Пишем о том, что полезно вам будет
и через месяц, и через год
|
20.08.2018

Цитата

Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою.

Письмо Вольтеру Екатерина II,
г. Казань

Погода в Казани
+16° / +24°
Ночь / День
.
<< < Август 2018 > >>
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
  • 1997 – На 75-м году жизни скончался Александр Иванович Бондаренко, с 1965 по 1985 – председатель Исполкома Казанского Совета депутатов трудящихся. Родился 9 сентября 1922 года.

    Подробнее...

Усадьба купца Николая Ворожцова

Автором и консультантом редакции «Казанских историй» долгие годы был Ильдар Абдуллович Алиев.  Интервью с ним на сайте газеты было опубликовано уже после его неожиданной смерти осенью 2015 года, потом оно было повторено в сокращении в альманахе за 2016 год (№2).

При нашей последней встрече Ильдар Абдуллович не только ответил на мои вопросы, но и прояснил ситуацию с садом «Эрмитаж». Эта часть нашего разговора так и осталась на диктофоне, поскольку руки никак не доходили до очерка про этот сад.

Получив письмо от одного из наших читателей с вопросом о фонтане в форме слоненка, я вернулась к этой теме, изучила материалы своего архива, публикации из Интернета. И поняла, что есть смысл рассказать подробнее о купце  Николае Прокофьевиче Ворожцове, которого через много десятилетий после смерти людская молва, можно сказать, оклеветала.

И я решила разместить на сайте очерк Ильдара Алиева из его книги  «Старая Казань: Рыбная площадь – Кольцо» (Казань, 2011).

Кстати, во время последнего разговора Ильдар Абдуллович разрешил мне такие перепечатки. Он выпустил несколько книг, но мизерными тиражами. Мне удалось купить почти все.

Любовь Агеева

 Среди утративших навсегда облик старинных казанских улиц, вплетенных в тысячелетнюю историю нашего города, таких, как Свердлова (Георгиевская), Бутлерова (Ново-Горшечная), Щапова (Старо-Горшечная) и других значится и улица Некрасова (Собачий переулок). Остановимся на последней особо.

Когда-то площадь, носящая теперь имя Габдуллы Тукая, называлась Рыбной и вмещала в себя множество деревянных лавок и лабазов. От площади эти лавки поднимались в гору по оврагу, склоны которого заполняли деревянные дома с обязательным садом, где довольно большим, а где и совсем крохотным. Первоначально торговля шла, в основном, мясом, но постепенно рыбных лавок и лабазов становилось все больше и располагались они с правой стороны, если подниматься по улице в гору. И тогда первое ее название Мяснорядская осталось лишь на левой стороне улицы, а ее правая сторона стала называться Рыбнорядской. В последствии все мясные ряды и лавки оттеснили за Рыбную площадь к тому месту, где сегодня находится сквер с памятником Тукая. Отрезок улицы от Рыбной площади до Булака и стал называться Мяснорядской улицей.

Сегодня из старых домов на ней уцелел лишь один двухэтажный дом (в 2008 году он подрос еще на два этажа – прим. авт.), в котором одно время был игорный дом со странным названием «Пушкин», а в наши дни – ресторан японской кухни суши.

Все деревянные ряды мясных и рыбных торговцев, лавки и лабазы уничтожил пожар 1842 года. Остались лишь каменные строения Перцева, Апехтина и купца Голенищева на углу улиц Рыбнорядской и Собачьего переулка.

Кстати, по одной из версий название Собачий переулок это место получило еще задолго до его обширного заселения горожанами. Место это было густо заросшее лесом и кустарником.

Улица Некрасова. Спуск к улице Пушкина. Художник С. Яковлев

Именно между Собачьим переулком и улицей Щапова, между двумя оврагами, позднее возник сад под названием «Эрмитаж», территория которого тоже рассекалась почти посередине большим, заросшим оврагом.

Потерявшие свое место обитания собаки, после уничтожения огнем деревянных домов, сбивались в стаи. Точно такая же картина и сегодня, когда рушат старые, каменные, но малоэтажные дома, в которых обитали дворовые собаки. Они тоже сбиваются в стаи и, не понимая сути происходящих событий, начинают видеть во всех людях виновников своих бед, отчего происходят порой трагичные случаи.

Так вот, именно в этом заросшим лесом уголке Казани, рядом с торговыми мясными и рыбными рядами обитало много собачьих стай. Прельщало их то, что продавцы мяса и рыбы, не затрудняя себя уничтожением должным образов отходов и испорченных продуктов, попросту выбрасывали их в ближайшем кустарнике. Это и привлекало туда голодных одичавших собак, которых после каждого пожара становилось все больше и больше. Отсюда, наверное, и возникло необычное для центральной части города название – Собачий переулок.

По новому генеральному плану после пожара 1842 года здесь, вблизи Рыбной площади, строить деревянные дома запрещалось. Каменная застройка этого переулка, по сохранившимся архивным документам, началось где-то в 1843-1845 годах. Первые каменные дома начали воздвигаться в начале переулка. Сегодня этих домов, как и многих других, в этой части города уже нет. Остались только их фотографии и виды на старинных открытках. Хотя судьба самих домов, повторюсь, и жизнь воздвигнувших и владевших ими людей достойна воспоминаний, даже как части истории нашего старинного города.

Купец 3-й гильдии Слободского уезда Вятской губернии Прокофий Ворожцов имел крепкие торговые связи с казанским купечеством, поэтому он знал, что вести торговые дела в столичном губернском городе гораздо прибыльнее, чем в уездном. Человек он был оборотистый, наживший определенный капитал, да и сыновьям своим, Василию и Николаю, с малых лет прививал торговые навыки. Теперь, когда они повзрослели и набрались определенного опыта, снабдил их отец первоначальным капиталом и отправил, благословив, в столицу Казанской губернии. Очутившись и столь большом городе, каждый из братьев пошел своим путем.

Николаю Ворожцову в год приезда в Казань едва исполнилось двадцать лет и его первым наставником и опорой послужил купец Голенищев, давний хороший знакомый его отца. Имел купец Голенищев небольшой каменный двухэтажный дом на стыке Рыбнорядской улицы и Собачьего переулка. Небольшой, но крепкий дом, расположенный фасадом к Рыбной площади, и, перпендикулярно расположенная к нему одноэтажная каменная хозяйственная пристройка во дворе, были построены в 1806 году. Они не пострадали от большого пожара 1842 года. Торговлю Голенищев вел в деревянных лавках, расположенных в непосредственной близости на улице.

Николай Ворожцов по совету отца и купца Голенищева занялся на первых порах рыбной торговлей. Получил он в казанской купеческой гильдии статус временного казанского купца по 3-й гильдии. По соседству с домом купца Голенищева в сторону Собачьего переулка простиралась пустопорожняя земля, вот ее-то и откупил Николай Ворожцов у городских властей.

Как и любой предприимчивый торговец, Николай Прокофьевич первоначально заботился о своем торговом месте, поэтому он подал прошение на утверждение проекта каменного корпуса на две торговые лавки из трех растворов каждая, позади которых были предусмотрены две жилые комнаты и кухня. Хоть и малым было это для жилья, но на первых порах Николай посчитал вполне достаточным.

Проект был утвержден в 1840 году. Окончание строительства каменного корпуса совпало с пожаром 1842 года, который, однако, не нанес стройке существенного вреда. Пострадали лишь крыша и облицовка деревянных торговых лавок, воздвигнутых несколько ранее, прямо за каменным корпусов в сторону Собачьего переулка. Строил их Ворожцов на своей земле для временной торговли. Вся оставшаяся часть 1842 года ушла на обустройство жилых комнат и ремонт деревянных лавок.

Следующий 1843 год был знаменателен тем, что Николай Ворожцов женился на 17-тилетней Елизавете Александровне, дочери казанского мещанина. Первые годы молодые жили, как говорится, в тесноте,  но не в обиде – в жилых комнатах позади лавок каменного корпуса. Здесь появились на свет два первых сына – Владимир в 1844 году и Николай в  1846 году, а позднее, в 1848 году, и дочь Александра.

Как видно, раньше жилищный вопрос не был столь непреодолимым препятствием к увеличению семьи. Просто люди знали, что семья бездетной не может просто быть у истинно верующих людей, ибо в этом они видели свое жизненное предназначение, идущее от Бога.

В том же 1848 году предусмотрительный Николай Прокофьевич Ворожцов подстраховал молодую семью от угрозы разорения, часто сопровождавшую коммерческую деятельность купцов, оформив 15 декабря 1848 года дарственную на каменный одноэтажный корпус из двух лавок на имя своей жены Елизаветы Александровны, заверенную Слободским уездным судом Вятской губернии.

Торговые дела Николая Прокофьевича идут неплохо, он приобретает все большую известность среди казанских купцов. Василий Семенович Голенищев в 1851 году предлагает Ворожцову выкупить у него каменный двухэтажный дом, стоящий впритык к его каменному корпусу, а также каменную хозяйственную пристройку, примыкающую к дому. Купчая совершается быстро, и новый хозяин становится не только обладателем жилого строения, но и значительного участка земли, ранее принадлежавшего Голенищеву. Это позволяет Николаю Прокофьевичу воздвигнуть позади деревянных лавок, необходимые в хозяйстве деревянные службы.

Ворожцову удалось наладить неплохую торговлю в своем каменном корпусе лавок. Ассортимент товаров был очень широк. Рос и объем оптовой торговли.

Семья в 1856 году пополнилась еще одним сыном – Прокофием, названным в честь деда. Все это обусловило необходимость дальнейшего расширения жилых помещений и увеличения торговых площадей.

Чтобы не уменьшать оборотный капитал, деньги берутся в банке под залог имеющейся недвижимости, оцененной в пять тысяч рублей. По утвержденному в 1856 году проекту в Строительном отделении Городского правления надстраивается второй жилой этаж над одноэтажными каменными службами, пристроенными к двухэтажному каменному дому, купленному у купца Голенищева. Рушатся деревянные лавки в Собачьем переулке и на их месте возводятся еще три каменные лавки в один раствор, ставшие продолжением к уже имевшимся каменным лавкам. Кроме этого, во дворе строятся два каменных погреба, амбар и баня.

Снимок от Рушаны Мансуровой. Дом на стыке улицы Некрасова и переулка, ведущего к улице Щапова, был, пожалуй, самым красивым

К этому времени Николай Прокофьевич Ворожцов переходит из купцов 3-й гильдии в купцы 2-й гильдии. Он стал уже известной личностью в Казани, как среди купечества, так и среди городской общественности, избирается гласным Городской думы и активно участвует в благотворительской деятельности.

Продолжает он и благоустройство своей усадьбы. По проекту, утвержденному городскими службами 2 июля 1872 года, он возводит каменный двухэтажный дом в Собачьем переулке, непосредственно примыкающий к каменным лавкам.

Этим же проектом было предусмотрено строительство и дополнительных каменных служб. Это были завершающие строения усадьбы Николая Прокофьевича Ворожцова.

Таким образом, в усадьбу Ворожцова входили:

1) каменный дом в два этажа с антресолями, приобретенный у купца Голенищева, постройки 1806 года на улице Рыбнорядской, крытый железом; а) в нижнем этаже 5 комнат и кухня, б) в верхнем этаже 6 комнат и прихожая, в) в антресолях одна комната;

2) во дворе перпендикулярно к дому – каменный флигель в два этажа, крытый железом; а) в нижнем этаже – 2 погреба, баня, амбар, б) в верхнем этаже – 2 комнаты и 2 кухни;

3) корпус каменный в один этаж по Рыбнорядской улице с двускатной крышей, крытой железом, в нем; а) две лавки из трех растворов каждая, б) кладовая, в) со двора две жилые комнаты, кухня и погреб;

4) корпус каменный в один этаж по Собачьему переулку с четырехскатной крышей, крытой железом, в нем; а) три лавки о четырех растворах; каждая, б) подвал и сушило;

5) дом каменный в один этаж с антресолями по Собачьему переулку с железной крышей, а) в нижнем этаже 4 комнаты и кухня, б) в верхнем этаже 4 комнаты, в) в антресолях – 2  комнаты;

6) каменные службы во дворе под одной железной крышей, состоящие из: а) двух погребов, б) двух каретников, в) бани и амбара;

7) деревянный амбар для дров и навес.

Фото от Рушана Шамсутдинова

На снимке: угол улицы Пушкина и улицы Некрасова. Большинство зданий принадлежало купцу Ворожцову

Все это располагалось на усадебной земле и 580 квадратных сажень, а общая оценка всего недвижимого имущества Николая Прокофьевича Ворожцова, произведенная городскими оценщиками в 1878 году, равнялась 12 тысячам рублей. В эту стоимость не вошли корпус лавок по Рыбнорядской улице, записанных по дарственной на жену Елизавету Александровну, еще несколько лавок, проданных в 1872 году казанскому купцу Афанасию Музурову.

В 1878 году в усадьбе проживали вместе с 60-тилетним Николаем Прокофьевичем его 50-тилетняя жена Елизавета Александровна, сыновья Владимир 34 лет с женой и детьми, Николай 32 лет с женой, Прокофий 22 лет, Алексей 14 лет и Павел 7 лет, а также дочери – Екатерина 12 лет и Ольга 10 лет. Две старшие дочери – Александра и Мария – к этому времени уже вышли замуж.

Такова история возникновения усадьбы купца 2-й гильдии Николая Прокофьевича Ворожцова, одного из первых торговцев, построившего каменные лавки на Рыбной площади.

Строилось все добротно и надежно – для себя и на века, как говорили в те старые времена. Поэтому и простояли дома и лавки столь долго без всяких переделок. Жилые дома до самого последнего дня использовались во своему прямому назначению. В лавках до революции шла бойкая торговля, а после 1917 года их, в основном, использовали под складские помещения. В наши дни, в начале XXI века, то есть совсем недавно, этим лавкам на время вновь вернули их истинное предназначение – там вела торговлю фирма под названием «Заман».

Казалось, что круг жизни закончил свой закономерный виток, и всё вернулось на круги своя. Однако возрождение было недолгим, и в 2001 году Казань утратила одну из самых древних каменных лавок на бывшей Рыбной площади.

Сегодня на месте усадьбы Николая Прокофьевича Ворожцова возведено здание в десять этажей из стекла и бетона для Пенсионного фонда Республики Татарстан, на первом этаже которого, по улице Некрасова, именно там, где был корпус каменных лавок, находится магазин, торгующий спортивными принадлежностями. Словно сама земля не может забыть, что это было торговым местом.

Лишь на два года пережил дом Ворожцова по Собачьему переулку. Его хорошо видно на верхнем фото - розовый дом справа, в глубине. А внизу - дом с баннером.

Фото Любови Агеевой

Дома и лавки Ворожцова положили начало застройки Собачьего переулка, и на одном из его домов, видимо, и завершилась история старины этого, в некотором смысле, уникального уголка нашей древней Казани.

Теперь, когда мы знаем историю усадьбы Ворожцова, было бы несправедливо не рассказать о судьбе его столь многочисленной семьи. Двое из его сыновей скончались в молодом возрасте, один покинул Казань и больше назад не возвращался. Умерла и одна из дочерей, а остальные, выйдя замуж, отдалились не только от родительского дома, но и от родных братьев и сестер. Торговля и коммерция иногда выкидывают такие попороты, которые в корне меняют судьбы людей.

Материальные затруднения начались, наверное, у казанскою купца Николая Ворожцова еще в 1872 году, когда он вынужден был продать несколько лавок близкому соседу – казанскому купцу Афанасию Музурову, который, к тому времени, уже владел не одним десятком лавок на Рыбной площади. Однако ухудшение дел, а, следовательно, и материального благосостояния заставили Николая Ворожцова расстаться с домом на Рыбнорядской улице, с рядом дворовых строений, а также с частью усадебной земли. Владельцем всего этого по купчей крепости начиная с 17 ноября I877 года становится казанский купец Петр Максимович Окулов.

Дальнейшая судьба наследников Николая Ворожцова стала полной противоположностью судьбе устроителя усадьбы. Крах в делах повлек за собой не только материальные потери, но и утрату родительской усадьбы, описанной за долги, что окончательно лишило их средств к существованию.

Горестно описывать такие дела, особенно если они случаются с людьми преклонного возраста. Поэтому приведу лишь один документ, написанный собственноручно одним из сыновей Николая Прокофьевича Ворожцова, оставшегося в Казани, который дает ясное представление обо всей трагичности судьбы этого человека.

Казанскому купеческому старосте

от мещанина Прокофия Николаевича Ворожцова,

живущего на Вознесенской улице, в доме Петухова в квартире №8.

ПРОШЕНИЕ

Ввиду крайне бедственного моего положения и, не имея теперь никакого движимого и недвижимого имущества, кроме необходимой для существования одежды, и находясь в преклонных летах, имея от роду 60 лет, не имея никаких возможностей заработать на кусок насущного хлеба, как для пропитания самого себя, так равным образом, и жены моей, старухи 60 лет, которая в настоящее время лежит в постели больная и не может подняться без посторонней помощи, так родной мой сын Николай Прокофьевич Ворожцов уже семь лет находится в безвестной отлучке, и я не знаю, жив он или умер, и я не получаю от него никаких сведений. Всепокорнейшее прошу Казанского купеческого старосту назначить мне пособие, дабы иметь на старости пропитание и не умереть с голоду. Мещанин Прокофий Николаевич Ворожцов, бывший купец.

1914 года октября 20 дня.

На этой столь невеселой ноте приходится, к сожалению, закончить историю купцов Ворожцовых и их старинной усадьбы на углу Собачьего переулка и Рыбнорядской улицы.

 

Постскриптум:

В 2001 году Казань стала терять древние постройки бывшей Рыбной площади. Было снесено всё, что находилось у подножья двух холмов: кинотеатр «Вузовец», добротные каменные склады, некогда принадлежавшие купцу Ворожцову, в которых снова шла торговля от фирмы «Заман», а также дома в начале улицы Пушкина. Исчез весь угол, с которого  расходились две улицы центра Казани – Пушкина и Некрасова.

Снимок от Юрия Краснова

Справа - кинотеатр «Вузовец». Фото из коллекции Андрея Шритта

Снесли и дома  Ворожцова по улице Некрасова. Один долгое время стоял укрытый традиционным для Казани тех лет баннером с изображением этого дома. Говорят, его хотели сохранить. По снимку видно, что дом был не рядовой застройки.

А потом дом неожиданно исчез с лица города…

Позднее мы узнали, для чего всё это было уничтожено. Сегодня тут десятиэтажное здание Пенсионного фонда, которое, кстати сказать, не всем нравится. Как и торговый центр «Кольцо», радио которого тоже много чего снесли, в том числе бывшие «Музуровские номера».

Большинство снимков -  https://www.facebook.com/groups/Kazan.nostalgique/

 

Читайте в «Казанских историях»:

Портрет старой Казани от Ильдара Алиева

«Не хочу, чтобы из моей статьи делали заметку»

В каком же доме обедал в Казани Александр Пушкин?

От театра «Мулен Руж» до кинотеатра «Вузовец

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 Издательский дом Маковского Айтико - создание сайтов