевна Бушкову. – Только возникнет желание отослать хотя бы т. I, как сердце ёкнет: а вдруг пропадет на почте? Когда меня спросили, во сколько я оцениваю один альбом, я ответила (на почте прикидывала, что и как), что он бесценен. Так и есть. Практически все в одном  экземпляре, так что потеря будет навсегда».

Кроме того, Наталья Евгеньевна работала над книгой «История одного открытия», в которой задумала рассказать о том, как ее отец не стал Нобелевским лауреатом. Работала в главных российских библиотеках и архивах. Увлекшись архивными поисками, Наталья Евгеньевна попыталась найти данные по своей родословной со стороны отца.

Их предки  (до 1810 годов они носили фамилию Курочкины, а потом разбились на три ветви: Завойские (за речкой Воей), Разсветовых и Захаровых) жили в селе Рождественском. В 1996 г. она побывала на малой родине и увидела дом, в котором жили Завойские. Стояла целёхонька и церковь, в которой служили священники Курочкины.

Написала Наталья Евгеньевна и об истории села. Когда человек вкусит сладость архивного поиска, он будет иметь тягу к этому делу всю жизнь…

Газета «Казанские истории», №8, 2006 год

  Издательский дом Маковского